К вопросу о демократическом транзите на постсоветском пространстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ахмед КАХРИМАНОВ
К ВОПРОСУ О ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ТРАНЗИТЕ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
В статье предпринята попытка проанализировать некоторые наиболее важные, на взгляд автора, факторы, определяющие условия и характер демократического транзита новых независимых стран, появившихся на политической карте мира после распада СССР.
The paper attempts to examine some of the most important, in the authors view, factors determining conditions and character of democratic transition of new independent countries that emerged on the world political map after the collapse of the Soviet Union.
Ключевые слова:
форма государственного устройства, демократия, демократизация, постсоветские государства, новые демократии- form of government, democracy, democratization, post-Soviet states, new democracies.
КАХРИМАНОВ
Ахмед
Мугуддинович — к. полит.н., заместитель генерального директора Финансовобанковского совета СНГ
ekahriman@fbc-cis. ru
Как показывает опыт формирования и утверждения политиче -ской демократии в современном мире, не существует какой -либо единой ее модели, одинаково пригодной для всех без исключения народов. Чтобы правильно понять этот тезис, необхо -димо иметь в виду следующий весьма важный, но не всегда учиты ваемый момент. Как известно, термин «демократия» в дословном переводе с древнегреческого языка означает «народовластие» или «власть народа». В этом смысле важнейшим признаком демократии является признание народа каждой конкретной страны носителем верховной власти. Причем разные народы могут по -разному трактовать содержание и формы этого народовластия. Имеются более или менее существенные разночтения в понимании демократии на Западе и на Востоке.
Достаточно взглянуть на политическую карту Западной Европы и Северной Америки, чтобы убедиться в том, что базовые демократи -ческие ценности и принципы получили практическое воплощение в разных странах в соответствии с их национально — историческими, этнонациональными, социокультурными, политико — культурными, конфессиональными и иными характеристиками. Здесь можно со -гласиться с С. Хантингтоном, который считал, что в современном мире «сама демократия становится все более дифференцирован ной"1. Не случайно для обозначения демократических и полуде -мократических режимов, возникших в последние полтора -два де -сятилетия на постсоветском пространстве и в ряде развивающихся стран, появилось понятие «новые демократии».
В демократическом обществе хотя бы формально должен дей -ствовать принцип, согласно которому группа, победившая на выборах или добившаяся большего политического влияния, не станет использовать полученное превосходство для отстранения проигравших от выборных постов и блокировать их участие в по литическом процессе. Этот принцип предполагает соперничество в рамках демократического выбора. Победившая сторона находится у власти до тех пор, пока предложенная альтернатива оппозиции не окажется привлекательнее для народа. Проигравшие же, сохраняя возможность конкуренции, будут уважать право победителей вы носить обязательные для всех граждан решения. Победа на выборах
1 Huntington S. Democracy for the Long Haul // Journal of Democracy, 1996, vol. 7, № 2, p. 10.
должна быть общепризнанной, что дает победившей стороне реальные шансы на проведение своей политики при уважении со стороны проигравших1.
Даже в обществах, где постоянно по -беждает одна и та же партия, существует возможность изменений в результате не -зависимых коллективных действий. Как считают Ф. Шмиттер и Т. Л. Карл, если та -кой возможности нет, система не является демократической2. Что касается большин -ства постсоветских стран, то здесь, по сути дела, такой непредсказуемости нет. Дело в том, что в случае формально законных вы -боров редко побеждает руководитель оп -позиции, который в случае прихода к вла -сти пытается пересматривать если не весь основной закон страны, то его ключевые статьи под себя, чтобы узаконить сохра -нение за собой власти на неопределенный срок, зачастую превращающийся в пожиз -ненный. Например, так это произошло в Белоруссии, Туркменистане в период правления С. Ниязова или в Казахстане, где Н. Назарбаев фактически стал пожиз ненным президентом. В случае же когда оппозиция совершает какую нибудь так называемую «цветную» революцию, ре -зультат большей частью тоже известен, поскольку победу одерживает тот, кто спо собен мобилизовать массы на Майдане или на какой либо подобной ей площади в Киеве, Тбилиси, Бишкеке и т. д.
Как правило, в первом случае отсутствует реальная конкуренция и широко использу ется властный ресурс. Имеет место та или иная форма зажима оппозиции и вследствие этого отсутствует реальная конкурен ция на выборах. Во втором случае, по сути дела, используются несколько закамуф -лированные революционными лозунгами методы государственного переворота.
Для утверждения демократических принципов, ценностей и институтов не обходимы определенные условия. Нельзя не согласиться с американским политоло -гом Д. Растоу, по мнению которого «един -ственным предварительным условием» для перехода к демократии «является на -личие национального единства» в стране3.
1 Шмиттер Ф., Карл Т. Л. Что есть демократия // Русский журнал, 14. 08. 98- http: //www. russ. ru/joumal/ predely/97−08−14/shmitter. htm
2 Там же.
3 Растоу Д. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Политические исследо -вания, 1996, № 5, с. 6.
Состояние общества, когда национальное единство признается уже как бы на бес сознательном уровне, служит исходной базой для осуществления демократиче ских перемен. Что касается большинства, если не всех постсоветских стран, то здесь главным препятствием на пути формиро вания эффективной и жизнеспособной демократии является слабость социаль ной базы демократического транзита, проявляющаяся в неразвитости среднего класса, неструктурированности граждан ского общества, отсутствии эффективной многопартийной системы при наличии множества мелких политических партий, которые не в состоянии создать реальную действительную оппозицию, мобилизо вать граждан и обеспечить эффективный контроль за властными структурами.
Политическая свобода каждого отдельно взятого гражданина общества составляет непременное условие любой демократии, заслуживающей этого названия. Но сама политическая свобода может быть реали зована лишь там, где есть реальный выбор в социальной и экономической сферах. Как показывает опыт развитых демокра -тических стран, такой выбор возможен только в условиях рыночной экономики и политической демократии. При всех возможных здесь оговорках очевидно, что эффективно функционирующая де мократия так или иначе связана с более или менее высоким уровнем экономи ческого развития, определяющим такие важные параметры жизненных стандар тов, как уровень урбанизации, потребле ние энергии, процент ВНП, идущий на здравоохранение, образование и науку, отсутствие резких социальных контрастов и т. д. Все это зависит от степени развития рыночных отношений. В то же время этот же опыт свидетельствует, что нередко ка питализм, хотя, возможно, и деформиро ванный, вполне совмещался с подлинно тираническими формами правления. Не секрет, что при нацистском режиме в Германии, фашистском — в Италии, фран -кистском — в Испании, пиночетовском
— в Чили и т. д. диктаторские властные ма -шины были созданы на капиталистичес кой в своей основе инфраструктуре, хотя она и была подчинена государству.
Признание неудачи плановой эконо мики и предпочтение рынка и демократии не должны привести к забвению того, что значения этих категорий варьиру
ются от страны к стране. Неудача реформ Горбачева и одновременный успех эко номических преобразований в ряде ази -атских стран, особенно в Китае, со всей очевидностью свидетельствуют о необос нованности тезиса, согласно которому утверждение рыночной экономики пред полагает в качестве своего предваритель ного условия утверждение демократии. На первый взгляд, парадокс состоит в том, что в последние десятилетия наи более успешным переход к рыночной экономике был при авторитарных режи мах. Можно со всей ответственностью утверждать, что рыночная экономика в принципе совместима со всеми полити ческими режимами. Тем не менее нельзя не согласиться с исследователями, по мнению которых в мире все демократии основываются на рыночной экономике, в то время как нет демократии, основанной на централизованно плановой эконо мике. Поэтому одна из ключевых задач, стоящих перед постсоветскими странами,
— это переход к полноценной и эффектив -ной рыночной экономике. Это говорит о том, что при переходе от тоталитарной системы к демократической речь идет о перестройке всей системы социальных, экономических, политических и идеоло гических отношений.
Суть вопроса состоит в том, что на-селение страны невозможно подгото вить к принятию и, так сказать, пере вариванию демократии одномоментно. Для этого потребуется много времени и усилий, возможно, не одного, а несколь ких поколений. В этом вопросе нельзя согласиться с российским политологом Г. И. Вайнштейном, по мнению которого «подавляющее большинство поставто ритарных стран находится не на некоей «промежуточной станции» своего пути трансформации, а в конечном пункте того развития, на которое они оказались способны"1.
Как показывает опыт многих стран, оптимальным для демократизации обще ства является осуществление преобразова ний путем соглашений элит, представляю щих основные социально политические силы, по ключевым вопросам формы го сударственного устройства. Как отмечал С. М. Липсет, для успеха демократического
1 Вайнштейн Г. И. Российский транзит на фоне глобальной демократизации // Демократия и де -мократизация на рубеже веков. — М., 2000, с. 145.
транзита необходимо «сделать узаконен ной нормой мирную борьбу между сопер ничающими элитарными группировками, дающую массам возможность выбора из нескольких альтернативных программ, даже если они при этом раскрывают сла бые стороны и просчеты друг друга"2.
Реальную, жизнеспособную демократию нельзя создавать революционным путем под руководством идеологизированных политических движений или объедине -ний. Обоснованность этого тезиса подтверждается на опыте ряда постсоветских стран, которые, отказавшись от советской модели, пытались установить жесткие ав торитарные режимы с этнократическим уклоном. Для некоторых из них не было чуждо стремление повторить имперский опыт на местном уровне, выражавшийся в фактической дискриминации и подавле нии так называемых нетитульных народов.
При эволюционном типе трансформа ции, осуществляемой путем соглашения элит, участие широких масс и их актив ность канализируются в рамки, определяе -мые и контролируемые элитами, поскольку неконтролируемые действия масс чреваты перегибами и непредсказуемостью, что в конечном итоге может обернуться уста новлением диктатуры под лозунгом вос становления общественного порядка и безопасности. Дело в том, что важнейшим условием успеха демократизации, как уже указывалось, является политическая ста бильность, позволяющая реформировать общество в рамках закона и обеспечиваю щая способность институтов государст венной власти управлять важнейшими сферами общественной жизни.
Следует отметить, что демократиче ская трансформация в целом ряде стран по сути дела была осуществлена сверху. Данная модель характерна для стран, где правящая политическая элита, осозна вая угрозу кризиса общества и стремясь предотвратить его, вступает в переговоры с демократической оппозицией и при -ступает к осуществлению (с той или иной степенью последовательности) пере —
стройки существующий системы на пу тях демократизации. Наиболее удачными примерами такой трансформации могут служить послефранкистская Испания, Бразилия конца 70-х — начала 80 -х гг. ,
2 Липсет С. Размышления о капитализме, социализме и демократии // http: //russ. ru/antolog/ predely/1/dem2−1. htm
Республика Корея и ряд других новых ин дустриальных стран. Такой же путь прошло большинство постсоветских государств. Начальным импульсом к демократиза ции стали процессы, которые в странах Восточной Европы получили условное на -звание «бархатных» революций, которые сопровождались массовыми движениями в поддержку демократизации, а впослед ствии — относительно мирной эволюцией режима под руководством правящих элит.
Если признать многообразие националь ных моделей демократии и форм демо кратического транзита, то применительно к целому ряду постсоветских государств, переживающих транзитный период, можно согласиться с теми авторами, кото рые предпочитают тезису об «откате» демо кратии идею о наличии застойных явлений в демократических преобразованиях.
Показательно, что даже применительно к такой более продвинутой по сравнению с рядом других государств постсоветского пространства стране, как Россия, до сих пор не прекращаются дискуссии о том, на сколько оптимистичны перспективы при нятия и утверждения демократии и при годна ли она для нее вообще. Некоторые наблюдатели и исследователи придержи ваются того мнения, что страны и народы разделяются на те, которые пригодны к демократии, и те, которые ее решительно не приемлют. Естественно, к первой кате гории, как правило, относят преимуще -ственно западные страны и народы, а ко второй — преимущественно восточные, в т. ч. постсоветские, страны, включая Россию. Характерна позиция в этом во -просе известного американского полито лога У. Лакера. Он, в частности, утверж -дал, что Россия как раз относится к тем странам, которые не любят демократию и поэтому де все усилия по демократизации в нашей стране обречены на неудачу. Он также считал, что в России нет достаточ ного контингента демократов, что русские никогда не любили и не уважали демокра -тию, т.к. всегда предпочитали автократию. Естественно, что это в еще большей мере применимо к большинству других постсо ветских государств.
С такой точкой зрения нельзя согла ситься без существенных оговорок. И все же фактом является то, что целый ряд стран и народов показали свою неспособ ность и неготовность принять демокра —
тию, ее ценности и институты. Более того, с крахом авторитаризма и тоталитаризма многие страны, в т. ч. новые постсовет -ские независимые государства, оказались в тисках широкомасштабных территори альных, этнических, конфессиональных конфликтов, хаоса и дезинтеграции.
Одним из доводов авторов, отрицающих всякую возможность создания демокра -тических режимов в большинстве пост советских стран, является утверждение о том, что их политическая культура отно сится к авторитарно коллективистскому типу, ориентированному на централист скую властную систему и государствен ное вмешательство во все сферы обще ственной жизни. Такое понимание, в свою очередь, поднимает вопрос о том, присутствует ли в духовном, социокуль турном и политико — культурном опыте этих стран потенциал свободы и, соответ ственно, демократии.
Демократия может утвердиться и инсти туционализироваться на конкретной на циональной почве лишь в том случае, если общепринятые демократические ценности и нормы станут поведенческими установ ками большинства населения. Но, чтобы стать действительным демократом в соб ственном смысле слова, человек должен родиться, вырасти, социализироваться в соответствующей социокультурной среде. Иначе говоря, необходимо, чтобы каждый народ созрел для соответствующих форм и механизмов политической самоорганиза ции. А это — вещи, достигаемые в резуль -тате длительного исторического опыта. Важно, чтобы в самой базовой ткани об щества и его менталитете присутствовали те элементы, которые готовы к восприя тию и воспроизводству ценностей, норм, установок демократии и рынка.
Особенность политической культуры по давляющего большинства постсоветских стран состоит в приверженности группо вым, коллективистским и иерархическим нормам и ценностям. Для большинства этих стран характерны этнический и про фессиональный корпоративизм, высокая степень персонализации в политике, уста новка на авторитаризм и клиентелизм, значительная роль традиционных ценно стей в политической культуре. Эти факторы во многом определяют сущностные характеристики политических режимов большинства постсоветских государств.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой