Особенности функционирования метафоры в современном эзотерическом тексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 133. 18
С. И. Кузьминская
Особенности функционирования метафоры в современном эзотерическом тексте1
В статье представлена авторская концепция метафоры в эзотерических текстах. Исследование основывается на текстах Учения Живой Этики.
Ключевые слова: метафора, эзотерический текст, Учение Живой Этики
S. I. Kuzminskaya The features of metaphor functioning in modern esoteric text
This article is represented the author'-s concept of metaphor in esoteric texts. This investigation bases on texts from the Living Ethics Teaching.
Keywords: metaphor, esoteric text, the Living Ethics Teaching
В данной работе под эзотерическим текстом мы будем понимать различные литературные произведения, которые традиционно связываются с восточной философской школой Махатм. Такие тексты, как правило, отражают этическую, философскую, метафизическую, психологическую проблематику, содержат духовные практики, направленные на преображение внутренней сущности человека и допускают как рациональный, так и иррациональный способы проникновения в суть излагаемых идей2.
В ХХ веке в евразийском культурном пространстве появилось несколько корпусов текстов, которые удовлетворяют данным требованиям. Одним из них являются книги Живой Этики.
В работах, посвященных лингвофилософскому анализу этих книг, уже отмечалась сложность их построения, полифоничность, многослойность, мозаичность, особый ритмический рисунок, разнообразие стилевых приемов. Среди различных лингвистических проблем эзотерического текста специального исследования давно требует проблема функционирования метафор. Так, например, в книгах Живой Этики метафора является одним из основных языковых средств создания многослойного текстового произведения. Уже название этого корпуса текстов, а также названия его отдельных частей глубоко метафоричны как по своей форме, так и по сути (Живая Этика, Листы Сада Мории, Мир Огненный, Сердце).
Представить себе эзотерический текст без метафоры достаточно проблематично. Прежде всего, это связано с тем, что любой текст, подпадающий по определение «эзотерический», в значительной мере предполагает иррациональное понимание сущности рассматриваемой проблемы. Метафора же представляет собой
особую форму мысли, которая по своей сути не сводима к простым рациональным характеристикам.
Механизм метафоры, как полагает М. Блэк, заключается в том, что при ее создании какая-либо система используется как фильтр или экран, через который воспринимается другая система3. Иными словами, к главному субъекту прилагается область «ассоциируемых импликаций», связанных с вспомогательным субъектом. Эти импликации могут быть как универсальными, так и нестандартными. Многие метафоры в эзотерическом тексте опираются как раз на нестандартные импликации. Понимание метафоры во многом обеспечивается деятельностью такого качества сознания как воображение. Данное положение обосновывается в целом ряде работ по проблемам метафоры (Л. Витгенштейн, В. Олридж, М. Хэстер). Исследователи отмечают, что при восприятии метафоры образный термин используется для понимания термина абстрактного. Такой механизм метафоры особенно важен при построении эзотерического текста. Многочисленные метафизические вопросы, которые обсуждаются на страницах данного корпуса текстов, могут быть изложены только метафорически. Они, как правило, выходят за рамки эмпирического опыта человека. Следовательно, в их изложении авторы должны найти некие образы, которые позволят хотя бы в какой-то мере дать представление о затрагиваемой проблематике. Метафора в таких случаях является своего рода мостом между обыденной и высшей реальностями. Эта особенность метафоры не раз подчеркивалась философами и лингвистами. Так, например, Х. Ортега-и-Гассет писал, что метафора является практически единственным способом уловить и содержательно определить объекты высокой степени абстракции4.
Одна и та же метафора позволяет увидеть описываемый объект с разных сторон. При первичном обращении к метафоре актуализируется только определенный набор имплицитных ассоциаций. Он определяется конкретной языковой ситуацией, состоянием сознания читателя, его отношением к описываемому объекту. С изменением одного из этих факторов та же метафора может быть воспринята уже несколько иначе. На первый план может выйти другой набор имплицитных ассоциаций. При многократном обращении к данной метафоре возможно более глубокое постижение смысла той или иной идеи. Такая особенность также очень важна для эзотерического текста. Метафора дается как средство осмысления определенной идеальной реальности в текущий момент и в момент последующий. Она служит незаменимым средством в построении многослойного текстового образования, которое дает читателю пищу для размышлений на протяжении ряда лет. Определим такую функциональную особенность метафоры в эзотерическом тексте как эвристическую. В полной мере эта функция реализуется в том случае, если читатель готов мыслить синтетически. Как справедливо отмечают современные исследователи: «Метафора представляет подход к миру, где тождество вещей означает больше,
чем их различие, где, несмотря на видимое несходство, вещи обладают сходством в самой своей основе"5.
Другой функциональной особенностью метафоры в эзотерическом тексте является ее способность не только приоткрывать завесу тайны над многими метафизическими вопросами, но и скрывать истину. Кодирующее использование метафоры позволяет, во-первых, не выдавать в полной мере то знание, которые общество на данном этапе своего развития просто не готово воспринять, но намек о котором должен быть дан. Древняя восточная мудрость гласит:
Истина должна быть возвещена, но истина должна быть сохранена6.
Во-вторых, скрыть от случайных людей смыслы, предназначенные только последователям того или иного учения. В-третьих, интенсифицировать стремление читателя проникнуть за символическую завесу слов в суть скрывающегося за ней явления. Как правило, именно скрытое и недоступное вызывает наибольший интерес и побуждает к активным (в данном случае познавательным) действиям. В-четвертых, метафорическое изложение философских идей позволяет подчеркнуть их глубину и многоплановость, тем самым уберегая их от скепсиса рационалиста и от буквального толкования профана. Яркими примерами таких «кодирующих» метафор могут послужить следующие выражения: «Игра Матери Мира», «Огненное Крещение», «Мир Огненный» и др.
Эзотерический текст призван вдохновлять читателя на дальнейший внутренний рост и самосовершенствование. Среди многочисленных средств способствующих реализации этой задачи можно выделить и метафору. Об эстетической функции метафоры говорили еще древние философы и риторы (Цицерон, Квинтилиан, Плиний Младший), отмечая ее способность придавать стилю большую торжественность и возвышенность. Эстетическая функция метафоры не является периферийной для данного типа текста. Эзотерический текст по своей сути призван менять сознание читателя, пробуждая в нем устремление к Высшему, в том числе и с помощью красоты и необычности слога. Примерами эстетических метафор, встречающихся на страницах текстов Живой Этики, могут послужить следующие выражения: доспехи духовной битвы, каменное сердце, огонь сердца, язык духа.
Другой характерной функцией метафоры в эзотерическом тексте является аксиологическая. С точки зрения прагматического воздействия на адресата косвенная оценка практически всегда более эффективна, чем прямое выражение отношения к тому или иному вопросу. Такая оценка, как правило, выше по своему эмоциональному градусу, а также в большей степени окрашена личностным отношением говорящего к предмету речи. При этом она лишена навязчивой назидательности прямого выражения отношения к предмету речи и позволяет читателю не только
понять положительное или отрицательное отношение автора к тому или иному вопросу, но и увидеть причину такого отношения.
В рассматриваемом корпусе текстов аксиологическая метафора позволяет расставить акценты в отношении решения различных этических вопросов. С помощью образного переноса в лаконичной форме выражаются глубокие философские идеи относительно соотношения таких понятий, как «добро» и «зло», обосновываются основы морали, подчеркивается значимость внутреннего этического кодекса человека. Обсуждение данных проблем в метафорическом ключе позволяет получить больший отклик со стороны читателя, через опору на хорошо знакомые образы, закрепившие за собой определенные ассоциативные импликации, сформировать отношение к тем или иным этическим вопросам. Например:
Сомнение — это парадный подъезд темным7.
Неудовлетворенность — врата Беспредельности8.
Ничтожные мысли — пространственная слизь9.
Эффективность воздействия метафоры на сознание читателя в данном случае, наш взгляд, можно объяснить словами Кассирера: «Напряженной вибрации можно достичь, только удачно выбрав несходные объекты, так что сопоставление происходит как потрясение, которое, однако, есть потрясение узнавания"10. Аксиологическое функционирование метафоры служит формированию в сознании человека определенной картины мира и системы ценностных ориентиров.
Еще одна функция метафоры в эзотерическом тексте, на которой хотелось бы остановится в этой работе, — номинативная. Метафора часто рождается там, где новое явление или идея требуют новой формы выражения. По словам М. Блэ-ка, номинативная метафора используется «с тем, чтобы залатать прореху в словаре"11. Современная наука уже давно столкнулась с феноменом метафорического выражения строгих научных понятий. Естественные и гуманитарные науки активно используют в качестве терминов метафоры, пытаясь таким образом выразить открывающиеся перед исследователями сложные явления микро и макрокосмоса. Авторы эзотерического текста также вынуждены искать средства, способствующие преодолению ограниченности словарного состава того или иного языка. Вбрасывая в социокультурное пространство новые идеи и знания, они вынуждены использовать в качестве номинативных единиц, в том числе и метафоры. Многие неологические единицы на страницах этого корпуса текста представляют как раз такие образные выражения (воплощение луча, делимость духа, заградительная сеть, огненные болезни, пространственный огонь, возгорание центров, астральный вихрь).
Помимо полифункциональности метафорических выражений на страницах текстов Живой Этики, вероятно, следует говорить и об их полисемантичности. При-
чем, в ряде случаев полное описание семантического поля метафоры возможно только после подробного герменевтического анализа всего корпуса данных текстов, а также источников, культурно, исторически и философски с ним связанных. Так, например, выражения «психическая энергия», «тонкий мир», «огненный мир» и др. в силу частотности их употребления теряют свою образную компоненту и развивают сложную семантическую структуру. В зависимости от контекста, выражение «психическая энергия» может означать «жизнеспособность» «всеначальная энергия», «действие», «сердечнаяэнергия», «огненнаяэнергия» и др. При этом, некоторые значения можно рассматривать как уже закрепившиеся за данным выражением, другие же являются окказиональными и требуют от читателя внимательности и хорошо развитой интуиции.
Метафора является удачным механизмом воплощения основного принципа передачи эзотерического знания — «говори по сознанию».
Во-первых, с ее помощью можно избежать так называемых «терминологических конфликтов». Так сами авторы книг Живой Этики пишут:
Никогда не затрудняйте собеседника каким-то настойчивым названием. Мысль
должна быть направлена к сущности понятия, вне его принятого выражения12.
Во-вторых, метафорическое объяснение различных явлений, позволяет не перегрузить лишней информацией неготовое сознание, так как интерпретация метафоры основывается, прежде всего, на личном опыте. Следовательно, чем шире как светский, так и духовный опыт читателя, тем больше он может увидеть за метафорическим описанием. Для тех, кто готов воспринять больше, метафорическое выражение становится отправной точкой познания новых горизонтов. И наоборот, если человек скован предрассудками или багаж его жизненного и духовного опыта недостаточен, метафора останется для него все лишь красочным образом и не будет диссонировать с его внутренним миропониманием.
В заключение следует отметить, что любая метафора осуществляет несколько функций одновременно. Номинативную функцию невозможно оторвать от эвристической, так же как и от оценочной, эстетической или кодирующей. Именно полифукциональность метафоры делает ее незаменимым средством в постижении глубинных, скрытых смыслов, а также одним из наиболее эффективных языковых средств воздействия на сознание. А полисемантичность многих метафор позволяет авторам данного корпуса текстов акцентировать различные аспекты рассматриваемой проблематики.
Примечания
1 Статья опубликована на сайте независимого интернет-проекта «Грани эпохи» в электронном журнале: Грани эпохи. 2012. № 50, дата публикации: 05. 06. 2012. URL: http: //
grani. agni-age. net (дата обращения: 29. 11. 2014), а также на сайте «Адамант». URL: http: // lomonosov. org (дата обращения: 29. 11. 2014).
2 Аблеев С. Р. Универсум сознания. М., 2010.
3 Блэк М. Метафора // Теория метафоры. М., 1990.
4 Ортега-и-Гассет Х. Две великие метафоры // Теория метафоры. М., 1990. С. 72.
5 Полозова И. В. Метафора как средство философского и научного познания. М., 2006. С. 65.
6 Писарева Е. Ф. Предисловие // Письма Махатм. Самара, 1993. С. 8.
7 Учение Живой Этики. Мир Огненный. Ч. 1. § 356.
8 Там же. § 356.
9 Там же. § 549.
10 Кассирер Э. Сила метафоры // Теория метафоры. М., 1990.
11 Блэк М. Метафора // Теория метафоры. М., 1990. С. 164.
12 Учение Живой Этики. Мир Огненный. Ч. 1. § 557.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой