Особенности изменения спектра липидов в отдаленном периоде витального стресса в эксперименте на животных и у людей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2012
ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Сер. 11
Вып. 2
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА
УДК 616
С. Г. Цикунов1, Е. Д. Пятибрат2, А. В. Гордиенко1, А. В. Балахонов3, Н. Н. Клюева2, А. Г. Пшеничная2, Г. В. Безнин2, А. Д. Денисенко1
ОСОБЕННОСТИ ИЗМЕНЕНИЯ СПЕКТРА ЛИПИДОВ В ОТДАЛЕННОМ ПЕРИОДЕ ВИТАЛЬНОГО СТРЕССА В ЭКСПЕРИМЕНТЕ НА ЖИВОТНЫХ И У ЛЮДЕЙ
1 ФГБУ «Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины» СЗО РАМН-
2 ФБГВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова», Санкт-Петербург-
3 ФБГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет», медицинский факультет
В настоящее время военная служба относится к числу наиболее экстремальных профессий. Специфика военной службы предъявляет особые требования к состоянию здоровья и психике сотрудников. Проведенный анализ состояния здоровья личного состава, находящегося на стационарном лечении в клинике госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, свидетельствует о значительных физических и эмоциональных нагрузках, которым подвергаются военнослужащие, выполняющие служебно-боевые задачи во время антитеррористических операций, в частности в Северо-Кавказском регионе. Это является причиной хронического нервно-психического напряжения и приводит к истощению компенсаторных механизмов организма военнослужащих. Тем не менее, помимо длительных сверхэкстремальных воздействий, способствующих формированию эмоциональных и вегетативных дисфункций у военнослужащих, которые часто приводят к психосоматическим нарушениям, особое место занимает витальный стресс, который имеет свои механизмы формирования психогенных расстройств [1−5].
В современной литературе встречается большое количество публикаций, посвященных психосоматическим заболеваниям. Однако материалы, посвященные расстройствам, развившимся в отдаленном периоде витального стресса, встречаются крайне редко. Высокая распространенность психосоматических нарушений в лечебной практике позволяет их выделять в отдельный самостоятельный тип общепатологических процессов. Это часто приводит к погрешностям в лечебной тактике у бывших комбатантов, так как психогенно-обусловленные расстройства на фоне перенесенной боевой психической травмы по механизмам значительно отличаются от психосоматических нарушений, развившихся на фоне других видов стресса [6−8].
© С. Г. Цикунов, Е. Д. Пятибрат, А. В. Гордиенко, А. В. Балахонов, Н. Н. Клюева, А. Г. Пшеничная, Г. В. Безнин, А. Д. Денисенко, 2012
В связи с этим исследование, направленное на выявление механизмов развития психосоматической патологии у военнослужащих, подвергавшихся витальному стрессу, является без сомнения актуальным.
Цель исследования. Определение основных физиологических, клинических и биохимических механизмов, детерминирующих развитие психосоматических нарушений у военнослужащих, перенесших витальный стресс.
Материалы и методы. Экспериментальное исследование выполнено на 150 половозрелых крысах-самцах линии Вистар массой 180−250 г. Для моделирования постстрессовых расстройств использовалась разработанная нами психогенная травма, суть которой состояла в переживании животным обстоятельств гибели партнера от действий хищника [9]. Применяли острую и хроническую психотравмирующую ситуации. При острой травме группа животных помещалась в террариум к хищнику (тигровому питону), который произвольно выбирал крысу — жертву. Остальные животные, пережившие ситуацию гибели партнера, изымались из данной ситуации. У них регистрировали поведенческие (тест Порсолта) и биохимические показатели. В качестве контроля использовали интактных крыс. Перед началом и после завершения экспериментов на разных сроках после витального стресса у животных производили забор крови. Содержание общего холестерина (ХС), ХС липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) — альфа холестерин и триглицеридов в плазме крови определяли в автоанализаторе АА-2 фирмы «Те^шсоп» (США). ХС ЛПВП определяли после предварительного осаждения апоВ-липопротеидов гепарином и МпС12.
Клиническое исследование проводилось на кафедре госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, терапевтическом отделении госпиталя Главного управления внутренних дел по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и Лаборатории психофизиологии эмоций Физиологического отдела им. И. П. Павлова НИИ экспериментальной медицины СЗО РАМН в период с 2007 по 2010 г. Обследованы военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, участники локальных войн на Северном Кавказе, с жалобами психосоматического характера через 7−10 лет после пережитого в боевых действиях витального стресса. Основной причиной госпитализации в 89% случаев являлась военно-врачебная комиссия (ВВК). Время госпитализации составляло от 2-х недель и более, в подавляющем большинстве заболевания выявлены впервые. Военнослужащие, пережившие витальный стресс, были поделены на 2 группы. Первая — с жалобами преимущественно по типу нейроцирку-ляторной дистонии (НЦД) — 117 человек. Вторая с жалобами по гастроэнтерологическому профилю (ГЭП) — 66 человек. Контрольную группу составили 74 практически здоровых военнослужащих. Возраст обследуемого контингента составлял 38,2±5,5 лет. Критериями включения являлись: психосоматические расстройства профиля сердечно-сосудистой патологии (по типу нейроциркуляторной дистонии (НЦД)) — инициальные (начальные или доклинические) формы артериальной гипертензии (16 человек), нейроциркуляторная дистония НЦД различных типов (12 человек по гипертен-зивному типу, 10 — по гипотензивному и 7 — по смешанному) — по профилю гастроэнтерологической патологии — дискинезии желчного пузыря и сфинктера Одди (ДЖП) (12 человек), неязвенная диспепсия (20 человек), синдром раздраженной кишки (СРК) (22 человека), из которых 7 человек имели обстипационный тип, 10 человек тип диареи и 5 человек смешанный тип.
Критериями исключения являлась грубая органическая патология, органическое поражение ЦНС и психиатрические заболевания.
Статистический анализ данных проводился с помощью программы SPSS 11.5. Отдельные группы предварительно сравнивали с помощью непараметрического теста Крускала-Уоллиса, а затем значимость различий уточняли с помощью теста Манна- Уитни.
Результаты и их обсуждение. Так как анализ метаболических изменений во всех точках онтогенеза с момента перенесенного витального стресса у обследуемых военнослужащих, перенесших боевую психическую травму, провести не представляется возможным, клиническое исследование сопровождалось экспериментальным.
В процессе нанесения психической травмы (витальный стресс) крысы проявляли атипичные формы поведения в виде «примерзания», «застывания», прерванного груминга. Отдельные животные ажитированно перемещались по террариуму. Большинство крыс сбивалось в кучу, которая постоянно видоизменялась из-за реакции «подползания». Количество фекальных болюсов было достоверно выше в сравнении с пребыванием крыс в боксе аналогичного размера. Данные показатели отражают повышенную реакцию страха.
Результаты анализа липидного состава сыворотки крови и печени у крыс с последствиями однократной психической травмы представлены в таблице 1.
Табпица 1. Изменение уровня содержания липидов в сыворотке крови и печени крыс после однократного психогенного стресса, (M±m)
Контроль (n = 20) Сразу после стресса (n = 25) Через неделю после стресса (n = 12) Через 2 недели после стресса (n = 8) Через 6 недель после стресса (n = 7)
Содержание вещества в сыворотке крови (в мг/дл)
ХС 68±7 70±8 74±8 70±9 65±7
ТГ 30±6 11±2* 15±4* 21±4 62±3*
ХС-ЛПВП 27,4±3,1 7,2±0,8* 8,4±0,8* 24±2,1 21,3±1,7*
% ХСЛПВП 40 10 11 34 32
К атер. 1,5 9,0 8,2 1,9 2,1
Содержание вещества в печени (в мг/г)
ХС 4,0±0,3 3,5±0,5 4,4±0,5 4,9±0,6 3,3±0,2*
ХС 36±4 22±5 14±2* 28±2 15±3*
Примечание: ХС — общий холестерин, ТГ — триглицериды, ХС ЛПВП — холестерин липо-протеинов высокой плотности, К атер. — коэффициент атерогенности, * p & lt- 0,05 по сравнению с контрольной группой.
Из приведенных данных видно, что сразу после психической травмы резко снижалось содержание ХС ЛПВП и ТГ (на 74 и 63% соответственно, p & lt- 0,01). Уровень общего ХС сыворотки и печени не изменялся, а ТГ печени незначительно снижались. Коэффициент атерогенности увеличивался в несколько раз. Аналогичные отклонения регистрируемых показателей отмечались при анализе сыворотки крови и через неделю
после психогенной травмы. Через 2 недели липиды сыворотки крови возвращались к уровню контроля. Липиды печени достоверно не менялись. Однако через 6 недель после стресса вновь регистрировали изменения уровня ТГ в сыворотке крови и печени, а также снижение уровня ХС ЛПВП (р & lt- 0,05).
Разработанная модель психической травмы вызывает у крыс эмоциональные реакции в виде тревоги, страха, ужаса и оцепенения, а в посттравматический период поведение крыс характеризуется депрессивноподобными проявлениями, которые по критериям этиологии и симптоматики соответствуют депрессивным состояниям у комбатантов после перенесенного витального стресса.
Обнаруженные биохимические сдвиги свидетельствуют о том, что даже однократное психогенное воздействие, связанное с угрозой жизни, вызывает изменения липидного состава сыворотки крови и печени. Повторные переживания психотрав-мирующих ситуаций приводят к стойким отклонениям показателей обмена липидов, прежде всего выражающимся в снижении ХС-ЛПВП в сыворотке крови. Снижение ли-попротеидов высокой плотности на сегодняшний день является основным маркером атеросклеротических процессов сосудистого русла [7, 10].
Показатели, характеризующие состояние углеводного и липидного обмена у больных военнослужащих и группы контроля, представлены в таблице 2.
Таблица 2. Показатели, характеризующие состояние углеводного и липидного обмена у военнослужащих в зависимости от нозологической формы психосоматических расстройств,
М±m (ммоль/л)
Показатель НЦД, п = 117 ГЭП, п = 66 Контроль, п = 74
Глюкоза, ммоль/л 6,2±0,2* 6,4±0,3* 3,2±0,5
Триглицериды, ммоль/л 1,82±0,3* 1,79±0,2* 0,92±0,4
Холестерин, ммоль/л 5,35±0,34 6,32±0,26* 4,20±0,35
Фосфолипиды, ммоль/л 2,86±0,24 2,85±0,31 2,79±0,26
ХС-ЛПВП, ммоль/л 0,82±0,17* 0,87±0,08* 1,32±0,11
ХС-ЛПНП, ммоль/л 4,1±0,21 3,9±0,14 3,42±0,23
Индекс атерогенности 5,5±0,2* 6,2±0,3* 2,1±0,3
Примечание. * - различия относительно контрольной группы, р & lt- 0,05.
Как видно из данных, представленных в таблице 2, содержание глюкозы в сыворотке крови, как важнейшего энергетического субстрата, в группе больных НЦД выше на 49% и на 50% у больных с ГЭП, чем в группе контроля, что отражает превалирование катаболических реакций над анаболическими реакциями.
При этом показатели триглицеридов в крови были выше в группе больных НЦД в среднем на 50% и 49% в группе с ГЭП (р & lt- 0,05). Показатели холестерина в группах с нарушениями по типу НЦД и ГЭП достоверно выше, чем в группе контроля. Липо-протеиды высокой плотности у больных ГЭП на 44%, а у больных НЦД на 48% ниже группы контроля, что свидетельствует о дисбалансе липопротеидов и является маркером атерогенности [11]. Механизм повышения содержания глюкозы в крови у больных
с психосоматическими нарушениями может быть обусловлен нарушением моноами-новой регуляции, увеличением экспрессии норадреналина и снижением активности норадренергических и серотонинергических систем мозга в результате психической травмы. Снижение активности норадреналина приводит к увеличению экспрессии кортизола и активации гликонеогенеза, что отражается повышением концентрации глюкозы в крови [10, 12].
Подобное явление объясняется повышением экспрессии гидрокортизона на фоне дисбаланса катехоламинов. В свою очередь, гидрокортизон угнетает утилизацию глюкозы в цикле Крэбса посредством уменьшения образования глюкозозависимой амино-трансферазы, угнетает синтез рибонуклеиновой кислоты, что приводит к торможению синтеза белка и стимулирует гликогенолиз, освобождая глюкозу из печени, а также усиливает глюконеогенез из белка. Суммарный эффект гидрокортизона, таким образом, заключается в сдвиге обмена в сторону катаболизма и угнетения в тканях специфических функций [12, 13].
Таким образом, основные показатели гомеостаза свидетельствуют о нарушениях основных звеньев метаболизма и развитии дислипопротеинэмии у больных военнослужащих. Очевидно, что нарушение гомеостаза организма у участников боевых действий происходит в тесной взаимосвязи с развитием психогенных депрессивных состояний на фоне патохарактерологических изменений, развившихся под воздействием витального стресса и нарушений моноаминовой регуляции. Механизмы психогенно обусловленных расстройств, возникших на фоне витального стресса, отличаются от таковых при социальном и других видах стресса и требуют специфической лечебной тактики.
В связи со сложностью диагностики психосоматических расстройств лиц данного контингента возникают неоправданно высокие затраты на лечение этих больных [14]. С практической точки зрения это значит, что большинство пациентов остаются без необходимой им помощи, и в связи с этим возникает проблема специальной ее организации и требует внедрения в клиническую практику новых эффективных комплексных подходов. Разработка методологии ведения больных с психосоматическими нарушениями, развившимися на фоне перенесенного витального стресса, является важной оборонной и народнохозяйственной задачей.
Литература
1. Авдиенко Г. Ю. Индивидуально-психологические особенности динамики психогенных расстройств участников боевых действий / Г. Ю. Авдиенко и др. // Военная медицина в локальных войнах и вооруженных конфликтах (20-летию вывода советских войск из Афганистана посвящается). СПб: ВМА, ООО «Айсинг». 2010. С. 204−207.
2. Мовчан К. Н. Организационные и клинико-патофизиологические аспекты совершенствования медицинского обеспечения ветеранов войн, проживающих в провинции / К. Н. Мовчан и др. СПб.: ИИЦ ВМА, 2008. 132 с.
3. Решетников М. М. Психофизиологические основы прогнозирования эффективности боевой деятельности и боевой адаптации военнослужащих // Военная медицина в локальных войнах и вооруженных конфликтах (20-летию вывода советских войск из Афганистана посвящается). СПб: ВМА, ООО «Айсинг». 2010. С. 70−76.
4. Суворова А. В. Личностно-психотипологические особенности больных, страдающих различными психосоматическими заболеваниями // Молодежь XXI века — будущее российской
науки: мат. докл. IV Всерос. научн. практ. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых (1214 мая 2006 г.). Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. С. 153−158.
5. Тарабрина Н. В. Основные итоги и перспективные направления исследований посттравматического стресса // Психол. журн. 2003. Т. 24, № 4. С. 5−19.
6. Парцерняк С. А. Стресс. Вегетозы. Психосоматика. СПб.: А. В. К., 2002. 384 с.
7. Хоничева Н. М. Тестостерон в крови крыс: корреляция уровня с индивидуальной тревожностью и ее нарушение после «смертельной угрозы» / Н. М. Хоничева, С. Г. Цикунов, Л. М. Ливанова и др. // Журн. ВНД. 2007. Т. 57, № 5. С. 591−597.
8. Шамрей В. К. К проблеме психического здоровья участников боевых действий / В. К. Шам-рей, В. М. Лыткин, Г. П. Костюк // Рос. психиатр. журн. 2007. № 6. С. 38−44.
9. Цикунов С. Г. Влияние «чистой» психогенной травмы на структуру эмоционального поведения крыс / С. Г. Цикунов, Т. М. Макарова, А. Г. Кусов, В. В. Шабаев // Материалы научной конференции «Актуальные проблемы фундаментальных исследований в области биологии и медицины». СПб., 2000. С. 192−197.
10. Цикунов С. Г. Изменение липидного спектра сыворотки крови и печени крыс, вызванные тяжелой психогенной травмой / С. Г. Цикунов, Н. Н. Клюева, А. Г. Кусов и др. // Бюлл. экспер. биол. и мед. 2006. Т. 141, № 5. С. 575−578.
11. Фокин А. С. Нейрогенная гиперхолестеринемия и атеросклероз. СПб., 2000. С. 23−34.
12. Шанин В. Ю. Учебник для медицинских ВУЗов: Патофизиология / под ред. В. Ю. Шанина. СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2005. 639 с.
13. Гончаров Н. П. Кортикостероиды: метаболизм, механизм действия и клиническое применение / Н. П. Гончаров, Г. С. Колесникова. М., 2002. 242 с.
14. Литвинцев С. В. Боевая психическая травма: руководство для врачей / С. В. Литвинцев, Е. В. Снедков, А. М. Резник. М.: Медицина, 2005. 432 с.
Статья поступила в редакцию 20 марта 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой