К вопросу об участии купечества в Отечественной войне 1812 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47). 072. 5
К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ КУПЕЧЕСТВА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА
Н.Н. Трошин
Российский институт стратегических исследований, сектор международных экономических организаций Центра экономических исследований E-mail: nikolaytroshin@gmail. com
В статье рассматривается вклад купечества в победу в Отечественной войне 1812 года. Автор показывает, что наряду с денежными пожертвованиями, купцы обеспечивали материальное снабжение армии. При этом мотивы личного обогащения уступали место идее общественного служения.
Ключевые слова: Отечественная война 1812 года, купечество, пожертвования, материальное снабжение армии.
TO THE QUESTION ABOUT INVOLVEMENT OF RUSSIAN MERCHANTS IN PATRIOTIC WAR OF 1812
N.N. Troshin
The article discussesthe contribution ofthe merchant class inthe victoryin the Patriotic Warof 1812. The author shows thatin addition tomonetarydonations, merchants provide materialsupplies to the army. In this case, the motivesof personal enrichmentgave way to the ideaof service to the people.
Key words: Patriotic Warof 1812, the merchants, donations, material supplies to the army.
Русское купечество участвовало в Отечественной войне 1812 года наравне со всеми другими сословиями. За одним исключением. Если дворянство составляло офицерский корпус в действовавшей против французов армии, а крестьянство и другие городские сословия поставляли для нее солдат, то купечество было от рекрутской повинности освобождено. Разумеется, в рядах армии и ополчения было немало выходцев из купеческих семей, но факт остается фактом, как сословие в целом купцы свою кровь за отечество не проливали.
Возможно, поэтому в исторической памяти сложилось представление о том, что купечество, хотя и жертвовало на военные нужды в 1812 г. значительные денежные суммы, в то же самое время на этой войне наживалось. Сменялись эпохи, менялась идеология, а вместе с ними и оценки многих событий Отечественной войны 1812 года, и лишь представление о том, что купцы были движимы патриотизмом не меньше, чем корыстными интересами оставалось неизменным.
Понятно, когда такое представление о купечестве высказывалось в дворянской литературе. Столкновения между этими сословиями имели место еще в ходе Отечественной войны 1812 года. Так, например, в Харькове купечество было готово пожертвовать на содержание ополчения 23. 316 руб., однако дворянское собрание, «почитая сие пожертвование малым, отринуло оное». У нас нет оснований сомневаться в патриотизме харьковского купечества. Скорее следует согласиться с городским головой, который в своем рапорте об этом событии отмечал, что дворянское сословие приняло решение «не войдя в познание купеческих капиталов». Между тем, чтобы составить указанную выше сумму купцы второй гильдии должны были бы внести 350 руб., а купцы третьей гильдии — 140 руб., что составляло 1,75% от объявляемых ими капиталов (20 и 8 тысяч руб. соответственно). Для сравнения, такие же суммы платили купцы в казну в 1810—1811 годов. Начиная с 1812 г. налоговая ставка была повышена до 4,75%. Таким образом, с учетом пожертвования на ополчение, купцу второй гильдии предстояло выплатить 1. 300 руб. независимо от его действительных доходов. И при этом харьковские купцы, по словам городского головы, были «готовы и впредь жертвовать по мере возможности"1.
Трудно сказать, какую часть от своих доходов было готово пожертвовать на содержание харьковского ополчения губернское дворянство, постановившее собрать средства по числу принадлежащих каждому помещику крестьян, по 1 руб. с души. Можно, однако, сравнить налоговые поступления от этих сословий. В 1812 г. дворянство впервые было обложено подоходным налогом. Так же как и купечество, дворяне должны были объявлять свои доходы по совести и эти сведения никак не проверялись. Но если для купечества были установлены фактически минимальные суммы платежей, поскольку для записи в гильдию надо было объ-
1 Илляшевич Л. В. Краткий очерк истории харьковского дворянства. Харьков, 1885. С. 80.
являть определенный капитал, то дворянство было свободно от этих ограничений. В результате в 1812 г. от дворянского сословия поступило налоговых платежей на сумму 2,1 млн руб., тогда как от купечества — 12,1 млн руб., что составило 5,45%от всех доходов бюджета2. При том, что доля купечества в общем населении России не превышала 0,6%, его вклад в финансирование военных действий, даже без учета пожертвований, был более чем адекватным.
Однако купечество не только жертвовало денежные средства, ноеще и снабжало действующую армию всем для нее необходимым. При этом бытует мнение, высказанное еще в конце XIX в. П. А. Берлиным, что, принимая на себя казенные подряды, купцы не упускали из виду собственную выгоду, не только широко воспользовавшись вызванным войной ростом цен, но и надбавив к нему свои «спекулятивные вожделения». Некоторое удивление вызывает, правда, практически полное отсутствие доказательств именно такого поведения купечества в 1812 году. Те примеры, что приводит, например, П. А. Берлин: и письмо П. В. Чичагова, и сатирические стихи о спекуляциях купцов, — на самом деле относятся к более раннему времени. Тогда, после подписания Тиль-зитского мира, Россия разорвала отношения с Англией и присоединилась к континентальной системе. На что, собственно говоря, и указывает первая строка упомянутого стихотворения: «Лишь с Англией разрыв коммерции открылся.. «3.
Собственно говоря, в источниках практически нет подтверждений корыстного поведения купцов в 1812 году. Чуть ли не единственным примером спекулятивного повышения цен является свидетельство А.Д. Бестужева-Рюмина. В своих «Записках» он писал, что «в лавках купеческих» уже на следующий день после публикации воззвания Александра I к первопрестольной столице Москве о созыве ополчения цена сабли или шпаги подскочила с 6 руб. до 30−40- пары пистолетов — с 7−8 руб. до 35 и даже 50- ружье или карабин, стоившие накануне не дороже 15 руб., не продавали теперь дешевле 80 рублей. «Купцы видели, — резюмировал А.Д. Бестужев-Рюмин, — что с голыми руками отразить неприятеля нельзя, и бессовестно воспользовались этим случаем для своего обогащения"4.
2 Сб. РИО. СПб., 1885. Т. 45. С. 461.
3 Отечественная война и русское общество: в VII т. М., 1912. Т. V. С. 116−117.
4 РА. М., 1896. Кн. 2, вып. 7. С. 349.
В советское время достоверность этого источника не подвергалась сомнению, хотя его тенденциозность местами очевидна. Дело в том, что по каким-то причинам А.Д. Бестужев-Рюмин не успел покинуть Москву и был вынужден стать членом устроенного Наполеоном муниципального совета, за что впоследствии наряду с другими членами этого совета подвергся преследованиям. В свое оправдание А.Д. Бестужев-Рюмин и написал указанные «Записки». Так он замечает, что заработав на спекуляции оружием, купцы заблаговременно удалились из Москвы «на нескольких сотнях троек лошадей"5, тогда как действительные защитники отечества оставались еще в городе. Однако это утверждение противоречит свидетельству Ф. В. Ростопчина, который писал в своих «Записках» о 1812 г., что по мере приближения генерального сражения отток дворянства все усиливался. Купцы еще держались, поскольку в городе у них оставался товар6.
Что касается закупки вооружения, то никто и не собирался приобретать ружья для ополчения в купеческих лавках. Тем более что лавки, в которых торговали бы оружием, были далеко не в каждом даже губернском городе. Так, например, Ф. Ф. Вигель, проживавший в 1812 г. в Пензе, писал, что помимо самых простых сабель и пик, «других оружий достать было негде», правительство обещало само доставить их7. В самом деле, еще 17 июля 1812 г. Александр I отдал Ф. В. Ростопчину повеление, что «из денежных сумм, посту-паемых в Московский комитет пожертвований, нужно отпустить для приуготовления ружей на Тульском оружейном заводе» 506. 758 рублей8. Сообщая об этом генерал-майору Ф. Н. Воронову, командиру Тульского оружейного завода, Александр I позволял ему привлечь к изготовлению ружей частных фабрикантов с уплатой им 18 руб. за новое ружье и 10,5 руб. за переделанное старое, что было выше установленных государственных расценок. При этом Александр I высказывал надежду, что частные фабриканты займутся выполнением только государственного подряда и прекра-
5 РА. М., 1896. Кн. 2, вып. 7. С. 350.
6 Мещеряков А. О. Ф. В. Ростопчин: у основания консерватизма и национализма в России. Воронеж, 2007. С. 187.
7 Вигель Ф. Ф. Записки: в 2 кн. М., 2003, Кн. 2. С. 652.
8 Сборник исторических материалов, извлеченных из архива первого отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. СПб, 1876. Вып. 1. С. 27.
тят работу для рынка9. Трудно предположить, что если бы в Москве ружье действительно продавалось за 80 и более рублей, то тульские фабриканты стали поставлять оружие в казну. Между тем отчеты свидетельствуют, что в 1812 г. частными подрядчиками было сдано 25. 014 ружей10.
Впрочем, А.Д. Бестужев-Рюмин не ограничивался критикой одного только купечества. «Мастеровые, как-то портные, сапожники и другие, — продолжал он, — утроили или учетверили цену работы своей- словом все необходимо нужное, даже съестные припасы, высоко вздорожало"11. В советское время эту фразу по вполне понятным причинам предпочитали не цитировать, но она, на самом деле, позволяет представить себе более реалистичную картину происходивших событий. С одной, правда, оговоркой. Цены на съестные припасы в Москве в это время оставались стабильными, как об этом свидетельствует такса цен на продовольственные товары, публиковавшаяся в Московских ведомостях. Подорожали только ситный хлеб (с 7 до 8 коп. за фунт), да масло коровье (с 40 до 45 коп. за фунт), зато дешевле стала говядина, цена за фунт 1-го сорта снизилась с 15 до 11 копеек12.
Вернемся, однако, к мастеровым. Если снабжение ополчения оружием правительство взяло на себя, то обеспечить его обмундированием и снаряжением должны были сами московские дворяне. Но не будем забывать, что в Москве располагался Комиссариатский департамент, который отвечал за снабжение вещами действующей армии. К тому же в Москву приезжали представители из других губерний, чтобы закупить все необходимое для полков, формирующихся на основании Указа от 13 мая 1812 г. из рекрутов, поступавших по 82 набору. В частности московский купецкий сын Д. С. Столбков заключил 12 июля 1812 г. контракт на поставку обмундирования для полков, создаваемых в Рязанской, Воронежской и Тамбовской губерниях и к 26 июля 1812 г. третью часть товара успел уже выставить13. Понятно, что спрос в данном случае многократно превышал возможности предложения. А если
9 Сборник исторических материалов… С. 27−29.
10 Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М., 2004. С. 725.
11 РА. М., 1896, Кн. 2, вып. 7. С. 349.
12 Москва и Отечественная война 1812 г.: в 2 кн. / Авт. -сост. Д. И. Горшков. М., 2011. Кн. 1. С. 250−251.
13 Там же. С. 181.
еще принять во внимание, что поставить все это надлежало в кратчайшие сроки, то, само собой разумеется, что цены стали расти.
Остается только удивляться, что в таких условиях купцы нередко все-таки находили возможность и снижали цену, предложенную Военным министерством, соглашаясь осуществлять поставки вещей и продовольствия на более выгодных для казны условиях. Причем крупнейший комиссариатский поставщик, серпуховской купец В. В. Варгин, с 1808 г. снабжавший армию холстом, продолжал доставлять его по довоенным ценам, несмотря на сокращение производства и упадок торговли. Только в 1812 г. им было сдано в комиссариат 12 млн. аршин холста, рубашечного по цене 25 коп., а подкладочного — по 18 коп. за аршин. При том что биржевые цены на холст в 1812 г. не опускались ниже 35 коп. за аршин. В 1813 г. в виду крайней необходимости Александр I разрешил генерал-кригскомиссару проводить закупки вещей без всякого ограничения в ценах. Однако В. В. Варгини в 1813—1814 гг. продолжал поставки холста по прежним ценам, передав его комиссариатскому департаменту за эти годы на 30 млн. аршин14.
А. И. Татищев, занимавший во время Отечественной войны
1812 года должность генерал-кригскомиссара, признавал впоследствии, что без содействия В. В. Варгина, он бы не смог обеспечить снабжение армии и прежде всего формирующиеся резервы, численность которых достигала 650 тыс. человек, необходимым обмундированием и снаряжением. Когда стало очевидно, что фабрики, многие из которых оказались в зоне боевых действий и были закрыты, не в состоянии обеспечить войска сукном, Александр I одобрил представление управлявшего Военным министерством А. И. Горчакова о закупке крестьянского сукна. Это решение было принято 20 октября 1812 г., а уже в конце января
1813 г. первая партия сукон в 250 тыс. аршин должна была поступить в московское комиссариатское депо. Несмотря на столь жесткие условия, В. В. Варгин, уже имевший опыт скупки изготавливаемых крестьянами тканей, принял на себя эту поставку и выполнил ее точно в установленные сроки. Более того, по свидетельству того же А. И. Татищева, когда обнаруживались какие-либо недостатки в поставленном товаре, а качество крестьянского сукна уступало фабричному, он тут же заменял его без всякой дополнительной платы со стороны комиссариата. При этом
14 Столетие Военного Министерства. 1802−1902: в 13 т., 50 кн. СПб., 1903. Т. 5: Главное интендантское управление. Исторический очерк, ч. 1. С. 450.
В. В. Варгин, как сообщал А. И. Татищев, «выполнял поставки, сколько известно, с пожертвованием своего капитала"15.
Оценивая заслуги В. В. Варгина в Отечественной войне 1812 г. управлявший Военным министерством А. И. Горчаков в своем представлении Комитету министров писал: «Варгин, производя в течение 1812, 1813 и 1814 годов громадные поставки на десятки миллионов рублей каждый год без условий письменных и без залогов, забывая о собственных пользах, доставлял казне прибыли миллионы рублей и изумлял всех необыкновенным искусством и умением поддерживать низкие цены в самое трудное время, при всеобщем расстройстве торговли"16. По этому представлению последовало в 1815 г. высочайше утвержденное положение Комитета министров о награждении В. В. Варгина за поставку в комиссариат большого количества вещей по выгодным ценам золотой медалью «За усердие», украшенной бриллиантами, на голубой (андреевской) ленте.
Можно сказать, что в данном случае В. В. Варгин действовал как гражданин, но гражданская позиция со времен Козьмы Минина была свойственна русскому купечеству. В трудную минуту оно забывало о собственных пользах, и готово было жертвовать всем своим имуществом ради Отечества. Разумеется, при желании и в 1812 г. найдутся купцы, искавшие собственную выгоду, но такие люди в равной мере встречались среди всех сословий. Нет никаких оснований полагать, что среди купечества их было больше, а уж тем более полагать, что купечество в целом наживалось на войне.
О том, насколько «обогатилось» русское купечество в ходе Отечественной войны 1812 года, лучше всего свидетельствует значительное сокращение его численности за это время. Многие купцы, проживавшие в охваченных войной губерниях, были в результате разорены, лишившись принадлежавших им товаров. Но и в тех губерниях, которые были далеки от театра военных действий, число купцов также сократилось. В Пензенской губернии, например, накануне Отечественной войны 1812 года насчитывалось 293 купца, а к 1814 г. их число сократилось до 163 или на 44,4%17. Общий упадок торговли лишил купечество надежного
15 РА. М., 1882, Кн. 2, вып. 3. С. 101.
16 Московские ведомости. 1859. 21 января. № 18.
17 Белоусов С. В. Купечество Среднего Поволжья в Отечественной войне 1812 года / / Вестн. Самар. ун-та. 2010. № 3. С. 62.
заработка и сделал уплату налогов непосильной задачей. Поэтому многие из них, в особенности те, кто числился по 3 гильдии, предпочли капитала не объявлять, а записывались в мещанство. Поступление налоговых платежей с купечества в 1814 г. сократилось до 9,98 млн руб. или на 17,8% по сравнению с 1812 года. В то же время недоимки многократно увеличились. Если на начало 1812 г. они составляли всего 259,3 тыс. руб., то к началу 1815 г. их число увеличилось до 6. 438,7 тыс. руб. т. е. почти в 25 раз!18
Мы привыкли считать героями Отечественной войны 1812 года тех, кто с оружием в руках защищал Россию от нашествия неприятеля. Но надо признать, что среди купечества тоже есть немало тех, кто достоин этого звания. В условиях почти полной остановки торговли, жертвуя подчас собственным интересом, они смогли, тем не менее, обеспечить бесперебойное снабжение армии всем необходимым. Так что в течение практически всей войны русский солдат был одет и обут, а это не так уж и мало для поддержания боевого духа.
18 Сб. РИО. СПб., 1885. Т. 45. С. 461, 481, 491.
108

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой