Особенности государственной идентичности дагестанской молодежи из этнически смешанных семей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 159. 9
ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ДАГЕСТАНСКОЙ МОЛОДЕЖИ ИЗ ЭТНИЧЕСКИ СМЕШАННЫХ СЕМЕЙ
© 2011
© 2011 ГаджимурадоваЗ.М., Магомедова М. М.
Дагестанский государственный педагогическийуниверситет
В статье представлены результаты эмпирического исследования особенностей государственной идентичности дагестанской молодежи из этнически смешанных семей. Выявлены различия в особенностях государственной идентичности молодежи из этнически смешанных и этнически однородных семей. Государственная идентичность представлена более четко у молодежи из этнически смешанных семей.
The authors of the article represent the results of the empirical research of the features of Dagestan young people’s state identity from the ethnically mixed families. They revealed the differences in the characteristics of the state identity of young people from ethnically mixed and ethnically homogeneous families. The state identity is presented more clearly among young people from ethnically mixed families.
Ключевые слова: этнос, нация, государственное самосознание, государственная идентичность, гражданское самосознание, гражданская идентичность,
гражданственность.
Keywords: ethnos, nation, state consciousness, state identity, civil consciousness, civil identity, civilisation.
Проблема формирования
государственной идентичности у молодежи является одной из наиболее трудно решаемых на современном этапе развития общества. На наш взгляд, развитие личности гражданина в таком контексте особенно затруднено в условиях многонациональных школ и вузов. Государственное самосознание способствует объединению народов, что напрямую связано и сегодня значимо для России с развитием гражданских качеств и патриотических чувств, особенно для тех ее регионов, которые являются поликультурными. К таким регионам
относится Северный Кавказ, самая конфликтогенная зона России.
Ныне живущее поколение россиян пережило немало последствий распада СССР: взрыв этничности и национальные движения, суверенизация в республиках и сепаратизм регионов, укрепление вертикали власти и переосмысление демократизации первого этапа
трансформации. Помимо смены
политического устройства общества, это был период кардинальных социальных изменений (формирование новых слоев, новых стилей жизни, ценностей,
ориентаций в экономической и социально-культурной сферах).
Такого рода масштабные
трансформации отразились на самосознании людей, их идентичности. Понятие «государственно-гражданская» или «национально-гражданская»
идентичность достаточно новое для нашей публичной сферы, да и для российской научной литературы, так как в России исторически сложилось понимание нации как этнокультурной общности. И только в постсоветское время стали употребляться такие понятия, как «государственная идентичность», «россияне», «российская идентичность». В общественный дискурс вошло понимание нации как граждан государства, по аналогии с Францией, Великобританией, США [11. С. 68−77].
Г осударственное самосознание
сегодня в научной литературе определяют как результат и одновременно процесс отражения политической реальности и социальных интересов. По содержанию оно включает в себя политические идеи, теории, взгляды, специфика которых в высокой степени выражения и отражения социально-классовых интересов.
Каждый из компонентов структуры государства: власть, режим, включающий систему законодательных,
исполнительных и судебных органов, -также отражается в государственном самосознании. Однако такое понимание государственного самосознания весьма близко к классовому, или политическому, самосознанию и так же довольно далеко от концепций национального
самосознания [1. С. 60].
В других теориях в качестве основных параметров, или измерений, государственного самосознания
отмечают, прежде всего, территорию. Как указывается, для начала необходимо обозначить свое собственное
расположение на «карте мира»: территория «моего государства» — это и территория «малой родины», и территория, по которой можно свободно перемещаться. Государство само по себе
— это целостная система предписаний: кто ты, что можно, что нельзя, что
должно. Фактически это юридически сформулированные права и обязанности гражданина. Государство должно иметь свой язык. Также предлагается в качестве ключевых аспектов государственного самосознания включить государственную идеологию (вероятно, имеется в виду феномен, сходный с национальной идеей) [3. С. 117−118].
Традиционно государство
рассматривается как универсальная
политическая организация, в основе которой лежат территория, народ и публичная власть. Это, прежде всего, территориальная организация населения. Именно над этой территорией и проживающими на ней людьми
распространяется государственная
власть. Государство объединяет своей властью и защитой всех людей, населяющих территорию данной страны, независимо от их национальности,
расовой и этнической принадлежности [17. С. 17].
Гражданская идентичность во многих исследованиях рассматривается наряду с этнической идентичностью. К ним чаще всего обращаются, когда изучают вопрос о влиянии общественных изменений на самосознание личности, поскольку эти элементы социальной идентичности в наибольшей степени зависят от политической обстановки в стране и мире в целом [12, 16, 19].
Если сравнить работы, посвященные анализу этих видов идентичности, то бросается в глаза тот факт, что гражданская идентичность, по сравнению с этнической, представлена в
исследованиях в большей степени. И это, на наш взгляд, не случайно. Гражданская идентичность является более сложным и неопределенным понятием в психологии, поскольку соотносится с понятием нации
— одним из самых спорных и неоднозначных понятий современной науки.
В общем виде нация (от лат. пайо -народ, племя) понимается как общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, этнических особенностей культуры и характера [2. С. 405].
Не вдаваясь в тонкости существующих подходов к трактовке этноса и нации, выделим то, что является, на наш взгляд, наиболее существенным. Этнос — этническая группа, имеющая общую культуру, но существующая и за пределами родины предков. Нация — культурное сообщество, имеющее законное моральное право на определенную территорию. В данном случае для обозначения группы людей как нации используется территория и часто, как следствие, политическое образование -государство, страна.
Государство может включать в свой состав несколько наций. Важно отметить, что у людей, образующих нацию, обычно формируется чувство национализма. Если нация добивается государственного статуса, она формирует политическую структуру, идентификация ее защищает и способствует становлению национальных институтов. Если группа людей обладает всеми признаками нации, за исключением независимости, они могут существовать как неудовлетворенное меньшинство в рамках более крупного государства [13].
Можно полагать, что гражданская идентичность возникает из чувства группового членства к общности, которая может назвать себя нацией. Благодаря этой идентичности люди, несмотря на недостаток физических контактов, считают себя объединенными вместе, потому что говорят на одном языке, населяют общую территорию и испытывают привязанность к
существующей экосистеме. Их объединяют множество традиций, историческая память о прошлом, которая постоянно переживается в настоящем как гордость за успехи и достижения нации или наоборот — как стыд за поражения, неудачи [13].
Проблема анализа гражданской идентичности усложняется
разнообразием терминов, связанных с национальным самосознанием:
гражданская, общегражданская,
государственная и национальная идентичности. Можно выделить два основных понятия, наиболее
употребляемых для анализа этого содержания идентичности: гражданская и государственная. Гражданская
(общероссийская) идентичность — это самосознание людей и представление о своем государстве, о гражданах страны. В ряде работ подчеркивается важность различения государственной и
гражданской идентичностей, что
соотносится с одним из современных пониманий гражданства. В этом случае гражданская идентичность, в отличие от государственной и, тем более, этнической идентичности, не
подразумевает единой культуры, одной ценностной ориентации или мифической «национальной территории» [12. С. 1129].
По мнению Л. М. Дробижевой, если государственное самосознание
«формируется политической волей
лидера, политической элитой, политическими антрепренерами,
посылающими идеи, интерпретирующие государственность, державность», то гражданское самосознание состоит из представлений «о себе самом, о своей социальной роли в деле защиты, укрепления, развития и процветания государства иобщества» [10. С. 11−29].
Гражданскую идентичность следует понимать как тождественность индивида государству, своему статусу гражданина, личную оценку своего гражданского состояния, готовность и способность выполнять сопряженные с наличием гражданства обязанности, пользоваться правами, принимать осознанное активное участие в жизни государства.
Структура гражданской
идентичности включает в себя три основных элемента: когнитивный —
знание о принадлежности к данной социальной общности, ценностный -наличие позитивного или негативного отношения к факту принадлежности и эмоциональный — принятие или непринятие гражданской общности в качестве группы членства, как результат действия двух первых.
В структуру гражданской
идентичности входят: государственная
идентичность — соотнесение себя с определенным государством, восприятие
своих конституционных прав и обязанностей- патриотизм — наполнение государственной идентичности
ценностным содержанием-
гражданственность — качества гражданина, характеризующие его как активного члена государства, не только следующего своим правам и обязанностям, но и реально
участвующего в его жизни [20].
Мы принимаем идею Э. Гидденса о том, что структурные свойства гражданственности — это «совокупность правил и ресурсов, способствующих воспроизводству социальных институтов, „зафиксированных“ во времени и пространстве», а также
институционализированных гражданских ролей [7. С. 68]. При этом под
гражданственностью вслед за автором мы понимаем совокупность базовых, сложившихся на определенный момент времени ценностей, норм и ролей,
принятых за образец.
Государственно-гражданская идентичность подразумевает
самоотождествление с общностью в масштабах страны, «образ мы» и
интересы. «Образ мы» в данном случае включает, кроме представлений об общей истории, языке, территории,
представления о месте страны в мире. Используя термин «государственно-
гражданская идентичность», мы имеем в виду не просто лояльность к государству (которую можно было бы назвать государственной идентичностью), но и представления о сообществе граждан государства, их ценностях и ориентациях [7. С. 91].
Состояние государственно-гражданской идентичности — не только призма, через которую рассматривают общество, но и важный фактор мобилизации людей, их солидаризации. Именно поэтому в последнее время институты
государственной власти, так же как и лидеры политических направлений, озабочены формированием идентичности с ценностями, в которых они заинтересованы. Идентичность россиян остается полем дискуссий общественных сил.
Можно утверждать, что лишь активная включенность граждан в жизнь
своего государства, осознание гражданами своей тождественности с ним превращают в единое целое разнородную массу, проживающих в определенном территориальном, политическом и
цивилизационном пространстве
индивидов, различающихся между собой множественностью интересов и
характеристик.
Г осударственная идентичность
выступает одним из ключевых факторов, консолидирующих все население страны. Поэтому представляется правомерным обозначить категорией «государственная идентичность» отношение индивида к своему статусу гражданина государства, личностную оценку своего гражданского состояния, готовность выполнять сопряженные с наличием гражданства обязанности и пользоваться правами.
О более глубинных, содержательных характеристиках государственной
идентичности людей смешанного этнического происхождения известно очень мало. Именно этим обусловлена актуальность данного исследования.
С целью выявления особенностей государственного самосознания юношей из этнически смешанных дагестанских семей по специально выработанной схеме и анкетам нами проводилось специальное психологическое
исследование.
Рост числа межэтнических браков сегодня — это явление объективное и закономерное. Как правило, в этнически неоднородных семьях причисление себя к этносу происходит через идентификацию с этносом, к которому принадлежит один из родителей.
Выявлено, что у детей из межэтнических семей возникают определенные трудности в самоидентификации (осознании себя членом той или иной этнической группы). Эти трудности
могут возникать в отношениях и
поведении в ситуациях межэтнического взаимодействия, что проявляется в
негативных стереотипах, установках, предубеждениях и пр. Возможны
внутренние конфликты, выражающиеся в нарушении личностной идентичности (негативном восприятии себя). У
человека, переживающего
внутриличностные конфликты, могут возникнуть дезорганизация, ощущение отчаяния, отчуждения, агрессия. В многонациональной среде на этническую идентичность человека сильное влияние
оказывает статус этнической группы или групп, в нашем случае, к которым принадлежатродители [14].
Нами были опрошены 50 юношей и 50 девушек из биэтнических семей, состоящих из представителей
традиционных дагестанских (аварец -даргинец- лакец — кумык и т. д.) этносов и молодежь из традиционных
(однонациональных) семей (50 юношей, 50 девушек) в возрасте от 16 до 25 лет.
Исследование осуществлялось в 2009—2011 годы в городе Махачкале на базе средних и высших учебных
заведений. После обработки данных с респондентами проводились устные собеседования с целью уточнения причин положительных и отрицательных ответов на те или иные вопросы.
В ходе исследования для выявления общедагестанской идентичности мы использовали вопрос: «Ощущаете ли Вы себя дагестанцем?»
Как видим, наибольшие индексы выявили высокую внутридагестанскую консолидацию: абсолютное большинство молодежи из этнически смешанных и моноэтнических семей ответили положительно- 8% ответили негативно- 1% респондентов сказали, что не задумывались над этим вопросом.
Одновременно отмечаем, что из
исследованных нами молодых людей из однонациональных семей ответили
негативно 4% и 2% ответили, что не задумывались. Очевидной оказалась
статистически значимая разница в негативных ответах между выборками (табл. 1).
Таблица 1
Средние значения (в %) общедагестанской идентичностиу молодежи из биэтнических и моноэтнических семей
Ответы Тип семьи
Биэтнические семьи (N=100) Моноэтнические семьи (N=100)
Положительно 91% 94%
Негативно 8% 4%
Не задумывались 1% 2%
На вопрос: «Ощущаете ли Вы себя гражданином России?», — подавляющее большинство исследованных нами молодых людей из этнически смешанных семей ответили положительно, 7% дали негативный ответ и 3% ответили, что не
задумывались. Молодые люди из мононациональных семей дали положительные ответы- и только 5% опрошенной молодежи ответили негативно- а 1% респондентов сказали, что не задумывались (табл. 2).
Таблица 2
Средние значения государственной принадлежностиу молодежи из биэтнических и моноэтнических семей
Ответы Типы семьи
Биэтнические семьи Моноэтнические семьи
Положительные 90% 94%
Негативные 7% 5%
Не задумывались 3% 1%
Молодые люди из биэтнических семей дают меньше положительных и больше негативных ответов, чем молодежь из этнически однородных семей, хотя эти различия статистически малозначимы.
Итак, опрос молодежи выявил высокую значимость общероссийской государственной идентичности для обеих выборок, при этом для молодежи из мононациональных семей это более значимо. Такая высокая ориентация дагестанцев на Россию не случайна. Она развивалась в течение ста пятидесяти лет, со времени присоединения Дагестана к России в 1860 году. Языком межнационального общения в Дагестане является русский язык.
С точки зрения опрошенной молодежи, «необходимо через систему образования внедрять политическое сознание" — «проводить больше правовых уроков, потому что это развивает
свободный дух" — «формировать
гражданское сознание именно в школе (в вузе), начиная с детсада» и др.
Дальнейшее специальное
исследование категоризации
общероссийской государственной
идентичности на социально
психологическом уровне показало, что на вопрос: «Какое у Вас представление о Родине?» — большинство исследованной нами молодежи ответили, что для них Родиной является Россия- треть выборки назвали Дагестан- 5% называли село или город, в котором они родились и живут, и 3% считают Родиной всю Вселенную или же планету Земля. На первом месте у молодых людей, воспитывающихся в семье, где оба родители одной национальности, — Россия- на втором -Дагестан- на третьем — село и город- и на последнем — вся Вселенная или же планета Земля (табл. 3).
Таблица 3
Средние значения категоризации общероссийской государственной идентичности у молодежи из биэтнических и моноэтнических семей
Ответы Типы семьи
Биэтнические семьи Моноэтнические семьи
Россия 59% 44%
Дагестан 33% 37%
Село и город 5% 15%
Вся Вселенная или же планета Земля 3% 4%
Сравнительный анализ ответов
молодежи из моно- и биэтнических семей выявил статистически значимые
различия: для молодежи из этнически
смешанных семей более значима
российская идентичность. У молодежи из традиционных семей направленность на внутрисельскую (джамаатскую)
идентичность выше на статистически значимом уровне.
Здесь подтверждается гипотеза
дагестанских ученых психологов о сложной иерархической структуре
самосознания дагестанцев, которая
строится на основе разноуровневых идентификаций [3]. Однако исследования не подтвердили данные, полученные ранее на этнически гомогенной выборке, что в привычной обстановке «общедагестанская» и «общероссийская» идентичности занимают
последовательно: первый и второй ранги,
а значение «родного села» редуцируется. Общероссийская идентичность здесь стабильно занимает первое ранговое место, дагестанская — передвигается на второе место, а значение села значительно редуцируется, что говорит о тенденции выхода самосознания дагестанской молодежи из этнически смешанных семей на более широкий уровень.
По другой методике, при ранжировании значимости
идентичностей, молодежь из этнически смешанных семей и однонациональных семей на первое место также поставила Россию, на второе место — Дагестан- на третье место — свою национальность, и столько же назвали свою религиозную идентичность- на четвертое место поставили Кавказ- человек планеты Земля — на пятом месте (табл. 4).
Таблица 4
Средние значения при ранжировании значимости идентичностей, у молодежи из биэтнических и моноэтнических семей
Ответы Типы семей
Биэтнические семьи (N=100) Моноэтнические семьи (N=100)
Национальность 15% III 19% III
Дагестанец 24% II 22% II
Религиозная идентичность 16% III 18% III
Гражданин России 27% I 28% I
Кавказец 11% IV 10% IV
Человек планеты Земля 7% V 3% V
Как видим, тенденция обеих выборок и иерархия идентичностей — аналогичны. Различия в индексах статистически не значимы.
Важными составляющими
государственной идентичности являются представления о территории, месте рождения. В связи с чем нами задавался следующий вопрос: «Как бы Вы ответили на вопрос, кто Вы и откуда, если бы Вы поехали в Америку, Турцию или Францию?». Молодежь из этнически
смешанных и моноэтнических семей дала идентичные ответы: во-первых, они из России- во-вторых, — из Дагестана-
незначительная часть назвала бы свою национальность.
Молодежь, воспитывающаяся в семье, где оба родители одной национальности, чаще называли Дагестан и свою национальность, а молодые люди из интернациональной семьи чаще называли Россию. Различия
статистически значимы (табл. 5).
Таблица 5
Средние значения общегражданской принадлежности у молодежи из биэтнических и моноэтнических семей
Ответы семьи Типы семьи
Моноэтнические семьи Биэтнические семьи
Россия 61% 54%
Дагестан 37% 41%
Назвали бы свою национальность 2% 5%
Исследования показали, что
особенность самосознания молодежи из этнически смешанных семей состоит в том, что общегражданская идентичность и в привычной обстановке, и за рубежом выходит у них на первое место, однако они чувствуют себя при других более обычных обстоятельствах в равной мере и дагестанцами, и гражданами России одновременно. Значение
государственной идентичности
представлено более четко в самосознании молодежи из этнически смешанных семей.
Понятия «малая родина» и «большая родина» отражены в самосознании дагестанской молодежи как данность, вошедшая в самосознание на сознательном и бессознательном уровнях. Во время Великой
Отечественной войны 1941−1945 гг. и во времена августовских событий 1999 г., когда бандформирования напали на Дагестан со стороны Чечни с целью образования исламского государства и отделения республики от России, дагестанцы и русские бойцы стойко защищали Дагестан и российскую государственность, показав, что в экстремальной ситуации у дагестанцев доминирует общероссийская
(общегражданская) идентичность [4].
Таким образом, дети из этнически смешанных семей склонны к принятию общероссийских ценностей,
способствующих объединению народов, что говорит о тенденции выхода их самосознания за этнолокальные перегородки. Такая осознанная и активная включенность молодежи в жизнь своего государства,
идентификация (тождественность) с Россией превращает в единое целое совершенно различающихся между собой множественностью интересов и характеристик дагестанцев и русских.
Исследование показало, что этнически смешанные браки
детерминируют развитие более осознанного отношения молодежи к своему статусу гражданина
государства, личностную готовность выполнять обязанности и пользоваться правами гражданина России.
Полученные эмпирические данные могут быть использованы педагогами и психологами при составлении программ формирования государственного
(общероссийского) самосознания и чувства патриотизма у молодежи в сложных поликультурных и
поликонфессиональных обществах.
Примечания
1. Бекоева Д. Д. Государственное самосознание. М.: Университетский гуманитарный лицей, 2004. С. 60. 2. Большой психологический словарь / сост. и общ. ред. Б. Мещерякова, В. Зинченко. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. 672 с. 3. Гаджимурадова 3. М. Этническое самосознание личности: Структура, содержание, генезис: Монография. М.: Прометей, 2006. С. 8−124. 4. Гаджимурадова 3. М. Этническое самосознание дагестанцев на пороге XXI века. Махачкала: Юпитер, 2002. С. 60 164. 5. Гаджимурадова 3. М. Этническое самосознание личности в эпоху интенсификации интеграционных процессов (на материале исследования народов Дагестана): Автореф. … д-ра псих. наук. М.: Прометей, 2008. С. 24−26. 6. Галкина Е. М. Этническая идентичностьу выходцев из национально-смешанных семей (этносоциологический и этнопсихологический аспекты) // Этнография, антропология и смежные дисциплины: соотношение предмета и методов. Сборник статей / Отв. ред. В. В. Коротеева. М.: Академия наук СССР, 1989. С. 11−19. 7. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М.: Академический проект, 2003. С. 40−44. 8. Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. Основы межкулыурной коммуникации: Учебник для вузов / под ред. А. П. Садохина. М.: Юнити-Дана, 2002. 352 с. 9. Губолго М. Н. Формирование гражданской идентичности (опыт молодежи России) // Этнографическое обозрение. 1998. № 6. С.
91. 10. Дробижева Л. М. Государственная и этническая идентичность: выбор и подвижность // Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России / отв. ред. В. С. Магун. М., 2006. С. 10−30. 11. Дробижева Л. М. Процесс гражданской интеграции в полиэтническом российском обществе // Общественные науки и современность. 2008. № 2. С. 68−77. 12. Здравомыслов А. Г. Кто мы, «националы» или граждане? Соотношение гражданского и этнического самосознания россиян: итоги опроса Российского независимого института
социальных и национальных проблем // Мониторинг общественного мнения. 1998. № 5. С. 118 127. 13. Киселев И. Ю., Смирнова А. Г. Формирование идентичности в российской провинции: Учебное пособие. Москва, Ярославль: Институт психологии РАН, 2001. 152 с. 14. Ким К. В. Этническая идентичностьдетей из русско-якутских семей: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. СПб., 2009. С. 181. 15. Кушнер П. И. Национальное самосознание как этнический определитель // Краткие сообщения Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. 1949. Т. VIII. С. 335. 16. Стефаненко Т. Г. Социальная психология этнической идентичности: Автореф. дисс. … д-ра псих. наук. М.: МГУ. 1999. 17. Теория государства и права. Экспресс-справочник для студентов вузов. 2-е, испр. и доп. М.: ИКЦ «МарТ" — Ростов н/Д.: Издательский центр «МарТ», 2003. 288 с. 18. Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 815. 19. Хотинец В. Ю. Этническое самосознание. СПб., 2000. 240 с. 20. Юшин М. А. Молодежный парламентаризм как способ формирования гражданской идентичности и гражданственности в современной России // Мат-лы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 205-летию Министерства юстиции РФ. Тула, 2007. 21. Ядов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Психология самосознания. Самара, 2000. С. 589−602.
Статья поступила вредакцию 19. 08. 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой