Формирование представления о себе и других у подростков с акцентуациями характера на основании анализа эмоционального компонента отношений

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 159. 923 — 053. 6
Д. А. Бычковский, Ю. А. Фесенко
Формирование представления о себе и других у подростков с акцентуациями характера на основании анализа эмоционального компонента отношений
В статье раскрываются психологические механизмы формирования представления о себе и других у подростков, имеющих акцентуацию характера. Представлены результаты исследования личностных характеристик юношей и девушек с акцентуациями разных типов. Изучение структуры образа себя и других позволяет существенно облегчить взаимодействие с лицами, имеющими акцентуации характера, дает возможности решить задачи повышения эффективности коррекционных и профилактических программ, облегчить оказание им социально-психологической помощи. Полученные данные позволяют дифференцированно подходить к психокоррекционным мероприятиям с такими детьми и их семьями.
Article is devoted to the psychological mechanisms of representation of self and others in adolescents with accentuation of character. The results of the study of personality characteristics of boys and girls with the accentuation of different types. Studying the structure of self-image and other can significantly facilitate interaction with persons with accentuation of character, gives the opportunity to resolve the problem of increasing the effectiveness of corrective and preventive programs that facilitate the provision of mental health and psychosocial care. The data obtained allow a differentiated approach to corrective treatment with these children and their families.
Ключевые слова: акцентуация характера, психопатия, представление о себе, «Я-реальное», «Я-идеальное», отношение, эмоциональный компонент.
Key words: accentuation of character, personality disorder, image of himself, «I-real», «I-perfect», relation, emotional component.
Учение об акцентуациях и психопатиях — частный случай и одновременно один из источников общепатологической доктрины о конституции организма. Если кратко остановиться на основных положениях конституционологии и ее значении для психопатологии, то необходимо отметить, что все разнообразие человеческих индивидуальностей можно подразделить на группы, лишенные какой-либо географической, расово-этнической или временной приуроченности. Каждая из групп обладает особой, отличной от других реактивностью, и, следовательно, предрасположением к тем или иным болезням. Ей свойственна определенная интегральная биопсихическая характеристика, взаимосвязанные групповые особенности норм ре-
© Бычковский Д. А., Фесенко Ю. А., 2014
102
акции. Отличительные признаки этих групп представляют «не столько общие формы, сколько общие способы реакции и генетические рамки, стереотипы реакций» [19]. Эти группы называются конституциональными типами, а сама совокупность особым образом проинтегрированных физиологических, морфологических, биохимических, психических особенностей человека, сложившаяся в ходе фенотипической реализации наследственных свойств и определяющая групповое своеобразие реактивности, именуется конституцией организма.
В 20-е гг. прошлого столетия произошел настоящий прорыв конституциональных представлений во многие новые области клинической медицины, в частности, и в психиатрию. Большое значение для развития конституционализма имели работы психиатра
Э. Кречмера. По Кречмеру, телосложение индивидов позволяет разделить их на четыре типа: лептосомный, атлетический, пикнический и диспластический [7]. Каждому из типов свойственны анатомические и обусловленные ими психологические особенности. Так, лептосомный или астенический тип развивается на основе замедленного темпа онтогенетического развития. Психодинамическими коррелятами этого типа служат интроверсия с большой длительностью и стабильностью внутренних переживаний при их небогатом внешнем выражении, замкнутость, холодность, раздражительность, аффективность и аутистический стиль поведения. Для ярких представителей этого типа Кречмер считал характерной «психастетиче-скую пропорцию» — сочетание ранимости и недостаточной эмоциональной отзывчивости. Темперамент, соответствующий леп-тосомному соматотипу, Кречмер назвал шизоидным. Пикнический же тип характеризуется, как результат ускоренного хода онтогенетических формообразовательных процессов. Психодинамически это коррелирует с экстравертированностью, циклической подвижностью эмоциональных состояний, периодической сменой настроений при повышенной общей эмоциональности («синтония»). В связи с циклотимической динамикой этот темперамент был назван Кречмером циклоидным. Атлетический тип телосложения Э. Кречмер связывал с эпилептоидным складом личности, проявляющим стойкость и малоподвижность основных психических процессов, высокую стрессо-устойчивость, упорядоченность и серьезность и в то же время «вискозный темперамент», а порой — и психическую ригидность, мелочность, педантизм в сочетании со взрывной аффективностью.
Дальнейшее развитие представлений о психодинамических проявлениях связано с именем П. Б. Ганнушкина — создателя учения о психопатиях [2]. Ганнушкин впервые поставил вопрос о зонах перехода от среднего типа групповой реактивности к маргинальным. Его представления подразумевают наличие индивидов со средним
типом реактивности, а также маргинальных типов, имеющих повышенную наклонность к развитию шизоидных либо циклоидных состояний психики. В популяции преобладают индивиды со средним типом психодинамической реактивности. Понятие акцентуации -оригинальный вклад Ганнушкина в общую нозологию в целом, а не только в психиатрию.
Можно констатировать, что подобные акцентуированные индивиды имеют поведенческие особенности, которые мало проявляются в обыденной жизни, но могут обусловить своеобразие реакций при тестовых и стрессирующих воздействиях, психотравмах и регистрируются при внимательном наблюдении. Далее к краям лежит зона психопатий (психопатических конституций) — стойких наследственно обусловленных изменений личности, которые делают обыденное поведение индивида крайне своеобразным, и затрудняют безболезненную социальную адаптацию, несмотря на сохранный интеллект и отсутствие клиники психозов.
В психоневрологии акцентуация (от лат. ассв^ив — ударение), акцентуация характера, акцентуация личности — находящаяся в пределах клинической нормы особенность характера (личности), при которой отдельные его черты чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная подверженность одним психогенным воздействиям с сохранением при этом хорошей устойчивости к другим.
Подростковый возраст является важным периодом для становления характера — в это время формируется большинство характерологических типов. Именно в этом возрасте различные типологические варианты нормы («акцентуации характера») выступают наиболее ярко, так как черты характера еще не сглажены и не скомпенсированы жизненным опытом.
Акцентуации характера определяются как «крайний вариант нормального характера» [1- 6- 17]. Л. Н. Собчик говорит о возможности соотношения понятия тип акцентуации с дезадаптивными формами проявления ведущих индивидуально-личностных тенденций, подчеркивая, что для подросткового возраста характерны с одной стороны — наиболее ярко выраженные проявления акцентуаций, с другой — преходящий характер данных изменений [15].
По данным В. В. Ковалева, А. Е. Личко, И. С. Кона, В.Д. Менделе-вича [5- 6- 8- 12], отмечается распространенность среди подростков патологий личностного характера (21% обладает психопатическими чертами), высока встречаемость акцентуаций (около 40%), в том числе в сочетании с нарушениями поведения (32%).
При значительной распространенности проблемы акцентуации характера среди подростков, авторами выделяется клиническое значение данной проблематики [11]. Изучение акцентуаций характе-
ра у подростков получило теоретическое обоснование в работе А. Е. Личко и Н. Я. Иванова [10]. В рамках клинического подхода выделяются работы, посвященные изучению риска дезадаптации у ак-центуантов [9], депрессивных проявлений у данных подростков [13], саморазрушающего и аддиктивного поведения [3], риск суицида и начала ранней половой жизни у девушек с акцентуациями [14], факторы психической дезадаптации, пограничные нарушения у акцен-туантов [18].
Всевозможные поведенческие нарушения при акцентуациях характера и психопатиях настолько ярки по проявлениям, что, детально их разбирая, можно понять и механизмы формирования невротического поведения индивида.
Актуальность представляемого исследования связывается с возможностями выявления влияния, которое оказывает тип акцентуации на представления о себе и отношение к другим подростка с акцентуированными чертами характера.
Методы и методики исследования
Методы исследования представлены социальнопсихологическим, экспериментально-психологическим, методом математической обработки данных.
В рамках социально-психологического метода проводилась анкетирование лиц с акцентуациями характера с целью дополнения данных экспериментального исследования.
В рамках экспериментально-психологического метода использовались методики диагностики акцентуаций, изучения параметров эмоциональных компонентов представлений о себе и других у лиц 15−16 лет с акцентуациями характера.
Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) А. Е. Личко, Н. Я. Иванова [8] применялся для выявления акцентуации в исследуемых группах. Для выявления эмоциональных компонентов образа себя и других применялся «Универсальный трехфакторный семантический дифференциал» Ч. Осгуда (модификация [4]). Представления о себе исследовались методикой диагностики Самоотношения [16], методикой Уровень субъективного контроля, тестом самоактуализации Э. Шостра. Представления о других — методикой диагностики Социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.
Методы математической обработки представлены процедурами корреляционного, регрессионного и факторного анализа, анализа сравнения средних значений по критерию Манна-Уитни. Математико-статистическая обработка осуществлялась с помощью пакета статистических программ SPSS for Windows (версия 17. 0).
Характеристика выборки исследования
В исследовании принимали участие учащиеся 10 классов 1516 лет семи средних школ Санкт-Петербурга в количестве 350 чел. В исследуемые материалы вошли данные 236 чел. (смешанные акцентуации и незначительный процент психастенической, шизоидной акцентуаций). Процент акцентуаций в исследованных группах принимал значения от 50 до 70%, в зависимости от первичной группы (обследованного класса). Среди слабоуспевающих учеников с проблемами в поведении и общении наблюдался высокий процент (более 60%) акцентуантов с гипертимной и эпилептоидной акцентуацией. Учащиеся гимназий, преимущественно составившие контрольную группу, имели незначительный процент лабильной акцентуации у девушек и шизоидной в смешанной выборке.
Группы акцентуантов формировались на основании исследования по методике ПДО [8].
Результаты исследования представлений о себе и других у лиц с акцентуациями характера.
В ходе предварительного исследования были выявлены группы гипертимной, эпилептоидной и лабильной акцентуаций у юношей и гипертимной, лабильной и истероидной акцентуаций у девушек. В связи с задачами исследования анализ проводился по следующей структуре: для представления данных исследования была определена структура анализа материала, предполагающая поэтапное рассмотрение эмоционального компонента представлений о себе и других, выявление взаимосвязей системы представлений с типом акцентуации характера, изучение влияния типа акцентуаций на структуру представлений о себе и других.
Анализ эмоционального отношения к себе и другим у лиц с акцентуациями характера
Особенности эмоционального отношения к себе и другим у лиц с акцентуациями характера исследовались с помощью методики «Универсального трехфакторного семантического дифференциала (Ч. Осгуда)». Результаты исследования свидетельствуют о том, что у испытуемых основной группы существуют значимые различия в уровне эмоциональной оценки себя.
Выявлены достоверные различия в параметрах волевых (содержательных) характеристик (фактор «Силы») и оценки своей поведенческой активности (фактор «Активности») в сравнении со сверстниками без акцентуаций характера (достоверные различия р & lt- 0,001 для всех изученных групп акцентуаций, кроме Оценки и Силы отношения к взрослым — юноши всех групп и Оценки, Силы, Активности Я-реального, Идеального у девушек истероидной акцентуации.
При этом, сопоставляя особенности представлений о «Я-реальном» у испытуемых основной группы с их представлениями об оценке других (сверстников, друзей, взрослых, близкого человека противоположного пола), акцентуанты демонстрируют различие в самовосприятии. У акцентуантов образ своего «Я-реального» и «Я-идеального» характеризуется снижением всех параметров оценки себя. Испытуемые видят себя эмоционально неустойчивыми, слабыми, зависимыми (низкие параметры фактора Силы Я), менее активными (Активность Я-реального) в сравнении с контрольной группой (p & lt- 0,001). В сравниваемых группах акцентуантов наиболее низкие показатели самооценки характерны для эпилептоидного типа (значимые различия внутри акцентуаций с гипертимной акцентуацией — p & lt- 0,001).
Выявлено, что особенностью эмоционального компонента отношения к себе девушек гипертимной акцентуации является рассогласование между образом «Я-реального» и «Я-идеального», что говорит о неудовлетворенности собой, которая является отражением критического отношения к окружающим. В отношении к другим характерным является размытость гендерной роли, отождествлении себя с «близким человеком противоположного пола» и «взрослыми», конфликтное восприятие «большинства сверстников». Юношам с гипертимной акцентуацией характера свойственна значимость отношений с другом, инфантилизация отношений с противоположным полом, конфликтность взаимоотношений со сверстниками и противопоставление себя взрослым. При этом можно говорить о том, что в ситуации взаимодействия подростки используют окружающих для повышения самооценки и уверенности в себе.
Юноши лабильной группы видят себя неполноценными, неудовлетворенными собственной эмоциональностью, волевыми качествами, оценкой себя. В представлениях о себе заложена потребность демонстрировать маскулинные черты, недостаток которых в себе они ощущают. Наиболее значимые различия выражены в представлениях о близком человеке противоположного пола, которым придается особое значение. В то же время, юноши хотели бы видеть близкого человека противоположного пола более сдержанным в общении, менее активным. Отношение к сверстникам более негативно, чем к другу и близкому человеку противоположного пола. Тем не менее друг не удовлетворяет потребность в эмоциональности юношей лабильной акцентуации, что объясняет более высокую значимость, привлекательность близкого человека противоположного пола. Анализ взаимосвязей компонентов семантического дифференциала в группе юношей лабильной акцентуации характера, так же как и в группе гипертимных акцентуантов содержит размытость представлений о гендерных ролях (идентификация
себя с образом близкого человека противоположного пола). Во взаимосвязях выражено противопоставление себя взрослым, восприятие себя как «Иного», не похожего на взрослых.
Девушки лабильной акцентуации хотят видеть близкого человека противоположного пола более активным, маскулинным по своим качествам. Для них характерно большее соответствие своей гендерной роли, тогда как у юношей в образе себя заложено конфликтное восприятие, как не соответствующего гендерному стереотипу — слабыми, избыточно эмоциональными, что вызывает неудовлетворенность собой, низкую оценку себя. Анализ профилей «Я-реальное» — «Я-идеальное» у лабильных девушек говорит о потребности больше проявлять волевые качества, тогда как желания изменяться не наблюдается. В отношении к другим для девушек лабильной акцентуации наиболее значима подруга в сравнении с близким человеком и сверстниками.
Для юношей эпилептоидной акцентуации характерна сниженная эмоциональность в образе себя — в представлениях о себе заложен дистимический характер отношения к себе. Общий негативный профиль самооценки у эпилептоидных акцентуантов переносится и на отношение к окружающим, которые оцениваются еще более негативно. При анализе представлений о своем «Я-Идеальном» у юношей эпилептоидной акцентуации выделяется стремление к активности в межличностном взаимодействии, что, возможно, указывает на неудовлетворенность существующими формами социального взаимодействия.
Девушки истероидной акцентуации выделяются среди акцен-туантов достоверно более высокими оценками Оценки, Силы и Активности своего «Реального Я». Для данной группы были выявлены более высокие оценки «Я-Реального» над оценками «Я-Идеального» по показателям активности и силы, что указывает на завышенную самооценку и отсутствие стремления к саморазвитию. Единственным компонентом «Я-идеального», превышающим «Я-реальное» является показатель оценки. Подобные результаты указывают на стремление испытуемых видеть себя более привлекательными, центрирование на создании яркого образа себя, позволяющего им оставаться в центре внимания.
Анализ взаимосвязей эмоционального отношения к себе девушек с истероидной акцентуацией характера свидетельствует о невозможности идентификации с окружающими вне зависимости от их приближенности-удаленности. Взрослые не входят в систему отношений к себе, сверстники так же противопоставляются, видятся менее привлекательными. Близкие люди, такие как подруга и близкий человек противоположного пола являются значимыми в системе оценок, но эти взаимосвязи в первую очередь указывают на исполь-
зование окружающих для подтверждения собственной значимости. Так, мы можем наблюдать обратные связи по фактору силы, что указывает на специфику восприятия, которая представлена взаимоотношениями по вертикали, где истероиды всегда занимают позицию доминирования. Тем не менее, близкий человек противоположного пола и подруга, должны оставаться такими же активными, как и сами испытуемые, что необходимо для поддержки эгоцентризма истероидов. В общем можно говорить о сниженной потребности во взаимодействии с окружающими, отсутствии субъ-ект-субъектных отношений, поскольку они воспринимаются лишь как объекты манипуляции.
Выводы
1. Анализ экспериментальных данных представлений о своем «Я-Реальном», «Я-Идеальном» у лиц 15−16 лет с акцентуациями характера позволяет сделать вывод о различии эмоционального отношения к себе у изученных лиц в связи с наличием акцентуации, её типом и гендерными особенностями.
2. У юношей-гипертимов на первый план выходит эмоционально-коммуникативный компонент отношения к себе (активность, экстравертированность). В структуре отношения к себе и другим девушек гипертимной акцентуации доминирует волевой компонент отношения к близкому человеку противоположного пола.
3. Интимно-личностный компонент отношений у юношей и девушек гипертимной акцентуации представлен оценкой волевых качеств «близкого человека противоположного пола» — близкий человек воспринимается как друг, вне эмоционального отношения к нему. Близкий человек значим для девушек, юношей — отношения отходят на второй план.
4. Девушки лабильной акцентуации демонстрируют прямо противоположные характеристики в сравнении с юношами. У девушек лабильной группы выявлены взаимосвязями типа акцентуации с факторами Силы (r=-0,644, p& lt-0,03) и Оценки (r=-0,322, p& lt-0,08) «Я-идеального». Лабильность девушек данной группы отрицательно влияет на желание оценки себя более сильной, эмоционально устойчивой, с более высоким уровнем самооценки.
5. Акцентуация характера у девушек лабильной группы имеет значение и для отношения к «близкому человеку противоположного пола» и «большинству взрослых». Тип акцентуации снижает эмоциональную оценку «близкого человека противоположного пола» (фактор Силы (r=-0,453, p& lt-0,06), Оценки (r=-0,337, p& lt-0,08)) и «большинства взрослых» (r=-0,425, p& lt-0,06), способствует оценке близкого человека, как слабого и зависимого.
6. Для девушек истероидной акцентуации выражено влияние её типа на характер самооценки (оценку «Я-реального»). Изученная группа отличается высоким уровнем взаимосвязей «Истероидности» с Оценкой своего «Я-реального» (г=0,764, р& lt-0,01), Оценкой (г=0,458, р& lt-0,06) и Силой (г=-0,499, р& lt-0,06) «Я-идеального». Менее значимые связи выявлены для фактора Силы «Я-реального» (г=0,338, р& lt-0,08). Тип акцентуации характера повышает самооценку себя девушек изученной группы, связан с высоким уровнем желаемой эмоциональной оценки себя, уровня своего доминирования. Эмоциональное отношение к другим характеризуется наличием связей «Истероидности» с факторами Оценки «Подруги» (г=0,581, р& lt-0,02), «Большинства сверстников» (г=-0,454, р& lt-0,06) и «близкого человека противоположного пола» (г=0,455, р& lt-0,06).
7. Тип акцентуации у девушек истероидной группы отражается в высоком уровне самооценки, желаемом уровне доминирования и оценки себя. Истероидность повышает оценку подруги и близкого человека противоположного пола, отрицательно сказывается на оценке сверстников, способствует принятию себя и низкому уровню способностей к ответственности.
8. Подростки эпилептоидной акцентуации характера, несмотря на демонстрацию безразличного отношения к окружающим, отмечают значимость отношений со сверстниками и близким человеком противоположного пола, которые компенсируют волевой компонент отношения к себе. Внутренний конфликт эпилептоидов состоит из снижения значимости положительного образа себя, и склонности переносить ответственность за все, происходящее с ними либо на плечи окружающих, либо на обстоятельства жизни. У данной группы отмечается низкий уровень саморефлексии, негативный фон восприятия окружающих, и оценка себя через призму — «все плохие, я такой же».
9. Несомненен значительный вклад типа акцентуации в особенности представлений о себе и других в изученных группах -тип акцентуации является одним из предикторов, обуславливающих своеобразие взгляда на себя и других у юношей и девушек с акцентуациями характера.
Список литературы
1. Гарбузов В. И., Фесенко Ю. А. Неврозы у детей. — СПб.: КАРО, 2013. -336 с.
2. Ганнушкин П. Б. Клиника психопатий, их статика, динамика и систематика. — М.: Север, 1933. — 143 с.
3. Гузиков Б. М., Вдовиченко А. А., Иванов Н. Я. Выявление контингентов подростков с риском злоупотребления наркотическими и другими токсическими веществами // Обозр. психиат. и мед. психол. — 1993. — № 1. — С. 73−75.
4. Исаев Д. Д. Особенности половой идентичности у лиц с гомосексуаль-
ной направленностью влечения. // Обозр. психиатр. и мед. психол. — 1992. -№ 2. — С. 56−57.
5. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. — М.: Медицина, 1979. -427 с.
6. Кон И. С. Психология ранней юности: кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1989. — 156 с.
7. Кречмер Э. Строение тела и характер.- М.- СПб., 1924. — 304 с.
8. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. — Л.: Медицина, 1979. — 335 с.
9. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1983. — 255 с.
10. Личко А. Е., Иванов Н. Я. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков: метод. пособие. — 2-е изд. — М.: Фолиум, 1995. -Вып. 10. — 64 с.
11. Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. — 4-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2002. — 588 с.
12. Менделевич В. Д. Руководство по аддиктологии. — СПб.: Речь, 2007. -768 с.
13. Озерецковецкий С. Я., Личко А. Е., Иванов Н. Я. Выявление депрессии у подростков при патохарактерологическом исследовании // Реабилитация / ред. В. И. Кашкарова. — Л.: Изд-во ин-та им. Бехтерева, 1988. — С. 47−52.
14. Слуцкий Б. М. Психопатические нарушения при ранней половой жизни у подростков женского пола // Психопатические расстройства у подростков. — Л.: Изд-во ин-та им. Бехтерева, 1987. — С. 38−42.
15. Собчик Л. Н. Психолог о подростках в школе и семье // Московский психол. журн. — 2002. — № 3.
16. Столин В. В. Самосознание личности. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -284 с.
17. Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. — М.: Медицина, 1978. — 400 с.
18. Шаповал В. А. Прогноз психической дезадаптации и пограничных психических расстройств у курсантов высшего военного учебного заведения: авто-реф. дис. … канд. мед. наук. — Л.: Изд-во ин-та им. Бехтерева, 1991.
19. Sailer K. Konstitutionstherapie in neuer Sicht. Abrift einer anthropologi-schen Medizin. — Stuttgart: Enke, 1960. — 315 s.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой