Особенности идейно-политических и программных установок кадетов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Шамиль ШАМХАЛОВ
ОСОБЕННОСТИ ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРОГРАММНЫХ УСТАНОВОК КАДЕТОВ
Статья посвящена анализу социально-философских и идейно-политических ценностей, принципов и установок нового, или социального, либерализма, послуживших основой политической платформы Конституционно-демократической партии. Обосновывается тезис, согласно которому новый либерализм занимал левый фланг в идейно-политического спектра России, значительное внимание уделяется его социальной ориентации.
This article analyzes the socio-philosophical, ideological and political values, principles and guidelines of the new or social liberalism, which became the foundation of the political platform of the Constitutional Democratic Party. The autor substantiates the thesis that the new liberalism has held the left flank in the ideological and political spectrum of Russia, and pays considerable attention to its social orientation.
Ключевые слова:
русский либерализм, новый либерализм, Конституционно-демократическая партия, кадеты, Государственная дума, политическая программа- Russian liberalism, new liberalism, Constitutional Democratic Party, Cadets, State Duma, political program.
ШАМХАЛОВ
Шамиль,
Вбдумуталибович —
старший
преподалатель
Историко-архивного
института РГГУ
shamhalov-shamil@
nandexc. ru
На рубеже Х1Х-ХХ вв., характеризовавшемся глубокими изменениями в социально-экономической и политической жизни страны, российский либерализм вступил в качественно новый этап своего развития. Его социально-философские и идейно-политические ценности, принципы и установки не только претерпели значительную трансформацию по сравнению с предшествующим этапом, но и были творчески осмыслены, переработаны отечественными мыслителями в соответствии с новыми условиями общественной жизни. Именно тогда крупнейшие представители российского либерализма на основе некоторых идей своих предшественников и достижений своих западных коллег разработали наиболее интересные, значимые и оригинальные политико-правовые идеи и модели общественно-политического развития России. Ключевую роль здесь сыграли представители течения, получившего название нового, или социального, либерализма. В предлагаемой вниманию читателей статье предпринята попытка анализа ключевых, на взгляд автора, ценностей и идей этого течения с концентрацией внимания на тех из них, которые получили отражение в политической программе кадетов.
Особенность нового этапа развития российского либерализма в целом и нового либерализма в частности состояла в том, что их приверженцы — широкий круг философов, юристов, историков, экономистов и социологов (Н.И. Кареев, С. И. Гессен, П.И. Новогород-цев, П. Н. Милюков, М. М. Ковалевский, Л. И. Петражицкий, С. А. Муромцев, Б. А. Кистяковский и др.) — стремились достичь синтеза идей российского и западноевропейского либерализма и демократического социализма при одновременном размежевании с марксистским ортодоксальным социализмом.
В целом, теоретики и идейные вожди кадетов более или менее существенно модифицировали принципы и установки европейского классического либерализма и, дополнив их такими правами, как социальное равенство, социальная защита, справедливость, признание гарантируемого права на прожиточный минимум и образование и др., разработали собственную модель социального либерализма. Суть этого нового течения состояла в обосновании необходимости обеспечения каждому гражданину «права на
достойное существование"1. Таким образом, новый либерализм кадетов приобретал социальный смысл, поскольку, сохраняя принципы рыночной экономики, он одновременно был ориентирован на разрешение социального вопроса. Отвечая на вопрос: «Что же такое «право на достойное человеческое существование»?», один из ведущих теоретиков нового либерализма П. И. Новгородцев писал, что сущность права состоит «в охране личной свободы, но для осуществления этой цели необходима и забота о материальных условиях свободы… Именно во имя охраны свободы право должно взять на себя заботу о материальных условиях ее осуществления"2. Иначе говоря, новые либералы дополнили перечень политических прав человека положительными правами на труд, образование, медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение, участие в культурной жизни и др.
Эти идеи и установки нашли отражение в программе Конституционно-демократической партии, принятой на ее Учредительном съезде в Москве 12−18 октября 1905 г. Кадеты провозгласили своей целью изменение государственного строя России путем ограничения, вплоть до ликвидации, самодержавия на основе конституционализма и парламентаризма. Красной нитью через программу кадетов проходила идея самоценности человеческой личности и ее прав. «Все российские граждане, без различия пола, вероисповедания и национальности, — провозглашалось в п. 1 программы, — равны перед законом. Всякие сословные различия и всякие ограничения личных и имущественных прав поляков, евреев и всех без исключения других отдельных групп населения должны быть отменены». Это положение конкретизировалось в п. 2, где говорилось: «Каждому гражданину обеспечивается свобода совести и вероисповедания. Никакие преследования за исповедуемые верования и убеждения, за перемену или отказ от вероучения не
1 Кареев Н. Происхождение современного народно-правового государства. Исторический очерк конституционных учреждений и учений до середины XIX в. — СПб., 1908- Кистяковский Б. А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии, 1990, № 6- Гессен С. И. Проблемы правового социализма // Современные записки, Париж, 1924, т. 22.
2 Там же, с. 322−323.
допускаются"3. Никто не может быть подвергнут преследованию и наказанию иначе как на основании закона — судебной властью.
Исходя из того, что сохранение свободы личности требует максимального рассредоточения государственной власти, кадеты выступали за разделение власти на три самостоятельные, но тесно взаимосвязанные ветви власти — законодательную, исполнительную и судебную. Провозглашался принцип, согласно которому народные представители избираются «всеобщею, равною, прямою и тайною подачей голосов, без различия вероисповедания, национальности и пола"4. Особое внимание уделялось свободе слова и печати: «Каждый волен высказывать устно и письменно свои мысли, а равно обнародовать их и распространять путем печати или иным способом. Цензура, как общая, так и специальная, как бы она ни называлась, упраздняется и не может быть восстановлена"5.
Остальные, вытекающие из этих базовых положений установки, касающиеся судебной системы, финансовой и экономической политики, местного самоуправления и автономии отдельных национальных образований, были выдержаны в духе либерализма и правового государства. Особое внимание уделялось расширению прав земств и распространению их на всю страну, созданию мелкой земской единицы.
По рабочему вопросу в программе выдвигались следующие требования: свобода рабочих союзов и собраний- право стачек- распространение рабочего законодательства и независимой инспекции труда на все виды наемного труда- введение законодательным путем восьмичасового рабочего дня- обязательное при посредстве государства страхование от болезни, несчастных случаев и профессиональных заболеваний с отнесением издержек на счет предпринимателей и т. д. 6
3 Законодательные проекты и предположения партии народной свободы. 1905−1907 гг. / под ред. Н. И. Астрова, Ф. Ф. Кокошкина, С. А. Муромцева, П. И. Новгородцева, кн. Д. И. Шаховского. — СПб., 1907, с. XI.
4 Там же, с. Х1-Х1Х.
5 ГАРФ, ф. 579, оп. 1, л. 2.
6 Законодательные проекты и предположения партии народной свободы. 1905−1907 гг. / под ред. Н. И. Астрова, Ф. Ф. Кокошкина, С. А. Муромцева, П. И. Новгородцева, кн. Д. И. Шаховского. — СПб., 1907, с. Х1-Х1Х.
При всех возможных здесь оговорках ключевое место в программе кадетов занимал аграрный вопрос. В частности, предлагалось «увеличение площади землепользования населения, обрабатывающего землю личным трудом, как то: безземельных и земельных крестьян, а также и других разрядов мелких хозяев-земледе-льцев — государственными, удельными, кабинетскими и монастырскими землями, а также путем отчуждения для той же цели за счет государства и потребных размерах частновладельческих земель с вознаграждением нынешних владельцев по справедливой (не рыночной) оценке"1.
Следует отметить, что партия кадетов, как, впрочем, и подавляющее большинство российских партий того времени, представляла собой в организационном отношении довольно аморфное и неустойчивое политическое образование, подверженное в зависимости от политической ситуации значительным колебаниям. Этим и целым рядом других факторов объяснялось отсутствие среди кадетов единства по ряду важнейших вопросов относительно путей и форм реформирования государственного устройств России. Это отразилось как в идейно-политических воззрениях, так и в политической программе кадетов. Об обоснованности данного тезиса наглядное представление можно получить на примере ряда появившихся в думский период истории Российской империи сборников, в которых рассматривались ключевые проблемы, волнующие российское общество, в т. ч. вопрос о роли интеллигенции в общественно-политической жизни страны. Основные споры и дискуссии по этим вопросам развернулись вокруг сборника «Вехи», опубликованного в 1909 г. и составленного из статей М. О. Гершензона, Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, А. С. Изгоева, Б. А. Кистяковского, П. Б. Струве, С. Л. Франка, т. е. ведущих представителей партии кадетов. В статьях рассматривались кардинальные проблемы, связанные с историческими судьбами и перспективами развития России, правами и свободами личности, взаимоотношениями личности и общества, сущностью и предназначением религии и др.
Главный пафос статей состоял в критике интеллигенции. Под предлогом необходимости дистанцироваться от крайностей
1 ГАРФ, ф. 579, оп. 1, д. 892.
как либерализма, так и консерватизма (радикализма левых либералов, их «верхо-глядного прогрессизма» и реакционности официальной казенщины), ряд называвших себя либералами мыслителей того времени предлагали создать противовес безгосударственному и безрелигиозно-му «отщепенству» (П.Б. Струве), «нигилистическому морализму» (С.Л. Франк) и «самообожествляющемуся героизму» (С.Н. Булгаков) русской интеллигенции, не способной освободить народ ни до, ни во время первой русской революции.
Резким нападкам веховцев подверглась политическая позиция русской интеллигенции, занятая ею в революции 1905−1907 гг. Ей инкриминировались «максимализм целей и максимализм средств», склонность к «тотальному насилию», пренебрежение к инакомыслящим. Действительно, в этих обвинениях присутствовала определенная доля истины. Отсутствие в России открытой политической жизни, вековых демократических традиций, законов, закрепляющих права личности, неизбежно отражалось на взаимоотношениях между классами, политическими партиями и организациями. И все же эти обвинения веховцев в адрес русской интеллигенции во многом были чрезмерными.
Естественно, многие представители русской интеллигенции и интеллектуальной элиты резко отрицательно реагировали на идеи и аргументы, выдвинутые в статьях сборника. В полемике вокруг «Вех» приняли участие многие видные общественные, политические и религиозные деятели, ученые, писатели, публицисты. Достаточно назвать имена лидеров кадетской партии П. П. Милюкова, И. И. Петрункевича, князя Д. И. Шаховского, профессора Н. А. Гредескула, А. А. Кизеветтера, лидера партии демократических реформ, известного историка, правоведа, социолога М. М. Ковалевского, Е. Н. Трубецкого, Л. Н. Толстого, В. И. Ленина и многих других. Лидер кадетов П. Н. Милюков, резко полемизируя с авторами «Вех», отмечал, что позиция авторов статей обнаруживает «свою близость к тем совершенно однородным предложениям, которые исходят из рядов крайних правых политических партий"2. Эта мысль как бы подтверждалась
2 Милюков П. Н. Интеллигенция и историческая традиция // http: //www. yabloko. ru/Themes/ Шstory/mШyukov_mt34. html
тем, что в поддержку идей и политических оценок веховцев решительно высказались идеолог черносотенства А. Волынский, а также ряд консервативных изданий.
Особенно острую критику вызвали призывы веховцев к покаянию интеллигенции. Здесь нельзя не отметить тот факт, что почти все авторы веховских статей сами прошли через грехопадение в марксизме и иных социалистических «измах».
Политические позиции кадетов в значительной степени определялись социальной базой их партии. Больше половины ее членов составляли профессора, юристы, публицисты, земские деятели, т. е. те, которых называли цветом российской интеллигенции. Не случайно кадетов еще уважительно называли «профессорской партией», имея в виду высокий образовательный и культурный уровень рядовых членов и созвездие имен в руководстве партии. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что позиция Ш. Галая, который считал, что кадеты являлись «партией, представляющей нужды и интересы всех слоев русского общества и особенно низших классов», и что «в период наивысшей их популярности, начиная с избирательной кампании в первую Думу и до ее роспуска, рядовой состав кадетской партии как бы воспроизводил строение русского общества"1, не подтверждаются реальными данными.
Можно сказать, что для российских либералов в целом и новых либералов в частности установление тесных связей с народными массами, поиски социальной базы оказались сложной, в некотором смысле неразрешимой проблемой. Их идеологам и политикам не удалось заручиться теми масштабами поддержки широких слоев народных масс, которая была бы достаточна для реализации предлагаемых ими идей и проектов.
Конституционно-демократическая партия представляла левый фланг российского либерализма. Выступая перед делегатами учредительного съезда, Милюков утверждал: «…наша программа — наиболее левая из всех, какие предъявляются аналогичными нам политическими группами Западной Европы». Вместе с тем
1 Галай Ш. Конституционалисты-демократы и их критики // Вопросы истории, 1991, № 12, с. 6.
сами программные установки кадетов не были лишены целого ряда противоречий. Так, не предрешая вопрос о монархическом или республиканском строе, лидеры кадетов рассчитывали сохранить в своих рядах сторонников и того и другого направления. Вскоре местные комитеты Конституционно-демократической партии решительно высказались за монархию. На II съезде партии программный пункт о государственном устройстве был сформулирован более определенно: «Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией». В таком виде данный пункт оставался неизменным до марта 1917 г., когда VII съезд кадетов принял решение о необходимости введения в России республиканского строя.
Кадеты всячески подчеркивали, что Партия народной свободы не есть партия буржуазная, что она — внеклассовая, отвечающая интересам всех слоев населения, рассматривающая и разрешающая вопросы государственной и народной жизни с точки зрения общегосударственного и общенародного блага. Они делали ставку на реформы и компромиссы, отвергая крайности как слева, так и справа. Они решительно отвергали революционный путь преобразования России и противопоставляли ему путь «мирного», «конституционного» развития, декларировали стремление «овладеть революционной стихией», ввести ее в русло «закономерной социальной реформы». Поэтому, представляя левое крыло либералов, кадеты стремились дистанцироваться как от правых, так и левых радикалов. С теми или иными нюансами и корректировками, обусловленными конкретной ситуацией в стране, этой линии они придерживались на протяжении всего периода существования Государственной думы, вплоть до ее роспуска большевиками.
Подводя итог проведенному анализу, можно сделать вывод, что в целом мировоззрение кадетов, их ценности, идеи и программные установки, при всех возможных здесь оговорках, стали квинтэссенцией интеллектуального багажа левого крыла российского либерализма, внесшего существенный вклад в развитие общественно-политической мысли России в один из поворотных периодов ее истории.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой