Формирование научных школ в науках социально-гуманитарного цикла

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т. В. Захарчук
канд. пед. наук, доцент, ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»
ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНЫХ ШКОЛ В НАУКАХ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ЦИКЛА
Аннотация. Рассматриваются проблемы формирования и особенностей идентификации научных школ в науках социально-гуманитарного цикла. Показано влияние структуры гуманитарного знания на формирование исследовательской программы и организации научных исследований в социально-гуманитарных научных школах.
Ключевые слова: научное знание в социально-гуманитарных дисциплинах, научные школы в гуманитарных и социальных науках, исследовательская программа научной школы, состав научной школы.
T.V. Zakharchuk, St. Petersburg State University of Culture and Arts
FORMATION OF SCIENTIFIC SCHOOLS IN SOCIAL AND HUMAN SCIENCES
Abstract. The problems of formation and characteristics of the identification of scientific schools in the sciences and social humanities. Shows the influence of the structure of the humanities on the formation of a research program and the organization of scientific research in the humanities and social science schools.
Keywords: scientific knowledge in social and humanities research schools in the humanities and social sciences research program of the scientific school, structure of the research school.
Формирование научных школ в социальных и гуманитарных областях науки рассмотрено в науковедческой литературе чрезвычайно слабо. Имеется ряд работ, посвященных идентификации и описанию деятельности научных школ в отдельных областях гуманитарных и социальных наук [3, 5, 7 и др.]. При этом большинство их авторов ограничивается размышлениями о специфике научных школ в своей научной дисциплине.
Можно утверждать, что специфика научной дисциплины всегда отражается на особенностях научной школы, в рамках которой эта научная школа сложилась. Иначе говоря, свои особенности имеют научные школы в физике, географии, химии, биологии и т. п. Но они имеют и общие черты, т. к. являются частью естественнонаучного знания. Логично было бы предположить, что свою специфику имеют и научные школы в социально-гуманитарных науках.
Для того чтобы определить возможные различия в формировании и развитии научных школ в естественных и социально-гуманитарных науках представляется необходимым охарактеризовать основные отличия естественнонаучного, гуманитарного (социально-гуманитарного, по Г. Риккерту) знания, из которых вытекают и способы формулирования исследовательской программы, и формы организации научных исследований, и, в определенной степени, характер взаимоотношений между учеными.
В качестве наиболее общих объектов познания традиционно выделяют природу, общество и человека и соотнесенные с ними естественное, социальное и гуманитарное знания. Уникальность знания о человеке и обществе в том, что, будучи истори-
чески первой формой человеческого знания, оно довольно поздно обретает свое место в западноевропейских классификациях наук. Во многом это было вызвано ориентацией науки нового времени на естествознание. Вместе с тем индустриальное развитие приводит и к созданию новых типов социальных общностей и появлению социальных связей, требующих осмысления. В контексте этих социальных потребностей и возникают первые программы построения наук об обществе. Первоначально существовала идея построить социальные науки как простое продолжение естественных наук (трактовки обществоведения К. А. Сен-Симоном, О. Контом, Л. А. Ж. Кетле и их предшественниками как «социальной физики» и ориентированные на поиск законов общества, аналогичных закону всемирного тяготения). Позже выявляется специфика социальных объектов. К середине XIX в. появляются классификации, включающие науки об обществе, вслед за чем возникает необходимость в прояснении статуса и разработке методологии социальных и гуманитарных наук (Д. С. Милль, Г. Риккерт, В. Виндельбанд, В. Дильтей, М. Вебер) [1, 8].
Проблемы особенностей гуманитарного знания широко рассматриваются и в современной философской литературе [2, 4, 9 и др.]. Однако наиболее четко, как нам представляется, эти отличия сформулированы представителем Баденской философской школы Г. Риккертом, который, анализируя специфику социально-гуманитарного познания, указал на следующие его особенности:
— его предмет — культура, а не природа,
— совокупность фактически общепризнанных ценностей в их содержании и систематической связи-
— непосредственные объекты его исследования — индивидуализированные явления культуры с их отнесением к ценностям-
— его конечный результат — не открытие законов, а описание индивидуального события на основе письменных источников, текстов, материальных остатков прошлого-
— сложный очень опосредованный способ взаимодействия с объектом знания через указанные источники-
— для наук о культуре характерен идеографический метод, сущность которого состоит в описании особенностей существующих исторических фактов, а не их генерализация (построение общих понятий), что характерно для естествознания-
— объекты социального знания неповторимы, не поддаются воспроизведению, нередко уникальны- социально-гуманитарное знание целиком зависит от ценностей, наукой о которых и является философия-
— абстракции и общие понятия в гуманитарном познании не отвергаются, но они здесь — вспомогательные средства при описании индивидуальных явлений, а не самоцель, как в естествознании-
— в социальном познании должен быть постоянный учет всех субъективных моментов- если в естественных науках их единство обусловлено классической механикой, то в гуманитарном знании — понятием «культура» [8].
Исходя из сказанного выше, можно говорить о том, что гуманитарное знание в значительной степени отличается от естественнонаучного по объекту исследования, способам формирования исследовательской программы, используемым методам и т. д.
В таблице 1 сделана попытка показать основные отличия естественнонаучного
и социально-гуманитарного знания на основании положений Г. Риккерта.
Таблица 1 — Отличия естественнонаучного и социально-гуманитарного знания
Естественнонаучное знание Гуманитарное знание
Основано на разделении субъекта, (человека) и объекта исследования (природы), при этом преимущественно изучается объект Субъект-субъектное познание
Относительная стабильность объектов изучения Нестабильность, быстрая изменчивость объектов изучения
Изучаются вещи, их свойства и отношения Изучаются тексты, которым присуще значение, смысл, ценность
Основная задача — выявить причинно-следственные взаимосвязи и закономерности в природе и на их основе объяснить природные явления. Истина здесь абсолютна и может быть доказана Истинность данных в значительной степени субъективна, она результат не доказывания, а интерпретации
Метод познания генерализирующий (то есть его цель — отыскать общее в разнообразных явлениях, подвести их под общее правило) Метод познания — индивидуализирующий, учитывающий индивидуальность объекта познания (человека)
Использование в исследованиях чаще всего количественных методов Явления исследуются главным образом со стороны качества, а не количества
Объекты исследования могут воспроизводиться Объекты исследования неповторимы, часто уникальны
Форма постижения объекта — монолог Форма постижения объекта — диалог (личностей, текстов, культур)
Нехарактерны ценностно-окрашенные суждения Существенным элементом являются ценностные высказывания
В минимальной степени испытывает влияние той или иной идеологии В значительной степени связано с идеологией
Анализируя данные таблицы 1, можно говорить о том, что указанные особенности социально-гуманитарного знания оказывают непосредственное влияние и на организацию научных исследований, взаимоотношения в научном сообществе, а значит — и на формирование и деятельность научных коллективов, в том числе неформальных.
Исходя из сказанного выше, представляется, что можно сформулировать следующие особенности научных школ в науках социально-гуманитарного цикла:
1. Для социальных и гуманитарных наук характерна высокая неопределенность научных знаний, сочетающаяся с низкой взаимной зависимостью ученых, что приводит к появлению большого числа автономных школ. Американский социолог С. Фуш считает, что «такие области (гуманитарные) не способны формировать плотных сетей коммуникаций, необходимых для производства фактов, и поэтому они больше заняты неформальными дискуссиями и толкованием текстов» [12].
2. Социальные и гуманитарные науки (в отличие от естественных и технических наук) не могут ориентироваться на извлечение прибыли. Гуманитарию нелегко представить себе оценку деятельности известных научных школ, исходя из финансовой выгоды их существования для общества.
3. Исследования в социально-гуманитарной сфере с трудом поддаются социализации, т. е. коллективным способам деятельности. Для них характерна индивидуа-листичность и субъективность в проведении исследований. Отсюда вытекает и нечеткость состава школ в этих науках.
4. «Нестрогость» и «неоднозначность» формирования научных школ в гуманитарных науках заставляет сомневаться в том, что в фундаменте каждой научной школы лежат какие-либо четко заданные парадигма и исследовательская программа. Американский социолог Л. Гарвей (L. Harvey) считает, что гуманитарная парадигма может быть скрытой и не перерастать в исследовательскую программу [12]. Как правило, наличие исследовательской программы выявляется только при углубленном анализе деятельности членов научной школы.
Таблица 2 — Специфика научных школ в естественных и гуманитарных науках
Аспект идентификации Научные школы в естественных науках Научные школы в гуманитарных науках
Наличие научной парадигмы Четко сформулированная научная парадигма «Размытая» научная парадигма, которая может не перерастать в определенную исследовательскую программу
Наличие и характер исследовательской программы Четко формулируется в рамках научной школы Выявляется только путем углубленного анализа деятельности членов научной школы
Организация исследований Коллективный характер исследований. Высокая плотность коммуникации Индивидуальный характер исследований. Субъективность в проведении исследований
Структура научной школы Существует возможность четко очертить рамки научной школы, выявить ее лидера даже с помощью простого историко-научного или социологического наблюдения. Аморфность, «рыхлость» состава научной школы, связанная с нечетко сформулированной исследовательской программой. Идентификация такой школы — сложный процесс, требующий разработки специальных методик
Географическое положение Как правило, формируется и в дальнейшем работает в рамках одного региона и одной научной организации (например, Казанская школа химиков, Московская математическая школа) Не характерно наличие единого места работы для всех членов школы. Географически школа определяется по месту ее создания (например, Санкт-Петербургская библиотечная школа, Тартуская филологическая школа). Однако это не означает, что большинство членов научной школы работают в месте ее создания
Личностные качества лидера Лидер, прежде всего, должен быть хорошим менеджером: уметь организовать научные исследования, осуществлять связи с общественностью, находить финансирование для проведения исследований Огромное значение имеет образ мыслей, отношение к жизни и к людям
Количество докторов наук Два и более Не менее одного
5. Научная парадигма в гуманитарных областях, как правило, охватывает значительное количество ученых. В определенные периоды, в определенных социальных условиях она может даже охватывать все гуманитарное сообщество (например, господство марксистской доктрины в Советском Союзе).
6. Для гуманитарных исследований характерны философские обобщения, что в значительной степени расширяет рамки научных школ.
7. Как правило, научная школа в естествознании — коллектив с достаточно жесткой дисциплиной и непререкаемым авторитетом лидера. В гуманитарных науках научная школа, скорее, семья, в которой лидер является опекуном и наставником [7].
Таким образом, можно выявить основные отличия научных школ в естественных и гуманитарных наука (табл. 2).
Из таблицы видно, что гуманитарная научная школа идентифицируется гораздо более сложно, чем школа естественнонаучная. Очень трудно идентифицировать научную школу в гуманитарных науках по наличию единой исследовательской программы, практически невозможно определить ее географическое положение и четко очертить круг членов научной школы и т. д.
Разумеется, нельзя в полной мере отвергать те понятия о структуре и организации деятельности научной школы, которые были выработаны в науковедении на материале естественных наук. Понятия об исследовательской программе школы, о традициях и преемственности внутри школы, о необходимых качествах лидера научной школы, о формах коммуникации внутри школы и т. д. в определенной степени применимы к изучению школ в гуманитарных науках. Нужно, конечно, учитывать и эволюцию научных школ в разные эпохи, в разных странах. Для школ в гуманитарных науках могут применяться такие понятия как «классическая научная школа», «дисциплинарная научная школа», «современная научная школа» и т. д. Но все эти «наработки» социологов науки необходимо использовать со значительными оговорками.
«При характеристике школ в гуманитарных науках обязателен и учет форм и способов генерализации, обобщения научного знания в его связи с реализацией в социально-политической практике. Школу в гуманитарной науке нельзя понять вне связей с философией и политикой той или иной эпохи, страны. Поэтому необходимыми компонентами исследовательского поиска являются: а) анализ научной школы с точки зрения ее философско-методологических и политических установок- б) анализ научной школы с точки зрения исследовательской конкретики» [7, с. 118].
Исходя из сказанного выше, можно утверждать, что различия в особенностях формирования и развития естественнонаучного и социально-гуманитарного знания оказывают значительное влияние на организацию научных исследований в этих областях наук, в том числе на формирование и развитие научных школ. Идентификация и описание деятельности научных школ в науках социально-гуманитарного цикла в связи с этим становится гораздо более трудной задачей для социологов науки и экспертов, работающих в рамках Программы государственной поддержки научных школ.
Список литературы:
1. Вебер М. Критические исследования в области логики наук о культуре [Электронный ресурс] / М. Вебер // Культурология XX в. Онтология. — иРЬ: http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/Culture/Veber/krit_issl. php. — Загл. с экрана. (дата обращения 5. 01. 2012).
2. Голубев А. В. Проблема соотношения естественнонаучного и социального знания / А. В. Голубев // Вестник естествознания. — 2009. — № 2. — С. 24−26.
3. Грезнева О. Ю. Научные школы: пед. аспект / О. Ю. Грезнева — Ин-т теории образования и педагогики — М., 2003. — 69 с.
4. Каган М. С. Системный подход и гуманитарное знание / М. С. Каган. — СПб.: Изд-во ЛГУ, 1991. — 384 с.
5. Мельников О. М. Феномен лидера научной школы в современной археологии / О. М. Мельников // Европейский Север: Взаимодействие культур в древности и Средневековье. — Сыктывкар, 1994. — С. 11−13.
6. Мягков Г. П. О специфике научной школы в системе гуманитарного знания / Г. П. Мягков // Гуманитарное знание в системах политики и культуры: сб. ст. и сообщений.
— Казань, 2000. — С. 114−118.
7. Мягков Г. П. Научное сообщество в исторической науке: Опыт «русской исторической школы» / Г. П. Мягков. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2000. — 295 с.
8. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре: пер. с нем. / Г. Риккерт. — М.: Республика, 1998. — 410 с.
9. Самохвалов К. Ф. О границе между естественными и гуманитарными знаниями / К. Ф. Самохвалов // Вестник естествознания. — 2009. — № 8. — С. 11−12.
10. Fushe S. A sociology theory of scientific change / S. Fushe // Social force. Chapel Hill. — 1992. — Vol. 71. — № 4. — P. 934.
11. Harvey L. The Myths of the Chicago School / L. Harvey // Quality and Quantity. -1993. — Vol. 20, № 2/3. — P. 191−217.
List of references:
1. Weber M. Critical study of the logic of the cultural sciences [Electronic resource] / Weber / / Cultural XX century. Ontology. — URL: http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/Culture/Veber/krit_issl. php. -The title of the screen.
2. Golubev A. V. Problem of the relationship of science and social science / A. Golubev // Bulletin of science. -2009. — № 2. — P. 24−26.
3. Grezneva O. Scientific schools: ped. аspect / O. Grezneva — Institute of Educational Theory and Pedagogy — Moscow, 2003. — 69 p.
4. Kagan M. S. The systems approach and Humanities / M. S. Kagan. — St. Petersburg: Publishing House of the Leningrad State University, 1991. — 384 p.
5. Melnikov O. M. phenomenon leading scientific schools of modern archeology / O. M. Mel-nikov // European North: The interaction of cultures in ancient times and Middle Ages. — Syktyvkar, 1994. -P. 11−13.
6. Myagkov G. P. About the specifics of the scientific school in the humanities / G. P. Myagkov // Humanities in the systems of politics and culture: Sat. of Art. and communications. — Kazan, 2000. -P. 114−118.
7. Myagkov G. P. Research community in the science of history: The experience of the & quot-Russian historical school& quot-/ G. P. Myagkov. — Kazan: Kazan Univ. Press, 2000. — 295 p.
8. Rickert G. P. Science and nature of the science of culture: the first. with it. / G. P. Rickert. — AM: The Republic, 1998. — 410 p.
9. Samokhvalov K.F. On the border between natural and human knowledge / K.F. Samokhvalov // J. of Natural History. — 2009. — № 8. — P. 11−12.
10. Fushe S. A sociology theory of scientific change / S. Fushe // Social force. Chapel Hill. — 1992.
— Vol. 71. — № 4. — P. 934.
11. Harvey L. The Myths of the Chicago School / L. Harvey // Quality and Quantity. — 1993. — Vol. 20, № 2/3. — P. 191−217.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой