К вопросу об этимологии понятия терроризм в контексте национальной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12. 00. 02)
1.1. К ВОПРОСУ ОБ ЭТИМОЛОГИИ ПОНЯТИЯ ТЕРРОРИЗМ В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Чапчиков Сергей Юрьевич, к.ю.н. Должность: преподаватель (докторант) кафедры правового обеспечения управленческой деятельности. Место работы: Международный институт управления МГИМО (У) МИД России. E-mail: chapchikov_s@mail. ru Аннотация. Статья посвящена очень важной и актуальной проблеме, связанной с изучением содержания понятия «терроризм» Исследования в этом направлении необходимы для совершенствования законодательной базы национальной безопасности и ее важнейшего направления борьбы с террористическими угрозами.
Ключевые слова: терроризм, этимология, национальная безопасность, политическая система, угрозы.
ON THE ETYMOLOGY OF THE CONCEPT OF TERRORISM IN THE CONTEXT OF NATIONAL SECURITY
Chapchikov Sergey Yuriyevich, PhD at law. Position:
Lecturer (working for Doctor of Sciences degree),
Department of Legal Support for Administrative Work. Place of employment: International Institute of Administration, MGIMO (U) under MFA of Russia E-mail: chapchikov_s@mail. ru Annotation: The article is devoted to a very important and urgent problem related to the investigation of the notion of & quot-terrorism"-. Research in this direction are necessary to improve the legal framework of national security and its most important area of combating terrorist threats.
Keywords: terrorism, etymology, national security, political system, the threat.
Терроризм стал глобальной проблемой сегодняшнего дня и превратился в постоянно действующий, дестабилизирующий фактор общественного развития. Вхождение России в сложный, противоречивый социально-политический процесс, изменивший основы жизнедеятельности государства и общества, непосредственно отразилось на уровне, динамике, направленности развертывания терроризма. Складывающиеся реалии определяют актуальность и востребованность теоретико-методологического осмысления природы терроризма, анализа содержания этого понятия, изучения его этимологии, организацию государством научно-практической деятельности в этом направлении [11, ст. 3], создания системы национальной безопасности.
В русский язык слова «террор» и «терроризм» пришли из французского языка достаточно поздно: лишь в начале XIX в. они появляются во французско-русских словарях. В отечественной научной лексикографии впервые встречается понятие «терроризм», которое определяется как время ужаса в истории французской революции. 14] Постепенно оно расширяет свои границы, и под ним уже понимают политическую систему, стремящуюся к поставленной цели путем подавления
всякого противодействия внушением страха и ужа-са. 10] Терроризм определяют как устрашение, устрашение смертными казнями, убийствами и всеми ужасами неистовства [7], т. е. происходит расширение границ этого понятия. К концу XIX в. на этой базе происходит фактическое слияние понятий «террор» и «терроризм», но вместе с тем намечаются два разных подхода к раскрытию смысла теперь уже однородного понятия «террор-терроризм». Террор раскрывается как политическая система устрашения, при помощи которой партия или правительство стремится сохранить власть и влияние или достигнуть определенных целей [6].
Россия в пореформенный период значительно обогатила содержание понятия терроризма. Появился, например, оттенок тираноборства, т. е. попытка «освободить» закрепощенное и бесправное население страны, заставить самодержавную власть прислушаться к требованиям низов. Как следствие, первые террористы, понимая терроризм крайней формой политической борьбы, борьбы за улучшение положения широких слоев населения, были овеяны ореолом героизма. Что, во многом, придавало им стимул к дальнейшей деятельности [4].
Интересен тот факт, что в России, второй половины XIX века, терроризм был не только крайней формой политической борьбы, но, по сути, являлся единственным возможным средством воздействия оппозиции на власть. Это подтверждается, в частности, тем фактом, что многие видные деятели революционного движения, поначалу относившиеся с большой осторожностью или вовсе отрицавшие терроризм, меняли свою точку зрения на прямо противоположную, и становились ярыми его приверженцами [8].
Хотелось бы подчеркнуть, что у терроризма в России было два «автора» — радикалы, снедаемые революционным нетерпением и власть, считавшая, что неразумных детей надо не слушать, а призывать к порядку. Даже если некоторых из них придется для этого повесить. Эта взаимная глухота, неспособность к диалогу приводили все к большему озлоблению обеих сторон, к новым виткам насилия. Свою роль сыграла также позиция части российских либералов, сочувствовавших террористам и даже оказывавших им материальную поддержку [3, 15].
В середине прошлого века, стали определять терроризм как осуществление террора, деятельность и тактику террористов, подразумевая под террором наиболее острую форму борьбы против политических и классовых противников с применением насилия [13]. В дальнейшем такой подход окончательно закрепился в русском языке [2]. С конца 1980-х гг. терроризмом в русском разговорном языке стали в массовом порядке необоснованно обозначать схожие по своей жестокости, но политически немотивированные действия, осуществляемые уголовными элементами.
Как мы уже говорили, объект террористических посягательств имеет сложную структуру. На эту сложность указывается еще в производных от второго значения слова «террор» в латинском языке, которые приведены выше: охраняемые (право содержать человека в рабстве) и не охраняемые (права раба как человека) правом государства общественные отношения. Развитие терроризма как явления со временем добавило к
ЭТИМОЛОГИЯ ПОНЯТИЯ «ТЕРРОРИЗМ»
Чапчиков С. Ю.
ним еще и охраняемые правом международные отношения, изменения которых добиваются террористы.
Как представляется, впервые в отечественной литературе на сложность данного объекта обратили внимание В. В. Витюк и С. А. Эфиров, выделив в нем два элемента: непосредственный объект воздействия и целевой объект. Анализируя объект террористического воздействия, Г. И. Байрамов выделяет в нем непосредственный объект, которым могут быть материальные объекты, некоторые категории граждан, выбранные по политическому, социальному, национальному, религиозному или иному принципу либо заранее, либо случайно (но в целях максимального урока или максимальной демонстративности), и конечный, или стратегический объект, которым является конституционный режим либо один из его элементов (территориальная целостность, порядок управления, экономическая мощь и т. д.) [5].
Не останавливаясь на отдельных нечеткостях приведенных формулировок, отметим значимость выделения конституционного строя как конечного объекта посягательств террористов. Анализируя объект преступления международного терроризма, Н. В. Прокофьев указывает на его трехчастность: метаобъект (результирующий объект) — международные отношения и международный правопорядок- общий (основной, планируемый) объект -деятельность государственных органов, международных организаций, физических или юридических лиц- непосредственный (факультативный) объект — жизнь и здоровье физических лиц, а также движимое и недвижимое имущество физических и юридических лиц и государства [12].
Доктор юридических наук В. Ф. Антипенко пришел к выводу, что непосредственным объектом терроризма является политический режим, государственное устройство и территориальная целостность конкретных стран. Эффективность воздействия на непосредственный объект в терроризме может реализовываться через общий объект — нарушение международного правопорядка, т. е. общий объект в данном случае может выполнять роль промежуточного объекта. На уровне террористического акта совсем не обязательно присутствие (существование) противодействующей стороны, поскольку он, в сущности, совершается в отношении случайных людей и объектов [1].
Возникновение и распространение терроризма в Российской Федерации имеют определенные исторические предпосылки и связаны как с внутренними экономическими, политическими, социальными, межнациональными, конфессиональными противоречиями, так и с внешними, в том числе общими для всего мирового сообщества, террористическими угрозами. Ситуация еще осложняется тем, что советская пропаганда объявила революционеров — террористов людьми, совершавшими подвиг во имя Революции. Революции в России и Мировой Революции, борьбы с мировым империализмом. Этот стереотип, будучи закреплён во многих поколениях людей живших в Советском Союзе, не мог исчезнуть в одночасье с прекращением его существования. Именно сформированное за многие годы мнение о положительной роли террористов, во многом, повлияло на то, что с распадом Советского Союза ни правовая база, ни силы и средства исполнительной власти, ни общественное сознание оказались не готовы к изменившимся условиям окружающей действительности и к последовавшему затем усилению террористической активности во всём мире в целом и на постсоветском пространстве, в частности.
Основными внутренними факторами, обусловливающими возникновение и распространение терроризма в Российской Федерации либо способствующими ему причинами и условиями, являются:
а) межэтнические, межконфессиональные и иные социальные противоречия-
б) наличие условий для деятельности экстремистски настроенных лиц и объединений-
в) недостаточная эффективность правоохранительных, административно-правовых и иных мер по противодействию терроризму-
г) ненадлежащий контроль за распространением идей радикализма, пропагандой насилия и жестокости в едином информационном пространстве Российской Федерации-
д) недостаточно эффективная борьба с организованной преступностью и коррупцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
Основными внешними факторами, способствующими возникновению и распространению терроризма в Российской Федерации, являются:
а) попытки проникновения международных террористических организаций в отдельные регионы Российской Федерации-
б) наличие очагов террористической активности вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников-
в) наличие в иностранных государствах лагерей подготовки боевиков для международных террористических и экстремистских организаций, в том числе анти-российской направленности, а также теологических учебных заведений, распространяющих идеологию религиозного экстремизма-
г) финансовая поддержка террористических и экстремистских организаций, действующих на территории Российской Федерации, со стороны международных террористических и экстремистских организаций-
д) стремление ряда иностранных государств, в том числе в рамках осуществления антитеррористической деятельности, ослабить Российскую Федерацию и ее позицию в мире, установить свое политическое, экономическое или иное влияние в отдельных субъектах Российской Федерации-
е) распространение идей терроризма и экстремизма через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет и средства массовой информации-
ж) заинтересованность субъектов террористической деятельности в широком освещении своей деятельности в средствах массовой информации в целях получения наибольшего общественного резонанса-
з) отсутствие в международном сообществе единого подхода к определению причин возникновения и распространения терроризма и его движущих сил, наличие двойных стандартов в правоприменительной практике в области борьбы с терроризмом-
и) отсутствие единого антитеррористического информационного пространства на международном и национальном уровнях [9].
Одной из самых злободневных проблем противодействия терроризму в России, да и всем мире тоже, представляется отсутствие единого понятия, определения терроризма. Как видно из истории этого явления, терроризм — не является чем-то косным, статичным, наоборот он имеет тенденцию к изменению форм, методов, объектов воздействия, мотивации, средств осуществления и т. д. Так, например, если в прошлом терроризм, по сути, отражал политическое и идеологическое противостояние, то в настоящее вре-
мя, представляется неверным, полностью отрицать экономическую составляющую терроризма. Действительно с помощью террористических актов, можно дестабилизировать обстановку в стране, регионе, добиться падения или роста цен на сырье и курсов мировых и национальных валют. Можно говорить, что терроризм превращается в мощный и эффективный инструмент, воздействующий не только на политическую ситуацию, но и на экономику, что делает его много более опасным, чем раньше. Именно в изменчивости терроризма кроется причина того, что существует так много различных определений этого явления.
Опасность терроризма сегодня усугубляется его широким освещением в СМИ, и последующим обсуждением, в которых зачастую формируется общественное мнение, положительно настроенное к террористам, или наоборот негативно настроенное по отношению к власти. В этом кроется завуалированная, неявная и от того ещё более страшная угроза национальной безопасности страны, так как подобные действия исподволь расшатывают конституционный строй государства, нивелируют ценность жизни и здоровья граждан, облегчают вербовку и привлечение террористическими организациями новых членов.
Механизмы же противодействия терроризму работают «вхолостую» или срабатывают с запаздыванием. Чрезвычайно трудно, без научного изучения проблемы проводить профилактику терроризма. Именно поэтому, так важно исследование данной проблемы, особенно в сфере содержания понятия терроризма. Не имея точного согласованного определения, учитывающего реалии современной жизни, чрезвычайно трудно совершенствовать законодательную базу в части касающейся противодействию терроризму. Результатом является снижение эффективности нормативно-правовых актов, трудность их применения, существование таких законов и иных документов, которые не отвечают современным требованиям, предъявляемым к антитеррористической деятельности государства и общества.
Список литературы:
1. Антипенко А. Ф. Механизм между народноправового регулирования борьбы с терроризмом: Ав-тореф. дис. … д-ра юрид. наук: М., 2004. С. 25, 29.
2. Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб.: Норинт, 2000., 1536 с.
3. Будницкий О. В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина XIX — начало XX в.). М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000.
4. Будницкий О. В. «Кровь по совести»: Терроризм в России (вторая половина XIX — начало XX в.) // Отечественная история. 1994. № 6. С. 203 — 209.
5. Витюк В. В., Эфиров С. А. «Левый» терроризм на Западе: история и современность. М.: Наука, 1987. С. 55.
6. Гарбель-Гранат. Настольный энциклопедический словарь. М., 1895. Т. 8.
7. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1868. Т. 4.
8. Итенберг Б. С. П. Л. Лавров в русском революционном движении. М.: Наука, 1988. 301 с.
9. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации // Рос. газ. — 2009. — 20 октября.
10. Настольный словарь для справок по всем отраслям знания /Под ред. В. Р. Зотова и Ф. Голя. СПб., 1864.
11. О безопасности: федер. закон Рос. Федерации от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 07 декабря 2010 г. //Рос. газ. — 2010. — 29 декабря.
12. Прокофьев Н. В. Многосторонние международные договоры в сфере борьбы с международным терроризмом: проблемы эффективности: Автореф. дис.: канд. юрид. наук: М., 2005. С. 21.
13. Словарь современного русского языка. М.- Л., 1963. Т. 15, С. 366 — 368, 370.
14. Старчевский А. -В.В. Справочный энциклопедический словарь. СПб.: Тип. К. Крайя, 1848. Т. 1 — 12.
15. Тихомиров Л. А. Начала и концы. «Либералы» и террористы. М., 1890.
Literature list:
1. Antipenko A.F. Mechanism between the international legal regulation of the fight against terrorism: Author. Dis. … Dr. jur. Science: Moscow, 2004. S. 25, 29.
2. Big Dictionary of Russian Language / Comp. and Ch. Ed. S.A. Kuznetsov. SPb.: Norint, 2000., 1536.
3. Budnitskii O.V. terrorism in the Russian liberation movement: ideology, ethics, psychology (the second half of XIX — beginning of XX century.). Moscow: Russian Political Encyclopedia & quot-(ROSSPEN), 2000.
4. Budnitskii O.V. & quot-Blood on the conscience& quot-: Terrorism in Russia (second half of XIX — beginning of XX century.) / / National History. 1994. № 6. S. 203 — 209.
5. Vityuk V.V., Efirov S, A, & quot-Left"- of terrorism in the West: history and modernity. Moscow: Nauka, 1987. C. 55.
6. Garbel-garnets. Desktop Encyclopedia. M., 1895. T.
8.
7. Dal V.I. Explanatory Dictionary of the large-Russian. M., 1868. T. 4.
8. Itenberg B.S. P.L. Lavrov, the Russian revolutionary movement. Moscow: Nauka, 1988. 301.
9. The concept of counter-terrorism in the Russian Federation / / Ros. gas. — 2009. — 20 October.
10. Desktop dictionary for information on all branches of knowledge, ed. V.R. Zotov and F. hola. SPb., 1864.
11. On safety: federal. Russian law. Federation of December 28, 2010 № 390-FZ: accepted by the State. Duma Feder. Coll. Ros. Federation December 7, 2010 / / Ros. gas. — 2010. — 29 December.
12. Prokof'-ev N.V. Multilateral international treaties in the sphere of fighting international terrorism: the problems of efficiency: Author. dis .: Cand. jur. Science: Moscow, 2005. P. 21.
13. Dictionary of Modern Russian. Moscow, Leningrad, 1963. T. 15, S. 366 — 368, 370.
14. Starchevskiy A. -V.V. Help Encyclopedic Dictionary. SPb.: Type. K. Edge, 1848. Volume 1 — 12.
15. Tikhomirov L.A. Beginnings and ends. & quot-Liberals"- and terrorists. M., 1890.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой