К вопросу философской интерпретации социальных факторов молодежного и студенческого сленга в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К ВОПРОСУ ФИЛОСОФСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ
МОЛОДЕЖНОГО И СТУДЕНЧЕСКОГО СЛЕНГА В РОССИИ
ТО THE QUESTION ABOUT PHILOSOPHICAL IMTERGRATION OF SOCIAL FACTORS OF YOUTH AND STUDENT SLANG IN RUSSIA
В.В. Павловский
V, V. Paviovsky
Молодежный, студенческий российский сленг, системный ряд основных социальных факторов, диалектика влияния всеобщего, общего и особенных социальных факторов. В статье рассматривается конкретно-историческая диалектика влияния всеобщего, общего и особенных социальных факторов на процессы развития молодежного и студенческого сленга в России.
Научная проблема современного молодежного и студенческого сленга является действительно актуальной вследствие того, что названный сленг имеет массовый характер в среде молодежи и студенчества в стране и определенным образом влияет как на литературный русский и другие языки Российской Федерации, нередко подменяя их «новоязом», так и на культуру общения и деятельности не только его носителей.
Почти гамлетовский вопрос «Применять сленг или не применять?» не так уж прост. С одной стороны, сленг есть объективно-субъективное перманентное явление в языке народа, молодежи, студенчества в современном противоречивом обществе. Его не «закроешь» указом по чьей-либо прихоти и вместе с тем не заставишь «по доброй воле» говорить на нем людей, которые не хотят этого делать. С другой стороны, замалчивание или игнорирование этой проблемы в обществе, которое продолжает интегрироваться в региональные и мировые структуры, быстро информатизирует-ся и т. д., будет только способствовать распространению нелитературного «новояза» с ориентацией на полуграмотность и малограмотность, на мало-культурие и бескультурие
Цель нашего исследования — анализ с позиций диалектико-материалистического понимания истории [Маркс, Энгельс, 1955, с. 15−78] систем-
Youth slang, Russian student slang, system row of main social factors, dialectics of the influence of general, common and special social factors. The article examines the specific historical dialectics of the influence of general, common and special social factors on the processes of development of youth and student slang in Russia.
ного ряда социальных факторов, детерминирующих процессы развития молодежного и студенческого сленга [Береговская, 1996- Ермакова и др., 1999- Земская, 1996- Левикова, 2004- Мазурова, 1988- Менщикова, 2011- Самотик, 1998- 2011- Сер-жанова, 2011].
Первый фактор, имеющий всеобщий характер, — это современная историческая эпоха, которая глобально охватывает всю планету [Гезалов, 2012]. Ее начало тесно связано с так называемой «перестройкой» (точнее, катастрофическим разрушением) в СССР, которая, по эффекту домино, развалила, обрушила часть мировой системы стран народной демократии, молодых социалистических государств. Эта эпоха началась в 1990—1991 годах, ее поворотным пунктом к новому мировому порядку стал официальный распад Советского Союза в декабре 1991 года. Для 270-миллионного советского народа рождение новой исторической эпохи было поистине трагичным. Вторая сверхдержава мира, в которой партийную и государственную власть захватили агенты влияния Запада во главе с М. С. Горбачевым и новоявленные нувориши и либеральные демократы, распалась под внутренними и внешними ударами врагов социализма. В мире на несколько десятилетий стало доминировать имперское, милитаристское государство США. Западные ли-
беральные государства во главе со своим лидером, их военный блок НАТО в 1990—2010-е годы провели ряд подлых, бесчеловечных войн и военных операций против народов Югославии, Ирака, Афганистана, Сирии, Ирана, добились дестабилизации стран Северной Африки и Ближнего Востока, в их планах ныне разрушение государств Закавказья, Средней и Центральной Азии, расчленение России и так далее. Международный же престиж России в эти годы резко упал.
Многие молодые люди, студенты в России эти глобальные трансформации и их воздействие на наше ослабленное государство не были готовы достойно встретить- часть из них просто бежала «за бугор». Это отражалось в языке, в молодежном сленге, зачастую в негативном оформлении. Однако, подчеркнем, все в этом мире достаточно быстро трансформируется.
Второй фактор, имеющий общий характер, связан со сменой общественного строя в России, установлением буржуазного демократического государства — федерации, внедрением капитализма отсталого латиноамериканского типа, в основном сырьевого характера, массовой «при-хватизацией», как окрестили в народе эту рейдер-скую приватизацию, государственной собственности, криминализацией, алкоголизацией и наркотизацией части общества и т. п. [Глинчикова, 2011]. «Шоковая терапия» (точнее, полостная операция без наркоза) Ельцина — Гайдара окончательно обрушила советскую экономику- сегодня на календаре 2013 год, а производство России до сих пор не может восстановить экономические показатели и экономический уровень 1990 года. И восстановит ли их когда-нибудь — открытый вопрос. Радикальная смена общественного строя и полный переход на позиции тех сил в мире, которые еще недавно считались нашими непримиримыми противниками, разрыв преемственности во всех сферах жизнедеятельности государства и общества, разрыв и отчуждение в отношениях поколений, в семейных отношениях, вымирание, депопуляция народа оказались по своим последствиям весьма схожими с Большой войной, которая прокатилась по территории России. Эта война дополнилась расстрелом Верховного Совета РСФСР в 1993 году, стрельбой по парламенту из танков, двумя гражданскими войнами в Чеч-
не, спровоцированными российской, в том числе чеченской, а также арабской и западной буржуазией, последовавшими за ними многочисленными террористическими актами в Москве, на юге России и на Кавказе, дефолтом 1998 года и т. д. В этот же период все, кто потерял честь и совесть или вообще их не имел, расхищали и распродавали огромные богатства, что остались еще от советского наследства, а политики и идеологи нового строя клеймили в СМИ все советское, «совковое» и призывали голосовать за новоявленных демократов. Все это и многое другое сделало страну и ее народ неузнаваемыми, вернуло их к самым худшим временам прошлой истории.
Такие кардинальные коллизии в стране, руку к которым приложили и господствующие классы США, Западной Европы и Японии, не могли не сказаться на сленге российской молодежи и студентов. В их сленге всему этому реальному «беспределу» можно было противопоставить только ненависть к врагам России, отчаяние и разочарование, протест, аномию, цинизм и т. п.
Третий фактор, который имеет более узкий особенный характер, — это классово-групповая структура российского общества, следствием которой являются острые противоречия между бедными и богатыми, тружениками и теми, кто их эксплуатирует. В условиях в основном сырьевой экономики, разрушения ее государственного сектора и распродажи основных производственных фондов, в том числе иностранному капиталу, все эти противоречия имеют перманентный характер и время от времени, в зависимости от внутренних и внешних кризисов, проявляют себя как флукту-ационная сила, с которой власти и крупные собственники в периоды конфронтаций, массовых выступлений вынуждены считаться.
Еще в начале XIX в. Ш. Фурье писал, что в хижинах и во дворцах люди думают по-разному. То же самое ныне можно отметить в языке и сленге полярно противоположных классов и примыкающих к тому или другому классу социальных группах. Сленг молодежи и студентов имеет некоторые общие, ювенальные черты, но вместе с тем -по мере вхождения в жесткие экономические, политические и социальные структуры и порядки различных классов и социальных групп — в нем нарастают принципиальные различия в языковом,
сленговом общении, в профессиональной и обыденной коммуникации.
Четвертый фактор, имеющий еще более узкий особенный характер, — это национальные и межнациональные отношения в России. Реальная действительность, а не парадный официоз, показывает, что в этой сфере общественных отношений есть масса сложных проблем, с которыми буржуазное государство далеко не всегда справляется, зачастую выступая только в роли «пожарника», который прибывает на пожар с большим опозданием. Напомним, что Россия — одно из самых сложных в мире государств по национальному составу, которое имеет такую специфическую государственно-структурную особенность, как федерация, специфику, доставшуюся по наследству от Советского Союза и несколько преобразованную в постсоветский период [Гранин, 2010- Квициния, 2011]. Каждая республика в составе федерации — это по существу государство в государстве, со своими особыми интересами и потребностями.
Не следует забывать, как внутренними и внешними разрушителями Союза (имеется в виду СССР) в 1986—1991 годахи позднее постоянно разыгрывалась подлая и провокационная карта межнациональной вражды в Прибалтике, Украине, Молдавии, в республиках Закавказья и Средней Азии. И каков результат этой искусственно организованной за большие деньги вражды? Все, подчеркнем, все эти союзные национальные республики отделились от России. Не обошла эта горькая, ядовитая чаша и республики и автономии Российской Федерации. Не будем здесь называть конкретные адреса, чтобы не будить темные страсти, в частности, и в Сибири.
К сожалению, многие представители современной российской молодежи, российского студенчества не знают историю своей страны, как древнюю, средневековую, новую, так и новейшую. Многие из них не знают истины о том, что происходило всего 25 лет назад на земле, где они родились и живут. Так ныне «изучают» историю Отечества с подачи западных «специалистов» и собственных бюрократов. В российском государстве растут многочисленные представители «внеисторических» поколений.
Национальные отношения в условиях современного капитализма, российской либерально-
рыночной действительности остаются обоюдоострой шашкой, которая до поры до времени остается в ножнах. Вспышки межнациональных противоречий и конфликтов в этих условиях могут возникнуть спонтанно, как бы «неожиданно», в частности, в различных субъектах федерации. Например, 10 июля 2013 года Центральное телевидение (24-й канал) сообщило, что резко обострились межнациональные отношения, социальная напряженность в г. Пугачев Саратовской области, где, кстати, высокий уровень безработицы. В городе для наведения порядка было сосредоточено 1200 сотрудников полиции и ОМОНа, в том числе из других городов.
Вопросы национальных отношений, русского шовинизма, расизма и национализма других народов государства и ближнего зарубежья находят свое отражение в молодежном, студенческом сленге. Любые оскорбительные высказывания, задевающие национальное достоинство, с той или другой стороны вызывают острую реакцию и нередко заканчиваются кровопролитием и даже человеческими жертвами.
Пятый фактор, имеющий также свой специфический особенный характер, — это национальная и межнациональная культура, ценности и ценностные ориентации [Гендин, 2012], этнические и межэтнические традиции, обычаи, привычки.
Под национальной культурой мы здесь понимаем прежде всего материальную и духовную историю становления и развития определенного этноса, созданную им вещественную среду, а также воспроизводство самое себя как особого народа, как особого духовного, разумно организованного социального феномена со своими ценностями, традициями, обычаями, привычками. Особый «дом» бытия каждой такой культуры есть ее язык.
Межнациональная культура — более общее особое явление, в частности, весьма характерное для многонациональной России. Эта культура между некоторыми национальностями складывалась на протяжении многих столетий, между другими — в последние семьдесят — сто — двести лет. Ядром этой межнациональной интеграции культур выступала и выступает русская культура, русский язык. Чем меньше молодые люди свя-
заны с национальной и межнациональной культурой [Бобахо, Левикова, 1996], с русским или другим литературным языком, тем больше вероятность их приобщения к сленгу, к сленговой культуре, которая во многих своих проявлениях уступает демократической культуре народа, упрощает ее, если не опошляет в ряде случаев.
Шестой фактор, имеющий свой специфический особенный характер, — конфессиональные и межконфессиональные отношения, влияние религии, ее институтов и сект. Несмотря на то, что значительная часть населения в России является неверующей, слабоверующей или равнодушной к религии (отчасти это наследие советской эпохи), влияние конфессий на общественную жизнь за последние 20 с лишним лет значительно возросло. Этому в немалой степени способствовали государственные структуры (хотя это и противоречит Конституции РФ), правящая партия (забота о «своем» электорате), западные «благодетели» (из США, Канады и других стран) и, разумеется, бурная активность (деньги-то и материальные ценности здесь «крутятся» огромные) попов и других служителей культов.
В этих отношениях тоже далеко не все благостно. Наш первичный материальный мир-сама материальная природа, наше материальное общество, наши материальные организмы и наши первичные материальные потребности в воздухе, воде, пище, обмене веществ, деятельности и отдыхе — глубоко искажен капиталистическим строем, государством, буржуазными отношениями между людьми, а также между людьми и природой. Наш вторичный духовный, прежде всего рассудочный, интеллектуальный, мир, отражая вышеназванные кричащие противоречия, часто запутываясь в них, искажая их идеально, фетишизируя и мистифицируя, также противоречив, и немало людей, в том числе и молодых, пытаются найти решение своих семейных и общественных проблем в религии. Но … религия дает лишь видимость социального и духовного освобождения.
Религии, их конфессиональные институты, имея определенные, часто многовековые мистические, догматические, схоластические традиции, стремятся влиять на свою паству социально, консервативно, обрядно, используя особый, часто древний или полудревний язык, малопонят-
ный для неискушенных, и всемерно избегая сленга, «новояза».
Научной новизной данной работы является экспликация системного ряда основных социальных факторов, представляющих собой диалектическое единство всеобщего, общего и особенного, факторов, детерминирующих развитие русского языка, и в частности молодежного и студенческого сленга.
Рассмотренная классификация социальных факторов не является окончательной и закрытой, она нуждается в дальнейшей разработке и развитии. С учетом места и роли в этой классификации других социальных факторов представляют интерес исследования влияния на язык и сленг молодежи и студентов современной научно-технической революции, глобальных проблем, глобализации, а также российской семьи, системы образования, производственных, трудовых объединений, свободного времени, негативных тенденций развития государства и общества (бюрократии, авторитаризма, коррупции- алкоголизации, наркотизации, криминализации части населения) и другое.
Сделаем некоторые выводы. Названные социальные факторы диалектически взаимосвязаны между собой и в большей или меньшей степени -в зависимости от их иерархии общего, особенного и единичного — позитивно или негативно влияют на язык народа, в частности на сленг молодежи и студентов России. Сменяются исторические эпохи, трансформируется общественный строй, видоизменяется классово-групповая структура, перестраиваются национальные и межнациональные отношения, приходит в упадок или развивается культура, модифицируются религии и их институты, развиваются научно-техническая революция, глобализация, информатизация и другое, как прогрессивное, так и разрушительное, дегра-дационное, а основа русского литературного и народного языка остается. Разумеется, идут процессы преобразований, обусловленные общественным движением. Наблюдается и достаточно настойчивая экспансия английского языка, интернетовского глобализационного наступления, что особо требует постоянного проведения политики национальной самоидентификации.
Роль представителей науки, высшей школы в просветительской деятельности по сбережению
и развитию русского языка, безусловно, велика, значительна, но ныне она сведена в государстве к минимуму.
На наш взгляд, дело не только и не столько в самих отдельных сленговых словах, сленговых выражениях. Дело сегодня в массовом формировании низкой культуры, не знающей действительного русского языка, его классической литературы, классической русской культуры. А это уже ведет к формированию сленгового мышления, сленговой фрагментарной, малопрофессиональной или вообще стихийной сленговой деятельности. И результаты здесь уже давно налицо. Например, ракета-носитель «Протон» в предыдущие почти пятьдесят лет стабильно поднималась в космос. В последние несколько лет уже 7 пусков заканчиваются крупными авариями. Правильно сказал один из специалистов: «Разучились собирать ракеты» (!..). Как мы понимаем, это и результат сленгового мышления, сленговой деятельности определенных работников и специалистов — они уже не умеют и не способны работать без брака. Мы убеждены, что как в изучении сленга и его последствий, так и в деятельности, связанной с ним, важна «золотая середина». Нужен тот оптимум общественного просвещения и деятельности, при котором молодежь и студенчество будут ясно осознавать и осуществлять в своей деятельности культурные критерии, знать, где возможен сленг, а где необходимы литературный и профессиональный язык, культура, специальные знания и навыки, высокое качество профессиональной деятельности. Если же этих критериев на практике нет, то «Протоны», в частности, будут продолжать регулярно падать.
Библиографический список
1. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания. 1996. № 3. С. 32−41.
2. Бобахо В. А., Левикова С. И. Современные тенденции молодежной культуры: конфликт или преемственность поколений // Общественные науки и современность. 1996. № 3. С. 56−60.
3. Бузгалин A.B. Социальная философия XXI в.: ренессанс марксизма? // Вопросы философии. 2011. № 3.
5
6.
8
9.
Гэзалов A.A. Глобализация и мировоззрение // Вопросы философии. 2012. № 7. Гзндин А. И. Ценности и ценностные ориентации в системе факторов детерминации деятельности // Вестник КГПУ им. В. П. Астафьева, 2012. № 2 (20). С. 269−277. Глинчикова А. Г. Частная собственность и общественный интерес — дилемма России // Вопросы философии. 2011. № 3. Гранин Ю. Д. Глобализация и национализм: история и современность. Социально-философский анализ. М., 2010. Ермакова О. П., Земская Е. А., Розина Р. И. Слова, с которыми мы все встречаемся: толковый словарь общего жаргона. М., 1999. Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства // Е. А. Земская. Русский язык конца XX столетия (1985−1995). М., 1996 С. 90−141.
10. Квициния М. Б. Глобализация и этнонацио-нальный компонент // Вопросы философии. 2011. № 9.
11. Левикова С. И. Молодежный сленг как своеобразный способ вербализации бытия // С. И Левикова. Бытие и язык. Новосибирск, 2004 С. 167−173.
12. Куда идет русская культура? (материалы «круглого стола») // Вопросы философии 2010. № 9.
13. Мазурова А. И. Словарь сленга, распространенного среди неформальных молодежных объединений. М., 1988.
14. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология… // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд. М., 1955. Т. 3.
15. Менщикова Г. А. Язык как форма бытия национального сознания // Вестник КГПУ им. В. П. Астафьева. 2011. № 3 (17). С. 30−35.
16. Самотик Л. Г. Внелитературная лексика русского языка: к терминологизации понятия //'- Вестник КГПУ им. В. П. Астафьева. 2011. № 2 (16). С. 202−208.
17. Самотик Л. Г. Словарь-справочник по лексикологии русского языка: учеб. пособие. Красноярск: РИО КГПУ, 1998. 348 с.
18. Сержанова Ж. А. К вопросу о понятии речевого поведения и факторах, детерминирующих речевое поведение билингвов // Вестник КГПУ им. В. П. Астафьева. 2011. № 1 (15). С. 186−190.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой