К вопросу о генезисе права собственности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 23
А. Н. Соловьёв,
канд. юрид. наук, доцент Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков
К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
В статье проанализированы несколько концепций, объясняющих генезис права собственности. Исследование характеристик различных теорий происхождения права собственности необходимо для уяснения философского обоснования права на вещь, которое должно предшествовать любому доктринальному определению понятия права собственности.
Ключевые слова: право собственности, трудовая теория права собственности, договорная теория права собственности, классовая теория права собственности.
История развития учения о праве собственности сопровождалась созданием различных концепций, имеющих целью объяснение генезиса наиболее полного вещного права. Некоторые представители частноправовой доктрины Древнего Рима (например — Цицерон) считали, что собственность может возникнуть из оккупации, договора, победы или жребия (при этом последнее основание возникновения права собственности касалось исключительно общей собственности, и применялось уже на базе существующего права). В дальнейшем подобное универсальное понимание происхождения права собственности было отброшено, а исследователи акцентировали свое внимание на какой-либо одной причине, досконально изучая ее и подмечая множество тонкостей.
Указанное обстоятельство привело к появлению множества таких теорий, при этом отличия между некоторыми из них состояли лишь в незначительных нюансах. Не ставя перед собой задачи «охватить необъятное» в рамках одной статьи, проведем анализ лишь нескольких, относительно однородных концепций, а именно — трудовой, договорной (иначе — меновой) и классовой теорий. Изложение характеристик каждой из указанных теорий необходимо для уяснения философского обоснования права на вещь, которое должно предшествовать любому доктринальному определению понятия права собственности.
В отечественной юридической науке, посвященной гражданско-правовой проблематике, классовая теория приобрела доминирующее значение и получила наиболее подробное освещение в научной литературе (особенно это касается периода советского социалистического гражданского права). Представления о происхождении права собственности непосредственно из базиса зародились в лоне материалистической теории происхождения государства и права, разработанной К. Марксом и развитой Ф. Энгельсом и В. И. Ульяновым (Лениным). Приверженцы означенной концепции признают существование собственности как специфической экономической категории. Они утверждают, что существует два основных источника всех материальных благ наполняющих мир людей — природа и общественное производство. Природа позволяет человеку пользоваться своими дарами — землей, водой и прочими жизненно необходимыми ресурсами. Процесс же общественного производства рассматривается ими как первопричина материального разнообразия человеческой жизни. Согласно К. Марксу «всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы внутри и посредством определенной общественной формы» [9, с. 713−714]. Маркс дает широкое понятие собственности, понимая под последней всю совокупность производственных отношений данного общества, а также вкладывает в исследуемую категорию и более узкое содержание, трактуя собственность как присвоение. Установив взаимосвязь между историческими этапами разделения труда и формами собственности, опираясь на ключевую категорию «присвоения», сторонники указанной теории сформулировали понятие собственности в экономическом смысле, понимая под последней «исторически определенную форму общественных отношений по обладанию и присвоению материальных благ, в первую очередь средств производства» [См.: 4, с. 14- 7, с. 911- 5, с. 198- 10, с. 19−26]. Объяснив материалистически природу собственности как экономической категории (экономического общественного отношения), для разработки понятия права собственности ими в синтезе используются некоторые положения позитивизма и классовой теории.
Несомненным достоинством данной концепции является рассмотрение собственности как общественного отношения, установление взаимосвязи между экономикой и правом. Отмеченные положения исчерпывающе доказаны как «отцами-основателями», так и последующими представителями исследуемой
теории, и в настоящий момент являются общепризнанными. В то же время вышеупомянутая теория характеризуется утрированием роли «межклассовых противоречий» в возникновении права собственности (а самое главное, в признании их единственным основанием), чрезмерным насыщением, а порой и замещением, правовой материи экономическими категориями. Кроме того, указанная теория изначально подвергает сомнению социальную ценность Права, создавая почву для правового нигилизма, утверждая преходящий характер права собственности и Права в целом (а в связи с этим, и профессиональной деятельности в области права).
Родоначальником меновой теории является выдающийся немецкий философ Г. В. Ф. Гегель. Исходной категорией, необходимой для понимания вышеотмеченной концепции, является понятие права. Согласно Гегелю «право — есть наличное бытие свободной воли… право не что иное, как осуществление свободы» [3, с. 386−387]. Немецкий философ утверждал, что «исходной точкой права является воля, которая свободна- так что свобода составляет ее субстанцию и определение и система права есть царство осуществленной свободы» [Там же, с. 67]. Первым же актом, проявлением свободы классик считает собственность: «Чтобы не остаться абстрактной, свободная воля должна, прежде всего, дать себе наличное бытие, и первым чувственным материалом этого наличного бытия суть вещи, другими словами, внешние предметы. Этот первый вид свободы есть тот, который мы узнаем как собственность» [3, с. 94]. Собственность возникает как результат «помещения воли в вещь» [Там же, с. 103], а до указанного процесса вещь не существует для права. Однако для возникновения собственности воли одного лишь собственника не достаточно. Сущность меновой теории заключается в рассмотрении договора как «опосредованной формы» собственности" [Там же, с. 94]. Гегель отмечает, что «лицо. относится к другому лицу, и оба обладают друг для друга наличным бытием только как собственники. Их в себе сущее тождество получает существование посредством перехода собственности одного в собственность другого при наличии общей воли и сохранении их права — в договоре» [Там же, с. 99], и далее: «договор предполагает, что вступающие в него признают друг друга лицами и собственниками. момент признания в нем уже содержится и предполагается» [Там же, с. 128−129].
Вышеотмеченная концепция обращает наше внимание на договор как основание возникновения права собственности, кроме того, чрезвычайно ценно для гражданского права определение права как наличного бытия свободной воли. Признак изначальной свободы, автономии членов общества проявляется в возможности самостоятельно, или по соглашению с иными лицами, определять характер и направленность своих действий, что, как нетрудно заметить, практически тождественно принципу (и методу) диспозитивности гражданского права. Установление связи между возникновением права собственности и вступлением в договорные отношения имеет некоторое сходство с господствующей в цивилистике презумпцией правомерности владения (с той лишь разницей, что отмеченная презумпция предполагает правомерность именно владения субъекта, а не легитимацию права собственности), и также направлена на упрочение оборота, на укрепление его устойчивости. Однако вышеозначенная теория не уделяет должного внимания односторонним сделкам (завещание, уничтожение вещи и проч.), которые также порождают или прекращают право собственности в результате осуществления собственником своих правомочий.
Следующей концепцией, объясняющей генезис права собственности, является трудовая. Основоположником указанной теории считают незаурядного английского философа-материалиста Дж. Локка. Следует отметить, что трудовая теория являет собой органичный элемент, звено естественно -правовой классической теории, для которой последняя служит общеметодологическим и общепонятийным фундаментом. Естественно-правовая теория предметом изучения признавала естественное право как право абсолютное, данное человеку от рождения, неизменное, вечное, подобное законам природы, космополитическое, содержанием которого объявлялись такие ценностные категории как справедливость, равенство, свобода, общая воля, защита частной собственности.
Исходным тезисом трудовой концепции является провозглашение Человека субъектом права, который обладает равными, одинаковыми правами с подобными ему индивидами. Однако изначально, с момента рождения в человеке заложены специфические умственные и физические способности, к которым в дальнейшем добавляются особенности характера, формирующиеся в процессе воспитания ребенка. Сторонники исследуемой теории рассматривают указанные индивидуальные физические, интеллектуальные и психические способности личности как первую и неотъемлемую от нее собственность. Дж. Локк в связи с этим писал, что «каждый человек владеет определенной собственностью, которая замыкается на его собственной личности, на которую никто, кроме нее самой, не имеет никаких прав. Человек, как господин над собой и как властитель собственной личности, ее действий и труда, в такой качественной определенности содержит в себе наибольшее основание собственности» [8, с. 277−287]. А. Тьер образно подчеркнул, что «человек, являясь нагим на нагой земле, переходит от бедности к изобилию посредством употребления дарованных ему Богом могущественных способностей. Эти способности составляют первую, нераздельную от него собственность.» [12, с. 78].
Вышеотмеченные индивидуальные способности человека составляют более общую категорию -способность к труду. В данном случае мы приблизились к ключевому понятию трудовой теории (хотя оно
непосредственно следует из названия последней). Труд, как целесообразная деятельность человека, направленная на создание материальных и духовных ценностей, необходимых для жизни людей, являет собой причину возникновения всего окружающего людей материального разнообразия. Природные богатства Земли изначально находятся в общем пользовании всех членов человеческого общества, и лишь труд человека, имеющий целью создать что-нибудь искусственное или изъять, отнять, добыть что-либо из «естественной сокровищницы», порождает отношение лица (приложившего труд) к вещи как к своей, принадлежащей ему (то есть, так называемые внутренние отношения собственности). Так, согласно классику трудовой теории «труд является непосредственной собственностью работника, ни один человек, кроме него самого, не может иметь права на то, к чему он его присоединил», а также «разрешается, чтобы вещи принадлежали тому, кто затратил на них свой труд, хотя до этого все обладали на них правом собственности» [8, с. 277−279]. От применения человеческих способностей, по утверждению А. Тьера, «происходит вторая собственность, состоящая в разных земных благах, собственность, менее тесно связанная с его существом, но еще более достойная уважения, потому что. он приобретает ее трудом…» [12, с. 78].
Однако одного лишь вышеуказанного акта приложения труда, как объективного поведения лица, недостаточно для возникновения частной собственности, для чего, как нам представляется, нужно учитывать и психическое отношение субъекта к своим действиям. Необходимо установить, какие нужды, потребности побудили его к труду, и, следовательно, какие интересы он имел целью удовлетворить. И только в том случае, если индивид, применяя способности к труду, руководствовался частными интересами мы вправе констатировать возникновение частной собственности как результат такой «целесообразной деятельности».
Принимая решение о провозглашении собственности правом, общество1 руководствуется принципом справедливости, который требует, чтобы человеку были предоставлены плоды его труда, и публичным интересом. Последний состоит в том, что трудовая собственность служит стимулом к деятельному, энергичному и бесконечному труду в целях удовлетворения частных интересов (индивидуальных, семейных и т. п.). Реализация частных интересов, в конечном итоге, совпадает с публичным интересом, одним из аспектов которого является обеспечение условий для утоления нужд и потребностей каждого члена общества. Вышеотмеченное «провозглашение обществом собственности правом» являет собой не что иное, как перенесение естественно-правового содержания неотчуждаемого права в позитивно-правовую форму писаной нормы.
Итак, согласно анализируемой теории, именно труд служит незыблемым источником и основанием права собственности, а также его мерилом и пределом (что означает — собственность субъекта прекращается там, где останавливается его труд).
Внимание, уделенное трудовой теории, объясняющей генезис права собственности, является проявлением наших симпатий к означенной системе взглядов, однако, дабы быть объективным, необходимо обратить внимание и на определенные «недостатки», которые отмечают ее противники.
Их основанием служит эмпирический метод исследования, сторонники которого утверждают, что в происхождении собственности основное значение принадлежит обману и насилию, следствием которых является захват капиталов, беспрерывно распространяющийся в пользу немногих и во вред всем. В качестве доказательства они обращают наше внимание на факт скопления у некоторых лиц огромных богатств вследствие обмана, игры, преступных действий и незаконной («теневой») предпринимательской деятельности. Как лишний довод ими расцениваются распространяемые некоторыми представителями высших органов власти нашего государства мнения о необходимости так называемой «легализации теневого капитала». Однако, в гражданских законодательствах развитых стран, и Украина не является исключением, закреплена формула, суть которой состоит в том, что право собственности возникает по основаниям, предусмотренным законом, поэтому любое противозаконное завладение не влечет образования права собственности у такого субъекта на объект указанного завладения, а может повлечь лишь незаконное владение. К тому же, деятельность, связанная с легализацией незаконных доходов (или, как называют в обиходе — «отмыванием грязного капитала»), в отмеченных странах признается противоправной и уголовно наказуемой. Следовательно, означенные противоправные способы завладения имуществом являются девиацией и исключением, которое только подтверждает правильность трудовой концепции.
Иные противники трудовой концепции утверждают, что «собственность у Локка — естественное состояние, предшествующее взаимодействию людей» [11, с. 48]. Однако Дж. Локк является
1 Необходимо отметить, что адепты трудовой концепции придерживаются взглядов о том, что истинным носителем верховной власти (сувереном) является общество (народ), которое, в свою очередь, получает ее в результате синтеза волеизъявлений его членов, как носителей естественных и неотчуждаемых прав и свобод. И поэтому именно общество, опираясь на акт разумной воли людей — договор (соглашение), создает государство, которое впоследствии обязано действовать в интересах общества и его членов, и легитимизирует права человека, в том числе и право собственности [См.: 12, с. 78−84]. Отмеченное положение качественно отличает исследуемую концепцию от классовой теории, признающей сувереном именно государство, которое посредством аппарата насилия и принуждения, используя созданное им позитивное право, удовлетворяет интересы господствующего класса.
родоначальником исследуемой теории, но отнюдь не единственным ее представителем, а значит для получения целостной картины «трудового» генезиса права собственности необходимо обобщить взгляды различных ее представителей, и, кроме того, производство представляет собой специфическую форму взаимодействия людей, и, вместе с тем, вид трудовой деятельности. Таким образом, высказывания о том, что собственность в трудовой теории «предшествует взаимодействию людей» безосновательны.
Право собственности человека на результаты его труда (и на общественно-производственную силу его труда, другими словами, на способность к труду) как с исторической, так и с логической точек зрения характеризует сущностную основу собственности в целом, ее качественную природу, то, без чего отношения собственности вообще не мыслимы. Одновременно в приведенной интерпретации отношения собственности еще не рассматриваются в органическом единстве содержания и формы, тут еще отсутствуют те звенья, которые связывают собственность со всей системой экономических отношений, на основе которых она реализуется. По выражению А. Гальчинского, на данном уровне собственность постигается вне своих специфических характеристик, как «вещь в себе». Речь идет об обосновании собственности у истоков ее зарождения, в пункте предельной абстракции [2, с. 41−49]. Кроме того, отмеченная теория позволяет выявить лишь общую хорду, сердцевину эволюционного процесса формирования отношений собственности (в наиболее абстрактном виде), который на каждом историческом этапе развития имеет свое специфическое воплощение2. Но логика нашего исследования допускает такой взгляд на отношения собственности и на право собственности, ибо, как отмечал К. И. Скловский, общетеоретическое, философское обоснование собственности исходит из кардинальных, самых существенных свойств предмета, допуская привлечение периферийных уже по аналогии [11, с. 49−50].
Подводя итог вышеизложенному о философии права собственности, необходимо отметить, что факт наличия различных теорий, объясняющих происхождение права собственности, является положительным, так как исследование такой фундаментальной категории как собственность под различными «углами» зрения позволяет получить более полную, «объемную» картину явления, а, следовательно, и глубже познать его. Наша задача не состоит в том, чтобы, избрав одну концепцию, провозгласить ее единственно верной, аксиоматичной конструкцией, а все прочие подвергнуть критике и лишить права на существование. Мы обязаны помнить, что каждая из вышеуказанных теорий содержит вполне аргументированные положения, которые необходимо максимально использовать.
Список литературы: 1. Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность: моногр. / А. В. Венедиктов. -М. -Л .: АН СССР, 1948. — 841 с. 2. Гальчинський А. Історизм відносин власності / А. Гальчинський // Економіка України. — 1993. — № 9. — С. 41−49. 3. Гегель Г. В. Ф. Философия права: моногр. / Г. В. Ф. Гегель. — М.: Мысль, 1990. — 526 с. 4. Генкин Д. М. Право собственности в СССР: моногр. / Д. М. Генкин. — М.: Гос. юриздат., 1961. — 223 с. 5. Гражданское право: учебник: [в 2-х т. — Т. 1.] / под ред. Е. А. Суханова. — М.: БЕК, 1994. — 384 с. 6. Колганов М. В. Собственность. Докапиталистические формации: моногр. / М. В. Колганов. — М., 1962. — 496 с. 7. Корнеев С. М. Право государственной социалистической собственности в СССР: моногр. / С. М. Корнеев. — М.: Изд-во МГУ, 1964. — 268 с. 8. ЛоккДж. Сочинения: [в 3-х т.] / Дж. Локк. — М.: Мысль, 1988. — Т. 3. — 668 с. 9. Маркс К. Сочинения. — [2-е изд.] / К. Маркс, Ф. Энгельс. — М.: Политиздат, 1958. — Т. 12. — С. 910. 10. Рубаник В. Е. Научная полемика относительно понятия и содержания права собственности во второй половине 40-х — в 70-е годов ХХ ст. / В. Е. Рубаник // Пробл. законності: Респ. міжвідом. наук. зб. — Х.: Нац. юрид. акад. України, 1999. — Вип. 40. — С. 19−26. 11. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: учеб. -практ. пособ. — [2-е изд.] / К. И. Скловский. — М.: Дело, 2000. — 512 с. 12. Тьер А. Право собственности: моногр. / А. Тьер. — Спб., 1905. — 361 с.
ДО ПИТАННЯ ПРО ГЕНЕЗИС ПРАВА ВЛАСНОСТІ Соловйов О. М.
У статті розглянуто декілька концепцій, що пояснюють генезис права власності. Дослідження характеристик різних теорій походження права власності необхідне для з'-ясування філософського обґрунтування права на річ, яке повинне передувати будь-якому доктринальному визначенню поняття права власності.
Ключові слова: право власності, трудова теорія права власності, договірна теорія права власності, класова теорія права власності.
TO THE QUESTION OF PROPERTY RIGHT GENESIS Solovyov A. N.
In article some concepts explaining genesis of the property right are analyzed. Research of characteristics of various theories of an origin of the property right is necessary for explanation of philosophical justification of the right to a thing which should precede any doctrinally definition of concept of the property right.
2 Процесс же формообразования собственности блестяще исследован представителями классовой концепции [См.: 1, с. 47−306- 6].
Key words: property right, labor theory of the property right, contractual theory of the property right, class theory of the property right.
Поступила в редакцию 05. 09. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой