К вопросу о нарративности мультимедийной истории как нового жанра интернет-СМИ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 070
Прасолова Елена Владимировна Elena V. Prasolova
аспирант. graduate student.
elena-prasolova112@mail. ru elena-prasolova112@mail. ru
К вопросу о To the question of
НАРРАТИВНОСТИ NARRATIVITY OF
МУЛЬТИМЕДИЙНОЙ ИСТОРИИ MULTIMEDIA STORY AS
КАК НОВОГО ЖАНРА A NEW GENRE OF
ИНТЕРНЕТ-СМИ INTERNET MEDIA
Аннотация. В статье рассматриваются актуальные процессы эволюционного преобразования такого традиционного жанра журналистики, как информационная заметка в аспекте усиления признаков нарративности под воздействием интернет-технологий. Рассматривая основные положения теории нарратива, автор выявляет возможность их приложения к исследованию журналистского текста и определяет значимость влияния нарративности на формирование такого нового сетевого журналистского жанра, как мультимедийная история, для которой нарратив-ность становится важной функциональностилевой доминантой, сочетающей в себе как преемственность, так и новаторство данного жанра.
Ключевые слова: информационная заметка, мультимедийная история, нарратив, нарратив-ность, жанр, сетевая журналистика, функционально-сетевая доминанта, интернет-технологии.
Annotation. This article discusses the current processes of evolutionary transformation of such traditional genre of journalism as an information note in the aspect of strengthening the signs of narrativity under the influence of Internet technologies. Considering the basic principles of the theory of narrative, the author reveals the possibility of their application to the study of journalistic text and determines the significance of the influence narrative has on the formation of such network of new journalistic genre as a multimedia history to which nar-rativity is becoming an important functional stylistic dominant, combining both continuity and innovation of this genre.
Keywords: informative note, multimedia story, narrative, narrativity, genre, network journalism, feature-dominant network, Internet technologies.
Мультимедийное^ журналистского текста в интернет-СМИ давно и достаточно широко исследована, и значимость ее влияния на трансформацию жанров журналистики очевидна. Причем воздействие распространяется и на принципиально важные характеристики, определяющие жанровую специфику. Именно мульти-медийность открыла новые возможности для многих жанров, в том числе и для информационной заметки, содержание и форма которой существенно изменились. В частности, заметка из отстраненного информационного сообщения превратилась в занимательную историю, имеющую свой конфликт, сюжет и систему персонажей. Такое свойство можно назвать повествова-тельностью или — по-другому — нарративностью.
Для традиционной информационной заметки -журналистского текста, входящего в группу информационных жанров, — нарративность не свойственна. Неспешное повествование больше характерно для художественной литературы. Однако принцип повествовательности сегодня также стремительно меняется, ускоряется темп, усиливается динамика, усложняется многомерность. Катализатором таких процессов становится интернет.
Несмотря на такие доминантные признаки, как стандартность, клишированность и отсутствие образности, жанр информационной заметки претендует сегодня на первое место по популярности, а в сетевых СМИ вообще является безусловным лидером. И нарративность становится важным фактором их дальнейшего успешного взаимодействия с массовой интернет-аудиторией.
Проблемы повествования в рамках продолжения исследований русской формальной школы В. Б. Шкловского и Ю. Н. Тынянова рассматривались в работах В. Шмида, П. Рикера, Ж. Женет-га, Дж. Принса, С. Четмена, В. И. Тюпы, Н.Д. Та-марченко, философские аспекты нарративной истории изучали Х. Уайт, А. Данто, Ф. Анкерсмит и А. Макинтайр, а концептуальность нарратива оформилась в работах М. М. Бахтина, С.Н. Зен-кина, И. В. Саморуковой, Н. Т. Рымаря.
По мнению исследователей А. П. Ершовой и В. М. Букатова, «жизнь — это цепочка следующих друг за другом действий» [1, с. 106]. В сетевых СМИ жизнь представлена в бесконечной множественности таких цепочек, одновременно выстраивающихся по гипертекстовому принципу. Подобная квазиповествовательность позволяет
253
трактовать медиапространство интернета как гиперисторию, сотканную из миллионов повествований о череде действий, происходяших как последовательно, так и одновременно.
Известно, что нарратив — это рассказ, сообщающий о каком-либо событии или о цепи событий и задающий самой последовательностью изложения, расстановкой акцентов и т. п. ту или иную интерпретацию сообщаемого [см. 12]. Сообщить о событии, излагая которое автор стремится акцентировать свою интерпретацию произошедшего, призвана и информационная заметка как журналистский жанр. Именно такая функциональная близость позволяет рассматривать информационную заметку как текст, обладающий потенциалом нарративности. В интернете этот потенциал становится востребован и эффективен в связи с особенностями онлайн-коммуникации и привычками интернет-аудитории.
Смысл события в нарративной истории формируется в контексте повествования и непосредственно связан с интерпретацией, основанной на расширенной метафоре, о которой пишет Г. Уайт: «Как символическая структура, нарратив не воспроизводит описываемые события, он говорит нам, в каком направлении следует думать о событиях и заряжать нашу мысль о них различными эмоциональными зарядами» [15, 52]. Именно таковой представляется вторая по значимости после информирования задача текстов СМИ в целом и интернет-СМИ в частности — воздействовать на аудиторию, направить ее мнение в определенном направлении с целью ориентировать на конкретные действия.
Самые влиятельные теоретики нарратива, Жан-Франсуа Лиотар [см. 6] и ФредрикДжеймсон [см. 2] считают, что мир открывается человеку лишь в виде историй, рассказов о нем. Сегодняшняя роль СМИ в мире осмысливается таким же образом: СМИ формируют «информационную картину» мира и диктуют обществу так называемую повестку дня.
Еще одна особенность нарратива — это тщательное планирование и организация структуры нарратива. Такое же требование обращено и к журналистскому тексту, особая организация которого в соответствии с технологиями интернета всегда выдвигается в качестве важного оригинального признака медиатекста.
Нарративность мультимедийной истории определяется ее прочными причинно-следственными связями, пространственно-временными параметрами хронотопа и субъектностью. Требование персонализации (только персонализованная история имеет шанс попасть в средства массовой информации в качестве новости), которое также актуально и для информационной заметки, связано с тем, что этот жанр (впрочем как и все другие журналистские тексты) непременно должен быть основан на достоверном событии, которое реализуется конкретными личностями.
Наконец, история должна быть захватывающей, то есть содержать в себе проблему, конфликт,
развитие действия, динамику и, самое главное, указание на путь разрешения конфликта. Все эти характеристики непременно присутствуют и у журналистского текста. Причем картина мира рисуется с предельной степенью достоверности. В информационной заметке конфликтной линией становится сам ход развития события.
В начале прошлого века ученые-психологи В. Бехтерев и М. В. Ланге выявили положительное воздействие совместной деятельности на протекание психических процессов человека, а Б. Ф. Ломов установил, что в обсуждении и при принятии общего решения увеличивается точность восприятия и рост коэффициента узнавания, произвольного запоминания слов. В переносе на мультимедийную историю это означает, что в совместном обсуждении непосредственно в момент восприятия информации и смысла публикации усваиваются лучше и эффективнее. И сетевые СМИ широкоформатно используют такую возможность, предлагая аудитории такие интерактивные сервисы, как совместное обсуждение и комментирование. Причем интернетаудитория делится на два уровня взаимодействия, которые Н. Н. Обозов определяет как уровень «молчаливого соприсутствия» и уровень «взаимовлияний». Действительно, в интернете многие просто просматривают реплики обсуждения, а некоторые участвуют в нем активно [7 с. 27].
По сравнению с традиционной информационной заметкой, мультимедийная история гораздо более эмоциональна в связи с тем, что, по мнению
А. Н. Леонтьева, «…присущая эмоциям функция положительного или отрицательного санкционирования относится не к осуществлению отдельны х актов, а к соотношению достигаемых эффектов с направлением, которое задано деятельности с её мотивом» [5, с. 165]. Эмоции, возникающие при восприятии мультимедийной истории, выполняют все четыре функции, которые выделает П. В. Симонов: и отражательно -оценочную, и переключающую, и подкрепляющую, и компенсаторную (замещающую) [см. 10].
В мультимедийной истории гораздо сильнее представлено игровое начало за счет гипертекстуальной структуризации. Игра имеет огромное значение в жизни человечества. Так, Д.Б. Элько-нин называет игру «арифметикой социальных отношений» [13, с. 114], а М. Ф. Стронин уточняет, что «игра — это вид деятельности в условиях ситуаций, направленных на воссоздание и усвоение общественного опыта, в котором складывается и совершенствуется самоуправление поведением» [11, с. 3]. Игра развивает воображение, фантазию, мышление. A.B. Конышева считает, что в игре «моделируются жизненные ситуации, закрепляются свойства, качества, состояния, умения, способности, необходимые личности для выполнения социальных, профессиональных и творческих функций» [3, с. 11]. Поэтому в интернете информация усваивается с большим интересом и установкой на игровое восприятие. Все это в полной мере относится к состоянию СМИ в Интернете в целом и к информационной заметке в частности. Смещение акцента в сто-
254
рону игровой развлекательности, обусловленное психологическими особенностями интернетаудитории, существенно меняет жанровые характеристики, иерархию функций, что ведет к поиску нового определения и нового названия жанра.
Игра, как феномен человеческой культуры, способна регулировать жизненные позиции потребителя информации, поскольку она воспроизводит жизненные явления вне реальной практической установки. Как отмечает A.B. Конышева, «Психологические механизмы игровой деятельности опираются на фундаментальные потребности личности в самовыражении, самоутверждении, самоопределении, саморегуляции и самореализации» [3, с. 100]. Мультимедийную историю вообще можно рассматривать как игру и для ее авторов, и для ее потребителей. В процессе создания такой сетевой публикации автор стремится к реализации не только информирующей, но и коммуникативной, развлекательной, игровой и даже эстетической функций. Вовлечение аудитории в активное восприятие информации, которая содержится в мультимедийной истории, также, по сути, игра, которая проявляется в драмогерменевтическом подходе к освоению, а точнее к совместному проживанию журналистского текста, выявлению содержания в форме и уточнению формы — через содержание. [1, с. 105]. При этом аудитория становится соавтором сетевой мультимедийной истории, а освоение ее содержания — общей задачей, решение которой распределяется на всех участников процесса. Мультимедийная история оказывается источником нового интересного знания и нового опыта игры и занимательности.
Интерес к нарративности побудил взглянуть на информационную заметку как на коммуникативное событие и средство осмысления действительности. Конечно, мультимедийная история отличается повышенной включенностью в коммуникативные процессы, как на уровне СМИ, так и в масштабах всего виртуального пространства. Расширение медийной сферы коммуникации активизирует внутренние психические резервы коммуникантов, включает механизмы подражания, внушения и конформности [9, с. 25]. В результате «информационного взаимодействия его участников, в процессе которого осуществляется обмен знаниями, взвешивание и оценка различных точек зрения» [4,
Литература:
1. Ершова А. П. Драма понимания: театр без актёров / А. П. Ершова, В. М. Букатов // Знание -сила. 1993. № 10. С. 104.
2. Джеймисон Ф. Постмодернизм и общество потребления // Логос. 2000. № 4. С. 63−77.
3. Конышева A.B. Игровой метод в обучении иностранному языку. СПб.: КАРО, Минск: Четыре четверти, 2006. 192 с.
4. Кольцова В. А. Усвоение понятий в условиях непосредственного общения // Проблема общения в психологии. Под ред. Б. Ф. Ломова. М.: Наука, 1981. С. 60−79.
с. 78] повышается продуктивность их мыслительной деятельности. Как считает Розенфельд, «нарративы играют роль линз, сквозь которые независимые элементы существования рассматриваются как связанные части целого. Они задают параметры повседневного и определяют правила и способы идентификации объектов, которые подлежат включению в дискурсивное пространство» [см. 8]. В этом смысле мультимедийная история как журналистский текст, сообразно своим основным целям и задачам, действительно, определяет правила и способы восприятия информации и ее оценки, выявляет взаимосвязи между отдельными событиями, воспроизведенными в сетевом контенте. Сама мультимедийная история оказывается включенной в нарратив всего медиапространства через гиперссылочный аппарат.
Д. Шифрин обращает внимание на способность нарратива реконструировать и репрезентовать прошлый опыт для себя и для других [14, р. 226]. Автор информационной заметки или ее интернет-воплощения — мультимедийной истории -непременно опирается на прошлый общественный опыт с целью подтвердить или проверить общность морально-нравственных и культурных ценностей, через призму которых оценивается новое событие.
В эп оху, когда, казалось бы, все интересные истории рассказаны, именно журналистские тексты, сообщающие о произошедших событиях, обретают это качество — рассказывать истории, вызывающие интерес у многомиллионной аудитории. Интересно рассказать о новом событии -первостепенная задача каждого журналиста. Для заметки с ее информационной приоритетностью это актуально вдвойне. А ее перевоплощение в мультимедийную историю для интернет-
аудитории неизбежно требует поиска нетрадиционных подходов к изложению, любопытность и завлекательность которого становится ведущим условием успеха у онлайн-аудитории.
Таким образом, информационная заметка в интернет-СМИ демонстрирует наличие устойчивых и убедительных нарративных признаков, что позволяет подтвердить правомерность ее преобразования в интернете в мультимедийную историю, нарративность которой становится ее ведущей жанровой функционально-стилевой доминантой.
Literature:
1. Ershov A.P. Drama understanding: theater without actors / A.P. Ershov, V.M. Bukatov // Knowledge is power. 1993. № 10. Р. 104.
2. Jameson F. Postmodernism and consumer society // Logos. 2000. № 4. Р. 63−77.
3. Konysheva A.B. Game method in teaching foreign language. St. Petersburg: KARO- Minsk: Four Quarters, 2006. 192 p.
4. Koltsov V.A. Assimilation of the concepts in a direct communication // The problem of communication in psychology. ed. by B.F. Lomov. M.: Science, 1981, Р. 60−79.
255
5. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. Психология эмоций. М.: Изд-во Московского университета, 1984. С. 162−171.
6. Лиотар Ж. -Ф. Состояние постмодерна. М. Институт экспериментальной социологии- Спб.: Алетейя, 1998. 160 с.
7. Обозов H.H. Психические процессы и функции в условиях индивидуальной и совместной деятельности // Проблема общения в психологии. Под ред. Б. Ф. Ломова. М. Наука, 1981. С. 24−45.
8. Розенфельд И. Дискурс и нарратив. Материал информационного агентства Cursorinfo, 2006. URL: http: // cursorinfo. co. il/ news/ analize/ 2006/ 03/ 01/ discurse/ Дата обращения — 15. 12. 2014
9. Сафонов B.C. О психологии доверительного общения // Проблема общения в психологии- Под ред. Б. Ф. Ломова. М.: Наука, 1981. С. 264 272.
10. Симонов П. В. Информационная теория эмоций // Психология эмоций. М.: Изд-во Московского университета, 1984. С. 178−185.
11. Стронин М. Ф. Обучающие игры на уроках английского языка. М.: Просвещение, 1984. 243 с.
12. Сыров В. Метафора, нарратив и языковая игра. Еще раз о роли метафоры в научном познании / В. Сыров, В. Суровцев, // Методология науки. Становление современной научной рациональности. Томск: Издательство ТГУ, 1998. Вып. 3. С. 186−197
13. Эльконин Д. Б. Психология игры. М.: Педагогика, 1978. 304 с.
14. Schiffrin D. In Other Words: Variation and reference and narrative. Cambridge, 2006. 373 p.
15. White H. Historical Text as Literary Artifact. The Writing of History. Literary Form and Historical Understanding. Ed. by R.H. Canary and H. Kozicki. The University of Wisconsin Press. 1978. P. 52.
5. Leontiev A.N. Needs, motives and emotions. Psychology of emotions. M.: Moscow University Press, 1984. Р. 162−171.
6. Jean-Frangois Lyotard. The postmodern condition. M.: Institute of Experimental Sociology- St. Petersburg: Aletheia, 1998. 160 p.
7. Obozov N.N. Mental processes and functions under individual and common activities // The problem of communication in psychology. ed. by
B.F. Lomov. M.: Science, 1981, Р. 24−45.
8. Rosenfeld J. Discourse and narrative. Material Information Agency Cursorinfo, 2006. URL: http: // cursorinfo. co. il/news/ analize/ 2006/ 03/ 01/ discurse/ Date of access — 12. 15. 2014
9. Safonov B.S. On the Psychology of confidential dialogue // The problem of communication in psychology- ed. by B.F. Lomov. M.: Science, 1981, Р. 264−272.
10. Simonov P.V. Information theory of emotions // Psychology of emotions. M.: Moscow University Press, 1984. Р. 178−185.
11. Stronin M.F. Educational games at English lessons. M.: Education, 1984. 243 p.
12. Syrov B. Metaphor, narrative and language game. Once again, the role of metaphor in scientific knowledge / B. Syrov, B. Surovtsev // Methodology of Science. The formation of modern scientific rationality. Tomsk: TSU Press, 1998. Vol. 3. P. 186−197.
13. El'-konin D.B. Psychology of the game. M.: Education, 1978. 304 p.
14. Schiffrin D. In Other Words: Variation and reference and narrative. Cambridge, 2006. 373 p.
15. White H. Historical Text as Literary Artifact. The Writing of History. Literary Form and Historical Understanding. ed. by R.H. Canary and H. Kozicki. The University of Wisconsin Press. 1978. P. 52.
256

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой