Психологические факторы формирования коммуникативного взаимодействия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Е.И. Григорьев
В статье рассматриваются психологические факторы организации речевой интеракции. Участники процесса коммуникации рассматриваются как объекты взаимного действия и воздействия. Освещается роль взаимоотношений между ними в характере протекания речевого взаимодействия. Дается типология речевых актов, которая увязывается с разной целевой направленностью и, соответственно, с мотивацией реализации того или иного иллокутивного действия. Далее упоминается роль просодии как индикатора характера взаимодействия между интерактантами.
Ключевые слова: психологические факторы, речевая интеракция, речевой акт, иллокуция, просодия речи.
В процессе интеракции между коммуникантами складываются отношения, которые влияют на формирование речевых стратегий и тактик их воплощения, что обусловливает выбор соответствующих языковых единиц общения.
«Потребность в общении относится к числу основных (базовых) потребностей человека. Она диктует поведение людей с неменьшей властностью, чем, например, так называемые витальные потребности. Это и естественно, так как общение является необходимым условием нормального развития человека как члена общества, как личности» [1].
Интеракция как одна из форм проявления человеческого поведения тесным образом связана с психологическими особенностями индивидуумов [2]. «Там, где два и более индивидуума вступают в контакт, будь то обычная беседа, переговоры, игра, спор и т. д., независимо от того, идет ли речь о деловых или лишенных какой-либо заинтересованности отношениях, во всех этих случаях мы называем это социальной интеракцией или межличностной коммуникацией» [3].
Переплетение психологических и лингвистических факторов в процессе общения послужило возникновению давнего спора между языковедами и психологами, является ли речь объектом исследования психологии или лингвистики. Основные аргументы психологов сводятся к тому, что лингвистические знаки, конституирующие речевой отрезок, сами по себе не имеют значений вне контекста, обладая лишь потенциальной способностью эти значения выражать. Контекст же вычленяет из набора потенций тот единственный вариант, который через чувствен-
ное воздействие на индивида формирует в его сознании смысл [4−6]. Речь, это с точки зрения представителей психологической науки, «форма существования сознания
(мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления» [7]. В основе коммуникативного взаимодействия лежат два основных принципа, являющихся ключевыми для психологии, — отражение и действие. Коммуниканты, вступая в речевое общение, руководствуются такими принципами, как цель, мотив, являющиеся опять-таки объектом изучения психологии, а сила воздействия на партнера определяется в значительной степени индивидуальными психологическими особенностями, включающими уровень развития интеллекта, темперамент и т. д. Перечисленные факторы относятся к разряду релевантных экстралингвистических явлений, которые непосредственно определяют характер высказывания и форму взаимоотношений между говорящими партнерами. Совершенно очевидно, что исследование лингвистических характеристик процесса коммуникации не может быть достаточно полно осуществлено без учета психологических особенностей отправителя и адресата, а также без привлечения других смежных дисциплин — социологии и логики как составных частей анализа коммуникативного общения. О процессе общения можно говорить в том случае, если имеются хотя бы два субъекта -отправитель и адресат, выполняющие заданную им ситуацией роль [2]. В окружающем мире люди находятся в постоянной взаимозависимости. С одной стороны, они оказы-
вают влияние на партнеров, с другой — испытывают на себе их воздействие. Человек, даже если это порой против его воли, адаптирует свое поведение в соответствии с мнением окружающих. Чем авторитетнее мнение, тем сильнее стремление уподобить ему свое поведение. Взаимозависимость людей находит отражение в том, что процесс интеракции предполагает возможность обоюдного «поощрения» и «наказания» партнеров. Проявляться это может в самой разной форме: в виде благодарности, похвалы и, напротив, как прямая негативная оценка деятельности интерактанта, и как формулировка такой задачи, которая не может быть им выполнена. (В этом случае для партнера появляется опасность публичного признания своей некомпетентности, включая уважительные причины, что в определенных условиях для него может быть нежелательным.) Это, естественно, ведет к затруднению и далее к прекращению коммуникации. С другой стороны, «поощрение» в виде признания компетентности и авторитета партнера активизирует его деятельность.
Психология партнеров различна не только в силу индивидуальных особенностей, но и по причине выполняемых ими функций, что позволяет отдельно говорить о психологии отправителя как лица воздействующего на партнера, испытывающего это воздействие и проявляющего на него конкретные реакции. Мотивом, побуждающим коммуникантов к вступлению в речевое общение, является конкретная цель, которая «…выражает некоторый желаемый уровень удовлетворения потребности, ценности и т. д., т. е. некоторый уровень притязаний» [8]. Фактор цели определяет направление и интенсивность воздействия отправителя. В рамках прагматического подхода к процессу коммуникативного взаимодействия цель выступает в качестве некоторого конечного результата, актуального для отправителя в момент общения. В качестве результата говорящий определяет для себя получение какой-либо выгоды, которая может быть материального или морального свойства. Для их достижения говорящий использует многообразие речевых воздействий на партнера, включая разные формы побуждений — просьбы, требования и др., — в результате которых говорящий намеревается что-то приобрести, либо оцен-
ки, советы, предостережения, и в этом случае отправитель рассчитывает на получение морального удовлетворения. В зависимости от актуальности поставленной цели для говорящего и с учетом характера личности адресата им формируются этапы ее достижения, проявляющиеся в виде тактических действий в решении стратегической задачи. По сути, тактика представляет собой отдельные деятельности, «каждая из которых отвечает определенным потребностям субъекта, стремится к предмету этой потребности, угасает в результате его удовлетворения и воспроизводится вновь, может быть уже в других условиях и по отношению к изменившемуся предмету» [9]. Сложность тактического построения определяется важностью стоящей перед отправителем задачи, которая может быть соотнесена с одним из уровней на шкале актуальности, что позволяет выделить два основных типа цели: актуальный и аморфный. При актуальном типе говорящий настойчиво добивается достижения поставленной цели и готов для ее осуществления считаться с известными трудностями. Об аморфном типе цели следует говорить в тех случаях, когда отправитель не ставит перед собой задачу обязательного достижения результата и готов оставить ее, если на пути его достижения возникают даже незначительные затруднения. Такое разграничение важно для понимания сути речевых стратегий, которые обязательно имеют место при актуальных целях и отсутствуют при аморфных, так как в последних нет признака прагматического начала (например, общение ради общения). В тех случаях, где прагматическое начало представлено, тактика ее реализации, проявляемая в виде конкретного речевого действия, определяется силой мотивации в достижении конечного эффекта. Помимо значимости, актуальности стоящей задачи, к важным обстоятельствам, формирующим интенсивность речевого воздействия, относятся также индивидуальные качества личности: психологический склад, принадлежность к социальной группе или стремление соотнести с представителями этой группы. «Любая деятельность в целом и в отдельном своем акте (действии) осуществляется в соответствии с ролью человека в данной системе отношений, … с процедурами поведения, предписываемыми этой ролью,
где поведение — это „проявление стереотипов, принятых в данной социальной среде и усвоенных через подражание и познавательную деятельность“ [10]. В арсенале говорящего имеется достаточно широкий набор речевых действий, обладающих сходным функциональным назначением, но разной иллокутивной силой воздействия. Выбор соответствующего речевого варианта осуществляется на основании оценки ситуаций, ее важности для говорящего, что включает в себя социальный статус партнера, предмет общения, характер отношений между ними, значимости исхода речевого взаимодействия отправителя и адресата.
„Достижение положительного результата в общении, как правило, связано с адекватным чувственным отражением друг друга общающимися субъектами, накоплением и правильным обобщением ими информации друг о друге“ [11]. Однако следует заметить, что оценка ситуативных факторов является результатом интерпретации субъекта, которую он совершает через призму своего социального положения.
Осуществление коммуникативного процесса происходит в рамках установленных для данного языкового ареала норм, входящих в систему социального контроля. Речевое действие может в полной мере выполнять свою функцию в том случае, „если все его знаки признаются членами языкового коллектива и однозначно используются при коммуникации“ [12]. Это означает, что речевое поведение индивидуума должно соответствовать правилам, принятым в той социальной группе, на которую направлено речевое воздействие, в противном случае, это воздействие либо может быть отвергнуто, либо неверно интерпретировано. Установление соответствия предполагает два условия: говорящий должен обладать знаниями правил речевого поведения и уметь анализировать складывающуюся в процессе общения ситуацию, чтобы в необходимых случаях проводить корректировку своих действий. Социальный контроль проявляется в виде реакции адресата, репрезентанта конкретной социальной группы на проявляемое действие. Особенностью речевого акта, осуществляемого говорящим, является его направленность на партнера, в результате чего формируется отношение говорящего к своему
партнеру. Характер отношений складывается, как правило, объективно в соответствии со статусом своих партнеров, а также субъективно, когда значение приобретает уровень притязаний одного из партнеров на исход речевого взаимодействия. Под уровнем притязания следует понимать степень заинтересованности отправителя в положительном исходе речевого воздействия. Система взаимоотношений между отправителем и адресатом определяется соотношением объективных и субъективных факторов и находит свое проявление в выборе языковых средств в виде речевого действия отправителя. В результате между коммуникантами возникают либо идеальные речевые взаимоотношения, когда характер речевого воздействия удовлетворяет обе стороны, либо конфликтные, при которых адресат отвергает формы оказываемого на него речевого воздействия, стараясь противодействовать ему, и понуждает отправителя к поиску приемлемых форм речевого воздействия. Достижение цели всякой деятельности индивида осуществляется через реализацию конкретных задач. Речевое общение как одна из форм деятельности строится в соответствии с речевой стратегией контроля, обусловливает определенную последовательность действий говорящего в соответствии с планом или установкой» [13]. Речевые стратегии включают в себя анализ ситуации, которая информирует говорящего об индивидуальных качествах партнера, подбор возможных вариантов речевого воздействия на него, прогноз результата, а также вероятность повторения нового цикла в случае неуспеха воздействия предыдущего. Стратегия выступает таким образом, как поведенческая программа, построенная «вероятностными характеристиками действительности» [14]. Отправитель должен, воспринимая собеседника, давать адекватную интерпретацию поведения последнего, чтобы видеть, насколько эффективно его речевое воздействие. Интерпретация чувственных данных тем точнее, чем больше у индивида «опыт труда, познания и общения, который накоплен человеком в ходе жизни, и этот опыт у каждого человека всегда индивидуально своеобразен…» [11]. В опыте индивида заложены два аспекта поведенческого факта -его манифестация и эффект воздействия. Отправитель использует конкретный вид рече-
вого действия, так как он им обладает, знает его возможный эффект и считает, что в данной ситуации это наиболее подходящий вариант. Личный опыт определяет рациональность речевых действий индивида. Однако было бы неверно переоценивать личный опыт, который существует в сознании индивида в качестве обобщенного представления о явлениях, характерных для определенной ситуации. В одинаковых условиях человек действует по-разному, подчиняясь изменениям психического состояния и в связи с возникающими новыми целями (мотивами). Взаимодействие партнеров по общению является одним из ключевых пунктов речевой прагматики. В конечном счете, успех или неуспех речевого воздействия зависит от складывающегося отношения говорящих друг к другу, от стремления адресата способствовать отправителю в достижении им цели. Вступая в контакт, отправитель воздействует на партнера, причем это воздействие носит двоякий характер — визуальный и вербальный. В опыте каждого индивида имеется образ-схема действия, которое идентифицируется им с процедурой получения желаемого эффекта. Набор этих схем носит скорее обобщенный характер, т. е. не связанный с конкретной ситуацией, но соответствующий типовым ситуациям. Данная схема извлекается из памяти по мере возникновения обстоятельств, характерных для ее проявления. Однако в опыте отправителя имеются также возможные варианты ответа на его действия со стороны адресата. Отправитель всегда заинтересован в создании рациональной последовательности высказываний, которая приведет к искомому результату. При этом всегда учитывается промежуточная реакция адресата. При непосредственном контакте партнеров реакции эти носят не только вербальный, но и визуальный характер выраженности в виде мимики и жестов. Конкретные схемы действий носят ограниченный характер, т. е. не могут быть использованы без учета взаимоотношений коммуникантов. К настоящему времени в речеведческой литературе накоплен материал, связанный с типологией взаимоотношений говорящих партнеров. Классификация может быть не достаточно дробной, однако, в теоретическом рассуждении вполне приемлемой оказывается обобщенная типология, данная
С. М. Гайдучиком, который выделяет пять типов взаимоотношений, связанных со статусом говорящих партнеров: 1) авторитетность отправителя — подчиненность адресата- 2) авторитетность адресата — подчиненность отправителя- 3) авторитетность обоих партнеров- 4) анонимность статуса обоих партнеров (общение незнакомых людей) — 5) дружеские или родственные отношения говорящих [15].
Каждому из перечисленных типов взаимоотношений соответствует не только тематический перечень, но и набор языковых средств, характеризующих данную ситуацию. Кроме того, тип взаимоотношений позволяет использовать одни и вносит ограничение в использование других речевых действий. В соответствии с правилами употребления всем видам действий можно дать рабочие обозначения, разделив их на 1) нормативные, 2) допустимые и 3) ненормативные. В первую группу включается номенклатура речевых действий, характерных постоянно для конкретного типа взаимоотношений. При их использовании не возникает ощущения неуместности проявленного партнером действия как факта, он воспринимается как ожидаемый вариант поведения партнера, который не формирует психологического дискомфорта восприятия. Краткая формулировка принятым действиям сводится к следующему: это речевые факты, соответствующие одному из образцов, имеющихся в сознании индивидуума, которые приняты в данной ситуации общения. Нарушение этих норм ведет к осложнению речевого взаимодействия и тем самым к уменьшению шансов успешного воздействия на партнера.
Допустимые речевые действия — это такие, которые выходят за рамки общепринятых для данной ситуации норм, но их приме -нение может быть санкционировано адресатом при некоторых условиях. Без соответствующего изменения экстралингвистической ситуации они могут быть интерпретированы адресатом не в пользу отправителя и способствовать возникновению психологического дискомфорта во взаимодействии между интерактантами. Данный вид воздействия на адресат следует определить как условно допустимый. При этом важно, что адресат понял изменение ситуации и не высказал возражения против речевого действия отправителя, приняв его как допустимое.
Ненормативные формы речевого воздействия выходят за пределы ожидаемых вариантов интеракционального поведения, они находятся вне того, что признано допустимым для данной речевой ситуации.
Ненормативные речевые действия реализуются в двух случаях — неосознанно, когда отправитель, располагая в опыте эффектом данного речевого воздействия, недостаточно осведомлен о сферах его употребления, а также намеренно, когда говорящий заинтересован по определенным причинам в нарушении нормального взаимодействия со своим партнером. Возникающий в обоих случаях психологический дискомфорт общения разрешается либо совместной корректировкой речевого поведения говорящего, если на то имеется согласие адресата, либо общение между ними вступает в зону психологического конфликта до его полного прекращения.
Поддерживание психологического комфорта общения является непременным условием успешного взаимодействия партнеров по коммуникации (исключение составляют экстремальные случаи). Отправитель как лицо, воздействующее на адресат и поэтому заинтересованное в положительном исходе своего речевого поведения, должен постоянно заботиться о том, чтобы партнер находился в состоянии наивысшей благожелательности в восприятии его (отправителя) действий. Для этого необходимо, чтобы говорящий располагал тонкостью психологического чутья и обладал приемами нейтрализации нежелательных реакций со стороны адресата, а также умением строить убедительные аргументы, что достигается правильным соотношением вербально-просодических единиц речи. Тактика речевого действия строится отправителем с учетом результатов анализа психологического состояния адресата после реализации предшествующего высказывания. Исходную позицию коммуникативного взаимодействия представляет психологическое поле отправителя, которое он строит в соответствии со своими задачами, вкусами, ценностями, изменяя его в дальнейшем по мере надобности в сторону адресата. Позиция адресата по отношению к речевому воздействию отправителя может складываться по трем направлениям: благожелательное восприятие и сотрудничество в достижении отправителем цели, неблагожелательное от-
ношение к намерениям отправителя, влекущее противодействие к их осуществлению и нейтральная реакция, исход которой зависит, как правило, от успеха речевого воздействия отправителя. Поэтому форма речевого воздействия, интегрируемая в смысловое содержание высказывания, и определяет характер общего взаимодействия партнеров. Доминирующим фактором при этом является просодия речи.
Просодия речи формирует смысловой план высказывания. В конечном итоге восприятие просодической структуры сигнализирует, какой способ воздействия избрал отправитель, обращается ли он к адресату с просьбой или требованием, либо же с угрозой.
Обобщая изложенное, представляется возможным утверждать, что идентичные стратегические задачи коммуникативного общения могут сопровождаться разными тактическими способами их достижения, что зависит от характера взаимоотношений между интерактантами и силой мотивации в достижении коммуникативной задачи. В данной статье впервые освещается сложная связь ключевых факторов психологического взаимодействия интерактантов.
1. Ломов Б. Ф. Проблема общения в психологии // Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 108 117.
2. Grauman C. Interaktion und Kommunikation // Handbuch der Psychologie in 12 Banden. Gottingen, 1972. Bd. 7. S. 1109−1247.
3. Meyer M.A. Sprechen als Handeln. Von Wittgensteins Sprachspielen zu einer sprachlichen Handlungstheorie // Sprachtheorie und Pragma-tik. Tubingen, 1976. S. 317−326.
4. Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. М., 1982. С. 157.
5. Новиков А. И. Семантика текста и ее формализация. М., 1983. С. 215.
6. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974. С. 447.
7. Рубинштейн С. Л. Проблемы психологии в трудах Карла Маркса // Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 6−17.
8. Наумова Т. Н. Гипотеза лингвистической относительности и некоторые аспекты соотношения семантики слова и семантики целого высказывания // Психолингвистические исследования в области лексики и фонетики. Калинин, 1986. С. 94−99.
9. Леонтьев А. Н. Общее понятие о деятельности // Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 93−100.
10. Ананьев Б. Г. Социальные ситуации развития личности и ее статус // Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 134−140.
11. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1985.
12. О^ааг Е. 8ргасЬиогш иМ moderne // 8ргасЬпогш, Sprachpflege, 8ргасЬкгШк. Ж 1967−68, 1968. 8. 68.
13. Сухих С. А. Речевые интеракции и стратегии // Языковое общение и его единицы. Калинин, 1986. С. 71−77.
14. Данилова Н. Н., Крылова А. Н. Физиология высшей нервной деятельности. М., 1989. С. 399.
15. Гайдучик С. М. Типология речевых высказываний // Экспериментальная фонетика. Мн., 1972. С. 46−67.
Поступила в редакцию 16. 01. 2008 г.
Grigorev E.I. Psychological factors of speech interaction organization. The article analyses psychological factors of speech interaction organization. The participants of communication process are regarded as the objects of reciprocal actions and influence. The paper shows the role of relations between them in the character of speech interaction. Generalized list of speech actions which is coordinated with different purposes and, thus with motivation of realization of definite illocutions is given in the article. Then the role of prosody as an indicator of interaction character between the members of communication process is mentioned.
Key words: psychological factors, speech interaction, speech act, illocution, prosody of speech.
ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ И ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА ОБЩЕНИЯ: ЯВЛЕНИЕ ПЕРЕБИВАНИЯ РЕЧИ СОБЕСЕДНИКА (ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЙ) И. В. Грошев, А. А. Щербак
В статье рассматривается проблема общения через призму половозрастных и гендерных особенностей. Приводятся результаты многих исследований, подтверждающих наличие факта перебивания в процессе общения, в том числе детерминированных половой принадлежностью коммуникантов. Отмечается влияние на частоту перебивания возраста, а также степени фемининности и маскулинности. Делается вывод о перспективности исследований данного направления процесса общения.
Ключевые слова: перебивание, доминирование, речевое поведение, мужчина, женщина, частота.
Вопросы, касающиеся особенностей пола человека и связанных с ним психологических различий, сравнительно недавно вошли в число наиболее активно обсуждаемых. Среди них особое место занимает проблема вербального общения, характерной особенностью которой является диалогический принцип построения процесса общения [1]. Это означает, что собеседники попеременно выполняют функцию и говорящего, и слушающего.
Процесс речевого общения характеризуется частой сменой ролей говорящий / слушающий. Среди сигналов смены ролей выделяют вербальные, паравербальные (темпоральные, мелодические акценты) и невербальные действия (средства кинесики и про-ксемики) [2]. Механизм смены (мены) коммуникативных ролей, как указывают некото-
рые ученые-психологи, является важнейшим механизмом в процессе речевого общения [1−2]. Механизм разделения ролей устроен таким образом, что в то время как один коммуникант говорит, другой должен находиться в состоянии слушания, что соответствует молчанию. При окончании своего высказывания первый коммуникант становится слушающим, а тот, к кому он обращал свою речь, начинает говорить [1]. Характер и сигналы смены коммуникативных ролей во многом зависят от типа социальной среды, степени знакомства коммуникантов и характеризуются по типу соотнесенности соседних реплик во времени [1−2].
Таким образом, основой смены коммуникативных ролей является попеременное включение в процесс общения обоих коммуникантов, т. е. каждый выполняет функцию и

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой