Формирование остеопатий: эколого-гигиенические аспекты проблемы на современном этапе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 543. 272. 82:616. 71:546. 41:616 — 008. 64
Э. Н. Белецкая, ФОРМИРОВАНИЕ ОСТЕОПАТИЙ:
О. Б. Безуб, ЭКОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
В. В. Околова ПРОБЛЕМЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины»
кафедра общей гигиены
(зав. — д. мед. н., проф. Э.Н. Белецкая)
пл. Октябрьская, 4, Днепропетровск, 49 027, Украина
SE «Dnipropetrovsk medical academy of Health Ministry of Ukraine»
Department of General Hygiene
Oktyabrskaya sq., 4, Dnipropetrovsk, 49 044, Ukraine
e-mail: enbelitska@ukr. net
Ключевые слова: свинец, костная ткань, дефицит кальция, остеопатии Key words: lead, bone tissue, calcium deficiency, osteopathy
Реферат. Формування остеопатш: еколого-птшчш аспекта проблеми на сучасному еташ (огляд л! тератури). Бшецька Е. М., Безуб О. В., Околова В. В. На сьогодтшнш день проблема захворювань опорно-руховоЧ системи, особливо в людей середнього та похилого вгку, с надзвичайно актуальною, чому сприяс i noгipшeння дeмoгpaфiчнol ситуацИ'- в багатьох кратах сету. Мета роботи — на ocнoвi аналтично узагаль-нених наукових даних окреслити роль еколого-залежних фaкmopiв ризику в розвитку патологи тстковоЧ тканини в людини. Встановлено, що остантм часом з '-явилась низка переконливих дoкaзiв, що до перелжу зaгaлънoвiдoмux чиннишв патологи тстковоЧ тканини слгд вiднecmu xiмiчнe забруднення довкыля свинцем. Цей токсикант навть у низьких дозах вибгрково накопичусться в тстковш тканиш, виткняючи з II матрищ кальщй, що на mлi розповсюдженого дефщиту кальщю у харчуванш населения потенщюс розвиток остеопатш та збтьшус захворюватсть опорно-руховог системи, особливо в мешканщв eкoлoгiчнo кризових територш.
Abstract. Osteopathy development: ecological — hygienic aspects of the problem nowadays (literature review). Biletska E.M., Bezub O.V., Okolova V.V. Today the problem of diseases of support-motor system, especially in middle-aged and elderly persons is extremely important, caused also by worsening of demographic situation in many countries of the world. Purpose — basing on generalized analytical scientific data to define the role of eco-dependent risk factors in the development of bone pathology in humans. It is found that recently there appeared a number of compelling evidence for the list of known factors of bone pathology, including chemical pollution of the environment with lead. This toxicant even in low doses selectively accumulates in the bone tissue, replacing calcium from its matrix- this on the background of widespread calcium deficiency in nutrition, potentiates the development of osteopathy and increases incidence of musculoskeletal system diseases, particularly in the inhabitants of ecologically crisis areas.
Здоровье человека играет, бесспорно, важнейшую роль в формировании качества жизни отдельного человека, оказывая влияние на различные сферы его деятельности, определяя его творческий и трудовой потенциал. Здоровье же нации является, кроме всего прочего, источником трудовых ресурсов государства, залогом успеха и процветания всего общества, основой его жизнеспособности и перспектив развития [20].
Рубеж конца прошлого — начала нынешнего веков ознаменовался появлением череды глобальных кризисов в истории человечества. Один из них — демографический, итогом которого (особенно в странах Европы) стало постарение населения, увеличение удельного веса профессионально занятых лиц среднего возраста, а приоритетной задачей — вопрос обеспечения
наиболее длительного периода их полноценной трудовой деятельности [21, 24]. В Украине за 1991−2010 гг., наряду с существенным сокращением численности населения страны на 6 млн человек, доля населения в возрасте 60 лет и старше возросла с 19% до 21% [22]. Средняя продолжительность здоровой жизни (число Дали) составляет для украинских мужчин 55 лет, в то время как в странах Европы аналогичный средний показатель равен 69−70 годам. Продолжительность же трудовой и творческой активности людей в Украине составляет около 30 лет (в возрастном диапазоне от 20−25 до 50−55 лет), в то время как во многих странах мира (и не только экономически развитых) ее продолжительность равняется 45−50 годам (от 25 до 70 и старше) [24].
В то же время весомое увеличение распространенности болезней опорно-двигательного аппарата у лиц трудоспособного возраста в структуре общей заболеваемости, сопровождающееся значительной инвалидизацией больных с утратой их профессиональных и социальных навыков [27], ставит вопрос о необходимости более глубокого изучения причин возникновения этой патологии. Внимание ученых — клиницистов и гигиенистов в первую очередь привлекает проблема экологически обусловленной нагрузки на костную ткань организма человека у лиц старше 40 лет, как фактора, негативно влияющего на его здоровье и физические возможности [27], первоосновой патологии которой является не только возрастная потеря кальция костной тканью человека. Неузнаваемо измененная деятельностью человека среда его обитания, непригодная, а зачастую и просто опасная для проживания, стала фактором, повышающим заболеваемость жителей, прежде всего, промышленных городов, являющихся источником мощных техногенных выбросов [1, 26, 31], запустив одновременно и цепь других значимых для здоровья человека проблем.
Проведенные нами и другими учеными-гигиенистами исследования подтверждают существование количественных взаимосвязей внешнесредовых концентраций свинца, одного из приоритетных и глобальных загрязнителей окружающей среды по данным ВОЗ и обладающего политропным характером токсического действия [19], с повышением содержания его в биосубстратах жителей экологически неблагополучных территорий (Штабский Б.М., 2011- Белецкая Э. Н. и соавт., 2007, 2012) [5, 50, 57]. Интенсивное накопление этого тяжелого металла в организме взрослого и детского населения промышленных городов, способность к кумуляции его в костной ткани человека при поступлении даже в малых дозах в течение длительного времени (Зайцева Н.В. и соавт., 2009- Белецкая Э. Н. и соавт., 2003), как результат повышения его содержания в объектах окружающей среды (Сердюк А.М. и соавт., 2004- Измеров Н. Ф., 2000- Мудрый И. В., 2002- Штабский Б. М., Фе-доренко В.И., 2000) [33, 50, 57], сделало свинец предметом первоочередного внимания и даже послужило основанием необходимости пересмотра ПДК свинца в сторону ее ужесточения (Штабский Б.М., 2011- Белецкая Э. Н., 2012- Го-ловкова Т.А., 2004- Главацкая В. И., 2006) [3, 34].
Кроме экологических факторов, на здоровье человека не меньшее воздействие оказывают социальный фактор, условия и образ жизни. В
условиях нарастающего во всем мире экономического кризиса последнего десятилетия, выделяется стойкая тенденция к снижению потребления продуктов питания, содержащих кальций. Она обусловлена падением социально-экономического уровня жизни населения, что приводит к гипокальциемии и является фактором риска снижения минеральной плотности костной ткани [30, 49]. Другие факторы риска остеопа-тий: возрастные изменения обмена веществ, наличие вредных привычек, малоподвижный образ жизни, недостаток витамина Б3 в организме человека, индивидуальная физиолого-ге-нетическая вариабельность параметров минеральной плотности кости и некоторых морфо-физиологических факторов обмена остеотроп-ных веществ в скелете, также способствуют уменьшению концентрации уровня кальция в сыворотке крови в первую очередь жителей мегаполисов.
Учитывая неоспоримую важность проблемы свинцовой интоксикации жителей экологически загрязненных территорий, диктуемую современными условиями, а также необходимость комплексного подхода в гигиеническом анализе влияния факторов окружающей среды на костную ткань человека, в том числе использование аргументов демографического порядка, необходимость анализа влияния социальных факторов в контексте изучения проблемы сохранения общей трудоспособности и обеспечения активного социально-ориентированного долголетия лиц старших возрастных групп [31], нами был проведен анализ собственных результатов и имеющихся научных данных по этим вопросам, а также дана новая гигиеническая интерпретация имеющимся данным в этой области.
Патологии костной системы организма человека, по свидетельству ведущих ученых, переросли в последние десятилетия из числа медицинских в ранг глобальных проблем человечества в связи с ростом их распространенности в мире и риска поражения всех слоев населения. Среди них особо пристальное внимание уделяется остеопорозу, выявляемому не менее, чем у 50% женщин и 30% мужчин старше 50 лет и приводящему, в большинстве случаев, к переломам костей скелета, снижая качество и продолжительность их жизни [4, 16, 41, 43, 54, 56]. Не случайно 2000−2010 гг. комитетом экспертов ВОЗ были провозглашены международной Декадой, посвященной патологии костно-мышеч-ной системы [12]. Важнейшее место среди ее заболеваний занимают такие сочетающиеся друг с другом патологии, как остеопороз,
характеризующийся снижением минеральной плотности костной ткани, уменьшением ее прочностных характеристик из-за нарушения ее микроструктуры, и остеоартроз, приводящий к деградации хрящевой ткани и прогрессированию поражения суставной поверхности. По свидетельству некоторых научных источников [14], частота сочетанного поражения остеоартроза с остеопорозом составляет 28,9% у женщин и 20% у мужчин, остеоартроза с остеопенией — соответственно 52,9 и 38,8%. Заболевание остеоартро-зом ускоряет потерю минерального компонента кости (преимущественно в эпифизарном отделе) [45], что в свою очередь ведет к нарастанию процессов поражения суставного хряща и деградации хрящевой ткани [55], дальнейшему прогрессированию структурно-функциональных изменений суставов.
Каждое из этих заболеваний в отдельности и их сочетание играют значительную роль в ухудшении здоровья населения, приводя, в конечном итоге, к ранней инвалидности, снижению качества и продолжительности жизни [27, 47, 48]. Так, заболеваемость коксартрозом (наиболее тяжелой формой остеоартроза) в Украине по данным на 2003 год составляла 497,1 на 100 тыс. населения, а его распространенность в популяции (6,43%) коррелирует с возрастом и достигает максимальних показателей (13,9%) у лиц старше 45 лет [11].
Распространенность остеопороза по данным эпидемиологических исследований, проведенным в некоторых регионах России, достигает среди мужчин и женщин старше 50 лет 28% [14]. Остеопоратические переломы значительно влияют на последующее качество жизни пациентов. По данным медицинской службы США, после перелома бедра — самого тяжелого осложнения остеопороза — 80% больных нуждается в посторонней помощи, у 30% наступает стойкая инвалидность [11]. Данные российской медицинской службы показывают, что лишь у 9% пациентов, перенесших аналогичный перелом, восстанавливается прежний физический уровень [11]. Риск возникновения переломов на фоне остеопороза имеют приблизительно 4,7 млн человек, или 10,7% населения Украины (Пово-рознюк В.В., 2005).
Как известно, основой поддержания кальциевого гомеостаза в организме человека, определяющим показателем которого является общая, генетически детерминированная [51] концентрация уровня кальция в сыворотке (плазме) крови, физиологическая константа которой составляет 2,25−2,75 ммоль/л, является, в
первую очередь, потребление достаточного количества пищи, содержащей кальций [27], что предотвращает «вымывание» кальция из его основного депо — костной ткани.
Поддерживается кальциевый гомеостаз как гормональными системами регуляции организма (паратгормон, кальцитонин и витамин Б3), так и «исполнительными» органами (кишечник, почки, кости). При наличии даже незначительных изменений концентрации уровня кальция в сыворотке крови человека включаются механизмы, способствующие высвобождению кальция из его костного депо с повышением костной резорбции, запускается механизм ремоделиро-вания костной ткани. Максимального значения количество костной ткани каждого человека (пиковая костная масса), создаваемая балансом процессов костеобразования и костной резорбции, достигает к 25−30 годам и напрямую зависит от потребления с пищей достаточного количества кальция [4, 10].
Выявлена корреляционная зависимость между показателями поступления кальция с пищей и его накоплением в костной ткани у подростков 10 и 14-ти летнего возраста, доказывающая необходимость поступления адекватного его количества для накопления оптимальной массы костной ткани [28, 36]. Уменьшение количества потребления молока и молочных продуктов, являющихся основным источником кальция, коррелирует с увеличением заболеваемости остео-артрозом у лиц среднего возраста [18]. Усугубляющим фактором здесь выступает физиологическое возрастно-зависимое снижение костной массы: затухание интенсивности процессов ремоделирования кости, повышение костной резорбции, что особенно характерно для женщин в возрасте постменопаузы, лиц пожилого и старческого возраста [54]. Недостаточное поступление кальция неизбежно приводит к активизации процессов резорбции кости, снижению костной массы с одновременным нарушением и структуры кости, что подтверждается и лабораторными исследованиями как отечественных [7, 8, 9, 32, 58], так и зарубежных ученых [38, 44, 53]. Так называемое «первичное кальциевое голодание» является одним из важнейших факторов риска остеопатий (остеопении и остеопороза). Имеются данные о том, что восполнение содержания кальция за счет приема каль-цийсодержащих лекарственных препаратов способствовало регрессу у пациентов клинических признаков остеопороза [36, 37, 39, 46].
Данные же анализа фактических рационов питания во всех экономически развитых странах
отражают тенденцию к значительному снижению потребления этого макроэлемента с пищей [6, 32] для всех возрастных групп населения.
Результаты исследования питания населения стран ближнего зарубежья свидетельствуют о резком снижении содержания кальция в фактическом суточном рационе как детей, так и взрослого населения всех категорий. Так, данные питания населения в Республике Беларусь указывают на суточное поступление кальция в количестве всего 470 мг/сут, что более чем в 2 раза ниже существующей нормы [29]. Анализ российских данных фактического питания детей и подростков установил, что при норме в 1200 мг/сут [10], кальция поступает с пищей в организм юношей 875,2±35,7 г, а у девушек 825,5±40,6 мг. По некоторым данным [28], дефицит потребления молока и молочных продуктов у подростков Московской области составляет 48%, при общем недостатке кальция и фосфора в суточном рационе питания на уровне 27−33,5% и их соотношении 1: 1,4−1,45. Согласно результатам мониторинга состояния питания населения России, озвученным на X Всероссийском съезде гигиенистов и санитарных врачей (Потапов А.И., 2007), охватившим структуру питания различных возрастно-половых и социально-экономических групп населения, профиль потребления основных групп пищевых продуктов в среднем по России выявил недостаток потребления молока, молочных продуктов, рыбы, овощей и фруктов, а профиль потребления пищевых веществ -недостаток потребления витаминов, минеральных веществ с наибольшими цифрами отклонения среди детского населения. Установлена связь между экономическим положением семьи и состоянием питания [2].
Имеются данные о статистически достоверном снижении в 1,6 раза фактического суммарного потребления молочных продуктов (в 1,9 у мужчин и 1,5 раза у женщин) в переводе на молоко россиянами среднего возраста (54,5± 11,9 года), страдающими остеоартрозом и остео-порозом [18], в сравнении с лицами, не страдающими данными патологиями.
Обширные исследования ученых нашей страны позволяют утверждать, что в Украине состояние фактического потребления кальция взрослым трудоспособным населением находится на аналогично низком уровне. На сегодняшний день, в ходе становления Украины как экономически независимого государства, неизбежным является сочетание падения экономического уровня жизни населения с сокращением социальных затрат государства.
Еще в 2007 году данные научных исследований констатировали низкое содержание кальция в фактическом рационе женщин украинской популяции старшей возрастной группы [49]. Согласно результатам этих исследований, 46,5% женщин в возрастном периоде постменопаузы употребляют всего 400 мг кальция в суточном рационе и только лишь 3,2% женщин из общего количества обследованных потребляли адекватное количество кальция — более 1000 мг/сут [39, 46, 49].
Данные украинских исследователей свидетельствуют как о сниженном потреблении кальция в детских возрастных группах от 9 до 14 лет [19, 32], составляющих 717,7−757,4 мг/сут при нормах потребления в 1000—1200 мг/сутки [52], так и о нарушении оптимальных соотношений между основными минеральными элементами, что ведет к нарушению всасывания даже столь малого количества кальция. А данные последних лет, опубликованные ГУ «Институт гигиены и медицинской экологии им. А. Н. Марзеева НАМН Украины» в 2012 году, характеризуют снижение обеспечения физиологической потребности в кальции детей от 7 до 17 лет на 43,5452,3% [6, 25].
Результаты статистического анализа данных Госкомстата Украины указывают на резкое снижение производства и потребления населением Украины молокопродуктов — почти в два раза. Так, в 1990 году общее количество произведенных молокопродуктов составило 373,2 кг в год на 1 человека, тогда как в 2010 году — 206,4 кг в год [25], что обусловлено экономическими причинами.
На фоне повсеместного загрязнения окружающей среды промышленными и коммунальными выбросами [13, 33, 42, 50], гипокальциемия в организме может явится фактором, способствующим накоплению костной тканью человека такого тяжелого металла, как свинец, обладающего сходством с кальцием как путей его распределения и депонирования, так и процессов метаболизма [15]. Физиологический антагонизм свинца по отношению к кальцию, доказанный гигиеническими исследованиями отечественных и зарубежных ученых [18, 37], может явиться дополнительным фактором риска развития остеопатий.
Последние научные данные анализа клинико-лабораторных показателей у детей с хронической низкодозовой нагрузкой тяжелыми металлами свидетельствуют об угнетении свинцом синтетических процессов остеогенеза, что приводит к развитию остеопенических состояний у детей
[23]. Экспериментальные исследования, проведенные на лабораторных животных, доказали увеличение на 500% содержания свинца в костной ткани по сравнению с интактной группой животных при введении препаратов свинца в дозе 40 мг/кг [19]. Достоверное снижение уровня кальция в костной ткани лабораторных животных — крыс линии — зарегистрировано даже после низкодозовой нагрузки ацетатом свинца и в наших исследованиях (Белецкая Э.Н., 2014).
Результатом же воздействия на организм человека низких внешних экспозиций свинца, присутствующих в виде загрязнителей в окружающей среде при условии постоянного и длительного их воздействия, является активное накопление костной тканью до 90−95% от всего количества поступившего свинца в виде стабильной фракции [53]. Период полувыведения свинца из костной ткани может составлять от 10 до 16 лет [35], но он может быть сокращен при развитии гипокальциемии [17]. Таким образом, снижение концентрации кальция в сыворотке крови человека, первопричина которого в 98% случаев заключается в недополучении кальция с пищей -т.н. «голодные остеопатии», может привести как к ускорению накопления свинца, так, затем, и к
ускорению мобилизации из костной ткани уже накопленного в ней связанного свинца [17], поддерживая тем самым высокий уровень его содержания в крови, даже после прекращения контакта с экзогенным загрязнителем Т.1. ,
Шгеп в.Б., 2001) [37], способствуя, тем самым, свинцовой интоксикации организма человека как дополнительному внутреннему источнику поступления свинца.
Тенденция к уменьшению поступления кальция с продуктами питания, регистрируемая во многих странах мира и снижающая прочностные характеристики скелета, при наличии все возрастающей экологической нагрузки на организм человека (и, в первую очередь, нагрузки таким ксенобиотиком, как свинец, обладающим свойством депонирования в костной ткани человека с замещением в ней кальция) будет и в дальнейшем способствовать повышению распространенности заболевания опорно-двигательной системы. На современном этапе перед врачами-гигиенистами и клиницистами стоит задача по дальнейшему углублению своих знаний по вопросам природы формирования остеопатий, с целью выработки практических рекомендаций по профилактике этой патологии.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Абакумова А. В. Эколого — гигиенические закономерности формирования патологии среди взрослого населения промышленного региона Украины / А. В. Абакумова, Н. В. Цандур, М. Г. Цыганкова, П. В. Кудымов [и др.] // Ппена иаселеиих мкць. -2009. — № 54. — С. 143−147.
2. Батурин А. К. Мониторинг состояния питания населения России / А. К. Батурин // Материалы 10 Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. — 2007. — С. 786−789.
3. Белецкая Э. Н. Биопрофилактика экозависи-мых состояний у населения индустриально развитых регионов / Э. Н. Белецкая, Т. А. Головкова, Н. М. Онул // Актуальные проблемы транспортной медицины. -2011. — № 1.- С. 48−55.
4. Беневоленская Л. И. Остеопороз. Проблема остеопороза в современной медицине: роль кальция в профилактике остеопороза / Л. И. Беневоленская // Consilium medicum. — 2005. — № 2. — С. 96−99.
5. Вплив сощальних i xiMinHHX чииииюв на стаи здоровя дитячого населения в умовах промислового perioHy / B.I. Берзень, В. П. Стельмаховська, Ю.В. Ма-ртиненко, М. В. Залотюк // Вкник сощально! гтени та оргашзацп охорони здоров'-я Украши. — 2012. — № 2 -C. 17−20.
6. Гутч М. П. Забезпечешсть дггей кальщем: роль молочних продукпв, шляхи корекцп / М.П. Гу-
лiч, Т. В. Полщук // Довюлля та здоров'-я. — 2012. -№ 4. — С. 61−65.
7. Дедух Н. В. Регенеращя юстки при aniMeH-тарному остеопороз! (експериментальне дослщження) / Н. В. Дедух, О. А. Школьченко // Ортопедия, травматология и протезирование. — 2009. — № 2. — С. 34.
8. Казимирко В. К. Остеопороз: патогенез, клиника, профилактика и лечение / В. К. Казимирко, В. Н. Коваленко, В. И. Мальцева. — К.: Морион, 2007. — 160 с.
9. Калашшков A.B. Розлади репаративного остеогенезу у хворих i3 переломами довгих истокагностика, прогнозування, лшування, профь лактика): автореф. дис. на здобуття наук. ступеня д-ра мед. наук / Калашшков Андрш Валершович. — К., 2003. — 32 с.
10. Клинические рекомендации: остеопороз — диагностика, профилактика и лечение / под ред. Л. И. Беневоленской, О. М. Лесняк. — М.: Гэотар — медиа, 2005. — 176 с.
11. Коваленко В. Н. Остеоартроз. Практическое руководство / В. Н. Коваленко, О. П. Борткевич. — К.: Морион, 2003. — 448 с.
12. Коломиец В. В. Состояние костной резорбции, обмена кальция и магния и суставной синдром у больных остеоартрозом и эссенциальной гипертен-зией / В. В. Коломиец, В. В. Красеха — Денисова // Укр. ревматол. журнал. — 2009. — № 1 — С. 28−32.
13. Кудашева А. Р. Остеопения у рабочих, занятых добычей медно-цинковых колчедановых руд подземным способом и обоснование мероприятий профилактики: автореф. дис. на соискание учен. степени канд. мед. наук / Кудашева А. Р. — М., 2010. — 16 с.
14. Кузьмина Л. И. Остеопороз и остеопатии / Л. И. Кузьмина, О. М. Лесняк, И. Л. Кузнецова // Кли-нич. геронтология. — 2001. — Т. 7, № 9. — С. 22−27.
15. Куценко С. А. Основы токсикологии / С.А. Ку-ценко. — Санкт-Петербург, 2002. — 119 с.
16. Лесняк О. М. Социальные и экономические последствия не предотвращенного остеопороза и возможные пути организации его профилактики // Третий Рос. симпозиум по остеопорозу: тез. лекций и докладов. — Санкт-Петербург, 2000. — С. 16−11.
17. Мальцева В. Е. Структурные нарушения в позвоночнике неполовозрелых крыс в условиях свинцовой интоксикации // Таврич. медико-биол. вестник.
— 2013. — Т. 16, № 1, ч. 1 (61).- С. 152−155.
18. Мартинчик А. Н. Эпидемиологические исследования роли питания в формировании и развитии остеоартроза. Сообщение 2. Фактическое потребление пищевых продуктов и оценка риска их влияния на развитие остеоартроза / А. Н. Мартинчик, В. Н. Ходырев, Е. В. Пескова // Вопросы питания. — 2010. — Т. 79,
— № 6. — С. 19−25.
19. Микроэлементозы человека: этиология, классификация, органопатология / А. П. Авцын, A.A. Жаворонков, М. А. Риш, Л. С. Строчкова. — М.: Медицина, 1991. — 496 с.
20. Основные документы Всемирной Организации Здравоохранения. — Женева, 2009. — 261 с.
21. Оцшка виконання Mi: ^any3eBoi'- комплексно! програми «Здоров'-я наци» на 2002−2011 роки: (монография) / под ред. Пономаренка В. П. — К., 2006, -204 с.
22. Охорона здоров'-я Украши: проблеми та нап-рямки розвитку / В. М. Лехан, Г. О. Слабкий, М. В. Шевченко, Л. В. Крячкова [и др.] // Вкник со-щально! ririeHH та оргашзаци охорони здоров'-я Украши. — 2009.- С. 30−31.
23. Патогенетические связи маркеров костного метаболизма и клинико-лабораторных показателей у детей с хронической низкодозовой нагрузкой металлами / Н. В. Зайцева, О. Ю. Устинова, М. А. Землянова, Д. А. Кирьянов // Вестник Пермского университета. Серия: Биология. — 2009. — Вып. 9. — С. 168 — 176.
24. Платонов В. М. Збереження i змщнення здоров'-я здорових людей — прюритетний напрямок су-часно! охорони здоров'-я / В. М. Платонов // Вкник сощально! ririeHH та оргашзаци охорони здоров'-я Украши. — 2012. — № 1. — С.- 21−27.
25. Полщук Т. В. Ппешчна оцшка фактичного споживання молока та молочних продукпв дитячим населениям та визначення i'-x рол! в забезпеченш рацюну дгтей мшрону^ентами / Т. В. Полщук // П-пена населених мкць.- 2012. — Вип. 59. — С. 241−248.
26. Потапов А. П. Актуальные вопросы гигиены и пути их решения / А. П. Потапов // Сб. материалов X Всерос. съезда гигиенистов и санитарных врачей. -2007. — Т. 1. — С. 46−53.
27. Прохорова Е. А. Взаимосвязь остеопороза со снижением качества жизни и психоэмоциональными нарушениями / Е. А. Прохорова, А. В. Древаль, Л.А. Ма-рченкова // Рос. мед. журнал. — 2012. — № 4. — С. 50−53.
28. Пузанов И. В. Гигиенические аспекты оптимизации алиментарного статуса и профилактика остеопенических состояний у подростков: автореф. дис. на соискание учен. степени д-ра мед. наук / И. В. Пузанов. — М., 2008. — 30 с.
29. Руденко Е. В. Региональные особенности накопления костной массы у детей Беларуси: автореф. дис. на соискание учен. степени канд. мед. наук по спец. 14. 00. 39 «Ревматология» / Е. В. Руденко. -Минск, 2009. — 22 с.
30. Стан фактичного харчування, фiзичний роз-виток та формування тка юстково! мае у Д1гей та тдлишв, яю мешкають у великому промисловому ueurpi / В. В. Поворознюк, Г. М. Даниленко, А.Б. Bi-ленський, Н. В. Григорева, [та iH.] // Пeдiaтpiя, акушерство та гешколопя. — 2002. — № 3. — С. 44−49.
31. Трахтенберг И. М. Общие и частные предпосылки становления возрастной токсикологии / И. М. Трахтенберг, М. Н. Коршун // Очерки возрастной токсикологии / пер. с укр.- под ред. И.М. Трахтен-берга. — К.: Авиценна, 2006. — С. 21−33.
32. Фактическое питание и метаболизм костной ткани / В. В. Поворознюк, Н. В. Григорьева, Ю.Г. Гри-горов, Т. Н. Семесько // Остеопороз: эпидемиология, клиника, fliarHOCTHKa и лечение / под ред. Н. А. Коржа,
B.В. Поворознюка, Н. В. Дедух, И. А. Зупанца.- Харьков: Золотые страницы, 2002. — Гл. 38. — С. 410- 424.
33. Шагеев P.M. Гигиенические аспекты распространенности заболеваний костно-мышечной системы на урбанизированных и сельских территориях: автореф. дис. на соискание учен. степени канд. мед. наук / P.M. Шагеев. — Оренбург, 2011. — 21 с.
34. Штабский Б. М. Теория и практика гигиенического нормирования ксенобиотиков: новые идеи и старые проблемы / Б. М. Штабский // Актуальные проблемы транспортной медицины. — 2011. — № 1. -
C. 9- 15.
35. Экспериментальное изучение протекторной роли кальция при свинцовой интоксикации / Б. П. Суханов, А. А. Корачев, А. Н. Маринчик, Н.М. Мерзляко-ва // Гигиена и санитария. — 1990. — № 12. — С. 47−49.
36. Baushey C.I. Validation of a semiquantative food frequency questionnaire for assessing calcium intake of youth in United State method on dietary assessment / C.I. Bausyey, I.M. Liesman, B.R. Martin // Fifth Int. Confer. Method.- 2003.- Thailand, Chiang Rai.
37. Calcium supplementation with and without hormonal replacement therapy to prevent postmenopausal bone loss / J.F. Aloia, A. Vaswani, J.K. Yeh [et al.] // Ann. Inter. Med. — 1994. — Vol. 120. — P. 97−103.
38. Chen H. Effect of low or high dietary cflcium on the morphology of the rat femur / H. Chen, D. Hayakawa, S. Emura // Histol. Histopathol. — 2002. — Vol. 17, N 4. -P. 1129−1135.
39. Eastell R. Treatment of postmenopausal Osteoporosis / R. Eastell // N. Engl. J. Med. — 1998. — Vol. 338. -P. 736−746.
40. Evidence Central: Skeletal leadnrelease during bore resorption: effect of biphsphate treatment in apilot study / B. Julson, K. Mizon, H. Smith [et al.] // Environ. Yealth Perspect. — 2002. — Vol. 110. — P. 1017−1024.
41. Felson D.T. Fn update on the pathogenesis and apidemiology of osteoarthritis / D.T. Felson // Radiol. Clin. J. Am. — 2007. — Vol. 42, N 1. — P. 1−9.
42. Holmberg S. Is there an increased risk of knee osteoarthritis among farmers? A population-based case-control study / S. Holmberg, A. Thelin, N. Thelin // Int. Arch. Occup. Environ Health. — 2009. — Vol. 77, N 5. — P. 345−350.
43. Jorgensen C.K. Psychological distress among patient with musculoskeletal illness in general practice / C.K. Jorgensen, P.E. Fink, F.F. Olesen // Psychosomatics.
— 2000. — Vol. 41. — P. 321−329.
44. Karkkainen MU. Does it make difference how andwhen you take your calcium? The acute effects of calcium on calcium and bone metabolism / M.U. Kark-kainen // Am. J. Clin. Nutr. 2001. — Vol. 74, N 3. -P. 335−342.
45. Largo R. Osteoporosis increases the severity of cartilage in an experimental model of osteoarthritis in rabbits. Osteoarthritis Cartilage / R. Largo // Valle M. -2006. — Vol. 20. — P. 381−390.
46. Long-term effect of calcium supplementation on bone loss in premenopausal women / P.J.M. Elders, P. Lips, J.C. Netelenbos [et al.] // J. Bone Miner. Res. -1994. — N 9. — P. 963−970.
47. Mannoni A. Epidemiological profile of symptomatic osteoarthritis in older adults: a population based study in Dicomano, Italy / A. Mannoni, M. Briganti, M.D. Bari // Ann. Rheum. Dis. — 2009. — Vol. 62, N 6. -P. 576−578.
48. March I.M. Epidemioloigy of osteoarthritis in Australia / L.M. March, H. Bagga // Mtd. J. Aust. — 2004.
— Vol. 180, N 5, Supll. — P. 6−10.
49. Povorozniuk V.V. On the role of nutrition in the development of knee osteoarthritis / V.V. Povorozniuk,
N.V. Grigorieva // Gerontologija. — 2007. — Vol. 8, N 1. -P. 26−30.
50. Properties of nanoscale particles on the basisof metals localized into biologicfl tissues / A.D. Shpak, A.B. Brik, V.J. Kaslovskiy, J.J. Posenteld // Progress Physics Metals. — 2003. — N 4. — P. 303−336.
51. Ralston S.H. Genetic regulation of bone mass susceptibilitu to osteoporosis / S.H. Ralston, B. Crom-brugghe // Genes & amp- development. — 2006. — Vol. 20. -P. 2492−2506.
52. Recommended amount of calcium vary for individuals. Below is a table of adequate intakes as outlined by the National Academy of Sciences // 1997. — Electronic resource. — Access point: htth: //www. articlesbase. com/di-seases-and-conditions-articles/bone-and-calcium-metabolism-prevention-of-osteoporosis-10 061 197. html.
53. Response of curtical and cancellous bones to mild calcium deficiency in yaung growing female rats: a bone histomorfometry study / J. Iwamoto, T. Takeda, Y. Sato, J.K. Yen // Exp. Anim. — 2004. — Vol. 53, N 4. — P. 347−354.
54. Rizzoli R. Osteoporosis, genetic and hormones / R. Rizzoli, I. Bonjour, S.L. Ferrary // J. Molecular Endocrinology. — 2001. — N 26. — P. 79−94.
55. Sandinini L. Ostejarthritis associated with faster loss of bone mintral density / L. Sandinini // J. Rheumatol. — 2005. — N 32. — P. 1868−1869, 1951−1957.
56. Seeman E. During Aging, men lose less bon than women because they rezorb les endosteal bone / E. Seeman // Calcif. Tissue Int. — 2001. — Vol. 69, N 4. -P. 205−208.
57. The assjciation between environmtntal lead exposure and bone density in children / J.R. Campbell, R.N. Rosier, L. Novotny, J.E. Puzas. // Environ. Hlth Perspect. — 2004. — Vol. 112, N 11. — P. 1200−1203.
58. Van der Sluis I.M. Osteoporosis in childhood: bone densitu of childrenin health and disease / I.M. Van der Sluis, S.M. de Muink Keizer-Schrama // J. Pediatr. Endocrinol. Metab. — 2001. — Vol. 14, N 7. — P. 817−832.
REFERENCES
1. Abakumova AV, Tsandur NV, Tsygankova MG, Kudymov PV, Nagornyy IM, Svestun RS. '-Ecological -hygienic laws of formation of the pathology of the adult population of the industrial region of Ukraine]. Gigiena naselenikh mists'-. 2009−54: 143−7. Russian.
2. Baturin AK. [Monitoring the nutritional status of the population of Russia]. Materialy 10 Vserossiyskogo s& quot-ezda gigienistov i sanitarnykh vrachey. 2007−786−9. Russian.
3. Beletskaya EN, Golovkova TA, Onul NM. [Bioprophylaxis of ecological dependent conditions in the population of industrialized regions]. Aktual'-nye problemy transportnoy meditsiny. 2011−1: 48−55. Russian.
4. Benevolenskaya LI. [Osteoporosis. The problem of osteoporosis in modern medicine: the role of calcium in the prevention of osteoporosis]. Consilium medicum. 2005−2: 96−99. Russian.
5. Berzen'- VI, Stel'-makhovs'-ka VP, Martinen-ko YuV, Zalotyuk MV. [The impact of social and chemical factors on the health of the child population in an industrial region]. Visnik sotsial'-noi'- gigieni ta organizatsii okhoroni zdorov'-ya Ukraini. 2012−2: 17−20. Ukrainian.
6. Gulich MP, Polishchuk T V. [Provision with of children calcium: the role of milk products, ways of correction]. Dovkillya ta zdorov'-ya. 2012−4: 61−65. Ukrainian.
7. Dedukh NV, Nikol'-chenko OA. [Regeneration of bone in alimentary osteoporosis (experimental study)]. Ortopediya, travmatologiya I protezirovanie. 2009−2: 34. Ukrainian.
8. Kazimirko VK, Kovalenko VN, Mal'-tseva VI. [Osteoporosis: pathogenesis, clinical picture, prevention and treatment]. MORION. 2007−160. Russian.
9. Kalashnikov AV. [Disorders of reparative osteogenesis in patients with long bone fractures (diagnosis, prognosis, treatment, prevention)]. Avtoref. dis. na zdobuttya vchen. stupenya d-ra med. nauk. 2003−284. Ukrainian.
10. Benevolenskaya LI, Lesnyak OM. [Clinical practice guidelines: Osteoporosis — diagnosis, prevention and treatment]. Geotar — media. 2005−176. Russian.
11. Kovalenko VN, Bortkevich OP. [Osteoarthritis. Practical guide]. 6 Morion. 2003−448. Russian.
12. Kolomiets VV, Krasekha — Denisova VV. [The state of bone resorption, calcium and magnesium metabolism and articular syndrome in patients with essential hypertension and osteoarthritis]. Ukrai'-ns'-kiy revma-tologichniy zhurnal. 2009−1: 28−32. Russian.
13. Kudasheva AR. [Osteopenia in workers employed in extraction of copper-zinc pyrite ore by underground methods and rationale of prevention activities]. Avtoref. dis. na soiskanie uchen. stepeni kand. med. nauk. 2010−16. Russian.
14. Kuz'-mina LI, Lesnyak OM, Kuznetsova IL. [Osteoporosis and osteopathy]. Klinicheskaya geronto-logiya. 2001−7(9): 22−27. Russian.
15. Kutsenko SA. [Fundamentals of toxicology]. Sankt-Peterburg. 2002−119. Russian.
16. Lesnyak OM. [Social and economic consequences of un-preventied osteoporosis and possible ways of organizing of its prevention]. Tretiy Rossiyskiy simpo-zium po osteoporozu. Tezisy lektsiy i dokladov. Sankt-Peterburg. 2000−16−11. Russian.
17. Mal'-tseva VE. [Structural changes in the spine of immature rats with lead intoxication]. Tavricheskiy me-diko-biologicheskiy vestnik. 2013−16(1): 152−5. Russian.
18. Martinchik AN, Khodyrev VN, Peskova EV. Epidemiological studies of the role of nutrition in the formation and development of osteoarthritis. Post 2. The actual food consumption and risk assessment of their impact on the development of osteoarthritis. Voprosy pitaniya. 2010−79(6): 19−25. Russian.
19. Avtsyn AP, Zhavoronkov AA, Rish MA, Stroch-kova LS. [Microelementoses of a person: etiology, classification, organopathology]. Meditsina. 1991−496. Russian.
20. [The main documents of the World Health Organization]. Zheneva. 2009−261.
21. Ponomarenko VP. [Assessment of fulfillment of the interdisciplinary comprehensive program & quot-Health of the Nation& quot- for 2002−2011: (monograph)]. 2006−204. Ukrainian.
22. Lekhan VM, Slabkiy GO, Shevchenko MV, Kryachkova LV, Ginzburg VG. [Health of Ukraine: problems and areas of development]. Visnik sotsial'-noi'- gigieni ta organizatsii'- okhoroni zdorov'-ya Ukraini. 2009−30−31. Ukrainian.
23. Zaytseva NV, Ustinova OYu, Zemlyanova MA, Kir'-yanov DA. [Pathogenetic connection of bone metabolism markers and clinical and laboratory parameters in children with chronic low-dose load metals]. Vestnik Permskogo universiteta. Seriya: Biologiya. 2009−9: 168−76. Russian.
24. Platonov VM. [Maintaining and improving health of healthy people — a priority direction of modern health care]. Visnik sotsial'-noi gigieni ta organizatsii okhoroni zdorov'-ya Ukraini. 2012−1: 21−27. Ukrainian.
25. Polishchuk TV. [Hygienic evaluation of actual consumption of milk and milk products by children population and determination of their role in providing micronutrient intake of children]. Gigiena naselenikh mists'-. 2012−59: 241−8. Ukrainian.
26. Potapov AI. [Topical issues of hygiene and their solutions]. Sb. materialov Kh Vserossiyskogo s& quot-ezda gigienistov i sanitarnykh vrachey. 2007−1: 46−53. Russian.
27. Prokhorova EA, Dreval'- AV, Marchenkova LA. The relationship of osteoporosis with decreased quality of life and psycho-emotional disorders / E.A. Prokhorova, Rossiyskiy meditsinskiy zhurnal. 2012−4: 50−53. Russian.
28. Puzanov IV. [Hygienic aspects of optimizing nutritional status and prevention of osteopenia states in adolescents]. Avtoref. dis. na soiskanie uchen. stepeni doktora med. nauk. 2008−30. Russian.
29. Rudenko EV. [Regional features of accumulation of bone mass in children of Belarus]. Avtoref. dis. na soiskanie uchen. stepeni kand. med. nauk po spets. 14. 00. 39- revmatologiya. Minsk: Belorus. med. akad. poslediplom. obrazov. 2009−22. Russian.
30. Povoroznyuk VV, Danilenko GM, Vilens'-kiy AB, Grigoryeva NV, Bidenko NV, Ponomar'-ova LI, Sharmaza-nova OP, Gutor AI. [State of actual nutrition, physical development and formation of peak bone mass in children and adolescents who live in a large industrial center]. Pediatriya, akusherstvo ta genikologiya. 2002−3: 44−49. Ukrainian.
31. Trakhtenberg IM, Korshun MN. [General and specific prerequisites for the development of age toxicology]. Ocherki vozrastnoy toksikologi. Per. s ukr. Avitsenna. 2006−21−33. Russian.
32. Povoroznyuk VV, Grigor'-eva NV, Grigorov YuG, Semes'-ko TN. [Dietary intake and bone metabolism]. Osteoporosis: epidemiology, clinical picture, diagnostic and treatment]. Khar'-kov: Zolotye stranitsy. 2002−38: 410−24. Russian.
33. Shageyev RM. [Hygienic aspects of the incidence of diseases of the musculoskeletal system in urban and rural areas]. Avtoref. dis. raboty na soiskanie uchen. stepeni kand. med. nauk. Orenburg. 2011−109. Russian.
34. Shtabskiy BM. [Theory and practice of hygienic standardization of xenobiotics: new ideas and old problems]. Aktual'-nye problemy transportnoy meditsiny. 2011−1: 9−15. Russian.
35. Sukhanov BP, Korachev AA, Marinchik AN, Merzlyakova NM. [Experimental study of the role of calcium in lead intoxication]. Gigiena i sanitariya. 1990−12: 47−49. Russian.
36. Baushey CI, Liesman IM, Martin BR. Validation of a semiquantative food frequency questionnaire for assessing calcium intake of youth in United State method on dietary assessment. Fifth Int. Confer. Method- 2003.
37. Aloia JF, Vaswani A, Yeh JK. Calcium supplementation with and without hormonal replacement therapy to prevent postmenopausal bone loss. Ann. Intern. Med. 1994−120: 97−103.
38. Chen H, Hayakawa D, Emura S. Effect of low or high dietary cflcium on the morphology of the rat femur. Histol. Histopathol. 2002−17(4): 1129−35.
39. Eastell R. Treatment of postmenopausal Osteoporosis. N. Engl. J. Med. 1998−338: 736−46.
40. Julson B, Mizon K, Smith H. Evidence Central: Skeletal leadnrelease during bore resorption: effect of biphsphate treatment in apilot study. Environ. Yealth Perspect. 2002−110: 1017−24.
41. Felson DT. Fn update on the pathogenesis and apidemiology of osteoarthritis. Radiol. Clin. Jorn. Am. 2007−42(1): 1−9.
42. Holmberg S, Thelin A, Thelin N. Is there an increased risk of knee osteoarthritis among farmers? A population-based case-control study. Int. Arch. Occup. Environ Health. 2009−77(5): 345−50.
43. Jorgensen CK, Fink PE, Olesen FF. Psychological distress among patient with musculoskeletal illness in general practice. Psychosomatics. 2000−41: 321−9.
44. Karkkainen MU. Does it make difference how andwhen you take your calcium? The acute effects of calcium on calcium and bone metabolism. Am. J. Clin. Nutr. 2001−74(3): 335−42.
45. Largo R. Osteoporosis increases the severity of cartilage in an experimental model of osteoarthritis in rabbits. Osteoarthritis Cartilage. Valle 2006−20: 381−90.
46. Elders PJM, Lips P, Netelenbos JC. Long-term effect of calcium supplementation on bone loss in preme-nopausal women. J. Bone Miner. Res. 1994−9: 963−70.
47. Mannoni A, Briganti M, Bari MD. Epide-miological profile of symptomatic osteoarthritis in older adults: a population based study in Dicomano, Italy. Ann. Rheum. Dis. 2009−62(6): 576−8.
48. March IM, Bagga H. Epidemioloigy of osteo-arthritis in Australia. Mtd. J. Aust. 2004−180(5): 6−10.
49. Povorozniuk VV, Grigorieva NV. On the role of nutrition in the development of knee osteoarthritis. Ge-rontologija. 2007−8(1): 26−30.
50. Shpak AP, Brik AB, Kaslovskiy VJ, Posenteld JJ. Properties of nanoscale particles on the basisof metals localized into biologicfl tissues. Progress in physics of metals. 2003−4: 303−36.
51. Ralston SH, Crombrugghe B. Genetic regulation of bone mass susceptibilitu to osteoporosis. Genes & amp- development. 2006−20: 2492−506.
52. Recommended amount of calcium vary for individuals. Below is a table of adequate intakes as outlined by the National Academy of Sciences. 1997. Electronic resource. — Access point: htth: //www. articlesbase. com/di-seases-and-conditions-articles/bone-and-calcium-metabolism-prevention-of-osteoporosis-10 061 197. html.
53. Iwamoto J, Takeda T, Sato Y, Yen JK. Response of curtical and cancellous bones to mild calcium deficiency in yaung growing female rats: a bone histo-morfometry study. Exp. Anim. 2004−53(4): 347−54.
54. Rizzoli R, Bonjour I, Ferrary S. Osteoporosis, genetic and hormones. J. of Molecular Endocrinology. 2001−26: 79−94.
55. Sandinini L. Ostejarthritis associated with faster loss of bone mintral density. J. Rheumatol. 2005−32: 1868−1869, 1951−7.
56. Seeman E. During Aging, men lose less bon than women because they rezorb les endosteal bone. Calcif. Tissue Int. 2001−69(4): 205−8.
57. Campbell JR, Rosier RN, Novotny L, Puzas JE. The assjciation between environmtntal lead exposure and bone density in children. Environ. Hlth Perspect. 2004−112(11): 1200−3.
58. Van der Sluis IM, de Muink Keizer-Schrama SM. Osteoporosis in childhood: bone densitu of childrenin health and disease. J. Pediatr. Endocrinol. Metab. 2001−14(7): 817−32.
CTarM Ha^mmnao pe^aKuii 20. 03. 2015
¦

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой