Формирование и развитие композиции Ново-Тихвинского монастыря

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 72. 03
Голобородский М. В.
Формирование и развитие композиции Ново-Тихвинского монастыря
В статье представлена информация об истории формирования монастырского ансамбля. Автор определяет тенденции в развитии его планов и объемно-пространственной композиции. Информация предоставлена на основе как существующих на данную тему публикаций, так и новых, недоступных прежде исследователям источников.
Ключевые слова: монастырский ансамбль, композиция, уникальность, классицизм, традиции, культура, памятник истории и архитектуры.
GOLOBORODSKYМ. V.
FORMATION AND DEVELOPMENT OF COMPOSITION TIKHVIN MONASTERY
The article presents information on the history of the monastery ensemble. The author identifies trends in its development plans and three-dimensional composition. Information is provided on the basis of existing publications on the subject and new researchers to the sources are not available Ьфге.
Keywords: monastery ensemble, composition, originality, classics, traditions, culture, historical and architectural monument.
Голобородский Михаил Венидимович
канд. архитектуры, профессор УралГАХА E-mail: architrave@ ?nbox. ru
Ансамбль Екатеринбургского женского Ново-Тихвинского монастыря в основном выстроен в традициях классицизма. Уникальность его объемно-пространственной композиции признана исследователями уральской архитектуры. В советский период изучение истории строительства храмов и монастырей было сопряжено с большими трудностями. В соответствии с идеологическими установками этого периода российской истории были уничтожены не только сами храмы, но и многие связанные с их созданием документы. В течение XX в. как сами здания, так и застройка женского Ново-Тих-
винского монастыря претерпели значительные изменения. С конца 1990-х гг. храмы, келейные корпуса и прочие монастырские строения поэтапно передаются русской православной церкви. Наряду с реставрацией зданий перед архитекторами встает задача сохранения и преобразования сложившейся в течение Х1Х-ХХ вв. монастырской застройки как памятника истории и культуры.
Состояние вопроса
К началу XX в. в Екатеринбурге насчитывалось около сорока больших и малых храмов и домовых церквей. В советский период значительная часть церковных построек города
Рисунок. 1. Ансамбль Ново-Тихвинского монастыря. Фото началаXX в.
Рисунок 3. Проект Ново-Тихвинского монастыря, составленный шихмей стром Платано-
Рисунок 2. Фрагмент плана Екатеринбурга с Успенской кладбищенской церковью и к ней прилежащими службами для женской обители, 1817 г. [10]
была разрушена или сильно перестроена. Претерпели перестройку и здания Ново-Тихвинского монастыря, но, несмотря на искаженный облик, храмы обители и сегодня составляют целостный архитектурный ансамбль. Комплекс из церковных, жилых и хозяйственных зданий формировался почти в течение века, но в сохранившихся исторических документах редко встречаются сведения об архитекторах и строителях ансамбля. Екатеринбургский Ново-Тихвинский монастырь — самый большой в пределах Урала и Сибири и «один из крупнейших и благоустроенных монастырей Российской империи» [1, с. 433] - естественно привлекал историков. До 1917 г. был опубликован ряд исторических описаний обители. Наиболее известной работой является брошюра
В. Иконникова «Историческое описание Екатеринбургского Новотихвинского первоклассного девичьего монастыря», изданная в 1875 г. Эта работа представляет фактический материал и описание «храмов обители», сообщает их общие размеры. Кроме работы В. Иконникова исследователям были доступны опубликованные до 1917 г. работы Н. П. Штейнфельда [2], А. Антонова [1], К. Коровина [3] и анонимные очерки «Материалы для истории Екатеринбургского женского монастыря» [4]. Данные источники, как и брошюра В. Иконникова, содержат ряд неточностей. Недостатком всех публикаций является то, что в них почти не приводится имен архитекторов и строителей монастыря.
Первое профессиональное описание архитектуры монастыря сделал основатель архитектурного образования на Урале К. Т. Бабыкин. В1923 г. в статье «Архитектурная старина Екатеринбурга» он одним из первых встал на защиту культовых зданий
вым, 1819 г, [11]
города, объясняя необходимость их изучения как наиболее монументальных построек старого времени [5, с. 160]. В 1930-е гг. и позже большая часть самых ценных памятников церковной архитектуры Екатеринбурга была разрушена или искажена перестройками. Недоступность архивных документов или их отсутствие вынуждали исследователей истории архитектуры Урала XIX в. определять авторство построек и их первоначальную архитектурную композицию гипотетически или по установившейся традиции. Подобным образом А. М. Раскиным проведен архитектурный анализ и выполнена реконструкция храмов Ново-Тихвин-ского монастыря [6]. Основываясь на методе выявления индивидуальных стилистических черт каждого архитектора, А. М. Раскин сделал предположения об именах авторов построек и привел возможные аналоги, использованные для их возведения.
Историю развития застройки монастыря позволяют проследить чертежи и документы, хранящиеся в архивах Екатеринбурга и Санкт-Петербурга. Информацию о состоянии монастырских построек в конце XIX — начале XX вв. дают фотографии того времени. В период 2001—2003 гг. в комплексе зданий Ново-Тихвинско -го монастыря автором данной статьи были проведены натурные обследования. Результаты натурного исследования и новые введенные в научный оборот архивные материалы существенно дополнили информацию об истории строительства и изменили представления о ранних этапах проектирования и строительства ансамбля Ново-Тихвинского монастыря [7].
Тенденции в развитии композиции русских монастырей периода классицизма
В течение XIX в. в России продолжали формироваться новые монастырские ансамбли. Несмотря на то, что после введения в 1764 г. Духов-
ных штатов численность монастырей сократилась, наиболее крупные из них продолжали обустраиваться. В основе планировки и композиции монастырей эпохи классицизма лежали принципы, выработанные еще в древнерусский период, но приобретшие специфическое выражение, соответствующее изменившимся эстетическим представлениям. Кроме религиозной функции, в монастырях ХУШ-ХГХ вв. на первый план выдвигается миссия спасения народа через активное руководство духовной жизнью мирян. Как следствие, вырос общественный интерес к монастырям, увеличился поток паломников, что в свою очередь сказалось на распорядке монастырской жизни и застройке обителей. Несмотря на то что, монастыри утратили свое оборонительное значение, их неукоснительно обносили оградами с башнями, Святыми и Проездными воротами. Потребность в монументальных ограждениях такого рода сводилась не только к утилитарному или эстетическому, но в первую очередь к символическому значению этих построек [8]. В ХУШ-Х1Х вв. вырос интерес к христианской символике. Некоторые особенности планировки монастырей: прямоугольный план территории, башни на углах внушительной ограды, установка ворот на главных композиционных осях ансамблей, — объясняются влиянием идеального образа — небесного Иерусалима («1Ърод расположен четвероугольником и длина его такая же, как
Рисунок 4. Вид Ново-Тихвинской девичьей обители, 1821 г.
и широта» (Апокал. XXI. 16)). Описанию Апокалипсиса соответствовало и устройство ворот, симметричное со всех четырех: сторон. В монастырях эпохи классицизма стремление к упорядоченности совпало с эстетическими идеалами эпохи и приобрело наиболее законченный вид.
Градостроительное положение, история освоения участка монастыря
Представление о роли монастырского ансамбля в панораме Екатеринбурга XIX в. дают фотографии и отзывы очевидцев: «Ново-Тихвинский монастырь занимает южную, несколько приподнятую местность в городе, поэтому имеет вид со всех почти сторон открытый и довольно красивый, особенно при въезде в город через сибирскую заставу» [9, с. 2] (рисунок 1). Церкви занимали важнейшие планировочные узлы комплекса: Введенская и стоявшая на оси с ней Успенская церкви фиксировали центральную ось с востока на запад, Скор-бященская и Феодосиевская — углы центрального келейного корпуса. Возведенный на территории монастыря Александро-Невский собор стал крупнейшим храмом Екатеринбурга (рисунок 10). Постройки монастыря возвышались над прочими городскими зданиями. Окруженные каменной стеной с башнями, шесть монастырских храмов и келейные корпуса обогащали архитектурный ансамбль Екатеринбурга. Три домовых храма главного келейного корпуса обители — Феодосьевская, Введенская и Скорбященская церкви — оформляли восточный монастырский фасад. Центральная и самая высокая из них — Введенская надвратная церковь -эффектно открывалась в перспективе Александровского проспекта. Наиболее сильное впечатление на зрителя производил монастырь при взгляде на него из центра Екатеринбурга, с плотины заводского пруда. С этого места здания обители создавали силуэт, своей живописностью близкий древнерусским монастырям, а главный храм — Александро-Невский собор, с его мощным куполом и шестидесятиметровой колокольней — выделялся в панораме города.
Введенные за последние годы в научный оборот материалы дают новую информацию об истории формирования градостроительного ансамбля Ново-Тихвинского монастыря. Выполнить научную реконструкцию этапов развития застройки монастыря позволяют: план монастыря с фасадами от 1819 г.- гравюра
Рисунок 5. Икона-эпитафия «Прощание сестер обители с игуменьей Таисией и вид Ново-Тихвинского монастыря», 1826 г. (фрагмент)
«Вид Екатеринбургской Ново-Тихвинской девичьей обители» в 1821 г.- икона-эпитафия «Прощание сестер обители с игуменьей Таисией и вид Ново-Тихвинского монастыря в 1826 г.» (рисунки 3,4 и 5). Прежде считавшийся утраченным план 1819 г. «составил исправлявший должность архитектора гравер унтер-шихтмей-стер I класса Главной конторы Екатеринбургских заводов Платонов"1. На чертеже и выполненной по нему гравюре зафиксированы сущесгвую-щие к 1819 г. на территории обители постройки и сделана первая попытка создания общего плана монастыря с изображением фасадов возводимых строений. Изображение монастыря на иконе отличается от чертежа только в некоторых деталях и отражает начало процесса постепенных изменений проекта. Судя по плану, в границах прямоугольного церковного участка к 1819 г. уже стояло пять разрозненных келейных корпусов и хозяйственные
1 План впервые опубликован в статье [12].
постройки, за Успенской церковью появилась каменная Всесвятская часовня. Кроме того, к северу от Успенской церкви, на территории кладбища, «…вне пустыни произведена новая каменная двухэтажная кладбищенская церковь, в совершенство еще не приведенная"2. Примененные автором первого проекта монастыря композиционные приемы показывают, что он понимал градообразующие возможности участка, находящегося на пересечении формирующихся согласно генеральному плану города улиц. В чертеже 1819 г. за Успенской церковью, как и прежде, сохранено центральное местоположение. От города ее отделил П-образный в плане келейный корпус. Сформулированная в проекте идея объединения удаленных друг от друга жилых зданий в единый блок, постановка надвратных храмов на осях обеих сходящихся под прямым углом улиц стала основой дальнейшего развития архитектурной
2 Доклад епископа Иустина в Синод 7 июля
1821 г. [4, с 129].
I
і
Рисунок 6. Ансамбль Ново-Тихвинского монастыря к концу 1860 г, (реконструкция)
композиции монастыря. Строительство по этому проекту велось в первой половине 1820-х гг.
Территория монастыря имела вид прямоугольника, разделенного на три различные по своему назначению участка. На южном участке разместились хозяйственные дворы и огород. Центральный участок занял непосредственно сам монастырь-пустынь как средоточие жилых зданий и церквей, предназначенных для насельниц монастыря. Северный участок занимало монастырское кладбище. В этой, доступной для мирян, части обители возвышалась двухэтажная Александре-Невская церковь с колокольней, заложенная в 1814 г. Почти в центре пустыни стояла Успенская церковь. От посторонних обитель защищали здание келейного корпуса и каменная ограда. Судя по графическим изображениям монастыря, в 1820-е гг. не только в центре восточного фасада келейного корпуса, но и в северной ограде пустыни находились так называемые Святые ворота (рисунки 4,5 и 9). Как это часто было в монастырях периода классицизма, над воротами возвышалась надвратная церковь, увенчанная ярусом колокольни. Колокольня над северными воротами, позже встроенными в объем трапезной, сохранялась до 1930-х гг., ее видно на некоторых фотографиях обители3. От Святых ворот дорога вела внутрь монастырского участка, к Успенской церкви, Всесвятской часовне, а также к жилым и производственным зданиям. В это время Успенская и находившаяся на одной оси с ней двухэтажная Александро-Невская церковь были главными доминантами в окружающем растущую обитель пространстве. Обе надврат-ные колокольни, уступая своей высотой Успенской и Александро-Невской церквям, не могли претендовать на роль главных доминант, но при этом вместе со стоявшими с ними на одной оси церквями завершали подводившие к монастырю улицы. Изображение монастыря на иконе-эпитафии
3 Оценка архитектурного исполнения колокольни дана в статье К. Т. Бабыкина [5].
фиксирует процесс преобразований первоначальной композиции Платонова. По первоначальному проекту, келейный корпус имея только одну домовую церковь в центре здания над вратами, а схема главного фасада с центральным и угловыми ризалитами перекликалась со светскими постройками классицизма. В целом застройка из соединенных друг с другом корпусов тяготела к свойственной монастырям замкнутости и стремилась уже на этапе своего зарождения преобразоваться в каре. На иконе-эпитафии зафиксирован следующий этап преобразований застройки, когда к 1826 г. на углах восточного фасада келейного корпуса появились церкви: на юге — Феодосьевская, на севере -Скорбященская.
ЯДрЧ
ilufli* зО_ы!
Рисунок 7. План монастыря, 1830 г,
(к южным Святым вратам еще не пристроена апсида)
Возможно, при участии архитектора М. П. Малахова в 1830-е гг. в характер застройки монастыря были внесены дальнейшие существенные изменения. Остается предполагать, что новый проект, утвержденный правительством в 1832 г., на ином качественном уровне развивал градостроительные принципы первоначального композиционного решения4. Теперь в центре восточного фасада на месте прежних, скромных по размерам Святых ворот, следовало возвести более монументальную надвратную церковь. Построенная в период с 1835 по 1860 гг. Введенская церковь закрыла собой прежде главенствующую в пространстве монастыря Успенскую церковь, а архитектура меньших по
4 План 1832 г. не обнаружен, но о его существовании известно. См. [9, с 50].
сравнению с ней Скорбященской и Феодосьевской церквей в основных своих параметрах стала соответствовать друг другу (рисунки 9,11). Значение вертикалей этих трех храмов усилилось: они украсили панораму монастырского комплекса, открывающуюся при взгляде на него с Александровского проспекта и с проходившей невдалеке дороги из Екатеринбурга в Уктусский и Нижне -Исетский поселки (ныне ул. 8 Марта).
В1832 г. принимается решение о разборке Александро-Невской церкви и строительстве здесь же, на северной половине монастырской территории, Александро-Невского собора. Факт повышения собора существенно менял расстановку акцентов в складывающемся ансамбле. Построенный к 1854 г. Александро-Невский собор значительно превосходил по абсолютным размерам и высоте другие здания и становился доминантой как всего монастыря, так и юго-западной части города. Значение вертикалей Феодосьевской, Введенской и Скорбященской церквей сохранилось, они по-прежнему акцентировали центральный монастырский комплекс с востока. Однако главенствующее значение приобрел теперь вид монастыря с северо-востока, со стороны Дровяной площади (рисунки 1,9). Собор с его мощным центральным куполом на высоком барабане, находящемся в окружении малых глав и шестидесятиметровой колокольни господствовал над окружающей застройкой. Находясь поблизости от центра монастырской территории, он располагал вокруг себя широким пространством, окруженным с трех сторон каменной монастырской оградой с башнями по углам. С юго-востока к нему подступал комплекс основных монастырских построек, который массой трех объединенных жилым корпусом церквей уравновешивал внушительные размеры собора. При обозрении ансамбля из центра города создавался живописный, более характерный для древнерусских монастырей силуэт. По мере приближения к монастырю эта живописность при-
Рисунокв. План Ново-Тихвинского монастыря, 1856 г. [14]
1-й этап 1804−1820 гг.
Рисунок 9. Этапы развития ансамбля Ново-Тихвинского монастыря
обретала свойственную классицизму упорядоченность. Собор и Успенская церковь отступали на второй план, а симметричный и уравновешенный главный корпус выступал на Щепную площадь и Александровский проспект [13, с. 123]. Строительством собора была решена задача более активного включения монастырского комплекса в застройку Екатеринбурга. Расположенный на возвышенной юго-запад-ной окраине, ансамбль монастыря весь был обращен к городу.
Архитектурная композиция главного монастырского корпуса
Три домовые церкви, соединенные двумя келейными корпусами, образуют главный монастырский корпус (рисунки 11,12). Все постройки получили крупный градостроительный масштаб, архитектурное оформление их фасадов соответствовало методам зрелого классицизма. Натурные исследования позволили сделать вывод, что в результате перестроек 1830−1860-х гг. келейные корпуса вдвое увеличили свою ширину и получили за счет расширительных пристроек новый восточный фасад. Строительство главного келейного комплекса завершилось только в 1860-е гг. под руководством приемников М. П. Малахова. Трехчастная композиция главного фасада монастыря стала подобна дворцам периода классицизма, цце центральный и угловые участки стены выступают из общей ее плоскости, образуя так называемые ризалиты. Роль ризалитов в композиции комплекса выполняли церкви с полукруглыми алтарными апсидами. Ритм, задаваемый энергично выступающими апсидами и куполами церквей, усложняли легкие ризалиты на стенах обеих келейных корпусов. Они смягчали контраст и при этом не разрушали целостности всей архитекзурной композиции. В очень скупой пластической обработке фасадов главного келейного корпуса обращает на себя внимание отказ архитектора от применения открытого ордера. Едва выступающий из плоскости стены ризалит венчал ступенчатый аттик с полукруглым слуховым окном в центре. По вертикали фасад членился поэтажными карнизами и тягами. Окна корпуса не имели наличников.
В четких укрупненных кубических объемах трех церквей, увенчанных плоскими куполами на широких ступенчатых барабанах, в полной мере проявился характер позднего классицизма. Фасадные плоскости имели нейтральный характер, формы всех
3-й этап 1825−1835 гт,
4-й этап 1835−1850 гг.
Рисунок 10. Александро-Невский собор. Вид из центра обители. Фото начаоло XX в.
объемов были гладкие, а количество окон минимально. На нейтральном фоне корпусов большей проработанностью фасадных деталей отличались домовые храмы. Плоскость подку-польных барабанов Скорбященской и Семионовской церквей членили полукружия, обрамленные архивольты с изящными по рисунку замковыми камнями, простенки украшали лепные розетки, плоскости в глубине полукружий покрывала роспись. Единственными украшениями, допущенными на фасад Введенской церкви, были лепные модульоны, зрительно поддерживавшие карнизные плиты храмового четверика и фронтонов.
Заключение
Исторические документы не донесли до нас имен всех создателей ансамбля Ново-Тихвинского монастыря. На сегодня можно с большой долей вероятности утверждать, что идея преобразования разрозненной мелкомасштабной застройки в единый комплекс с фасадами, развернутыми на север и восток, была сформулирована в проекте от 1819 года исполнявшим должность архитектора Главной конторы Екатеринбургских заводов шихтмейстером Платоновым. В свою очередь, М. П. Малахов внес несомненный вклад и в разработку плана монастыря, на что косвенно указывают многие источники. То, как органично объемы церквей были скомпонованы с келейными корпусами в единый главный корпус, говорит
о большом мастерстве автора. Архитектура церквей, келейных корпусов и колокольни над северными воротами имеет близкие аналоги среди бесспорных работ М. П. Малахова. Дальнейшее формирование монастырского ансамбля велось под контролем исполнявших должность главного архитектора Екатеринбургских заводов в 1840—1850-е гг. Э. X. Сорториуса и А. Н. Спиринга.
В композиции монастырского ансамбля отразились достижения и традиции не только классицизма, но и предшествующих ему периодов. Ха-
х
Рисунок 11. Клавный келейный корпус Ново-Тихвинского монастыря. Фото Про-кудин а-Горского, 1910 г.
рактер застройки Ново-Тихвинского монастыря отличали: стремление к правильности очертаний, предпочтение отдавалось квадратным или прямоугольным планам- тенденция к выносу высотного акцента из глубины ансамбля наружу- постановка жилых зданий в блоки или «в линию», кода вытянутые по горизонтали здания келий и хозяйственных построек располагаются по периферии ансамбля. Здания, составившие застройку Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря в 1823—1850-е гг., являются ярким воплощением традиции высокого классицизма в архитектуре монастырских ансамблей, что делает монастырь уникальным памятником отечественного градостроительства и церковного зодчества.
Список использованной литературы
1 Антонов А. Ко дню празднования столетия Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря // Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1910. № 23.
2 Штейнфельд Н. П. Исторический очерк столетия первоклассного девичьего монастыря. Екатеринбург, 1901.
3 Коровин И. А. Поучения в день празднования явления Тихвинской иконы Божьей Матери // Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1910. № 27. С. 537−542.
4 Материалы для истории Екатеринбургского женского монастыря // Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1905. № 3. С. 95−102- № 5. С. 129−133- № 7. С. 193−198- № 10. С. 299−305- № 12. С. 398−405- № 14. С. 468−474- № 15. С. 497−501- 1906. № 24. С. 808−814- 1907. № 7. С. 153−162- № И. С. 246−252- 1910. № 5. С. 121−136- № 7. С. 163−176- № 9. С. 204−215.
5 Бабыкин К. Т. Архитектура старого Екатеринбурга // Екатеринбург за двести лет. Екатеринбург, 1923.
6 РаскинА.М. Архитектура классицизма на Урале. Свердловск, 1989.
Рисунок 12. Вид застройки в центральной
части обители Ново-Тихвинского монастыря. Фото начала XX в.
7 Голобородский М. В. Архитектура храмов Екатеринбурга (XVIII-XIX вв.): дис… канд. архитектуры. Екатеринбург, 2003.
8 Бусева-Давыдова И. Л. Развитие композиции русских монастырей эпохи классицизма // Матвей Федорович Казаков и архитектура классицизма. М., 1996.
9 Иконников В. Историческое описание Екатеринбургского Новотихвинского первоклассного девичьего монастыря. СПб., 1875.
10 План участка Успенской кладбищенской церкви и к ней принадлежащими службами женской обители. 1806 г. ГАСО. Ф. 25. Оп. 1. Д. 21 В. Л. 73.
11 План и фасад сочиненный в 1819 году в городе Екатеринбурге Новотихвинской девичьей обители. РГИА. Ф. 796. Оп. 100. Д. 976.
12 Голобородский М. В. Обитель у врат Сибири // От покаяния к возрождению. Екатеринбург, 2003.
С. 208−220.
13 Раскин А. М. Классицизм в памятниках архитектуры Свердловской области. Екатеринбург, 2007.
14 План Ново-Тихвинского монастыря. 1856 г. ГАСО. Ф. 8. Оп. 2. Папка 4, кв. 12.
15 Уральская икона. Екатеринбург, 1988.
16 Дело об учреждении в г. Екатеринбурге Новотихвинской женской обители и об отводе места под строительство церкви Александра Невского. 1811−1813 гг. ГАСО. Ф. 25. Оп 2. Д. 2113.
17 План Ново-Тихвинского монастыря. 1842 г. ГАСО. Ф. 25. Оп. 2. Д. 8329.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой