Особенности компрессии репродуцированного текста в зависимости от психологических характеристик говорящего

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Н. А. Хан
ОСОБЕННОСТИ КОМПРЕССИИ РЕПРОДУЦИРОВАННОГО ТЕКСТА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ГОВОРЯЩЕГО1
В последние несколько десятилетий в лингвистике заметно возрос интерес к исследованию живой, устной речи. Антропоцентризм в науке приводит в конце концов к тому, что сделать полноценный лингвистический анализ живой речи без учета идиви-дуально-личностного психологического фактора становится все труднее. Еще Ф. де Сос-сюр писал, что, по сути, все в языке психологично [1, с. 25]. Таким образом, исследование особенностей живой речи представляется невозможным отдельно от изучения самого человека, порождающего эту речь, поскольку они неразрывно связаны.
Вследствие этого в современной лингвистике возникают вопросы, которые полезно было бы рассматривать сквозь призму психологии. Настоящая статья посвящена лексическому анализу спонтанной речи, в котором учитывался психологический критерий экстраверсии или интроверсии говорящего. Материалом послужили 8 текстов, записанных от 8 дикторов. Известно, что лингвисты, изучающие явления живой речи, прежде всего сталкиваются с проблемой подбора материала. Правильно подобранный материал может обеспечить наибольшую достоверность полученных в ходе исследования фактов. Поэтому перед непосредственной записью была проделана обширная предварительная подготовка.
Для отбора информантов были протестированы 60 человек: студенты-филологи СПбГУ (юноши и девушки) в возрасте от 19 до 22 лет, являющиеся коренными жителями Санкт-Петербурга. Всем им было предложено пройти психологический тест Г. Айзенка, предназначенный для определения таких свойств личности, как невротизм и экстравер-сия/интроверсия. При отсутствии в настоящее время единства в понимании свойств, составляющих темперамент, методика Г. Айзенка является одной из наиболее используемых в психолингвистике. Подсчет количества баллов, набранных испытуемыми, позволил сформировать группу из 4 типичных экстравертов и 4 типичных интровертов (двое юношей и две девушки в обоих случаях). Оказалось, что найти людей с ярко выраженными чертами экстраверта или интроверта достаточно сложно, поскольку всем нам, в той или иной степени, свойственны черты обоих психологических типов.
Перед испытуемыми была поставлена задача прочитать вслух и пересказать предложенный им сюжетный текст. В качестве первичного стимула был взят рассказ М. Зощенко «Рубашка фантази». Данное произведение по времени создания относится к первой половине XX в. (1927 г.). Основными критериями выбора текста были следующие: целостность и логическая завершенность- наличие ясно выраженной сюжетной линии- не слишком сложный язык. Выбранное произведение полностью удовлетворяет всем трем критериям. Объем произведения — 63 предложения, при этом достаточно часто в этом качестве выступает всего одно слово («Примерил. Роскошно. Картинка.
1 Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ „Изучение зависимости речевых характеристик от условий коммуникации (корпусное исследование на материале повседневной русской речи)“ (проект 10−06−300).
© Н. А. Хан, 2011
Загляденье! & lt-… >- Ничего. Незаметно. Сошло».). Как известно, язык М. Зощенко достаточно приближен к живому, разговорному, что, на наш взгляд, должно было облегчить задачу испытуемым. Отсутствие в тексте трудных для произношения или понимания слов, а также сложных синтаксических конструкций дает возможность без проблем передать при пересказе основной смысл произведения. По индексу Флеша-Киндсайда степень легкости (удобочитаемости) этого текста равна 96,8% (из 100%), а уровень образования, необходимого читателю для его понимания, — всего 3,8 класса средней школы2.
После того как группа информантов была окончательно сформирована, а материал для записи подготовлен, была осуществлена индивидуальная запись каждого из испытуемых. Никаких ограничений при чтении и пересказе не предусматривалось. Все записанные монологи были переведены в орфографический вид с простейшей разметкой (расстановка пауз, фиксация перебивов, паралингвистических элементов типа «смех» и т. п.).
Данный материал вошел в качестве одного из блоков в Звуковой корпус русского языка (ЗКРЯ), который создается на филологическом факультете СПбГУ Целью и результатом формирования этого корпуса является создание необходимой базы для исследования лексики и грамматики русской речи, отражения в ней языковых изменений, что представляется «необходимым условием развития тех областей лингвистики, которые обращены к человеку и его речевому поведению» [4, с. 488]. Таким образом, живой речевой материал — это кладезь полезной для лингвистики информации.
Пересказы, полученные в ходе эксперимента, были проанализированы с точки зрения их смысловой компрессии с использованием методики ключевых слов (КС). Было любопытно также посмотреть, могут ли психологические характеристики человека повлиять на способ «сворачивания» текста. Понятие ключевых слов неоднозначно определяется в научной литературе. Для настоящей работы было выбрано определение С. А. Сиротко-Сибирского, по мнению которого набор ключевых слов отражает «ядерную цельность» и основное содержание текста [5, с. 7].
Ключевые слова в материале исследования выявлялись в три этапа. На первом этапе были выявлены КС в первичном тексте М. Зощенко. Это сделали 20 студентов-филологов (далее — эксперты) примерно того же возраста, что и информанты. Текст был предложен им для прочтения с заданием выбрать от 5 до 10 слов, которые, по их мнению, являются наиболее значимыми для смысла всего текста. Итогом стал список наиболее частотных КС, выделенных большинством (более 12 человек из 20 — 60%) экспертов (список 1). На втором этапе те же эксперты выделили КС в монологах-пересказах, записанных от информантов (список 2, в восьми вариантах, по числу участников эксперимента). В результате появилась возможность сопоставления того, насколько говорящие отразили в своих репродуктивах исходный набор ключевых слов, наиболее полно передающих смысл первичного текста. Последним этапом было выявление КС в исходном тексте самими информантами (список 3, также восемь вариантов). Это было осуществлено через два месяца после непосредственной записи их речи на диктофон. В результате такого многоступенчатого эксперимента было получено три списка ключевых слов: два по тексту-стимулу от экспертов и от самих информантов- и один по текстам-пересказам от экспертов.
Списки слов получились разного объема. В список 1, как уже было отмечено выше, вошли только те слова, которые эксперты выделили в исходном тексте явно неслучайно
2 Подробнее об этом индексе и возможности с его помощью оценить степень удобочитаемости письменного текста см. дополнительную литературу [2- 3].
(& gt- 60%), они образовали группу высокочастотных КС3, которую, вслед за С. А. Сирот-ко-Сибирским, назовем «эталоном набора ключевых слов» (ЭНКС). Эталоном набора КС для исходного текста стали в результате три слова: «вечеринка» (80% экспертов выделили данное слово как ключевое), «рубашка» (80%) и «прачка» (70%). Остальные выделенные экспертами слова представляют собой набор их индивидуальных предпочтений: «чистоплотный», «незаметно», «старенькая» и некоторые другие.
По результатам совпадения или несовпадения КС информантов (список 3) с ЭНКС можно судить о степени понимания ими текста-стимула. Так, результаты сопоставления показали, что в наборе КС интровертов стабильнее присутствовали «эталонные» КС, что может означать хорошее понимание текста. Среди экстравертов подобное совпадение было только у одного человека, остальные выделили лишь по одному-два слова из эталонного списка. Видимо, у интровертов в ходе эксперимента лучше получилось сосредоточиться на тексте и выделить из него по-настоящему значимые слова. Хотя в списках обеих групп информантов встречались такие КС, которые совершенно не могут отразить сути анализируемого текста («черт" — «ничего" — «бросился" — «бегу», «загляденье»). В этом случае можно предположить одно из двух: либо испытуемый так и не понял, что от него требуется и что такое ключевое слово, либо он просто не захотел углубляться и в должной мере сосредоточиться на выполнении задания. Почти в равном количестве экстраверты и интроверты выделили в тексте все основные части речи: существительные — «прачка», «вечеринка», «рубашка», «картинка», «сантиметр" — глаголы — «простирнуть», «сойти» (в значении «подходить по размеру, цвету, фасону»), «садиться» (о материале), «одеться" — прилагательные — «чистоплотный», «поприличней», «покрасивей», «маленькая») и наречия — «незаметно», «роскошно», хотя в эталонном наборе КС присутствуют только имена существительные (см. выше), отражающие статику, а не динамику текста.
Анализируя К С, выделенные экспертами в текстах-пересказах, можно судить о том, как испытуемый усвоил прочитанный текст, присутствуют ли в нем слова, важные для исходного текста (ЭНКС). Судя по результатам, эксперты стабильно выделяли в пересказах экстравертов и интровертов те же самые «эталонные» КС, которые были получены на исходном тексте.
Для всех информантов главным стержнем сюжета стала «рубашка», которую при анализе пересказов выделили больше 60% экспертов. Однако к этому прибавились еще два глагола: «постирать/простирнуть» и «села» (о ткани). В исходном тексте слово «постирать» выделили 40% экспертов, и оно не вошло в эталонный набор КС, в пересказах это же слово было выделено уже в 70% случаев. Такое же перераспределение произошло со словом «села»: в исходном тексте его выделили в качестве КС 35% экспертов, в пересказе — 65%. В результате на месте слова «прачка» в ЭНКС оказалось слово «постирать». Очевидно, что для экспертов (а вместе с ними и для самих информантов) в пересказах более значимым оказался не действующий субъект («прачка»), а то действие, которое этот субъект производит («стирать»). Выбор глагола поддерживается и частотными характеристиками этих двух слов: по данным словаря С. Шарова показатель частотности слова «прачка» составляет 1,2- а слова «стирать» — 14,18 [6]. Интересно также, что в монологах экстравертов на первый план вышел глагол «постирать», а в монологах интро-
3 Говоря о высокочастотности этих слов, мы имеем в виду лишь частоту их выделения экспертами. В самом же тексте большая часть этих слов употребляется однократно.
вертов — глагол в прошедшем времени «села». Получается, что для экстравертов важнее действие, которое должны были произвести с рубашкой, а для интровертов — результат этого действия, т. е. то, что стало с рубашкой после стирки.
Если рассматривать не только «эталонные» слова, а весь набор выделенных экспертами КС в монологах как интровертов, так и экстравертов, то можно заметить значительное увеличение количества глаголов. Этого и следовало ожидать, поскольку данный текст имеет достаточно динамично развивающийся сюжет, поэтому пересказывать текст, безусловно, проще, используя большое количество глаголов. Таким образом, при пересказе информанты сделали акцент на глаголах, что сразу отразилось на наборе КС, выделенных экспертами в их монологах.
Наконец, последним этапом анализа стало сравнение КС, выделенных информантами в исходном тексте, с теми словами, которые они реально использовали в своем пересказе. Оказалось, что в группе экстравертов чаще встречались ситуации, когда информант пересказывал текст одними словами, вполне адекватно передавая его содержание, а потом в качестве ключевых выделил совсем другие, которые в его пересказе даже не прозвучали. Так, информант № 2 выделил следующие КС, ни разу не употребив их при пересказе: «суббота», «продукция», «сошло" — информант № 3 — «фантазии», «роскошно», «картинка», «загляденье», «черт" — аналогичная ситуация была у информанта № 4: «поприличней», «для отвода глаз», «без хамства», «незаметно», «покрасивей». Из этих примеров видно, что значимой для текста смысловой нагрузки данные слова не несут, при этом информанты определили их как ключевые. Таким образом, в процессе пересказа экстраверты использовали в качестве главных слов одни, а в более спокойной обстановке, когда можно было полностью сосредоточиться на тексте, выбрали другие. Однако во всех случаях, как показал анализ, наборы их КС одинаково мало совпадают с ЭНКС. Поэтому можно предположить, что данные информанты-экстраверты выделили КС наугад, не желая вникать в суть задания. Складывается впечатление, что во время спокойного чтения они совершенно не поняли главного смысла текста, хотя в целом их пересказы отразили суть рассказа М. Зощенко.
Интроверты, в свою очередь, еще раз показали большую стабильность и собранность. Те слова, которое они использовали при пересказе, выделялись ими и при повторном прочтении, когда нужно было определить КС. Можно предположить, что ни спонтанность прочтения, ни ситуация записи на диктофон не повлияли на то, как интроверты усвоили текст, а затем и передали его смысл в ходе пересказа. Иными словами, интроверты оказались более собранными, внимательными и менее зависимыми от внешних обстоятельств, чем экстраверты.
Подводя некоторые итоги наблюдениям о том, отражается ли психологический фактор на способе компрессии текста, можно сказать следующее. Как экстраверты, так и интроверты в целом достаточно хорошо пересказывают текст, передавая наиболее важные моменты исходного рассказа. Однако когда речь шла не просто о механическом прочтении, а о более внимательном анализе текста, результаты оказались разными. Казалось бы, по пересказам экстравертов можно судить, что они полностью усвоили прочитанный текст и адекватно передали его. Однако, судя по тому, какие КС они стали выделять потом, складывается впечатление, что важным для них в тексте оказалось совсем другое. Или экстраверты не хотели углубляться и вникать в суть задания, или им свойственна такая изменчивость мировосприятия, что сегодня они смотрят на что-то одними глазами, а через некоторое время — уже другими. У интровертов же, наоборот, в речевом
поведении прослеживается большие стабильность и последовательность. Как в условиях записи на диктофон, так и без нее они одинаково выделяли КС. При этом интересно заметить, что интроверты включили в свой пересказ такие слова из исходного текста, которые они через два месяца смогли спокойно выделить в качестве ключевых («воротничок», «фантазии», «маленькая», «садятся», «говорит», «сантиметр», «поприличней»), причем стоит отметить, что данные слова даже не входят в ЭНКС, однако информанты-интроверты, употребив их единожды в своем пересказе, через определенное время смогли повторно назвать их при выделении КС.
Таким образом, на пока еще весьма ограниченном материале все же устанавливается зависимость между психологической характеристикой человека и способом порождения, интерпретации и компрессии им репродуцированного текста.
Источники и литература
1. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики // Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М., 1977. С. 31−285.
2. Бродт И. С. Понятность письма и понятность речи (на материале устных спонтанных монологов) // Русский язык как иностранный: теория. Исследования. Практика. Материалы IV международной научно-практической конференции «Русистика и современность» 28−29 июня 2001 г. СПб., 2002. Вып. V. С. 162−168.
3. Богданова Н. В. О дополнительных возможностях редакторского контроля над качеством текста // Книжное дело: достижения, проблемы, перспективы: сб. ст. Екатеринбург, 2009. Вып. 2. С. 80−86.
4. Звуковой корпус русского языка повседневного общения «Один речевой день»: концепция и состояние формирования / А. С. Асиновский, Н. В. Богданова, М. В. Русакова и др. // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. По материалам ежегодной международной конференции «Диалог» (2008). М., 2008. Вып. 7 (14). С. 488−494.
5. Сиротко-Сибирский С. А. Смысловое содержание текста и его отражение в ключевых словах (на материале русских текстов публицистического стиля): автореф. дис. … канд. филол. наук. ЛГУ им. А. А. Жданова. Л., 1988. 15 с.
6. Шаров С. А. Частотный словарь русского языка. URL: http: //www. artint. ru/projects/frqlist. asp. 2001 (дата обращения: 25. 09. 2006).
Статья поступила в редакцию 20 ноября 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой