К вопросу формирования экологической культуры в творческом наследии Н. Н. Моисеева

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 1(091)
К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ Н.Н. МОИСЕЕВА
В.В. Малягин
Рассмотрены позиции классического рационализма, его критика в условиях современности, заданы векторы развития современного рационализма в рамках философских работ Н. Н. Моисеева, затронуты этические вопросы формирования экологической культуры в науке.
Ключевые слова: современный рационализм, универсальный эволюционизм, редукционизм, Универсум, коэволюция.
В разных сферах и разных проявлениях время фиксирует качественные и количественные изменения, динамику всего того, что нас окружает, да и нас самих. И, глядя на развитие человека, общества, культур и цивилизаций, можно смело сказать, что для каждой эпохи есть начало, в котором закладывается потенциал развития, рассвет и конец. При этом завершение развития очень разнообразно, это может быть качественный новый скачок в эволюции, продуцирующий новую философию, новый «вид» существования человека, новые ценности, обогащение и перерождение культуры и цивилизации. Это может быть потеря ценностей, хаос и мировая война. Это может быть экологическая катастрофа, вызванная чрезмерным эксплуатированием природных ресурсов и неосторожным обращением с потенциально опасными технологиями, ввиду недальновидного чрезмерного потребительского аппетита и алчности, что актуально применимо к нашей современной цивилизации.
По свидетельствам многих ученых и умов современности мир, который включает в себя и человека, и природу, и их совокупность, подходит к определенной черте, которая кардинально изменит все сферы деятельности и существования людей. Потенциал неолитической революции заканчивается, и этот перелом может привести к цивилизационной революции, то есть рождению абсолютно новой, качественно другой структуры существования человечества и планеты. Вариантов развития много, и много из них таких, которые способны поставить под угрозу не только существование современных государств, но и цивилизацию в целом и существование человечества как биологического вида. В рамках поставленного вопроса человечеству будет необходимо разумно выбирать или даже создавать то русло развития, которое приведет к наиболее благоприятному и продуктивному преображению мира.
Особенно актуально это и в современной России, которая находится в сложном (с разных сторон) положении в настоящее время и также нуждается в кардинальном пересмотре своих позиций и реалий. Как отме-
чает ряд исследователей «одна из задач России — показать возможность альтернатив данной форме (современного мироустройства согласованного с американской концепцией демократии) противопоставив, в частности, либеральному тот же плебисцитарный вариант, который, возможно, и более адекватен нашей отечественной ментальности, о чем свидетельствует ее культурная история» [7]. И речь идет не столько о политической составляющей, сколько об осознании этого вопроса каждым гражданином. Осознании и совместном строительстве нового «мира».
Одним из великих умов, поставившим эти вопросы и посвятившим свою жизнь на их решение, является Никита Николаевич Моисеев. Сформировав свою концепцию и систему взглядов, Моисеев открывает такие понятия, как «современный рационализм» и «универсальный эволюционизм». Об этих понятиях и пойдет речь в данной работе.
Одними из мотивационных и целевых составляющих своих работ Никита Николаевич считал расширение и развитие мировоззрения и миропонимания. Ввиду этого и исходя из общефилософского знания, он выделил три основных составляющих, участвующих в формировании мировоззрения [3].
К первому источнику относятся традиции и мифы, которые явились основоположниками древних мировоззрений и представлений о мире. Несмотря на то, что они являлись основным источником знаний о мире на достаточно простом уровне развития, они трансформируются и играют важную роль и по сей день. Кроме того, в условиях духовного вакуума, которому сейчас подвержены многие социальные группы и образования, стали встречаться в «обновленных» формах традиционализация и мифологизация, которые восполняют те бреши духовного развития и полноценной духовно-интеллектуальной сферы.
Ко второму источнику мировоззрения относится религия или более точно, как считает Моисеев, идея Бога и вера. Религия как система ценностей, взглядов и принципов, категорически повлияла на развитие философских взглядов, на всю историю цивилизации и на судьбы народов. В последнее время, особенно в христианских странах и странах запада, виден сильный спад интереса к религии и замена религиозных понятий научными (что, вероятнее всего, было предначертано еще философией Возрождения). «Нишу» религии в судьбе человека не может заменить ничто, и она является самостоятельной единицей в духовном развитии человека. Кроме того, подъем религиозности у человека и у народов явственно проявляется тогда, когда все материальные и жизненно необходимые ценности переживают кризис, проще говоря, в тяжелых условиях войны, голода, различных бедствий, когда во всех остальных сферах жизни человек терпит угнетение и разочарование, человек вспоминает о Боге.
Третий источник мировоззрения Н. Н. Моисеев называет идеей Природы. Идея природы формируется исходя из данных науки и, особен-
но, естественнонаучных знаний. Эта идея должна, опираясь на науку, сформировать объективные взаимоотношения между человеком и природой, обеспечивая совместное существование в будущем. Именно детальному изучению и разработке этой идеи Никита Николаевич выделял особое место в своей научной деятельности [4]. Постановка этого вопроса дала повод переосмыслить состояние научного знания, модели науки и даже некоторые понятия. Ссылаясь на В. И. Вернадского, Никита Николаевич говорит об эмпирическом обобщении, подразумевая некую систему понятий, основанную на эмпирических данных, с помощью которой делаются возможными анализ и интерпретация действительности. Эмпирическое обобщение, в свою очередь, опирается на некоторые базовые, неразложимые, «первичные» понятия, которые по своей сути являются предметом веры, то есть доказать их нельзя. Они больше похожи на аксиомы, некоторые условные «соглашения», которые являются отправной точкой для начала движения координат в строящейся теории, системе. «Мир, вся окружающая нас Природа принимаются как реально существующие», -приводит в пример Н. Н. Моисеев, — где нельзя доказать или объяснить сами понятия «реальность», «существование». «Если Альберт Эйнштейн не раз говорил, что он не видит вреда в том, чтобы принять вещь за объективно существующую, то я этот факт постулирую», — провозглашает исследователь [3, 4].
Рассмотрим классический рационализм, чтобы выявить его слабые черты, которые могут привести человечество к необратимым последствиям.
Рационализм своими истоками исходит из античности. В частности Сократ считал, что познавать мир можно только познав себя, а это, в свою очередь, невозможно без рационального мышления. В дальнейшем же рационализм развился вместе с эпохой просвещения. Его связывают с именами Декарт, Лейбниц, Спиноза, и с математическим методом в целом, который, по сути, явился основоположником всего современного научного метода. Вот, что об этом говорит Никита Николаевич: «В эпоху Просвещения, несмотря на появление научных знаний, человеку отводится лишь скромная роль наблюдателя. Однако человек все же не простой наблюдатель. Правда, он не способен вмешиваться в извечный ход событий, но способен познавать Истину и ставить ее на службу „наблюдателю“. В рамках рационализма сохраняется мифологическое представление об „Абсолютной Истине“. Эта убежденность в ее существовании позволила Ф. Бэкону сформулировать свой знаменитый тезис о покорении Природы: знания, „абсолютные знания“ нужны человеку для того, чтобы ставить себе на службу силы Природы. Изменять что-либо в Природе человек не может, но заставить силы Природы служить человечеству он в состоянии. У науки, у научных знаний появилась цель — умножать силы человеческие»
При этом такое представление о науке, как о мощном орудии в руках человека, особенно характерно для христианской цивилизации. Одним из методологических принципов рационализма стал редукционизм, он раскладывал устройство и явления сложных механизмов и систем на простые элементы. С помощью редукционизма было объяснено множество естественнонаучных проблем.
Но, как и любая философская и научная мысль, классический рационализм не стал универсальным подходом. Кроме того, несмотря на весь вес, который привнес рационализмв становление и развитие современной науки и цивилизации, он был воспринят неоднозначно, причем не только различными религиозными деятелями, но и представителями философии и различных направлений науки. В XIX в России также была отмечена критика рационализма. Отечественные научные и философские умы того времени особенно отличали системность мышления и стремление к созданию широких обобщающих конструкций (к примеру, деятельность Лобачевского, Менделеева).
Несмотря на все эти попытки пересмотра и переосмысления рационализма, в целом, его позиция только подкреплялась техническим прогрессом и колоссальными научными достижениями, которые получили свое начало благодаря научной революции XVII века.
Ситуация изменилась в 20-х годах XX века, благодаря открытиям «квантовой механики», которая поставила под вопрос многие научнофилософские взгляды. Вопросы были адресованы и к методологии, и к форме получения знаний, и к системе человек-вселенная, где человек уже никак не мог оставаться лишь сторонним наблюдателем. Вот, что говорит об этом Никита Николаевич: «То, что подозревали отдельные гении, такие как Кант или Сеченов, квантовая механика сделала зримым. На самом деле мы являемся не просто зрителями, но и участниками процесса формирования новой схемы взаимоотношения человека и Природы». «…Она изучала реальные природные явления, в которых нельзя отделить субъекта от объекта, ситуации, которые наглядно показывали, что принцип „постороннего наблюдателя“ всего лишь полезная абстракция, не носящая универсального характера. Такой тестовой проблемой оказалась проблема волновой природы элементарных частиц. И первым, кто разъяснил ее глубокий мировоззренческий смысл, был Н. Бор. Мы не можем говорить об электроне как изолированном объекте, о том, какой он „на самом деле“! Если человек изучает электрон с помощью камеры Вильсона, то он изучает систему „электрон + камера Вильсона“ и видит след летящих частиц. Используя дифракционную решетку, он изучает совсем иную систему, и в ней он видит волну. Нельзя отделить человека как часть системы от самой системы»
[3].
Надо отметить, что несмотря на это, в сугубо научной среде кризис рационализма отразился не так остро, как в философии. Связано это было,
как мы уже упоминали, с колоссальным техническим прогрессом: «Что касается самой науки, то кризис классического рационализма отразился на ней по видимости гораздо меньше, чем на философии, но лишь по видимости. Рациональная наука продолжала приносить приятные плоды технического прогресса и даже во все возрастающем количестве. Это объясняется тем, что для наук прикладных, технических определенным критерием научности и истинности служит практика. Построили новые машины или приборы, осуществили новые технологии, все это успешно работает, значит, теории, использованные при создании этих машин и технологий, верны и научны. Так, по крайней мере, казалось и кажется многим. А, поскольку прикладные теории строятся на базе фундаментальных, то тем самым, казалось бы, получают научную апробацию и фундаментальные» [1].
Если мы говорим о современных открытиях, то мы должны учитывать, что в это открытие был внесен вклад как самим ученым, так и всеми его предшественниками, на основе знаний которых он сформулировал свою идею. А если сравнить фундаментальность и количество открытий, количество ученых и их достижения в начале становления науки и сегодня, то становится понятным, что чем дальше, тем больше пользы от их деятельности. Еще одна сторона. Раньше ученые, делавшие главные открытия, были служителями науки. Они самоотверженно искали «Истину». Это служение «Истине» для них носило философско-идейный характер. Но со временем материализм и механицизм, которые также были порождены идеей классического рационализма, подтолкнули большинство современных ученых искать не «Истину», а деньги. Это также может проиллюстрировать состояние современной науки.
Все это обращает наше внимание на актуальность возникновения тех идей, систем и отношений, которые вот-вот сформулируют новую картину мира, новую реальность и будущее. Приведем здесь слова Никиты Николаевича: «Мы должны обратить внимание на один, действительно важный факт: Мы, люди — являемся не просто зрителями, но и участниками мирового эволюционного процесса. Когда происходит формирование новой схемы взаимоотношения человека и Природы, когда накопленные знания рождают новое понимание реальности, то это означает и новые действия, как-то меняющие окружающий мир, а следовательно, и характер его эволюции. И это, может быть, самое главное, поскольку меняет наше представление о месте и назначении человека в Универсуме» [6].
С учетом изложенного выше постараемся дать краткое представление о современном рационализме, его идеях и отличиях от классического. Говоря о современном рационализме, мы должны иметь «представление об Универсуме как единой саморазвивающейся системе взаимосвязанных между собой элементов. И человек является одним из них. Человек возник в процессе ее саморазвития как элемент системы, способный к ее
познанию. Способность к познанию ограничена теми возможностями, которые сформировались в процессе развития».
В современном рационализме принципиально отсутствует внешний «Абсолютный наблюдатель», стяжающий «Абсолютную истину и знание». Наблюдения и изучение Вселенной и всей ее системы идет изнутри нее, одним из ее порождений. Причем в процессе эволюции Вселенной, меняется и сам субъект-наблюдатель как ее неотъемлемая часть. При этом понятие «знание» надо отличать от понятия «понимание», ибо одно знание может родить в разных умах множество пониманий. Эта множественность пониманий при всем разнообразии дает единую картину, формулирует общую интерпретацию к знанию.
Классический рационализм строился на принципе строгой детерминации. Однажды запущенный процесс делает все остальное. В современном мире мы должны ввести и сделать привычным для науки понятие сто-хастичности. Принцип неопределенности всегда преследует исследуемые процессы, всегда есть вероятность. Н. Н. Моисеев пишет: «Разве не говорит об этом принцип неопределенности Гейзенберга, который не позволяет — принципиально не позволяет — с достаточной точностью фиксировать и положение частицы, и ее импульс. И эти неопределенность и стохастич-ность пронизывают все мироздание, достигая человека. Вспомним, например, что интенсивность мутагенеза зависит от температуры, которая, в конечном счете, определяет уровень хаоса, порожденного энергией случайного блуждания молекул» [3].
В представлениях классического рационализма человек и Природа — это как бы две разные сферы, которые в сознании людей практически не пересекались. Вспомним принцип Бэкона, который полагал, что во взаимоотношениях с Природой у человека единственная задача — покорить Природу, т. е. ставить ее силы, ее возможности и ресурсы на службу человеку, а сама Природа остается неизменной и всегда способной удовлетворить все людские потребности. В дальнейшем, уже в советское время, это трансформируется в принцип жесткого покорения природы. Современный рационализм призывает иначе взглянуть на сложившиеся убеждения.
Мы смело пользуемся плодами, которые дает нам Природа, порой отнимаем что-то с помощью технологий, считая, что мы здесь хозяева и имеем полное право распоряжаться всем. Никита Николаевич сравнивает окружающий мир с домом, в котором мы управляемся. «Чем больше мы воздействуем на него, тем опаснее на нем могут сказаться просчеты. Чем более деятельным, более могучим становится общество, тем точнее должны быть наши знания об особенностях нашего дома. В конце XX века общество подошло к такому рубежу, когда недостаточность знаний о доме, где мы обитаем, и даже простая неосторожность могут иметь катастрофические последствия, причем общепланетарные — для человечества как биологического вида. Вот почему экологию человека, действительно, сле-
дует назвать «наукой XXI века». Несмотря на то количество знание, что накопило человечество, их все равно очень мало, а от наших знаний и нашего умения их использовать в повседневной деятельности будет зависеть наша общая судьба [4].
В истории уже встречались, скажем, провидцы, которые предупреждали об опасности последствий легкомысленного поведения людей по отношению к природе. Так, английский монах Т. Мальтус, говорил о том, что будущее человечества «напрямую зависит от его способности соизмерять собственные потребности и возможности планеты, которые весьма ограничены». По существу он был прав, но в XVIII веке к его предупреждениям никому не было дела, ведь на земле еще были нетронутыми природные ресурсы, а самих людей было немного.
Тут, говоря о самой природе и взаимоотношений ее с человеком, в рамках современного рационализма мы сталкиваемся с понятием био- и ноосферы. Проблема соотношения потребностей человека и возможностей биосферы планеты как естественнонаучная была поставлена Вернадским. Позднее Э. Леруа назвал ее «проблемой ноосферы». Этот термин широко использовал Тейяр де Шарден. Сам же Вернадский употреблял его с осторожностью и крайне редко, и то лишь в последнее десятилетие своей жизни. Но сама идея «ноосферы» была им сформулирована еще в самом начале XX века. «Развитие цивилизации, мощность ее производственной сферы нарастают так быстро, что человеческая деятельность становится уже основным «геологообразующим» (и преобразующим) фактором развития планеты, во всяком случае, ее верхней оболочки — биосферы. В результате биосфера может начать приобретать свойства, отнюдь не способствующие развитию цивилизации. Вот почему сложившаяся ситуация требует, чтобы человек начал контролировать это развитие, разумно распоряжаться своим могуществом, дабы сохранить на планете условия, благоприятствующие жизни. Отсюда следует и нечто большее — дальнейшее развитие не только биосферы, но и человеческого общества должно проходить под контролем человеческого Разума. Это и будет означать, что биосфера постепенно превратится в сферу Разума, то есть в ноосферу. А для общества начнется переход в эпоху ноосферы. Целью этого эволюционного процесса становится человек» [6].
Вот почему нам так важно развитие науки и более глубокие знания об окружающем мире. Многие ученые и философы полагали, что этот новый этап эволюции обязательно наступит, более того, что наступление этого этапа неотвратимо. Вернадский писал о том, что создаются все предпосылки, необходимые для перехода в ноосферу, и что человечество этой возможности не упустит. Однако, все не так уж просто. Можно рассмотреть небольшой пример, так сказать вероятность нашего развития и перспектив, которые описывает Моисеев: «когда какой-либо вид становится монополистом и способен угнетать все остальные виды, обитающие в этой
же экологической нише. Вид-монополист обычно лишается стимулов к самосовершенствованию, и он тоже может начать деградировать. Но прежде он быстро исчерпывает возможности своей экологической ниши, которой он был обязан процветанием. В этом случае его ждет неминуемый экологический кризис, из которого могут быть тоже два исхода. Либо вид-монополист начинает стремительно деградировать и сходит с исторической сцены, либо он находит (или создает) новую экологическую нишу»
[5].
В этом контексте мы вспоминаем слова Вернадского о необходимости вмешательства Разума в нашу судьбу, о внесении качественных изменений во взаимоотношениях человека с окружающим, качественных изменений в экологической нише.
Для современного человека крайне важно пересмотреть собственную шкалу ценностей и внести необходимые поправки, от этого будет зависеть возможность дальнейшего сосуществования человека как вида и Планеты, как единственного пригодного для существования места.
Целью и одновременно причиной переосмысления и обновления рационализма мы назовем коэволюцию, точнее, коэволюцию человека и биосферы. Этот термин, вероятно, шире и глубже термина «ноосфера». Наполнение конкретным содержанием этого термина и представляет важнейшую задачу современной науки. Кроме того, в нем уже содержится один из основополагающих принципов современного рационализма. Моисеев пишет: «термин «коэволюция» мне представляется наиболее точно отражающим и суть наших основных научных задач, и одну из важнейших мировоззренческих парадигм. Принятие этого термина отвергает абсолютность одного из основных принципов, которые лежали в основе классического рационализма, — принцип покорения Природы, так четко сформулированный Бэконом и столь быстро ведущий нас к катастрофе. Использовать силы Природы во благо человека не только можно, но и необходимо, но при этом следует заменить слово «покорение» словом «коэволюция»»
[4].
Так получилось, что Универсум наделил человека разумом. Вероятно, это было нужно и для Универсума. Человек должен осознать, что этот дар дал ему монополию на существование на Земле, и что он дожжен использовать свой разум, ведь только сам человек, отказываясь использовать Разум, является препятствием в достижении гармонии и эволюции.
Итак, как мы уже говорили, мир подходит к определенной черте, которая кардинально изменит все сферы деятельности и существования людей. Для более детального анализа, мы рассмотрели основные позиции классического рационализма, к чему они приводят современную науку и кризис этих позиций. Критика, рожденная этим кризисом может открыть новое понимание науки, природы и человека.
Мы увидели, какими могут быть сценарии развития дальнейшей судьбы человечества. Человек, опираясь на свой Разум, должен переосмыслить тот набор ценностей, которые, как мы видим, могут завести его в тупик. Мы, в общих чертах, рассмотрели позиции современного рационализма, в рамках концепции работ ученого Н. Н. Моисеева. Эта концепция может стать опорой для витка нового развития в истории науки и цивилизации.
Человечество вступает в новую эпоху развития, и каким образом он это сделает, решать ему. Но для того, чтобы быть готовым к этим изменениям, человеку необходимо подготовиться. В этом состоит задача современного рационализма, подготовить ментальность людей к новым представлениям о науке, природе и самом себе, дав им возможность гармоничного сосуществования.
Список литературы
1. Воин А. Кризис рационалистического мировоззрения и неорационализм // Философия и проблемы общества: интернет-портал 2008. URL: http: //philprob. narod. ru/philosophy/Krizisrac. htm (дата обращения: 27. 09. 2013).
2. Моисеев Н. Н. С мыслями о будущем России. М.: Фонд содействия развитию соц. и полит. наук, 1997. 210 с.
3. Моисеев Н. Н. Современный рационализм. М.: МГВП КОКС, 1995. 376 с.
4. Моисеев Н. Н. Человек и ноосфера. М.: Молодая гвардия, 1990.
351 с.
5. Моисеев Н. Н. Экология и образование. М.: ЮНИСАМ, 1996.
190 с.
6. Моисеев Н. Н. Экология человечества глазами математика. М.: Молодая гвардия, 1988. 251 с.
7. Юрков С. Е. Современная Россия и демократический мир. Известия ТулГУ.: Гуманитерные науки. Вып. 1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2009. 329 с. С. 65.
Малягин Василий Владимирович, аспирант, wwm 1@, list. ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет.
ON FORMATION OF ENVIRONMENTAL LITERACY IN THE ARTISTIC HERITAGE OF N.N. MOISEEV
V.V. Malyagin
The article looks into the positions of classical rationalism, its critics in modern science, sets vectors of modern rationalism development in philosophical works by N.N. Moiseev and touched upon ethical issues offormation of environmental literacy in science.
Key words: modern rationalism, universal evolutionism, reductionism, Universe, coevolution.
Malyagin Vasiliy Vladimirovich, post-graduate student, w~wm_1@list. ru, Russia, Tula, Tula State University.
УДК 1(091)
ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА МЫСЛИТЕЛЯ Г. С. СКОВОРОДЫ
М.А. Смирнова
Рассматриваются особенности русской философии, основные тенденции ее развития. Раскрывается роль платоновской традиции в русской мысли. Дается характеристика самобытности русских мыслителей, сердечности русской философии. Выявляется значение фигуры Г. Сковороды как первого русского философа. Дается оценка судьбы религиозных идей в русской философии.
Ключевые слова: русская философия, христианство, платонизм, сердце, менталитет, соборность, мораль, Г. Сковорода.
Философия в России всегда была неотделима от религиозной темы. Православие, как государственная религия и исторически сложившаяся культурная традиция, нашло свое отражение у мыслителей со времени зарождения русской философской мысли. Одни исследователи определяют это время X веком, периодом принятия христианства русскими землями- по мнению других — появление философских изысканий в России связано с XVIII веком и эпохой Просвещения.
Наиболее существенным оказалось влияние Византии, начиная со времени первого болгарского влияния идеи восточного христианства стали появляться на Руси и стали основой для религиозно-философских сочинений. Именно тогда происходит знакомство древнерусских книжников с древнегреческой философией Платона: «до начала XVIII в. платонизм и святоотеческое богословие русского философствования питались интенциями неоплатонизирующего аристотелизма первого болгарского влияния, христианизированного неоплатонизма второго болгарского влияния и схо-ластизированного аристотелизма третьего латино-польского влия-
ния» [1,19].
Изначально учение русской православной церкви опиралось на восточное богословие, строившееся на идеях Аристотеля, поэтому учение

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой