К вопросу о конкретизации признаков объекта судебно-психологической экспертизы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 340. 63
к вопросу о конкретизации признаков объекта
судебно-психологической экспертизы
© Ильина В. А., 2015
Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, г. Иркутск
В статье анализируются основные свойства и признаки объекта судебно-психологической экспертизы, обсуждается вопрос о его материальной стороне, психической норме и патологии подэкс-пертных лиц. Делается вывод о необходимости конкретизации признаков объекта экспертного исследования психологов, дальнейшей систематизации и обобщения эмпирического опыта судеб-но-психологической экспертизы.
Ключевые слова: судебно-психологическая экспертиза- объект исследования- психическая деятельность подэкспертного- эксперт-психолог.
Судебно-психологическая экспертиза является одним из наиболее динамично развивающихся видов судебной экспертизы, ее возможности известны судебной практике, ее значение в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным и гражданским делам, не вызывает сомнения. Результаты исследования экспертов-психологов способствуют выявлению признаков преступления, выбору верного направления расследования, выдвижению обоснованной версии о характере расследуемого события преступления и др.
Актуальность исследования объекта су-дебно-психологической экспертизы обусловлена положениями решения коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 24 октября 2014 г. «О практике прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении экспертной деятельности», в котором говорится о выявленных фактах получения судами и органами, осуществляющими расследование преступлений, экспертных заключений, содержащих противоположные выводы по результатам исследования одних и тех же объектов [1]. Судебно-психологическая экспертиза не стала исключением из ряда тех исследований, в которых эксперты приходят к противоположным выводам при изучении одних и тех же объектов.
Очевидно, что подобная противоположность в выводах обесценивает заключения экспертов, ведет к снижению качества предварительного расследования преступлений,
нарушениям требований закона о разумном сроке уголовного производства, увеличению судебных издержек и пр.
Причины расхождения в выводах экспертов при изучении одних и тех же объектов требуют интенсификации их анализа, дальнейшего научного исследования сторон и признаков объекта судебно-психологиче-ской экспертизы.
Решение проблемы, как представляется, может быть связано в первую очередь с конкретизацией объекта судебно-психоло-гической экспертизы как процессом уточнения его признаков, раскрытием содержания научных абстракций путем включения их в систему реальных фактов и отношений.
В судебной экспертологии объект экспертного исследования определяется как материальный объект, содержащий информацию, необходимую для решения экспертной задачи [2]. Объектом судебной экспертизы является материальный носитель информации о фактических данных. Характеристика объекта судебной экспертизы была бы неполной без учета его материальной природы, отмечают исследователи [3].
Однако именно материальная сторона объекта судебно-психологической экспертизы в судебной экспертологии вызывает научные дискуссии и сводится к выводу о том, что объектом судебно-психологической экспертизы не может являться мыслительный образ или психическая деятельность субъекта [4]. Объектом могут выступать живые организмы, человек как лицо, имеющее процессуальный статус [5].
Придерживаясь мнения о том, что психическая деятельность человека в полной мере может считаться объектом судебной экспертизы, автор данной статьи считает необходимым опереться на концептуальные основы науки психологии.
Общеизвестно, что психика человека представляет собой деятельность головного мозга, является системным свойством высокоорганизованной материи [6]. В основополагающей «материнской» науке психологии, на теоретической базе которой строится судебно-психологическая экспертиза, обоснованы выводы о том, что «психику нельзя отрывать от материи, как это делают идеалисты, но ее нельзя также отождествлять с материей, как поступают материалисты» [7]. Мысль и материя, указывал В. И. Ленин, действительны, т. е. существуют. Но назвать мысль материальной — значит сделать ошибочный шаг к смешению материализма с идеализмом [8].
Очевидно, что на общетеоретическом и общепсихологическом уровне психическая деятельность человека может выступать предметом познания, но не ее объектом. Объектом будет являться человек как биологический вид.
Данный подход, при котором человек есть объект познания, изучаемый, в том числе, наукой психологией, никак не оспаривается с философской и общенаучной точек зрения. Под объектом познания в философии понимается элемент реальной действительности, противостоящий субъекту в его познавательной деятельности и существующий независимо от его сознания [9].
Однако конкретное экспертное исследование, которым считается судебно-психоло-гическая экспертиза, не производит в чистом виде акт познания, т. е. не познает объект, как бы это делала наука посредством своего субъекта.
Законодатель при определении направляющей деятельности судебной экспертизы не использует понятия «познание». В Федеральном законе № 73 от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» судебная экспертиза определяется как «процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертов по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экс-
пертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу» [10]. Судебная экспертиза определяется как процессуальное действие, состоящее из проведения исследований. Эксперт-психолог исследует человека не вообще, а в части его конкретных свойств и характеристик поведения, интересующих органы, назначивших судебно-психологиче-скую экспертизу, и релевантных юридически значимой ситуации (событию).
Исследование — это один из видов познания, характеризующийся объективностью, восприимчивостью, доказатель-ственностью и точностью. Исследование — это сфера профессиональной активности, обеспечивающая систематическое получение новых объективных знаний о закономерностях развития природы и общества с помощью методов и средств, накопленных и разработанных наукой [11].
Под исследованием объекта в судебной экспертологии принято понимать такую деятельность эксперта, которая заключается в поэтапности методологически обоснованных действий, а именно: выборе специального метода и научных методик, получении и анализе промежуточных результатов, профессиональной оценке полученных результатов.
Основополагающая сущность объекта судебно-психологической экспертизы наиболее полно раскрывается в специальной литературе, посвященной теории и практике судебно-психологической экспертизы.
Основоположник теоретической судебно-психологической экспертизы М. М. Коче-нов разделил объекты судебно-психологиче-ской экспертизы на два вида: идеальные и материальные. Главным (идеальным) объектом судебно-психологической экспертизы, по мнению ученого, является психика человека как особое свойство мозга, недоступное непосредственному чувственному познанию. К числу материальных источников информации о психической деятельности человека он отнес вещественные доказательства, протоколы допросов, документы, продукты психической деятельности (дневники, письма и пр.), зафиксированные различными способами, результаты экспериментально-психологического обследования участников уголовного процесса [12]. Данная позиция в теории судебно-психологической экспертизы была принята за основную.
Развивая идею о психической деятельности человека как объекте судебно-психоло-гической экспертизы, И. А. Кудрявцев определяет его как психическую деятельность подэкспертного, отраженную в различных процессуально предусмотренных источниках информации. Источниками же информации, по мнению ученого, являются как сами субъекты (обвиняемый, потерпевший, свидетель, истец, ответчик), так и данные о состоянии их психической сферы, полученные из процессуальных источников (протоколы допросов участвующих в деле лиц, справки, истории болезни и др.). Извлекая информацию из предоставленных судебно-следственными органами эксперту-психологу источников (объектов экспертизы), следует, как указывает И. А. Кудрявцев, помнить, что человек неотъемлем от социальной и природной среды своего обитания, что поведение человека теснейшим образом связано с его окружением, детерминировано складывающейся ситуацией, с которой он находится в непрерывном системном взаимодействии, изменяя ее и вместе с ней изменяясь сам [13]. Поддерживая данную точку зрения, важно подчеркнуть, что к источникам информации, в которых представлен объект судебно-психологи-ческой экспертизы, должны быть отнесены и те материалы дела, которые раскрывают обстоятельства индивидуального психического развития обвиняемых, потерпевших или свидетелей, ситуацию их криминального или виктимного поведения, условия и факторы, влияющие на их поступки.
В вопросе конкретизации объекта судебно-психологической экспертизы необходимо обратить внимание также на то, что границы объекта судебно-психологиче-ской экспертизы в свое время были заданы психической деятельностью здорового человека, поскольку психика больного, как принято было считать, представляет собой объект судебно-психиатрической экспертизы.
Действительно, отмечает С. Ф. Сафуа-нов, на судебно-психологическую экспертизу направляют подэкспертных, чье психическое здоровье либо не вызывает сомнений у правоохранительных органов, либо подтверждено уже проведенной судебно-психиатрической экспертизой, а комплексная экспертиза назначается в основном тогда, когда требуется одновременное решение судебно-психиатрических
и судебно-психологических вопросов, и, соответственно, судебный психолог решает психологические вопросы только в случае решения вопроса психиатрами в пользу вменяемости испытуемого [14].
Соглашаясь с данным мнением, следует заметить, что современная экспертная практика взаимодействия психиатра и психолога в рамках комплексных судебных экспертиз приобретает тенденцию в пользу первичного, пусть и неофициального, мнения эксперта-психолога.
Например, отвечая на традиционный, адресованный психиатрам вопрос о том, способен ли был подэкспертный осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в момент инкриминируемого ему деяния, эксперты-психиатры зачастую опираются на выводы эксперта-психолога об индивидуально-психологических характеристиках подэкспертного, его мнести-ко-интеллектуальной сфере, непосредственно связанных со способностью понимать свои действия и руководить ими.
Данная тенденция, по нашему мнению, отражает подлинный характер комплексного подхода к судебной экспертизе, поскольку в нем реализуется идея взаимодействия экспертов разных специальностей, опирающихся на выводы друг друга.
Точка зрения о том, что объектом судеб-но-психологической экспертизы является психическая деятельность психически здорового человека, существовала долгое время и была распространенной в специальной литературе. Позже исследователи стали давать данное определение объекту судебно-психологической экспертизы с некоторой оговоркой. Так, И. И. Мамайчук, отмечая, что объектом судебно-психологи-ческой экспертизы является психическая деятельность здорового человека, тем не менее замечает, что понятие «здоровье» (и особенно «психическое здоровье») весьма относительно [15].
Кроме того, на практике нередки случаи, когда психическая болезнь вообще неочевидна, а психическое здоровье подэкспертного не вызывает сомнений у судебно-следствен-ных органов, что порождает сложности с правильным назначением необходимого вида экспертизы. Но основная проблема заключается не столько в том, какая экспертиза назначается, сколько в неправомерной трактовке и разделении объекта психологической и психиатрической экспертиз.
В связи с этим Ф. С. Сафуанов делает существенное замечание относительно принципов разделения объектов, исследуемых экспертами — психологом и психиатром. Психиатрия от психологии отличается не тем, отмечает автор, что она изучает психические болезни, а психология — так называемую психическую норму, да и судить о психическом здоровье априори невозможно. В компетенцию психолога входят особенности психической деятельности человека, независимо от того, обусловлены они патологическими или непатологическими факторами [16].
Кроме того, важнейшей особенностью деятельности эксперта-психолога является, наряду с другими, применение знаний в области патологии познавательной деятельности. Поэтому объект психологической и психиатрической экспертиз является общим, что позволяет комплексировать знания специалистов. Разделение же гносеологического освоения объекта осуществляется на уровне предмета.
Необходимо согласиться с Ф. С. Сафуа-новым также в части того, что определение объекта судебно-психологической экспертизы как психики человека, а именно особого свойства мозга, недоступного непосредственному чувственному познанию, все же будет неполным, поскольку не выявляет всей специфики, качественного отличия от объекта психологии как теоретической дисциплины [17].
Следует также поддержать позицию Ю. Л. Метелицы и С. Н. Шишкова в части того, что при судебно-психологической экспертизе объектом исследования являются особенности психики человека не вообще, а только в юридически значимой ситуациях, под которыми понимаются юридически значимые периоды времени или ситуации, в которых разворачивается та или иная психическая деятельность подэкспетного лица, оцениваемая с позиции разных юридических критериев [18].
Учитывая вышеперечисленные доводы, исследователи приходят к выводу о том, что объектом судебно-психологической экспертизы является психическая деятельность подэкспертного лица в юридически значимых ситуациях. Такими ситуациями будут считаться, в зависимости от процессуального статуса подэкспертного лица, предкри-минальная, криминальная, посткриминальная ситуации, а также стадии предварительного следствия, судебного разбирательства.
Исследовательский процесс по конкретизации признаков объекта судебно-психоло-гической экспертизы не исчерпывается только вышеупомянутыми в данной статье характеристиками. Этот процесс подразумевает исследование признаков объекта судебно-психологической экспертизы по каждому конкретному ее виду. Основная задача данного направления научной работы — конкретизация признаков объекта судебно-психологической экспертизы — должна заключаться, по мнению автора, в демонстрации того, как отражается тот или иной признак объекта в восприятии субъекта познания, в ответе на вопрос о том, в чем конкретно он себя проявляет. ^
1. О практике прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении экспертной деятельности: решение коллегии Ген. прокуратуры РФ от 24 окт. 2014 г. // Архив Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ за 2015 г. (Документ опубликован не был).
2. См., напр.: Назначение и производство судебных экспертиз (пособие для следователей, судей и экспертов) / отв. ред. Г. П. Аринушкин, А. Р. Шляхов. М., 1988. С. 9.
3. См., напр.: Криминалистика: учебник / Т. В. Аверьянова [и др.]. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 422.
4. Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: курс общей теории. М., 2007. С. 212.
5. См., напр.: Сахнова Т. В. Экспертиза в суде по гражданским делам: учеб. -практ. пособие. М., 1997. С. 11−12.
6. Психологический словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. М., 1990. С. 299.
7. Крутецкий В. А. Психология: учебник. М., 1980. С. 12.
8. См.: Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм. М., 1980. С. 257. (Полн. собр. соч. Т. 18).
9. Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С. 349−350.
10. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: федер. закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.
11. Энциклопедический социологический словарь / общ. ред. Г. В. Осипова. М., 1995. С. 256.
12. См.: Коченов М. М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: автореф. дис… д-ра психол. наук. М., 1991. С. 4.
13. См.: Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза: науч. -практ. руководство. М., 1999. С. 27−28.
14. Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: науч. -практ. пособие. М., 1998. С. 34.
15. См.: Мамайчук И. И. Экспертиза личности в судеб-но-следственной практике: учеб. пособие. СПб., 2002. С. 49.
16. Сафуанов Ф. С. Указ. соч. С. 35.
17. Там же. С. 34.
18. Медицинская и судебная психология: курс лекций / под ред. Т. Б. Дмитриевой, Ф. С. Сафуанова. 2-е изд., испр. М., 2005. С. 359.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: курс общей теории / Т. В. Аверьянова. — М.: Норма, 2007. — 480 с.
Коченов М. М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: автореф. дис … д-ра психол. наук / М. М. Коченов. — М., 1991. — 14 с.
Криминалистика: учебник / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма: Инфа-М, 2010. — 944 с.
Крутецкий В. А. Психология: учебник / В. А. Кру-тецкий. — М.: Просвещение, 1980. — 351 с.
Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза: (науч. -практ. руководство) / И. А. Кудрявцев. — М.: Изд-во Моск. унта, 1999. — 497 с.
Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм / В. И. Ленин. — М.: Политиздат, 1980. — 525 с. — (Полн. собр. соч. Т. 18).
Мамайчук И. И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике: учеб. пособие / И. И. Ма-майчук. — СПб.: Речь, 2002. — 255 с.
Медицинская и судебная психология: курс лекций: учеб. пособие / под ред. Т. Б. Дмитриевой, Ф. С. Сафуанова. — 2-е изд., испр. — М.: Генезис, 2005. — 606 с.
Назначение и производство судебных экспертиз: пособие для следователей, судей и экспертов / под ред. Г. П. Аринушкина, А. Р. Шляхова. — М.: Юрид. лит., 1998. — 318 с.
О практике прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении экспертной деятельности: решение коллегии Ген. прокуратуры РФ от 24 окт. 2014 г. // Архив Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ за 2015 г. — Документ опубликован не был.
Психологический словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, 1990. — 494 с.
Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: науч. -практ. пособие / Ф. С. Сафуанов. — М.: Гардарика: Смысл, 1998. — 192 с.
Сахнова Т. В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам: учеб. пособие / Т. В. Сахнова. — М.: Юристъ, 1997. — 136 с.
Философский энциклопедический словарь. — М.: ИНФРА-М, 1998. — 576 с.
Энциклопедический социологический словарь / общ. ред. Г. В. Осипова. — М.: Рос. гуманитарный научный фонд, 1995. — 939 с.
On the Issue of Specification of the Object'-s Features of Psychological Expertise in Court
© Ilyina V., 2015
The article analyzes basic characteristics and features of the object of psychological expertise in court. The obj-ect'-smaterial aspect is discussed, as well as mental norm and pathology of examined persons. The author comes to the conclusion that it is necessary to specify features of psychological expertise, to perform further systemati-zation and generalization of practical experience of psychological expertise in court.
Key words: psychological expertise in court- object of examination- mental activity of the examined person- expert psychologist.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой