Психологическое обеспечение деятельности сотрудников спецподразделений в условиях массовых беспорядков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3'-2014
Пробелы в российском законодательстве
11.4. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЙ В УСЛОВИЯХ МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ
Машекуашева Маргарита Хасанбиевна, к.п.н.
Должность: старший преподаватель. Место работы: Краснодарский университет МВД России. Филиал: Северо-Кавказский институт повышения квалификации. Подразделение: кафедра общеправовых дисциплин. E-mail: mashekuasheva@mail. ru
Аннотация: Статья посвящена наиболее актуальным вопросам психологического обеспечения деятельности сотрудников ОВД в условиях массовых беспорядков. Рассматриваются основные составляющие морально-психологического фактора и профессиональной подготовки сотрудников к деятельности в экстремальных условиях.
Ключевые слова: обеспечением общественной безопасности, массовые беспорядки, психические реакции, адаптация, стрессогенность, напряженность, нервозность, эмоциональные переживания.
PSYCHOLOGICAL SUPPORT OF SPECIAL FORCES IN MASS RIOTS
Mashekuasheva Margarita Hasanbievna, Ph.D. Position: senior lecturer. Place of employment: Krasnodar University of MIA Russia. Branch: North-Caucasian Institute for Advanced Studies. Department: general legal disciplines chair. E-mail: mashekuasheva@mail. ru
Annotation: This paper is devoted to the most pressing issues of psychological support activities of law enforcement officers in the face of massive unrest. The principal components of the moral and psychological factors and training employees to work in extreme conditions. Keywords: public safety, riots, mental reaction, adaptation, stressful, tension, nervousness, emotional experience.
Экстремальные ситуации возникают во всех областях человеческой жизни- каждый человек в своей жизни попадает в целый ряд ситуаций, которые для него являются экстремальными.
Известная мудрость гласит: «Жизнь на 10% состоит из того, что с нами происходит, и на 90% - из того, что мы об этом думаем».
Под экстремальными подразумевают такие ситуации, которые выходят за пределы обычного, «нормального» человеческого опыта, вышеуказанные массовые беспорядки из этого разряда.
Экстремальность ситуации определяют факторы, к которым сотрудник еще не адаптирован и не готов действовать в их условиях. Степень экстремальности ситуации определяется силой, продолжительностью, новизной, непривычностью проявления этих факторов. Однако экстремальной ситуацию делает не только реальная, объективно существующая угроза жизни для самого себя или значимых близких, но и наше отношение к происходящему.
Значимость специальной психологической подготовки сотрудников правоохранительных органов является актуальной независимо от специфики их деятельности, которая в первую очередь связана с высокой сте-
пенью риска, опасностью для жизни и здоровья, осознанной высокой ответственностью за результаты выполнения служебных задач.
В современных условиях деятельности правоохранительных органов психологическая компетентность специалистов все в большей мере приобретает значение профессионально важного качества.
Необходимость проведения мероприятий профессионального психологического отбора определяется: повышенными требованиями к индивидуальнопсихологическим качествам снайперов, включенных в сложные системы «человек — военная техника" —
высокой ценой ошибок снайперов в процессе профессиональной деятельности-
необходимостью снижения экономических потерь вследствие отчисления кандидатов в снайперы из учебных подразделений или отстранения их от занимаемых должностей по профессиональной непригодности [2. с. 115]
Восприятие одной и той же ситуации каждым конкретным человеком индивидуально, в связи, с чем критерий «экстремальности» находится, скорее, во внутреннем, психологическом плане личности.
В качестве факторов, определяющих экстремальность, могут рассматриваться следующие:
Различные эмоциогенные воздействия в связи с опасностью, трудностью, новизной, ответственностью ситуации.
Дефицит необходимой информации или явный избыток противоречивой информации.
Чрезмерное психическое, физическое, эмоциональное напряжение.
Воздействие неблагоприятных климатических условий: жары, холода, кислородной недостаточности и т.Д.
Наличие голода, жажды.
Экстремальные ситуации (угроза потери здоровья или жизни) существенно нарушают базовое чувство безопасности человека, веры в то, что жизнь организована в соответствии с определенным порядком и поддается контролю, и могут приводить к развитию болезненных состояний — травматического и посттравматического стресса, других невротических и психических расстройств.
Понимание кризиса и кризисной ситуации в психологии разрабатывалось в рамках психологии личности и психологии развития.
Совсем незаметного переживания внутреннего кризиса не бывает. Однако глубина и сила переживаний у разных людей существенно отличаются и зависят от следующих факторов:
уровень развития личности (сознания) — чем выше, тем болезненнее кризис- социокультурные особенности- личностные и характерологические особенности- вид кризисного состояния, переживаемого человеком-
социально (психологические особенности, социальный статус [1. с. 87−100]
Существует мнение о том, что чрезвычайные происшествия природного происхождения люди обычно переживают гораздо легче, чем антропогенные.
Такие стихийные бедствия как землетрясения, наводнения и пр. пострадавшие расценивают как «божью волю» либо действие безликой природы — тут ничего нельзя изменить.
А вот экстремальные ситуации антропогенного характера, подобные трагедии в Беслане, настолько
258
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Машекуашева М. Х.
разрушительно действуют на личность, что не только дезорганизуют поведение человека, но и «взрывают» базовые структуры всей его личностной организации -образ мира. У человека разрушается привычная картина мира, а вместе с ней — вся система жизненных координат.
Степень тяжести последствий стихийных бедствий в каждом случае необходимо оценивать индивидуально. Для одного человека — землетрясение, разрушение дома, эвакуация, смена места жительства может стать крахом всего, вызвать острые переживания и тяжелые отсроченные последствия, для другого — лишь стать возможностью начать новую жизнь.
Из антропогенных чрезвычайных ситуаций, по мнению ряда исследователей, максимально психотравматичной является ситуация заложничества. Это обусловлено существованием реальной перспективы смерти для заложников, переживаниями чувства парализующего страха, невозможностью противодействовать террористам в сложившихся обстоятельствах, отрицанием самоценности жизни и личности заложника. Такие ситуации порождают, как у самих пострадавших, так и в социуме вообще, большое количество агрессивных реакций, тревожных, фобических расстройств.
Таким образом, невозможно однозначно поделить чрезвычайные ситуации по степени тяжести. Каждая ситуация имеет свою специфику и особенности, свои психические последствия для участников и свидетелей, и переживается каждым человеком индивидуально. Во многом, глубина этого переживания зависит от личности самого человека, его внутренних ресурсов, механизмов совладания.
Большое значение для оценки и прогнозирования психических последствий имеет факт того, был ли человек непосредственно участником чрезвычайной ситуации, оказался ли ее свидетелем или в результате чрезвычайной ситуации пережил потерю близкого или родственника. В соответствии с характером воздействия негативных факторов чрезвычайной ситуации все люди, подвергшиеся воздействию этих факторов, условно подразделяются на следующие группы:
Первая группа — это специалисты. Люди, оказывающие помощь пострадавшим, принимающие участие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. В ситуации выполнения профессиональных обязанностей, связанных с помощью другим людям, эмоциональные переживания ощущаются как приглушенные, специалист в первую очередь ориентирован на выполнение задачи. Часто это беспокоит специалистов. Один спасатель рассказывал: «Как же так? Я совсем ничего не чувствую. Я вижу ужасные картины, смерть, горе людей, и меня это не трогает. Все ли со мной в порядке?» В основе этого явления лежит механизм психологической защиты — диссоциация (взгляд на ситуацию извне, со стороны, без личной эмоциональной вовлеченности), часто проявляющийся в том случае, если человек по роду своей профессиональной деятельности постоянно сталкивается с болью и страданиями других людей. Такая реакция считается нормой. Однако не всегда работа в экстремальных условиях проходит для специалистов бесследно. Бывают отсроченные последствия работы в условиях чрезвычайных ситуациях.
Вторая группа — жертвы. Люди, пострадавшие, изолированные в очаге чрезвычайной ситуации (заложники, люди под завалами, на крышах затопленных домов и т. д.). Как правило, люди, пережившие чрезвычайную
ситуацию, потратили много сил на борьбу за жизнь и уже сам факт того, что они остались живы, является для них огромным ресурсом для дальнейшего преодоления ситуации и возвращения к нормальной жизни.
Третья группа — пострадавшие (материально или физически). Люди, потерявшие своих близких или не имеющие информации об их судьбе, лишившиеся своих домов, имущества и т. д. В этой группе наблюдаются наиболее тяжелые эмоциональные реакции, длительные негативные переживания. Пострадавшим особенно трудно смириться с постигшим их горем, адаптироваться к изменившимся условиям жизни. В этой группе выявляется наибольшее количество отсроченных психических последствий.
Четвертая группа — очевидцы или свидетели. Люди, проживающие или оказавшиеся в непосредственной близости к зоне чрезвычайной ситуации.
Пятая группа — наблюдатели (или зеваки). Люди, получившие информацию о происходящем и прибывшие на место. Степень травматизации людей в этих двух группах во многом зависит от их личностных особенностей и наличия травматических ситуаций в прошлом. Для одних тушение пожара в жилом доме станет лишь любопытным, захватывающим зрелищем, у других может вызвать психические (страхи, неврозы) и соматические (обострение хронических заболеваний, бессонница, головные боли) нарушения.
Шестая группа — телезрители. Люди, получающие информацию о чрезвычайной ситуации и следящие за развитием ситуации с помощью средств массовой информации (СМИ). Неоспорим тот факт, что люди должны получать информацию о событиях. Однако специалистам известно немало случаев негативных психологических последствий освещения СМИ чрезвычайных ситуаций. Часто эмоциональная окраска репортажей носит чрезмерно негативный, трагичный, подчеркнуто пессимистичный характер [3. с. 211]
Актуальными вопросами психологии экстремальных ситуаций — новой, но быстро развивающейся отрасли психологической науки — являются изучение психосоциальных последствий катастроф, влияние их на психическое здоровье населения и разработка методов минимизации таких последствий. От того, насколько быстро субъект преодолеет ощущение экстремальности, зависит своевременность выработки им плана адекватного опасности «ответа», связанного с мобилизацией сил для сопротивления ей. Чем дольше человек не может мобилизовать ресурсы своей сомати-ки, эмоциональности, осознания происходящего для выстраивания целесообразного взаимодействия с ситуацией, тем с большей разрушительностью она для него разрешается.
Толпа, как выпущенный из бутылки джин, склонна скорее к разрушению, чем строительству. Причина проста: всё встречающееся на своём пути, толпа стремится превратиться в собственное подобие — бесформенною массу.
Аффект, то есть состояние неконтролируемых эмоций, весьма характерен для находящихся в толпе. «Человек толпы» не может критически оценивать ни собственные действия, ни окружающую действительность. Из происходящего он отбирает лишь те факты, которые подтверждают его точку зрения. Аффектированный человек в любом случае слышит только себя.
Инстинкт разрушения, по мнению некоторых психологов присущ человеку наравне с прочими инстинктами. Существует даже мнение, что человечество развивается благодаря агрессии, которая разрушается
259
3'-2014
Пробелы в российском законодательстве
при конфликтах и кризисах. В обычной обстановке инстинкт разрушения подавляется, причём не только силой закона, но и совестью. В толпе же деструктивная сторона человеческой жизни раскрывается, так как индивидуальная совесть каждого отдельно взятого человека как бы передаётся лидеру, который становится воплощённой коллективной совестью.
Инстинкт самосохранения, напротив, в толпе подавляется, то же самое часто происходит на фронте, что с чисто военной точки зрения делает состояние аффекта крайне полезным, так как начисто лишает люде чувства страха.
История неоднократно доказывала, толпе присущ тот вид смелости, который стоит ближе к безотчётной лихости, нежели к суровому мужеству, лихость — это когда доля риска неоправданно велика, а цель, ради которой льётся кровь, ничтожна.
Когда брошен первый камень, в развитии толпы наступает новый этап. Взрослые люли в нормальной обстановке чрезвычайно редко бьют стёкла.
Даже если им не угрожает закон в виде постового полицейского с дубинкой или без оной — мешает сдерживающая сила, сродни внутреннему цензору. Когда же начало положено, вся коллективная ответственность за последствия перекидывается на того человека, который начал первый действовать. Дальше можно ломать и крушить всё, потому как «не я первый начал». Так толпа в своём стихийном развитии проходит первый пик, который в дальнейшем обычно кончается кровью.
Клиническая картина. Специалисты следующим образом оценивают состояние аффекта: при появлении гнева мышцы лба сдвигаются внутрь и вниз, создавая нахмуренное угрожающее выражение глаз. Ноздри расширяются: крылья носа приподнимаются. Губы раздвигаются, оттягиваются назад. Лицо горит, мышцы напряжены. Человек ощущает свою силу и хочет напасть на объект своего гнева. Чем сильнее гнев, тем более сильным ощущает себя аффектированный. Чувство же физической силы позволяет этому человеку считать себя самым смелым и отважным.
Первая кровь — безразлично, своя или чужая — может разбудить древние, как мир, инстинкты, повести к новым жертвам. После первой пролитой крови «вторую кровь» пролить гораздо легче: табу уже нарушено. Рубикон перейдён и, кажется, что остаётся лишь одно -ломиться вперёд, невзирая не на что.
Загнанные в угол зайцы способны идти в последнюю самоубийственную атаку, на волка. Загнанный в угол человек (или тот, кому просто кажется, что он загнан) обычно пытается «умереть с музыкой», угробив не только себя, но и как можно больше «врагов». Какое бы преступление не совершил преследуемый, ему всегда надо оставлять лазейку, шанс выжить. Пока есть надежда, работает инстинкт самосохранения. А человек без него не просто опасен, а опасен, как бешеный зверь.
Зеваки представляют собой еще одно из проявлений инстинкта исследователя, имеющего столь же древние корни, что и все описанные инстинкты. Тот же, кто наблюдает за чужой смертью, наслаждается ещё и причастностью к чему-то запрещённому: эдакий аффект зрителя на гладиаторских боях, сдобренный щекотанием нервов от определённой степени риска. Это как раз тот случай, когда любопытство дороже жизни [4. с. 95]
Знание психологических особенностей толпы позволяет сотруднику ОВД принять правильное решение по
обеспечению ООП и законности во время массовых беспорядков.
Подводя итог, можно сделать следующий вывод: механизмы совладения более пластичны, но требуют от человека большей затраты энергии и включения когнитивных, эмоциональных и поведенческих усилий.
Механизмы защиты склонны к более быстрому уменьшению эмоционального напряжения и тревоги и работают по принципу «здесь и теперь». Исследование совладеющего поведения, как существенной составляющей адаптивного социального поведения, выступает в качестве одной из актуальных задач современной психологии, а развитие навыков саморегуляции стало одной из важнейших целей воспитания и социализации.
Список литературы
1. Вахлаев В. Д. Роль органов внутренних дел в защите населения в чрезвычайных ситуациях и в военное время. — М., 2010.- 214 с.
2. Кочесокова З. Х., Машекуашева М. Х. Актуальные
вопросы использования социально-психологических тренингов в деятельности сотрудников правоохранительных органов./ Материалы XXVIII международной научно-практической конференции.- Новосибирск:
«СибАК», 2013. -122 с.
3. Селиверстов С. А. Проведение специальной операции по пресечению массовых беспорядков специальными подразделениями милиции: Учебное пособие. — М., 2003.
4. Столяренко А. М., Карпов В. С. Моральнопсихологическое обеспечение деятельности личного состава органов внутренних дел и внутренних войск при чрезвычайных обстоятельствах: Учебное пособие. — М.: Академия управления МВД России, 1998. — 192 с.
5. Шхагапсоев 3. Л., Гаужаева В. А. Задачи предварительного исследования следов взрыва на месте происшествия // Бизнес в законе. М.- Издательский дом «Юр — ВАК» № 1. 2014.
6. Шхагапсоев З. Л., Харзинова В. М. Участники уголовного судопроизводства, способствующие обеспечению и реализации функции защиты // Пробелы в российском законодательстве. М.- Издательский дом «Юр — ВАК» № 1. 2014.
7. Шхагапсоев З. Л., Тутуков А. Ю. Организация работы ОВД по предупреждению правонарушений со стороны молодежных объединений экстремистской направленности. // Бизнес в законе. М.- Издательский дом «Юр — ВАК» № 1. 2014.
260
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Машекуашева М. Х.
РЕЦЕНЗИЯ
НА СТАТЬЮ
Старшего преподавателя кафедры ОД Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиал) Краснодарского университета России, кандидата психологических наук. Маи*екуашевои Маргариты Хасанбиевны
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЙ В УСЛОВИЯХ МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ
Представленная статья посвящена наиболее актуальным вопросам психологического обеспечения деятельности сотрудников ОВД в условиях массовых беспорядков. Рассматриваются основные составляющие моральнопсихологического фактора и профессиональной подготовки сотрудников к деятельности в экстремальных условиях.
Известная мудрость гласит: «Жизнь на 10% состоит из того, что с нами происходит, и на 90% - из того, что мы об этом думаем».
В статье достаточно подробно и научно отражено понятие экстремальной ситуации, акцент сделан на то, что они выходят за пределы обычного, «нормального» человеческого опыта. Отражены вопросы степени экстремальности, ситуации, определяется сила, продолжительность, новизна, непривычность проявления.
Научная статья М. Х. Машекуашевой «Психологическое обеспечение деятельности сотрудников спецподразделений в условиях массовых беспорядков» доцента кафедры Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиал) Краснодарского университета России соответствует всем требованиям, предъявленным к работам такого рода и может быть рекомендована к публикации.
Начальник кафедры ОПД —
261

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой