К вопросу об эволюции акционерных обществ в торговой сфере в условиях нэпа (1922-1927 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 334. 722. 8:94(470+571)
Свериденко Виктор Григорьевич
соискатель кафедры общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин Краснодарского муниципального медицинского института высшего сестринского образования bedelev@rambler. ru
К ВОПРОСУ ОБ ЭВОЛЮЦИИ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ В ТОРГОВОЙ СФЕРЕ В УСЛОВИЯХ НЭПА (1922−1927 гг.)
В статье исследуется противоречивый процесс становления и последующей эволюции торгового акционерного капитала в советской России в годы новой экономической политики.
Ключевые слова: нэп, акционерное предпринимательство, частный капитал, государственное регулирование экономики.
С началом перехода советского государства к проведению новой экономической политики в стране началось восстановление экономических форм, казалось бы, ставших историей. Среди них заметное место заняли и акционерные общества, ранее ликвидированные декретом СНК от 4 марта 1919 г. При этом в новых условиях в полной мере была воспринята разрешительная система имперской России, в рамках которой учреждение акционерных обществ ставилось в полную зависимость от интересов государства.
В условиях острой нехватки ресурсов для возрождения экономики отличительной особенностью политики акционирования изначально стала преимущественная ориентация на привлечение иностранного капитала в форме концессий. Предполагалось, что таким образом удастся восстановить финансовый и промышленный сектор. Однако практика вскоре показала, что иностранцев подобные предложения не привлекали. Они не желали работать под контролем коммунистов. Причем, проявляя немалый интерес к различного рода производственным проектам (особенно в добывающей промышленности), основные свои усилия они все же стали реализовывать в сфере торговли. Это было вполне объяснимым ввиду неурожая и голода 1921−1922 гг., сделавших работу в торговой сфере особенно прибыльной, что не могло не привлечь внимание частных инвесторов.
К примеру, уже первый концессионный договор, подписанный с А. Хаммером на разработку асбестовых месторождений на Урале сроком на 20 лет, предусматривал также поставку его компанией «Аламерико» 1 млн пуд. хлеба в обмен на промышленные изделия (в основном продукция металлопромышленников). Кстати,
Sveridenko Victor Grigorievich
Postgraduate student of the Department of Humanitarian, Social and Economic Disciplines of the Krasnodar Municipal Medical Institute of the Higher Nursing Education bedelev@rambler. ru
ON THE QUESTION OF EVOLUTION OF JOINT-STOCK COMPANIES IN THE TRADE SPHERE UNDER CONDITIONS OF NEW ECONOMIC POLICY (1922−1927)
The article analyses contradictory process of formation and further evolution of the trade joint-stock capital in Soviet Russia during the period of the new economic policy.
Key words: new economic policy, joint-stock enterprise, private capital, state regulation of the economy.
на это Хаммер использовал 90% поставки. Остальное было распродано среди населения по льготным ценам [1, л. 8].
В целом зарубежные и смешанные акционерные общества пользовались весьма широкими правами. В частности, Инструкция о порядке регистрации акционерных обществ предусматривала отдельный порядок регистрации иностранных АО на территории советской России [2]. Всего в 1922 г. было заключено 14 концессионных договоров, из которых 8 оказались нежизнеспособными. Однако был заключен и ряд крупных договоров («Рустранзит», «Русгер-торг», «Индо», «Двинолес-Экспорт Лтд»). В 1923 г., было заключено еще 44 договора (эффективность 7,2%). При этом большинство их так или иначе были связаны со сферой торговли. Среди важнейших следует отметить: «Юн-керс», «Друзаг», СКФ, «Русавсторг», «Молого-лес», сахалинскую концессию Синклера [3].
В погоне за концессиями большевики были готовы пойти на самые серьезные уступки. В частности, как показал опыт работы Русско-германского торгового акционерного общества («Руссгерторг»), в 1921—1922 гг. предоставившего товарный кредит советской России в размере 50 тыс. ф. ст., оно фактически действовало в обход монополии внешней торговли. При этом взаимная выгода оказалась вполне ощутимой. За этот год общество получило 300% чистой прибыли на основной капитал (30 тыс. ф. ст.) [4].
Рассматривая развитие торгового акционерного капитала, важно видеть, что уже в 1921—1922 гг. обнаружились схожие тенденции развития иностранного концессионного капитала и возрождавшихся отечественных акционерных обществ с участием частного
капитала. Прежде всего это проявилось в том, что и те и другие активно пошли в сферу оптовой торговли [5, с. 20]. Так, торговым было первое акционерное общество в РСФСР — АО внутренней и вывозной торговли кожевенным сырьем («Кожсырье»). Из 15 млн золотых рублей основного капитала общества 9 млн внесли ВСНХ, НКВТ и Центросоюз и 6 млн -частные акционеры [6, л. 92].
Вслед за регистрацией «Кожсырья» произошел настоящий прорыв. В 1922 г. СТО утвердил уставы 21 АО с общей суммой основных капиталов в 66 895 тыс. р. [7, с. 118]. Впрочем, по другим данным, в 1922 г. было учреждено 20 АО, «подавляющая часть» которых была организована при участии государственного капитала. Причем в основном все они были созданы в торговой и торгово-промышленной сферах. Только 5 из образованных АО были промышленными [8, с. 88].
С определенного момента идеи акционирования стали популярны настолько, что наметилась тенденция к преобразованию трестов в государственные акционерные общества. В частности, в мае 1922 г. съезд деятелей силикатной промышленности принял решение о создании вместо Главсиликата торгового акционерного общества «Продасиликат» с передачей частному капиталу до 40% акций [9]. Подчеркнем, что это акционерное общество было создано вместо треста, а не для его «обслуживания». Аналогичным образом в течение 1922 г. возникли акционерные общества «Химпродторг», «Мельстрой» и др.
В целом и государственные, и частные, и смешанные компании стали возникать в первую очередь в наиболее прибыльной для того времени сфере — торговой. При этом крупные государственные АО «Хлебопродукт», «Росто-вар», «Русот» «Ларек», «Мясоторг» способствовали преодолению последствий засухи и голода. Их акционеры активно участвовали в работе ярмарок, товарных бирж и пр. [10, с. 5]
Впрочем, с 1923 г. в политике государства все же наметился вполне определенный поворот к замедлению темпов акционирования и, в еще большей степени, к ограничению частного капитала в сфере торговли. В условиях острого товарного кризиса и увеличивающихся «ножниц цен» ставка была сделана на развитие концессий в обрабатывающей промышленности и сфере производства ширпотреба (в основном в виде смешанных обществ, дающих выход на зарубежный кредитный рынок). Тем самым предпринималась попытка ослабить «ножницы цен». Одновременно, государство стремилось ограничить деятельность АО через увеличение своей доли во владении их акциями и иными активами. Это соответствовало начавшему оформляться курсу на вытеснение частника из сферы
оптовой торговли и торгово-промышленной деятельности.
Любопытно, что уже тогда дело доходило до многочисленных конфликтов и столкновений, носивших ярко выраженный ведомственный оттенок. Например, смешанное общество «Рус-герторг» из-за противоречий с Наркомвнештор-гом сократило закупку товаров, что вызвало нарекания в ВСНХ. Если учесть, что это АО было довольно крупным, становится понятным обеспокоенность ВСНХ малой квотой общества -всего лишь 5% по импорту [11, л. 10].
В целом новый курс советского государства к середине 1920-х гг. привел к некоторому ограничению активности АО, в том числе зарубежных в сфере торговли. Так, уже на 1 октября 1925 г. в большинстве концессий договоры в сфере торговли занимали лишь второе место (20,95%), уступая обрабатывающей промышленности (27,2%) [12, с. 508].
Дальнейшая эволюция политики в сфере развития акционерного предпринимательства в решающей степени была обусловлена задачами внутрипартийной борьбы в ВКП (б). Так, Л. Д. Троцкий предлагал при увеличении роли частника во внутреннем товарообороте последовательно изымать ресурсы частного капитала для госпромышленности через налоговую и ценовую политику, при этом продолжая широкий ввоз иностранных товаров и техники (для преодоления товарного голода) [13, с. 17, 68], а И. В. Сталин акцентировал внимание на необходимости ликвидации частного капитала, концессий и т. д. (в рамках подготовки к надвигающейся войне). Соответственно оппозиционеры были обвинены в попустительстве частному капиталу. Им вменялось в вину поощрение частника в торговле (большая часть концессий работала в сфере торговли) и отвлечение иностранного капитала от производственной сферы.
В рамках нового курса количество торговых концессий, занимавшихся посреднической деятельностью, стало быстро сокращаться. Так, из крупнейших торговых концессий из-за нерентабельности было ликвидировано «Русско-германское торговое акционерное общество» («Русгерторг»). Большие трудности в работе из-за установленных НКТоргом импортных и экспортных планов для отдельных экспортеров возникли у Русско-австрийского торгового акционерного общества (РАТАО) [14]. В то же время интерес иностранцев к торговой сфере оставался весьма высоким. Для многих концессионеров дешевый западный ширпотреб вообще был основным источником прибыли В частности, по оценкам правительства, Великобританию больше привлекала торговля и горная промышленность, а США, наоборот, горная промышленность, а затем торговля [15, с. 350].
Еще более тяжелым в этой ситуации оказалось положение российских акционерных об-
ществ. В советской литературе вплоть до конца 1980-х гг. нередки были утверждения о том, что акционерные общества не оказывали особого влияния на развитие товарно-денежных отношений в стране. Говорилось и о неконкуренто-способности АО. Однако документы показывают ошибочность данного утверждения. Так, на частном текстильном рынке к концу 1926 г. насчитывалось 12 акционерных обществ. Они концентрировали почти всю крупную низовую промышленность [16, л. 2]. Особенно значительной была роль этих обществ на московском рынке. В тот период их доля в биржевом обороте составляла до 50% «всего сбыта частников» [17, с. 172]. Отдельные акционерные общества и паевые товарищества являлись монополистами в ряде отраслей экономики советской страны. Деятельность товарищества «Табаксырье» в середине 1920-х гг. охватывала 80% всего, как тогда говорили, «товарного выхода табака» [18, с. 90]. В целом, акционерные общества выступали конкурентами не только частных, но и государственных предприятий. К примеру, на мясном рынке им принадлежало от 25 до 50% всего оборота по продажам [19, с. 177, 180].
Все это не соответствовало новому курсу большевиков, принятому в 1926—1927 гг. Как следствие, в июне 1927 г. на заседании коллегии НК РКИ РСФСР были приняты Предложения Торговой инспекции по обследованию частного акционерного строительства, согласно которым признавалось образование чисто торговых акционерных обществ, как правило, недопустимым. И уже в 1927 г. частный капитал в АО начал резко ограничиваться. К примеру, основанием для ликвида-
ции АО «Поляков, Малофеев и К», торговавшего галантерейными, трикотажными и картузно-шапочными изделиями, стало то, что, по мнению комиссии, наличие Госгалторга и работа кооперативных организаций делали совершенно излишним существование этого общества. В данном случае вопрос решила не низкая конкурентоспособность частного АО, а борьба за рынок государства с частным сектором. В свою очередь, частное АО «Товаро-снабжение» ликвидировалось ввиду того, что «центр тяжести деятельности общества был перенесен на обслуживание акционеров-торговцев, акционеры-промышленники были в значительной степени предоставлены самоснабжению» [20].
Подводя итоги исследования, необходимо признать, что в соответствии с логикой первоначального накопления уже на заре нэпа активность возникавших акционерных обществ в первую очередь проявлялась в сфере торговой деятельности. Не случайно уже в рамках первого организованного наступления на частный капитал, предпринятого в 1923 г., важнейшей задачей для большевистской власти стало вытеснение частного капитала из сферы оптовой торговли. В итоге с 1923—1924 гг. стали нерентабельными даже многие торговые концессии. Соответственно, если в начале нэпа акционеры занимались в основном торгово-посредническими операциями, желая быстрее получить и распределить прибыль, то к концу 1920-х гг., в борьбе за выживание они обнаружили стремление с созданию своей производственной базы.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. РЦХИДНИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2697.
2. Торгово-промышленная газета. 1923. № 24. 2 февр.
3. РГАЭ. Ф. 3429. Оп. 6. Д. 700- Ф. 4262. Оп. 1. Д. 1- Ф. 3429. Оп. 6. Д. 487.
4. РГАЭ. Ф. 3104. Оп. 1. Д. 44- Д. 365.
5. Бернштейн И. Н. Очерк концессионного права СССР. М. -Л., 1930.
6. ГАРФ. Ф. 374. Оп. 1. Д. 213.
7. Акционерные общества // Большая советская энциклопедия. Т.2.
8. На новых путях. Итоги новой экономической политики. 1921 -1922гг. М., 1923. Вып. 3.
9. Торгово-промышленная газета. 1922. 11 мая.
10. Брауде И. Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности. Пг., 1923.
11. ГАРФ. Ф. 130. Оп. 1. Д. 1452.
12. СССР. Год работы правительства (материалы к отчету за 1924/25 бюджетный год). М., 1926.
13. Милютин В. П. Ближайшие экономические задачи. М., 1926.
14. РГАЭ. Ф. 3104. Оп. 1. Д. 2- Ф. 5135. Оп. 1. Д. 11.
15. СССР. Год работы правительства (материалы к отчету правительства за 1927/28 г.). М., 1929.
16. ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 682.
17. Биржевое обозрение. 1926. № 10.
18. Хозяйство и управление. 1927. № 9−10.
19. Биржевое обозрение. 1926. № 10.
20. ГАРФ. Ф. 406. Оп.1. Д. 988. Л. 256−256а- Д. 898. Л. 2−2 об., 15−16.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой