К вопросу обеспечения защиты субъектов авторских прав на рынке контента в практике российского и международного права

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К ВОПРОСУ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТОВ АВТОРСКИХ ПРАВ НА РЫНКЕ КОНТЕНТА В ПРАКТИКЕ РОССИЙСКОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
СТРИЖОВ Александр Евгеньевич
Аннотация: статья посвящена вопросу гарантий и защиты предметов Авторского права и интеллектуальной собственности в сети Интернет в России. Также автор анализирует международный опыт гарантии и защиты предметов Авторского права на цифровом рынке.
Annotation: this article is devoted to the actual question of the guarantee and protect of Copyright subjects and their intellectual property in the Internet in Russia. Also the author analyses the international experience of the guarantee and protect of Copyright subjects on the digital market.
Ключевые слова: авторское право, интеллектуальная собственность, контент-рынок, Интернет.
Key words: the Copyright, the Intellectual property, digital market, Internet.
В Российской Федерации последние десятилетия отмечены бурным ростом и развитием рынка контента, в связи с чем одной из главных задач, которые должны быть решены для обеспечения устойчивого развития информационного рынка в начале XXI века, становится защита авторских прав.
Однако отсутствие дефиниции контента в законодательстве об авторском праве (4-я часть ГК РФ) создает определенные сложности в судебной практике защиты авторских прав. Согласно ст. 1259 среди широкого открытого перечня объектов авторских прав указаны аудиовизуальные произведения, программы для ЭВМ, которые охраняются, как литературные произведения. Кроме того, сюда же законодатель относит производные произведения, а также составные произведения — т. е. произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда. Косвенно относительно контента в данной статье указывается на то, что авторские права распространяются на обнародованные и необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме (в виду публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме. При этом для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрации произведения или соблюдения каких-либо иных формальностей. В отношении программ для ЭВМ и баз данных возможна регистрация, осуществляемая по желанию правообладателя.
Еще до вступления в силу 4-й части ГК РФ, 22 апреля 2008 года Высший Арбитражный суд РФ вынес определение, ключевой мыслью которого было следующее: «Суды не учли, что любой сайт, так же, как и сайт истца, состоит из специально подобранных и расположенных определенным образом материалов (текстов, рисунков, фотографий,
чертежей, аудиовизуальных произведений и т. д.), которые могут быть использованы с помощью компьютерной программы (компьютерного кода), являющейся элементом сайта. Указанная комбинация, по выражению компьютерных специалистов, является контентом сайта. В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Закона об авторском праве к объектам авторского права относятся составные произведения, представляющие собой по подбору или расположению результат творческого труда"1.
Впервые именно судом, а не законодательным органом, было дано определение контента сайта как составного объекта авторского права. Поэтому мы можем сделать выводы о том, что с появлением качественно новой правовой среды есть смысл говорить не только об изменении в составе объектов гражданских прав, но и взгляда на их природу Отсюда необходимы и соответствующие новые подходы к исследованию и правовому регулированию электронных гражданских правоотношений.
Нужно отметить, что без использования большинства из этих объектов, ведение бизнеса в Интернете было бы просто невозможно. А нарушения авторских прав на них зачастую могут привести к серьезным проблемам. И поэтому защите авторских прав в сети Интернет следует уделять повышенное внимание, ведь одной из причин существования определенной вседозволенности в этом отношении является отсутствие необходимой информации, а порой и пассивность самих авторов или правообладателей при выявлении нарушений.
Для возмещения ущерба правообладателю необходимо осуществить несколько последовательных действий. Во-первых, установить факт нарушения авторских прав и зафиксировать его, а также получить соответствующие законодательству доказательства нарушения. Во-вторых, установить
1 [Электронный ресурс]. URL: http: //www. klerk. ru/doc/119 897
лицо, действиями которого причинен ущерб. Иногда для этого необходимо предпринимать действия, направленные на его розыск, включая осмотр документов, допросы свидетелей и др. Наконец, после установления лица, действиями которого причинен ущерб, в суд подается иск о возмещении ущерба.
Важная особенность Интернета заключается в том, что, как отмечает С. В. Коростелева, Интернет представляет собой способ взаимодействия, сочетающий средства массовой информации и персональной связи2. На такое дуалистическое начало Интернета обратили внимание специалисты налогового права. Так, например, А. В. Уханова отмечает, что собственнику сайта выгодно зарегистрировать сайт как средство массовой информации и не платить налог на прибыль и налог на добавленную стоимость, т. е. два основных налога, но при этом не забывать хотя бы раз в год менять на этом сайте информацию. В таком случае услуги по нему можно отнести на себестоимость и исключить из валовой прибыли, и таким образом уменьшить налог на прибыль3.
Особое внимание следует обратить на Интернет-отношения — особые отношения, возникающие в результате воздействия норм международного, авторского и других отраслей права на создателей Интернет-ресурсов, пользователей Интернет-ресурсов и других субъектов. Как отмечает А. В. Иванов, их специфика состоит в том, что «для тех или иных управомоченных субъектов возникают права (т.е. открывается предусмотренная правовыми нормами, международными договорами, соглашениями, решениями судов, обычаями и др., обеспечивая различным государствам возможность действовать определенным образом в виртуальном пространстве Интернете), и вместе с тем на других субъектов возлагаются обязанности, подразумевающие необходимое поведение, зафиксированное в источниках Интернет-права и обеспеченное доброй волей сторон либо государственным принуждением"4. В итоге Интернет-отношения зачастую носят волевой характер, поскольку в них выражается сознательная воля субъектов этих отношений, той или иной группы лиц, а также государства и общества в целом.
В данной связи важно отметить и тот факт, что экстерриториальность глобальной компьютерной сети Интернет делает возможным практически неконтролируемый экспорт и импорт объектов интеллектуальной собственности, что наносит, вне сомнения, значительной экономический ущерб как владельцам исключительных прав, так и государству в целом. По справедливому утверждению В.Б. На-
2 См.: Коростелева С. В. Личные неимущественные права авторов и особенность их реализации в Интернете. Дисс. … канд. юр. наук. М., 2006. С. 78.
3 См.: Уханова А. В. Правовое регулирование использования Интернета и бухгалтерский учет некоторых операций, связанных с ним / / Информационная система «Г арант».
4 А. В. Иванов. Интеллектуальная собственность в Интернете. Дисс. … канд. юр. наук. М., 2006. С. 85.
умова, такое положение делает очевидным «необходимость международной унификации законодательства, разработки новых международных соглашений и преобразования уже имеющихся, а также внесения международно-признанных норм и принципов в национальные нормативные акты в целях их унификации"5. Такой основой, по большому счету, для унификации законодательства об исключительных правах стали договоры Всемирной Организации Интеллектуальной Собственности (ВОИС) 1996 г.
Источниками законодательной системы авторского права Российской Федерации являются как международные договоры РФ в области авторского права, так и договоры, заключенные бывшим СССР В современный период Россия является участницей следующих международных договоров:
— Бернской Конвенции по охране литературных и художественных произведений (1886 г. с последующими изменениями и дополнениями)6-
— Всемирной Конвенции об авторском праве (в ред. от 24 июля 1971 г.)7-
— Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм от 29 октября 1971 г. 8-
— Конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций9-
— Брюссельской конвенции о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники от 21 мая 1974 г. 10-
— Соглашения о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав, подписанного 24 сентября 1993 г. странами-участницами СНГ-
— Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г11.
Кроме того, Россия участвует в Договоре ВОИС по авторскому праву 1996 года, Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам, в Соглашении о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности, Мадридском соглашении о международной регистрации знаков и ряде других.
Следует отметить, что на сегодняшний день российское национальное законодательство (особенно после вступление в силу 4-й части ГК РФ) представляет собой вполне совершенную и качественную с юридической точки зрения нормативную базу для регламентации внутригосударственных право-
5 Наумов В. Б. Право и Интернет. М., 2001.
6 [Электронный ресурс]. ШЬ: http: //www. wipo. int/treaties/ru/ip/berne/ berne. html
7 [Электронный ресурс]. ШЬ: http: //www. febras. ru/~patent/norm_d/av2/ ауи+. Ыш1
8 [Электронный ресурс]. иИЬ: http: //www. eurolawco. ru/ipr/law/ geneva. html
9 [Электронный ресурс]. иИЬ: http: //www. wipo. int/treaties/ru/ip/rome/ rome_convention. htm
10 [Электронный ресурс]. иИЬ: http: //www. conventions. ru/ view_base. php? id=483
11 [Электронный ресурс]. иИЬ: http: //www. wipo. int/treaties/ru/ convention/trtdocs_wo029. html
отношений. Однако с учетом дальнейшего развития информационных технологий и в связи со стремлением России к интеграции в мировое экономическое и политическое сообщество (работа по присоединению к ВТО, интенсивное сотрудничество с Евросоюзом по расширению торгово-экономических и валютно-финансовых связей), все это в любом случае оказывает соответствующее влияние и на характер нормативно-правового регулирования интеллектуальной собственности и авторских прав.
По нашему мнению, именно вопрос об адаптации авторского права РФ к новой цифровой среде (информационным технологиям, рынку контента) становится актуальным на современной повестке дня. Это в большей степени связано даже не с экономическими требованиями, а с технологическим развитием, появлением новых телекоммуникационных средств — тем самым инновационным развитием. Более того, интеллектуальная собственность становится не только основой для развития экономики в целом, но и обеспечением национальной безопасности страны в целом. К сожалению, приходится констатировать тот факт, что пятую технологическую революцию Россия проиграла в сфере информатизации, в результате чего страна превратилась в покупателя «железа», компьютерных программ и т. д. В настоящее время встал остро вопрос о том, что можно проиграть и шестую технологическую революцию, связанную с инновационным развитием.
Нельзя не признавать того факта, что цифровые технологии и Интернет уже, по существу, стали неотъемлемой частью современной жизни общества. Поэтому в данном направлении необходимо обеспечение эффективной защиты авторских прав. Ведь в настоящее время любая работа, выполненная в двух измерениях, может быть преобразована в цифровую форму, т. е. изображения в виде серии нулей и единиц, составляющей цифровой код. Она затем может храниться и использоваться в цифровом формате. А это, в свою очередь, резко увеличивает легкость и скорость ее копирования, качество копий, возможности манипуляций и изменения работы. Одновременно порождает огромные проблемы с пиратской продукцией цифрового контента.
Общеизвестно, что охраняемые авторским правом произведения и объекты могут поставляться в цифровой форме через цифровые сети, в том числе Интернет. Для решения вопросов реализации и защиты авторских прав при электронной доставке произведений и объектов смежных прав по цифровым сетям, а также для поддержки этого направления развития торговли объектами интеллектуальной собственности, необходимо наличие четырех важных факторов, которые, по мнению Т. Кос-кинен-Олссон, способны эффективно обеспечить становление легального рынка:
1) стабильные и отвечающее современным
требованиям законодательства в области авторского права и смежных прав-
2) гарантии безопасности рынка контента, включающие возможность применения эффективных мер, обеспечивающих реализацию законодательных положений-
3) эффективная защита сделок, совершаемых в цифровой среде-
4) надежные механизмы реализации авторских и смежных прав и работоспособная система управления такими правами12.
Разработанные под эгидой Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) международные документы — Договор ВОИС об авторском праве 1996 г. (ДАП) и Договор ВОИС об исполнениях и фонограммах 1996 г. (ДИФ) — хороший пример для подражания. Так называемые «Интернет-договоры» ВОИС (ДАП и ДИФ) обеспечивают, по существу, наличие достаточного объема прав при использовании произведений и фонограмм в цифровой среде. Центральными элементами правового регулирования при этом являются право на воспроизведение и право на доведение до всеобщего сведения. Кроме того, в качестве необходимых для рынка цифрового контента правовых конструкций здесь рассматриваются обязательства относительно технологических мер защиты преобразованных в цифровую форму произведений и обязательства в отношении неприкосновенности информации об управлении правами. Без таких важных элементов в авторско-правовом законодательстве любая поставка цифрового содержания в условиях современны цифровых и сетевых технологий была бы крайне уязвима и почти не защищена от искажений и воровства.
Следует отметить такой важный момент: договоры ВОИС не содержат прямых указаний относительно обязанностей сервис-провайдеров, которые занимают важнейшее место в технологической цепочке при обеспечении доставки продуктов рынка цифрового контента до конечного потребителя. Но страны, подписавшие и ратифицировавшие эти договоры, могут выбрать любой подход при внесении изменений в свое законодательство.
Например, закон об авторском праве в цифровом тысячелетии 1998 г США (Digital Millennium Copyright Act — DMCA) содержит детально прописанные положения относительно задач и ответственности сервис-провайдеров. В этом законе подробно описаны процедуры, применяемые в случаях незаконного использования охраняемых произведений и объектов смежных прав.
Евросоюз пошел по другому пути. Были приняты две специальные Директивы — Директива ЕС
12 См.: Коскинен-Олссон Т. Защита авторских прав в Интернете: международный опыт // Сб.: Право интеллектуальной собственности. РАН, ИНИ-ОН. 2004. С. 104−115.
«О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе» (май 2001) и Директива Е С «Об электронной коммерции» (июнь 2000), — которые должны были стать частью законодательства стран Евросоюза в течение 2002 г. Поэтому согласно ст. 12−15 первой Директивы, сервис-провайдеры несут ответственность не только за нарушение законодательства об авторском праве и смежных правах, но и за диффамацию (распространение порочных сведений независимо от их соответствия действительности) и иные подобные действия.
Таким образом, хотя рассмотренные выше подходы различаются, но основная идея здесь, по существу, одна и та же: при соблюдении определенных условий сервис-провайдеры не несут ответственности за содержание ресурсов, доступ к которым они обеспечивают. Пока сервис-провайдеры не знают о нарушении авторского права, то могут продолжать осуществлять свой доступ к ресурсу. Но как только поставщик узнает или должен узнать, что на сайте имеет место нарушение авторского права, то он должен сделать все зависящее, чтобы снять контрафактный материал с сайта или заблокировать доступ к нему — это т.н. процедура уведомления и прекращения нарушения (notice and takedown procedure). Тем самым возникают определенные гарантии для безопасности рынка контента.
Таким образом, обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что правовые основы обеспечения субъектов авторских прав на рынке контента в Российской Федерации, в принципе, существуют. Четвертая часть Гражданского кодекса в доста-
точно полной мере охватывает многие направления в области защиты авторских прав. Тем не менее, отсутствие отдельного закона об Интернете тормозит дальнейшее развитие законодательства об авторском праве, поскольку до сих пор не определены базовые категории, характерные именно для цифровой среды. Законодатель еще не дал точной дефиниции понятию самого контента, онлайнового интерактивного режима и т. д. Нет механизмов, которые бы на законодательном уровне обеспечивали более эффективное использование технических мер защиты, а также нет императивных норм по поводу систем идентификаций в Интернете.
Тем не менее, несмотря на ряд указанных выше недостатков, следует отметить, что международный опыт в области защиты авторских и смежных прав в Интернете в целом во многом сходен с нынешним российским. Поскольку в Российской Федерации развивается достаточно бурно Интернет, кабельное телевидение, мобильная связь, то очень многие направления и способы защиты авторских прав у нас применимы. Единственное и, пожалуй, самое существенное различие — все-таки правосознание жителей США и стран Западной Европы отличается от российского правового нигилизма. Поскольку там привыкли уважать закон, поэтому и вопросы обеспечения и защиты авторских прав реализуются в цифровой среде более удачно. Так что помимо чисто правовых аспектов в области защиты прав субъектов авторских прав на рынка контента остается актуальным вопрос изменения самого правосознания российских граждан.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой