К вопросу формирования толерантности учащихся в образовательных учреждениях Челябинска

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Библиографический список
1. Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования [принята 14 декабря 1960 года Генеральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры на одиннадцатой сессии] [Э/р]. — Р/д: http: //www. un. org/ru/ documents/decl_conv/conventions/educat. shtml
2. О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызванного вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция): Федеральный закон Российской Федерации № 38-Ф3 от 30 марта 1995 г.: [принят Гос. Думой 24 февраля 1997г: по состоянию на 18 июля 2011 г.] [Э/р]. — Р/д: http: //www. base. spinform. ru/show_doc. fwx? Rgn=1725
3. Загайнова, А. И. Дети со знаком «плюс»: пособие по проведению семинара-тренинга для сотрудников интернатных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по вопросу интеграции детей, затронутых эпидемией ВИЧ-инфекции, в социальную и образовательную среду / А. И. Загайнова, Л. А. Глазырина, Т. А. Епоян [и др.]. — М., 2009.
4. Количество ВИЧ-инфицированных в России за 2010 год: статистика: Федеральный центр СПИДА. [Э/р]. — Р/д: http: //www. hivrussia. ru/ stat/2010. shtm
5. Филипова, Т. Ю. Прогнозирование и профилактика вертикальной трансмиссии ВИЧ-инфекции от матери плоду / Т. Ю. Филипова, Е. В. Пирожкова, И. Н. Шаховская // Научно-практический журнал «Врач-аспирант». — Воронеж, 2011. -№ 1.4 (44).
6. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации: Федеральный закон Российской Федерации № 124-ФЗ от 24 июля 1998 г. [принят Гос. Думой 3 июля 1998 года: по состоянию на 23 июля 2008 г.] [Э/р]. — Р/д: http: //ryka-pomoschi. ru/ federalnyy_zakon_ob_osnovnyh_garant
7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: [принят Государственной Думой 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года] [Э/р]. — Р/д: http: //www. rg. ru/2007/11/12/ukrf-dok. html
8. Никитин, Н. С. Формирование профессиональной компетентности взаимодействия с ВИЧ-инфицированными у студентов факультета физической культуры и спорта: дис. … канд. пед. наук. — Калининград, 2010.
Bibliography
1. Konvenciya o borjbe s diskriminacieyj v oblasti obrazovaniya [prinyata 14 dekabrya 1960 goda Generaljnoyj konferencieyj Organizacii Objhedinennihkh Naciyj po voprosam obrazovaniya, nauki i kuljturih na odinnadcatoyj sessii] [Eh/r]. — R/d: http: //www. un. org/ru/documents/ decl_conv/conventions/educat. shtml
2. O preduprezhdenii rasprostraneniya v Rossiyjskoyj Federacii zabolevaniya, vihzvannogo virusom immunodeficita cheloveka (VICh-infekciya): Federaljnihyj zakon Rossiyjskoyj Federacii № 38-FZ ot 30 marta 1995g.: [prinyat Gos. Dumoyj 24 fevralya 1997g: po sostoyaniyu na 18 iyulya 2011g.] [Eh/r]. — R/d: http: //www. base. spinform. ru/show_doc. fwx? Rgn=1725
3. Zagayjnova, A.I. Deti so znakom «plyus»: posobie po provedeniyu seminara-treninga dlya sotrudnikov internatnihkh uchrezhdeniyj dlya deteyj-sirot i deteyj, ostavshikhsya bez popecheniya roditeleyj, po voprosu integracii deteyj, zatronutihkh ehpidemieyj VICh-infekcii, v socialjnuyu i obrazovateljnuyu sredu / A.I. Zagayjnova, L.A. Glazihrina, T.A. Epoyan [i dr.]. — M., 2009.
4. Kolichestvo VICh-inficirovannihkh v Rossii za 2010 god: statistika: Federaljnihyj centr SPIDA. [Eh/r]. — R/d: http: //www. hivrussia. ru/stat/ 2010. shtm
5. Filipova, T. Yu. Prognozirovanie i profilaktika vertikaljnoyj transmissii VICh-infekcii ot materi plodu / T. Yu. Filipova, E.V. Pirozhkova, I.N. Shakhovskaya // Nauchno-prakticheskiyj zhurnal «Vrach-aspirant». — Voronezh, 2011. -№ 1.4 (44).
6. Ob osnovnihkh garantiyakh prav rebenka v Rossiyjskoyj Federacii: Federaljnihyj zakon Rossiyjskoyj Federacii № 124-FZ ot 24 iyulya 1998 g. [prinyat Gos. Dumoyj 3 iyulya 1998 goda: po sostoyaniyu na 23 iyulya 2008 g.] [Eh/r]. — R/d: http: //ryka-pomoschi. ru/ federalnyy_zakon_ob_osnovnyh_garant
7. Ugolovnihyj kodeks Rossiyjskoyj Federacii ot 13 iyunya 1996g. № 63-FZ: [prinyat Gosudarstvennoyj Dumoyj 24 maya 1996 goda, odobren Sovetom Federacii 5 iyunya 1996 goda] [Eh/r]. — R/d: http: //www. rg. ru/2007/11/12/ukrf-dok. html
8. Nikitin, N.S. Formirovanie professionaljnoyj kompetentnosti vzaimodeyjstviya s VICh-inficirovannihmi u studentov fakuljteta fizicheskoyj kuljturih i sporta: dis. … kand. ped. nauk. — Kaliningrad, 2010.
Статья поступила в редакцию 07. 12. 11
УДК 371
Nagornaja V.A. ON THE ISSUE OF FORMATION OF LEARNERS TOLERANCE AT EDUCATIONAL INSTITUTIONS IN
CHELYABINSK. The common educational conception of formation of tolerance in Russian society is considered in this article. The definitions of tolerance are proposed from «Declaration of tolerance principles». Based on survey data to identify indicators of tolerance and intolerance carried out in postsecondary institutions in South Ural are offered different forms of tolerance and exposed levels of multicultural education of students.
Key words: tolerance, intolerance, international problems.
В. А. Нагорная, доц. ЧИРПО, канд. пед. наук, зав. лаб. инновационной и экспериментальной деятельности г. Челябинск, E-mail: imc74211@mail. ru
К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ УЧАЩИХСЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ЧЕЛЯБИНСКА
В статье рассматривается единая воспитательная концепция по формированию толерантности в Российском социуме. Даются определения толерантности из «Декларации принципов толерантности». Предлагаются различные формы толерантности и выявляются уровни поликультурного образования обучающихся, на основе данных опроса по выявлению показателей толерантности и интолерантности, проведенного в средних профессиональных образовательных учреждениях Южного Урала.
Ключевые слова: толерантность, интолерантность, межнациональные проблемы.
Глобализация как геополитический и социокультурный феномен привнесла в международные отношения проблему сохранения национальной и культурной самобытности народов, вовлечённых в мировые интеграционные процессы. В международном праве данная проблема оказывается неразрешимой ввиду изначального противоречия декларируемого права наций на самоопределение и принципа нерушимости границ. В подобной ситуации сгладить остроту этнических и конфессиональных противоречий позволяет принцип толерантности, положенный в осно-
ву внутренней и внешней политики государств, участников мирового сообщества.
В России как полиэтническом и поликонфессиональном государстве данная проблема стоит особенно остро. Поэтому в стране разрабатывается и реализуется единая государственная политика по формированию толерантности, о чём свидетельствуют Федеральные целевые программы по формированию установок толерантного сознания и профилактике экстремизма в российском обществе [1. с. 152−154]. На региональном уровне
данная проблема также осознаётся всеми субъектами культурно-исторического процесса. Высокую социальную значимость имеет проблема развития национальных культур на Южном Урале. Перспективы решения данной проблемы будут определять как социокультурное, так и социально-экономическое развитие всего урало-сибирского региона.
По мнению отечественных культурологов, национальные культурные различия, сами по себе не могут нести отрицательного заряда, наоборот, их ценность в том, что они ведут к обогащению человеческого интеллекта и поведения, к так называемому синергетическому эффекту: продуктивному пути мирного взаимодействия различных этнических и иных социальных групп. Актуальность данной проблемы обуславливается необходимостью создавать в регионе атмосферу согласия, взаимной дружбы, ненасильственного разрешения проблем и конфликтов, толерантности и уважения друг к другу людей разных национальностей, сохранять наследие традиционной культуры народов, населяющих регион. Все это должно способствовать комфортному существованию человека любой национальности в полиэтнической среде Южного Урала.
В переводе с латинского языка, толерантность означает терпение. В процессе историко — культурного развития и становления философской мысли категория терпимости претерпевала изменения. Это является естественным явлением, так как меняется само общество, во главу угла человеческих взаимоотношений становились разные идеи. Сегодня категория толерантность носит яркую выраженную социальную окраску, о чем свидетельствует определение, данное в «Декларации принципов толерантности» [2].
В Декларации, в частности говорится, что толерантность означает уважение, принятие и понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыживания и способов проявления человеческой индивидуальности. Толерантность -это гармония в многообразии это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. Толерантность
— это не уступка, снисхождение или потворство, это, прежде всего, активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Толерантность -это обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма, демократии и правопорядка. Понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютной истины, утверждающий нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека. Проявление толерантности, созвучное уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означает, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другим.
На Южном Урале проблема межэтнической толерантности встала в постсоветский период. После распада Советского Союза, начался «парад суверенитетов», выразившийся в образование независимых государств на основе республик ранее составлявших единое государство. На региональном уровне проблема проявилась в активизации национального самосознания так называемых «малочисленных народов» в пространстве полиэтнич-ных российских регионов, к которым относился и Южным Урал. Руководство и общественность Челябинской области хорошо осознавали данную проблему В качестве примера мониторинга проблем толерантности можно назвать локальное социологическое исследование, проведенное в Челябинске в 1991 году При подготовке нашего исследования мы обратились к документам Объединённого государственного архива Челябинской области и обнаружили материалы семинара руководителей национально-культурных центров Челябинской области за 1991 год [3. с. 23−27].
Содержательная часть анкет того периода имела два больших раздела: личное отношение к проблеме национальных отношений вообще и мнения о национальных проблемах нашего города. В выборке, доля опрошенных из так называемых «национальных меньшинств» в общем ансамбле опрошенных, выше чем реально в городе, это позволяет получить более представительные данные по каждой национальности. Главное, что бросается в глаза при анализе обоих разделов, это то, что национальные проблемы реально существуют, и то, что выражаются они по-разному для разных национальностей города: русских и украинцев с белорусами, башкир с татарами, немцев с евреями.
Именно эти различия и учитывались при определении направлений региональной национальной политики в городе Челя-
бинске и Челябинской области. Наиболее существенными представляются ответы на вопрос «Удовлетворены ли вы отношением к своей национальности?». Бросается в глаза высокий процент неудовлетворенных: среди русских, украинцев, белорусов, башкир, татар — около 40%- среди немцев и евреев — около 80%. Это доказывает, что национальные проблемы имеют глубокие исторические корни, которые следует понять и определить пути преодоления национальных противоречий. Сегодня, представляется возможным, на основе тех анкет составить своеобразный «портрет толерантности» для каждой национальности, проживающей в Челябинске.
Русские. У них степень удовлетворенности отношением к своей национальности больше, чем у других, терпимое отношение к смешанным бракам (85%), они считают, что национальность слабо влияет на личные качества и успех (20%). Однако у части имеется устойчивая неприязнь к другим национальностям (22%), и заметны мнения, что в «наших» бедах виноваты другие национальности (14%). Примерно каждый шестой проявляет элементы шовинизма. Украинцы, белорусы. Они близки к русским, элементы шовинизма здесь значительно более слабы: неприязнь к другим национальностям незначительна (8%), в собственных бедах винят другие национальности немногие (5%). Это наиболее спокойная группа из опрошенных. Башкиры, татары. Они относительно часто встречаются с проявлениями национальной неприязни (около 20%), значительна неудовлетворенность отношением к своей национальности (около 40%), считают, что национальность заметно влияет на личные качества и успех (30%), многие против смешанных браков (23%). Устойчивая неприязнь к другим национальностям (18%) и бытуют мнения, что в бедах виноваты другие национальности (19%), каждый пятый проявляет элементы национализма. Евреи. Часто встречаются с проявлениями национальной неприязни (42%), отсюда велика неудовлетворенность отношением к своей национальности (80%). Многие считают, что национальность заметно влияет на служебный рост (88%), отсюда и на материальное положение (41%). Заметна устойчивая неприязнь к другим национальностям (16%), но в бедах меньше винят другие национальности (10%). Отношение к смешанным бракам терпимое (88%). Немцы. Наиболее часто встречаются с национальной неприязнью (44%), не удовлетворены отношением к своей национальности большинство (80%). Многие считают, что национальность заметно влияет на личные качества и успех, особенно на служебный рост (79%) и уровень культуры (75%). Отношение к смешанным бракам в целом негативное (42%).
В целом в 1991 году более половины опрошенных высказали неудовлетворенность национальной политикой в городе и в области. Среди них: евреи и немцы — 60%, башкиры и татары
— 40%, славяне — около 20%. В качестве пути преодоления национальных противоречий были высказаны следующие предложения. 1. Равное представительство национальностей в органах власти и управления (от 24% у русских до 68% у немцев). 2. Создание и поддержка национальных культурных центров (от 33% у русских до 74% у немцев). 3. Поддержка национальных творческих коллективов, проведение дней национальной культуры (от 28% у русских до 74% у немцев). В 1991 году национальные проблемы в городе и области существовали. Проявлялись эти проблемы для разных национальностей города по-разному, но и решались по-разному, с учетом конкретных национальных особенностей. Основные пути смягчения проблем власти города и области того периода видели в следующем: участие всех национальностей в специальных Советах с образованием комиссий по национальным проблемам и активной поддержки национальных культурных центров. Не смотря на то, что в городе и области активно шла работа национальных культурных центров, были организованы ежегодные национальные праздники и конкурсы, работали национальные библиотеки, выпускались газеты и журналы на национальных языках. Итогом взвешенной региональной национальной политики стала сравнительно с другими областями спокойная ситуация с межнациональными отношениями на целое десятилетие. Позитивный опыт толерантности следует изучать и учитывать при составлении современных проектов меж-культурного диалога. Мы попытались, опираясь на предшествующий опыт привести локальный мониторинг проблем толерантности среди учащихся.
Рассмотрим проблемы толерантности в контексте образовательного пространства Южного Урала. Практически любое образовательное учреждение региона сегодня является поликультур-ным. Педагоги, зачастую не могут решить проблемы, возникаю-
щие из-за сформированной интолерантности, в том числе и среди учащихся средних профессиональных образовательных учреждений Челябинской области. С целью более глубокого исследования данной проблемы нами был разработан и проведен небольшой социологический опрос. В нем приняли участие 250 студентов средних профессиональных образовательных учреждений, их которых большую часть, а именно 48% составили русские, 20% башкиры и 32% представители смешанных браков. Рассмотрим итоги опроса по основным индикаторам толерантности.
Показатели интолерантности у обучающихся.
На вопрос «Испытывали ли вы обиду в связи с национальностью?» — 32% ответили положительно. «Влияет ли национальность на поведение?» — 80% опрошенных ответили положительно. «Есть ситуации, когда оправдана неприязнь к людям другой нации?» — 68% ответили положительно. «О человеке можно судить по национальной принадлежности?» — 16% положительно. «Есть ли народы, к которым трудно относится хорошо?» — 12% положительно. «Вам интересна только своя культура?» — 1%. «Относитесь ли вы положительно к спецпереселенцам из других районов нашей страны?» — 72% отрицательно.
«Я узнаю о межнациональных проблемах возникающих в России и в регионе и проблемах переселенцев из средств массовой информации» — 60% положительно.
Можно сделать вывод о том, что каждый третий испытывал обиду, имел негативный опыт, связанный со своей национальной идентичностью. В сознании обучающихся существуют стереотипы, которые связывают поведение человека с его национальностью, неприязнь к людям другой национальности оправдывают теми или иными ситуациями, однако вместе с тем у обучающихся существует интерес к культуре других наций и народностей. Можно констатировать, что существующее общественное мнение по отношению к мигрантам имеет достаточно яркую негативную окраску. И здесь не последнюю роль играют средства массовой информации, особенно телевидение как наиболее доступный и действенный инструмент воздействия на сознание самых широких масс и слоев аудитории.
В ряде случаев информация о мигрантах и представителях других национальностей в южно-уральском регионе подается однобоко, предвзято, чаще, опираясь на слухи и непроверенные факты, или ограничивается криминальными сводками, с непременным указанием этнической принадлежности либо исторической родины фигурантов. Накладываются видео- и фотокадры негативного характера, вызывающие отторжение у аудитории. Самым крайним проявлением этой тенденции является показ спецопераций полиции по изъятию наркотиков, оружия или контрабанды, иллюстрирующие любую информацию, касающуюся мигрантов различных национальностей. В этой ситуации было бы целесообразно выработать единую концепцию по освещению миграционных процессов и проблем социальной адаптации, а также культурно-массовых мероприятий, праздников национальных культур, проводимых с переселенцами в СМИ, как в общероссийских, так и региональных. Концепцию, в который был бы заложен принцип уважения защиты и поощрения прав человек, нацеленную на предотвращение напряженности, конфликтности и воспитание толерантности по отношению к представителям других национальностей, мигрантов и вынужденных переселенцев [4. с. 436−440]. Рассмотрим другой индикатор толерантности.
Показатели толерантного мышления обучающихся.
На вопрос: «Готовы ли вы, принять отличную от своей точку зрения?» — 48% ответили положительно. «Межнациональные конфликты должны решаться путем переговоров и взаимных уступок?» — 56% положительно. «Многонациональность обогащает российскую культуру?» — 64% положительно. Таким образом, каждый второй готов принять другую точку зрения, больше половины понимают, что самый результативный выход из проблемы -это переговоры, взаимные уступки, мирный путь, позиция сотрудничества или компромисса. Большинство согласно с тем, что многонациональность обогащает российскую культуру. Исследование показало, что на формирование взглядов обучающихся Челябинской области по национальным проблемам влияют средства массовой информации и часто это влияние отрицательное. Опрашиваемые на себе испытывали неприязненное отношение из-за своей национальной принадлежности, были кем-то обижены. Многие из целевой аудитории относятся неприязненно к людям другой национальности, но в определенных условиях меняют свое мнение. Некоторая часть респондентов вообще не думают о межнациональных проблемах и относятся к ним равнодушно, их не интересуют проблемы других народов. Данные социо-
логического опроса были учтены при формировании программ воспитательной и образовательной деятельности в учреждениях среднего профессионального образования Челябинской области в 2010—2011 году
В российской системе образования и воспитания на сегодняшний день существуют следующие подходы к формированию толерантности к представителям других национальностей: ситуативно-воспитательный, правовой, политологический, интегрированный и культурологический. Формирование толерантности невозможно без специально организованной воспитательно-образовательной системы [5. с. 95−96]. Процесс поликультурного образования включает в себя несколько уровней. Первый — глобальный — это знакомство с системой знаний о правах и свободах человека и народов, о нациях и их отношениях, о расах и религиозных конфессиях, формирование гражданских и общечеловеческих чувств, развитие позитивного опыта общения с людьми разных наций. Второй уровень — государственный -предполагает гражданскую самоидентификацию. На нем обеспечивается реализация средствами образования культуры межнационального общения. Третий — приобщение к культуре своего этноса и знакомство с этнической культурой других народов.
Учреждения образования Южного Урала при создании экспериментальных программ «Функционирования и развития воспитательной системы образовательных учреждений по формированию толерантности школьников», используют в целеполага-нии следующие подходы: амбивалентный (Л.И. Новикова) — акме-ологиический (А.А. Бодалев) — возрастной (А.В. Мудрик) — герменевтический (И.Д. Демакова) — индивидуальный (В.И. Максакова) — личностный (А.В. Мудрик) — позиционный (А.И. Григорьев) — синергетический (В.А. Аршинов, М. С. Коган, Л. И Новикова, Л. Селиванова) — средовый (Ю.С. Мануйлов) [5, с. 100]. Реализовать вышеперечисленные подходы позволяет выполнение педагогами следующих принципов. В течение жизни личность развивает в себе социальные качества, поэтому ребенка нужно обучать культуре мира (общечеловеческим законам бытия), опираясь на естественную природу ребенка. Ребенок рождается и воспитывается в определенной культурной национальной среде, которая имеет множество позитивных черт, опора на позитивный социально-культурный опыт этноса — важнейший принцип образовательной стратегии. Принцип межнационального общения предполагает создание условий для позитивного взаимодействия и взаимообогаще-ния детей разных культурных, национальных, религиозных и социальных групп. Принцип самоценности, предполагает принятие ребенка таким, каким он есть. Ребенок от природы способен на неосознанную агрессию, унижение и издевательство над другими, поэтому принцип нравственной атмосферы, «социального комфорта» предполагает обеспечение защиты детей от насилия и издевательства в детском коллективе. Принцип социального урока предполагает активизацию детей в поиске решений проблем детской агрессии.
Нормативно-правовое обеспечение функционирования развития модели воспитательной системы, формирующей национальное самосознание и толерантность на мировом, российском, региональном и муниципальном уровне используется в практике работы образовательных учреждений уральского региона. На уровне мирового сообщест ва, это такие документы как: Конвенция о правах ребенка- Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии- Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах- Рекомендации о развитии и использовании многоязычия во всеобщем доступе к киберпространству На уровне законодательства РФ, это такие документы как: Конституция Р Ф «об образовании" — Закон «О языках народов Российской Федерации" — Постановление правительства РФ от 25. 05. 1994 «Об образовании фонда национально-культурного возрождения народов России" — Постановление правительства РФ от 9. 08. 2001 года № 659 «Формирование установок толерантного сознания и профилактике экстремизма в Российском обществе" — Постановление Совета Федерации Федерального собрания РФ от 3. 03. 2006 № 68 «Об объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношения государства и религиозных объединений при совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». На региональном уровне, это такие документы как: Концепция региональной национальной политики Челябинской области- Концепция областной целевой миграционной программы Оренбургской области на 2006−2010 годы- Концепции краеведческого образования в образовательных учреждениях Оренбургской, Челябинской и Курганской областях- Основные направления реализации государственной национальной политики
в Челябинской, Оренбургской и Курганской области на 2004−2010 год. На муниципальном уровне: Городская программа (г. Челябинск): «Этнокультурное образование и пропаганда норм толерантного поведения».
Таким образом, можно сделать выводы, что сегодня необходимо внедрение в практику работы образовательных и культурнодосуговых учреждений региона воспитательно-образовательных программ, направленных на формирование толерантного мышления, которые сформируют у подрастающего поколения южноураль-цев представления о культуре мира, многовариантности человеческого бытия, привьют навыки национальной самоидентификации, а также навыки позитивного взаимодействии с представителями других наций. Важное значение в контексте рассматриваемой проблемы приобретает и ориентация системы образования на освещение вопросов связанных с межэтническими отношениями и интеграцией представителей различных этнических групп в единый Российский социум, развитие экспериментальных проектов по обозначенной проблеме. Применительно к обозначенной
Библиографический список
нами теме можно также сказать следующее: тенденции духовной жизни южноуральцев определяются в большей степени мультипа-радигмальностью общекультурного свойства и значения, нежели регионально. Современная региональная культура Южного Урала представляет собой симбиоз, с одной стороны, традиционного содержания, обуславливаемый общими этнодемографическими факторами, с другой — общекультурного приоритета современной культуры. Настойчивая, постоянная упорная работа по самоорганизации на всех уровнях и в самых различных сферах является процессом формирования срединной культуры, обеспечивающей поддержание всех значимых жизненных функций, а вместе с тем сочетание факторов интеграции и дифференциации, необходимы для успешной модернизации современной культуры. В этой сети отношений достигается взаимная адаптация социальных слоев: этнических, национальных и конфессиональных компонентов, формируются устойчивое региональное и местное самоуправление, находящееся в органическом соотношении с целостной системой общецивилизационных связей.
1. Куда идёт Россия: проблемы системной трансформации современного российского общества / ред. С. Г. Зырянов. — Челябинск, 2005.
2. Декларация принципов толерантности [Э/р]. — Р/д: http: //www. tolerance. ru/declar. html
3. ОГАЧО. Ф. 3288. Оп. 201. Д. 2473.
4. Проскурякова, О. Л. Этническая толерантность как основа успешной адаптации мигрантов в российский социум // Уральские Бирю-ковские чтения: сб. науч. и науч. -попул. ст. / науч. ред. С. С. Загребин. — Челябинск. — 2006. — Ч. 2. — Вып. 4.
5. Этническая толерантность: ищем, пробуем, решаем…: мат. науч. -практ. конф. и метод. рекомендации. — Челябинск, 2007.
Bibliography
1. Kuda idyot Rossiya: problemih sistemnoyj transformacii sovremennogo rossiyjskogo obthestva / red. S.G. Zihryanov. — Chelyabinsk, 2005.
2. Deklaraciya principov tolerantnosti [Eh/r]. — R/d: http: //www. tolerance. ru/declar. html
3. OGAChO. F. 3288. Op. 201. D. 2473.
4. Proskuryakova, O.L. Ehtnicheskaya tolerantnostj kak osnova uspeshnoyj adaptacii migrantov v rossiyjskiyj socium // Uraljskie Biryukovskie
chteniya: sb. nauch. i nauch. -popul. st. / nauch. red. S.S. Zagrebin. — Chelyabinsk. — 2006. — Ch. 2. — Vihp. 4.
5. Ehtnicheskaya tolerantnostj: ithem, probuem, reshaem…: mat. nauch. -prakt. konf. i metod. rekomendacii. — Chelyabinsk, 2007.
Статья поступила в редакцию 7. 12. 11
УДК 37. 018. 324
Bagina L. V. THE REZULTATIVITY OF THE REGIONAL SYSTEM OF FAMILY PLACEMENT OF ORPHANS AND
CHILDREN LEFT WIHTOUT PARENTS CARE IN THE ALTAI TERRITORY. In the article the theoretical and practical aspects of elaboration and realization of the management of the family placement of orphans and children left without parents care at the example of the Altai Territory. The main attention is paid to the realization of the regional model of managing the process of family placement of the children deprived of parental care. The article is destined for the specialists of patronizing organs, accompanying service, family replacement and orphanages.
Key words: technology, management effectiveness, social-pedagogical system, management model, regionality, combination of criteria.
Л. В. Багина, соискатель АлтГПА, г. Барнаул, E-mail: bagina2007@mail. ru
РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ СЕМЕЙНОГО УСТРОЙСТВА ДЕТЕЙ-СИРОТ И ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ, В АЛТАЙСКОМ КРАЕ
В статье рассматриваются теоретические и практические аспекты разработки и реализации управления семейным устройством детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на примере Алтайского края. Особое внимание уделено реализации региональной модели управления процессом семейного устройства детей, лишенных родительского попечения. Статья предназначена для специалистов органов опеки и попечительства, служб сопровождения замещающего семейного устройства, детских домов.
Ключевые слова: технология, эффективность управления, социально-педагогическая система, модель управления, региональность, совокупность критериев.
Устройство детей в замещающие семьи представляет собой целостную, динамическую социально-педагогическую систему, и управление ею требует системного подхода. Необходимость системного подхода в управлении семейным устройством детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, диктуется современными условиями жизни — высокой степенью интеграции общественных процессов, когда решение одной проблемы зависит от решения множества других, когда сами проблемы приобретают системный характер.
При разработке региональной модели управления семейным устройством детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей в Алтайском крае, мы опирались на окружной принцип деления края, позволяющий обеспечивать эффективное управление процессами в специфических условиях территориально-
административного устройства региона. Компонентами этой системы стали — органы опеки и попечительства в каждом муниципальном образовании, окружные центры сопровождения замещающего семейного устройства с группами для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, краевой Центр психо-лого-медико-социального сопровождения, обеспечивающего консультационно-методическое сопровождения процесса подбора, подготовки кандидатов в замещающие родители, сопровождения замещающего семейного устройства, краевые образовательные учреждения интернатного типа.
Под управлением семейным устройством детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, мы понимаем целенаправленное взаимодействие субъектов, ориентированное на оптимизацию процесса семейного устройства детей, лишенных

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой