Психологизм как стилевая доминанта современной мордовской повести

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 4 (386). Филологические науки. Вып. 100. С. 93−96.
УДК 811
Н. Н. Левина
ПСИХОЛОГИЗМ КАК СТИЛЕВАЯДОМИНАНТА СОВРЕМЕННОЙ МОРДОВСКОЙ ПОВЕСТИ
Определяется место и роль психологизма как стилевой доминанты жанра мордовской повести современного периода, выявляются принципы создания психологических образов, анализируются основные формы и приемы художественного постижения процессов внутренней жизни человека: монологи, индивидуализация речи персонажа, портретные характеристики, экспрессивные диалоги, ретроспективное время, образы-символы, пейзажные картины.
Ключевые слова: психологизм, повесть, жанр, стиль, герой, персонаж, стилевая доминанта, писатель, психологический анализ, художественные средства, монолог, внутренний мир.
Мордовская проза последних десятилетий XX в. интересна авторскими «находками» в создании глубоких психологических образов. Психологизм в изображении персонажей во всей их глубине и многогранности стал достоянием едва ли не всех существующих жанров. С максимальной полнотой сказался он в жанре повести, что актуализирует изучение проблемы в современном мордовском литературоведении.
Психологизм, являющийся «особым художественным качеством» [2. С. 61], становится стилевой доминантой в творчестве ряда современных мордовских прозаиков, в частности, А. Тяпаева, Г. Пинясова, И. Кудашкина, В. Мишаниной, М. Моисеева, В. Радина и др. Усиленное внимание к внутреннему миру человека составляет главное достоинство многочисленных повестей писателей.
Широкую палитру психологического состояния героя раскрывает А. Тяпаев в повести «Последний гром». События в ней относятся к заключительным годам войны и происходят в мордовской деревне. В центре повествования — небольшой отрезок из жизни главной героини Насти Черуновой. Она четыре долгих года дожидается мужа с войны. К томительным ожиданиям прибавляется еще одна печаль — за ней начинает ухаживать завфермой Микита Жур-кин, что становится поводом для сплетен, так как в деревне ничего нельзя скрыть от чужих глаз. Любовная интрига является началом конфликта, который, развиваясь неторопливо, в финале получает неожиданную трагическую развязку.
Раскрывая образ своей героини, автор показывает две стороны его бытования: дом и работу, что позволяет дать персонажу более полную характеристику, умело высветить мельчайшие
детали душевного состояния, пристально и глубоко заглянуть во внутренний мир.
Работа Насти всерьез омрачилась назойливыми ухаживаниями Микиты, домашняя жизнь — упреками, незаслуженными обвинениями свекрови. Макариха старается побольнее «уколоть» невестку, обвинить в неверности. При помощи живого, насыщенного простонародной лексикой диалога автор показывает взаимоотношения свекрови и снохи. Писатель создает речь своих героев достаточно образной, экспрессивной. Диалог является средством художественного выражения психологического состояния героев. Мастерски разработанный писателем, он выполняет важную сюжетно-композиционную роль и является емкой художественной категорией.
Мелочное тщеславие, себялюбие Макари-хи впоследствии принесут несчастье всей семье. Ведь она все же пишет сыну Ваське об «измене» жены. Муж Насти, хороший солдат, оказался неподготовленным к испытанию на доброту, на доверие близкому человеку — он возвращается с войны с другой женщиной. Этот момент описан автором особенно эмоционально. Завершая повесть на пронзительной, щемящей ноте, автор подчеркивает, что человек должен верить в изначальное добро, уметь отличать ложь от правды.
Пейзаж в повести довольно точно передает атмосферу, в которой живет героиня, и является проекцией ее душевного состояния. Психологический кризис Насти А. Тяпаев раскрывает буйством природы, картиной грозы. Ночь, ставшая последней в ее жизни, дается в мрачных тонах. Природные образы грома, молнии, ветра, шума стихии неотвратимо подчеркивают трагизм финала — смерть героини.
94
Н. Н. Левина
Для усиления эмоциональной окраски и раскрытия психического мира личности своей героини А. Тяпаев в повествовании неоднократно упоминает образ дуба, символизирующего любовь и верность. Все село знало о том, что возле дуба, растущего ближе к дороге, Че-рунова Настя попрощалась со своим мужем, проводила его на войну. И никто не осмеливался тронуть его, хотя во время войны на дрова был срублен весь лес. Но в тот момент, когда сердце героини было разбито, автор проводит психологическую параллель: гибель Насти сопоставляет с поражением дуба последним осенним громом.
Таким образом, автор отыскал оригинальные пути и средства проявления эмоционального состояния героя. Стилевой доминантой повести А. Тяпаева «Последний гром» являются широкое использование экспрессивных диалогов, индивидуализация речевой манеры персонажей, включение образов-символов, параллелизм в описании природы и настроения героя.
Психологизм как метод художественного самовыражения представляет собой одну из специфических черт творчества мордовского прозаика Г. Пинясова. Ярким примером является повесть «Последний из Каргужей», насыщенная обилием острых ситуаций, различных эмоциональных состояний, драматических конфликтов. Прием внутреннего монолога, доминирующий в повествовательной структуре повести, позволяет автору полностью раскрыть психологию главных героев «изнутри», и, следовательно, избежать упрощенной трактовки образов.
Стилеобразующим фактором в художественном нарративе являются монологи-испо-веди перед ушедшим из жизни Алексеем? Дуровым, одним из главных героев повести. Через обращение к памяти героев автор повествует о трагических судьбах двух друзей, бывших фронтовиков. Это Филипп Кечин и Алексей Шуров. Находясь в госпитале после тяжелого ранения, они одновременно влюбляются в ухаживающую за ними медсестру Катю. Ее выбор, сделанный в пользу Филиппа, не сделал солдата счастливым. Несмотря на рождение сына, Филиппу не довелось познать радости отцовства. После второго ранения Кечин не мог быть ни отцом, ни мужем. Трагический случай разрушил все его надежды на счастье. Глубоко потрясенный своей неполноценностью, он вынужден отказаться от своей любви и по совету раненого солдата становится священником.
Психологизм ситуации в раскрытии мужской трагедии, анализ эмоционального состояния героя здесь достигает наивысшей точки.
Разрыв отношений с Катей без объяснения причин становится основой драматического конфликта повести, а также причиной разлада между Филиппом и Алексеем. Последний, не зная истинных причин, не может понять поступка Филиппа и не прощает ему глубокой обиды брошенной матери с ребенком. Пережив глубокую душевную драму, Катя выходит замуж за Алексея. Конфликт доведен автором до того уровня, на котором выявляются лучшие качества героев повести, и очень трудно обвинить кого-либо в их общей трагедии.
С большой эмоциональностью переданы автором монологи Филиппа, в которых он уже спустя долгие годы пытается оправдать свой поступок. В этих монологах обнаруживаются качества, скрывающиеся за неприметной одинокой жизнью священника: богатство и сложность внутреннего мира, высокие нравственные требования, прежде всего к себе. Верность жизненным идеалам, внутренний самоанализ сыграли свою роль в формировании характера Кечина.
В целях выражения своей идейно-эстети-ческой концепции и усиления эмоциональной выразительности автор в повествовательную систему включает фольклорные элементы. Существенную роль в этом отношении играют причитания Кати. В сцене прощания с умершим мужем раскрывается ее глубокая душевная трагедия: «Алешенька, единственный мой, неужели больше не услышу твоего слова, не увижу твоей светлой улыбки? Разомкни свои губы, промолви словечко, согрей наш холодный дом. & lt-… >- Сумел же согреть мою опостылевшую жизнь. & lt-… >- Сердце заходится, распускается маковым алым цветком, когда вспоминаю пройденные с тобой вместе дни-годочки. Сегодня наша последняя ночка с тобой, выслушай в последний раз, услышь разговор моего открытого сердца. Как же мне жить без тебя?» [4. С. 123].
Разделяя мнение некоторых критиков, следует подчеркнуть, что автор не дает таких критериев, по которым можно было бы определить положительных или отрицательных героев. Таким образом, автор не обосновывает конфликт на традиционном столкновении противоположных сторон. Суть конфликта в повести состоит во внутреннем противоборстве в самом человеке [3]. Во внутреннем противоречии характера, в борьбе с самим собой раскрывается подлинная сущность героев Г. Пинясова.
Психологизм как стилевая доминанта современной мордовской повести
95
Повесть Г. Пинясова «Последний из Кар-гужей» отличается вниманием к макромиру человека, исповедальным началом, столкновением мнений, глубиной эмоциональных переживаний и свидетельствует о том, что писатель обладает талантом мастерски изображать человеческие характеры.
В плане «психологического» дискурса, характеризующегося глубоким раскрытием внутреннего мира персонажа, анализом его поступков, чувств и отношений к окружающим, большой интерес представляет повесть И. Ку-дашкина «Сосны смотрят в ручей».
Сюжетно-композиционное построение повести не сложно, острые конфликтные ситуации отсутствуют, действующих лиц не много. По отношению к ним автор немногословен. Но при упрощенной трактовке развития сюжета и образной системы для И. Кудашкина не было ничего невозможного в правдивом показе сложного внутреннего мира женщины, эволюции ее эмоционального состояния, истоков душевных мук и страданий. При этом автор призывает читателя разобраться в ее психологическом состоянии, в котором прибывает она под влиянием жизненных потрясений.
Время репрессий лишило Фиму, главную героиню повести, и детства, и юности. Несправедливое обвинение отца сильно повлияло на ее судьбу. Имя любимого отца стало позорным, послужило предметом насмешек и унижений. Будучи дочерью «врага народа», оставшись без отцовской защиты, Фима долгие годы испытывала тяготы и лишения жизни, выполняла самую тяжелую работу: в дождь и в холод — пасла стадо, пахала поле, валила лес, а за малую провинность председатель колхоза запирал ее в заброшенном сарае. Писатель очень трогательно описывает моменты горького отчаяния, когда едва выносимая душевная боль превращалась в горькие слезы.
Большие трудности, выпавшие на долю девушки, закалили ее характер. Используя важнейшие компоненты поэтики образа: тонкие средства психологического анализа, живые диалоги, описания внешности — автор мастерски раскрывает внутренний мир Фимы. Доминирующим средством создания и раскрытия образа главной героини И. Кудашкин избирает индивидуализацию речи персонажа и обилие портретных характеристик. За присущей Фиме своеобразной речевой манерой и запоминающейся
внешностью просматривается определенный характер, способ мышления, мировоззрение.
Рисуя фигуру, лицо, одежду, жесты, походку героини, автор не ставит целью описать только внешний облик. Внешность персонажа связывается с психологическим портретом, с особенностями его внутреннего мира. Зачастую внешний облик героя соответствует состоянию души. Героиня И. Кудашкина с виду грубоватая, с широкими плечами, мужской походкой и голосом, жесткими манерами поведения. Она не придает значения своей наружности, и уход за собой для нее никогда не был актуальным. Жизненные потрясения научили Фиму выливать на окружающих поток нецензурной брани, одиночество и тоска пристрастили к алкоголю, а что еще страшнее — сделали безразличной ко всему окружающему, лишили смысла жизни.
В момент, когда душа Фимы была опустошена, писателю удалось нарисовать волнующую картину ее взаимоотношений с Колей-Комиссаром. Создание семьи стало духовным возрождением для Фимы. Огрубевшую от мужской работы женщину писатель изображает в присущей ей роли домохозяйки. Домашние заботы приводят Фиму к внутренним переменам. Здесь И. Кудашкин внешний и духовный мир героини соотносит по принципу контраста. Для читателя становится очевидным, что за грубой внешностью Фимы скрывается чистота души, честность, гордость, человеческая совесть. Но духовное возрождение не было длительным. Автор повести оказался суров к своим героям — с небольшой разницей во времени они оба погибают от болезни.
В повести «Сосны смотрят в ручей» И. Кудашкин портретные описания, речевые характеристики, служащие важным средством раскрытия внутреннего мира, тесно связывает с мироощущением и поступками персонажей.
Таким образом, завоевания мордовской психологической повести современного периода выразились в создании запоминающихся психологических характеров. Внешние портреты, монологи, образы-символы, пейзажи, живые диалоги и другие средства создания психологических характеристик, доминирующие в нарративной структуре произведений, отражают динамику внутренней жизни персонажей, являются конструктивными факторами художественного целого.
96
Н. Н. Левина
Список литературы
1. Есин, А. Б. Психологизм русской классической литературы / А. Б. Есин. — М., 1988. -176 с.
2. Кудрявцева, Р. А. Художественная деталь как прием психологизации повествования в марийском рассказе конца XX века (на примере рассказа Геннадия Алексеева «Жаркий день») / Р. А. Кудрявцева // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2009. — № 5 (143). — С. 61−66.
3. Малькина, М. И. Повесть: обновление традиций / М. И. Малькина, Т. И. Кубанцев // Современная мордовская литература (60−80-е годы). — Саранск, 1991. — Ч. 1. — С. 138.
4. Пинясов, Г. И. Старые раны: Повести и рассказы / Г. И. Пинясов. — Саранск, 1995. — 384 с.
Сведения об авторе
Левина Наталия Николаевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры финно-угор-ских литератур Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева (Саранск).
LEV. NataliyaN@yandex. ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2016. No. 4 (386). Philology Sciences. Issue 100. Pp. 93−96.
PSYCHOLOGISM A STYLISTIC DOMINANT IDEA OF CONTEMPORARY MORDOVIAN STORY
N. N. Levina
Mordovia State University, Saransk. LEV. NataliyaN@yandex. ru
This article defines the place and role of psychologism as a stylistic dominant idea of genre of contemporary Mordovian story, and identifies the principles of creating of psychological images, analyzes the basic forms and techniques of artistic comprehension of the processes of man'-s inner world: monologues, individualization of speech of a character, portrait characteristics, expressive dialogues, retrospective time, images-symbols, landscape paintings.
Keywords: psychologism, story, genre, style, hero, character, stylistic dominant idea, writer, psychological analysis, artistic tools, monologue, inner world.
References
1. Esin A.B. Psihologizm russkoj klassicheskoj literatury [Psychologism Russian classical literature]. Moscow, 1988. 176 p. (In Russ.).
2. Kudijavceva R.A. Hudozhestvennaja detal'- kak priem psihologizacii povestvovanija v marijskom rasskaze konca XX veka (na primere rasskaza Gennadija Alekseeva «Zharkij den'-«) [Art detail as receiving the story psychologization Mari in the late XX century, the story (on the & quot-Hot Day& quot- Example Gennady Alekseev story)]. Vestnik Cheljabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Chelyabinsk State University], 2009, no. 5 (143), pp. 61−66. (In Russ.).
3. Mal'-kina M.I., Kubancev T.I. Povest'-: obnovlenie tradicij [Update traditions]. Sovremennaja mor-dovskaja literatura (60−80-e gody) [Modern Mordovian literature (60−80 years)], ch. 1. Saransk, 1991. P. 138. (In Russ.).
4. Pinjasov G.I. Starye rany: Povesti i rasskazy [Novels and Stories]. Saransk, 1995. 384 p. (In Russ.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой