К вопросу о единстве и многоликости языка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 1998−4812
Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №l
183
УДК 81
К ВОПРОСУ О ЕДИНСТВЕ И МНОГОЛИКОСТИ ЯЗЫКА © А. П. Майоров
ГБОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Р Ф Россия, Республика Башкортостан, 450 000 г. Уфа, ул. Ленина, 3.
Тел.: +7 (347) 276 10 93.
Е-mail: mayorovap@yandex. ru
В статье прослеживается изменение подходов к определению сущности языка по мере выработки нового лингвистического знания: в диахроническом плане последовательно сменяют друг друга такие направлении, как описательная лингвистика, структурализм, генерати-визм, семиотичность языка, коммуникативизм, когнитивизм. Особый акцент делается на современное состояние лингвистики, которая характеризуется единством коммуникативной и когнитивной парадигмы. Аргументируются продуктивность и перспективность ориентирующей, или миросозидающей, функции языка.
Ключевые слова: парадигма, структурализм, коммуникативная функция, когнитивизм, адаптация, формат знания, антропоцентризм.
По мнению Е. С. Кубряковой появление каждой новой парадигмы лингвистического знания неизменно вносило в определение языка свои коррективы, что имело следствием, например, только в ХХ веке смену по меньшей мере трех парадигм: традиционная интерпретация внутреннего устройства языка с противопоставлением лексики и грамматики, с выделением в грамматике морфологии и синтаксиса сменилось пониманием его организации как сложной системы с определенной структурой. Далее генеративная грамматика была объявлена порождающим механизмом. С появлением когнитивной науки вообще и когнитивной лингвистики в частности обстоятельному пересмотру был подвергнут знаковый характер языка. Р. Якобсон усматривал сущность языка в знаковости его системы [1, с. 11]. Поиски сущности языка еще вовсе не завершены. Пока что достигнуто единство взгляда на язык как на объект чрезвычайной сложности, многоплановости, многофункциональности, полион-тичности. Факт многоликости языка, отмеченный В. фон Гумбольдтом, детально был развернут в дальнейшем Ф. де Соссюром, что оценивалось некоторыми учеными как «величайшая заслуга» выдающегося лингвиста [2, с. 27].
За последние полвека в языкознании доминирует когнитивизм, под которым Е. С. Кубрякова понимает «как научное, так и обыденное познание мира, реализующееся в процессах его концептуализации и категоризации» и находящее «языковое оформление разных структур знания (когнитивных структур и их наборов — фреймов, сцен, сценариев и т. п.). [1, с. 12]. Иными словами, посредством языка осуществляется «объективация знаний» в соответствующие языковые формы, включая объединения указанных структур в определенные целостные единства, называемые форматами знания. Дефиницию данного понятия и его подробную разработку мы находим у Н. Н. Болдырева. Формат знания — это «определенная форма представления знания на мыслительном (концептуальном) или языковом уровнях» [3].
Согласно предлагаемой автором типологии форматов знания различаются: концептуально-
простые (конкретно-чувственный образ, схема, представление, понятие, прототип) — концептуально -сложные (пропозиция, фрейм, сценарий, категория, матрица и т. д.). Им же вводится понятие концептуальные структуры — многокомпонентные (пропозиция, фрейм, сценарий и т. п.), интегративные (категория, матрица и т. п.), структуры многоаспектного знания. Первый формат включает в себя структуры стереотипного знания, ассоциированные с определенной языковой единицей. Они описываются набором определенных характеристик (например, предикат и его аргументы — агенс, пациенс, инструмент и т. д.), объединяемые на основе простого соподчинения концептов. Интегративные концептуальные структуры характеризуют нестереотипное (категориальное) знание. Категория — «это концептуальное объединение концептов на основе общего концепта. … Таким образом, любая категория как формат знания (выделено автором. — А. М.) интегрирует в себе различные структуры знания: 1) знание общего концепуального основания для объединения тех или иных объектов- 2) знание самих объединяемых объектов- 3) знание принципов и механизмов их объединения, т. е. может рассматриваться как определенная концептуальная структура интегративного типа» [3, 28−29].
Языковые категории также выполняют специфическую роль в организации и оперативном использовании знаний о мире, о языке как части мира, о способах их обработки и интерпретации человеком. Они являют собой «определенные формы осмысления мира в языке, т. е. формы языкового сознания и формы знания особого типа — языковые знания» (выделено автором. — А. М.) [3, с. 29−30].
Обобщая знаниевый подход Н. Н. Болдырева, Е. С. Кубрякова подчеркивает, что смысл предлагаемого подхода заключается «в постоянном соотнесении разных форматов знания с языковыми формами, их объективирующими. При этом само
184
ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
направление анализа может меняться. Иначе говоря, у разных исследователей в фокусе внимания могут находиться либо вопросы о том, какие структуры знания стоят за определенными языковыми формами (т.е. каковы когнитивные основания этих форм), либо вопросы о том, с помощью каких языковых форм могут быть репрезентированы те или иные форматы знания» [1, с. 12].
Признавая достоинства теории Н. Н. Болдырева, Е. С. Кубрякова предложила более расширенную версию формативной теории, обозначив ее как когнитивно-дискурсивную и характеризуя ее следующим образом: «Согласно теоретическим принципам, положенным в основание когнитивно-дискурсивной парадигмы, каждое языковое явление должно изучаться в двух его аспектах: как когнитивном, так и коммуникативном (дискурсивном)» [1, с. 13]. Однако противопоставлять их жестко в реальном фукционировании языка не следует. Раздельное изучение двух выделенных ипостасей языка достаточно целесообразно лишь в определенных научных целях. Весьма продуктивным мы считаем утверждение признанного ученого о единстве языка при таком подходе: «Сам язык рассматривается либо как единство обеспечения когнитивной деятельности человека (во всем разнообразии и многообразии ее конкретных проявлений), протекающей в постоянных актах коммуникации, либо же как средство осуществления дискурсивной деятельности, обязательно имеющей те или иные когнитивные основания» [1, с. 13]. Таким образом, дихотомия когниции и коммуникации предстает в совершенно новом свете и иллюстрируется эффектной метафорой Е. С. Кубряковой, приобретающей характер риторического вопроса: «…а не стоит ли все же за дихотомией когниции и коммуникации — этими явно полюсами, наблюдаемыми в строении — нечто их объединяющее (и подобное тому, что объединяет изображение шара земли на глобусе)?» [1, с. 15−16].
Объединяет когницию и коммуникацию, по мнению автора, единая для них ориентирующая, или миросозидающая функция языка. Эта идея была впервые высказана Е. С. Кубряковой применительно к словообразованию еще в 1966 г.
Отмеченная функция вполне согласуется с принципом антропоцентризма, означающим включенность языковой личности в процессы миросози-дания, формирования картины мира, а также с категорией адаптации в ее широкой трактовке — как единство процессов аккомодации и ассимиляции. В этом выражается универсальный характер тенден-
ции к установлению равновесия между человеческим организмом и средой [4, с. 97], обозначаемого как гомеостаз.
Реализация изложенных принципов возможна лишь в условиях междисциплинарности лингвистики в широком смысле, которая трактуется как система взаимодействий на различных уровнях — от простого обмена идеями до интеграции концепций, методологий, исследовательских процедур, терминологических дискурсов. В отличие от распространенных обозначений типа «полидисциплинар-ность», «мультидисциплинарность» и т. д. словосочетание «междисциплинарностное иерархическое межуровневое взаимодействие» стимулирует формирование специальных сообществ исследователей, объединенных для совместной работы над общей проблемой и осуществляющих постоянную коммуникацию. Интенсификация интеграционных и обменных процессов такого типа («социальный метаболизм» — термин В. В. Васильковой. — А. М.) берет начало во второй половине ХХ века, а в сегодняшних условиях глобальных трансформаций общества стимулирует стремление к синтезу, междисциплинарной коммуникации, обеспечивая эффективную реализацию когнитивных практик. Эти тенденции проявляются в возникновении целого ряда общенаучных методологий (системного, комплексного, информационного, синергетического, герменевтического подходов) [5, с. 69].
Проведенный краткий обзор показывает, что коммуникация и когниция как два взаимобусловли-вающих процесса приближают нас к более адекватному пониманию онтологии языка.
ЛИТЕРАТУРА
1. Кубрякова Е. С. В поисках сущности языка: вместо предисловия [Текст] // Когнитивные исследования языка. Вып. IV. Концептуализация мира в языке / Гл. ред. Е. С. Кубрякова, отв. ред. Болдырев Н. Н.: Коллективная монография. М.- Тамбов, 2009. С. 11−24.
2. Апресян Ю. Д. Идеи и методы структурной лингвистики (краткий очерк) [Текст] М.: Просвещение, 1966. 304 с.
3. Болдырев Н. Н. Концептуальная основа языка [Текст] // Когнитивные исследования языка. Вып. IV. Концептуализация мира в языке / Гл. ред. Е. С. Кубрякова, отв. ред. Болдырев Н. Н.: Коллективная монография. М.- Тамбов, 2009. С. 25−77.
4. Балл Г. А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности // Вопросы психологии, 1989. №"1. С. 92−100.
5. Василькова В. В. Междисциплинарность как когнитивная практика (на примере становления коммуникативной теории) [Текст] // Коммуникация и образование: Сб. статей. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004. С. 69−88.
Поступила в редакцию 19. 02. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой