К вопросу о номинативном статусе сложных прилагательных

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'-373. 611
Л. В. Соснина
К ВОПРОСУ О НОМИНАТИВНОМ СТАТУСЕ СЛОЖНЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
Аннотация.
Актуальность и цели. Номинативная сущность сложных слов oбусловлена спецификой их компонентного значения и особенностями функционирования в языке. Целью работы является определение номинативного статуса прилагательных-композитов как в системе традиционно выделяемых частей речи, так и с учетом современных тенденций развития языка.
Материалы и методы. Рабочим материалом являются прилагательные-композиты, взятые методом сплошной выборки из газет, журналов и средств массовой информации. Для определения номинативного статуса языковых единиц использован метод структурного анализа, дистрибутивный и описательный метод, а также метод анализа словарных дефиниций.
Результаты. Специфика атрибутивной номинации прилагательных связывается автором статьи с некоторой второстепенностью адъективов в сложившейся системе частей речи. Современная концепция определения частеречно-го статуса имени прилагательного обращена к факту существования в пределах предложения трех синтаксических функций, получивших названия актант, предикат, атрибут. Сложные адъективы демонстрируют полное отсутствие формальной самостоятельности, что позволяет отнести их к вспомогательным частям речи.
Выводы. Прилагательные, в том числе сложные, выполняют в предложении функцию атрибута актанта. Как вспомогательная часть речи имя прилагательное служит конкретизации лексических значений знаменательных глосс и актуализации референтных слотов концептов, связанных с этими глоссами через номинатему.
Ключевые слова: прилагательное, композит, номинативный статус, актант, предикат, атрибут.
L. V. Sosnina
NOMINATIVE STATUS OF COMPLEX ADJECTIVES
Abstract.
Background. Composites'- nominative nature is specified by their components'- meaning and peculiarities of their existence in language. The aim of this work is to define a nominative status of adjective-composites in the system of traditionally selected parts of speech, as well as taking into account modern trands of language development tendencies.
Materials and methods. Taken from newspapers, magazines and mass media, adjective-composites are in the focus of this article. The structure analysis method, distributive and descriptive ones, the method of vocabulary definition analysis were used to define language units'- nominative status.
Results. The author has considered specific features of attribute nomination in connection with adjective'-s auxiliary role in the system of traditional parts of speech. The modern trend in definition of parts of speech suggests three syntactical functions called actant, predicate and attribute. Complex adjectives have shown a lack of formal independency, and one can view them as an auxiliary part of speech.
Conclusions. Adjectives and complex adjectives as well exist as attribute actant in a sentence. Being an auxiliary part of speech, adjectives are used to realize lexical meanings of significant glosses and to update referent slots of concepts in connection with the nominathem theory.
Key words: adjective, composite, nominative status, actant, predicate, attribute.
Проблемы композитообразования являются предметом исследования многих ученых-лингвистов, которые рассматривают сложные слова как особую лексическую подсистему современного русского языка. Композиты представляют собой гетерогенный пласт слов, который является синкретичным и неоднозначным по своей идентификации. В традиционной лингвистике существует устойчивое мнение, что имя прилагательное относится к знаменательным частям речи наряду с именем существительным, глаголом и наречием. Однако ученые-когнитологи предлагают идентифицировать прилагательное как вспомогательную часть речи. Так, А. П. Володин считает, что вопрос о существовании трех или четырех основных частей речи связан именно с прилагательными. Статус части речи прилагательное получило лишь в начале XIX в.- до этого оно трактовалось как подкласс имени, «русскоязычные термины, принятые до сих пор, суть точные переводы латинских nomina substantiva (имена существительные) и nomina adjectiva (имена прилагательные)» [1, с. 40]. Данная классификация имеет «формальные (морфологические) основания: прилагательные (Atr2) в индоевропейской грамматической системе согласуются с существительными (Act) во всех категориях, которые составляют формальную принадлежность последних: в роде, числе и падеже» [1, с. 40]. Считаем вполне справедливым замечание автора о том, что «прилагательное (в индоевропейских языках, в том числе русском) «надевает именную одежду», поэтому трактовка его как формального подкласса имени представляется в высшей степени оправданной [1, с. 41]. Актуальность исследования определяется тем, что сложные адъективы представляют собой постоянно пополняющуюся группу языковых единиц, требующих системного подхода к их описанию и дальнейшей классификации. Множественность научных подходов пока не дает убедительного обоснования их номинативного статуса. При исследовании композитов обнаруживаются различные семантические сдвиги по сравнению со словосочетаниями, на базе которых они образованы. Как справедливо отмечает Е. С. Кубрякова, «показателем отношений словообразовательной производности может считаться исключительно семантический сдвиг, наблюдаемый в производной единице по сравнению с производящей и всегда коррелятивный примененной к исходному знаку какой-либо из возможных формальных операций данного языка» [2, с. 48].
Проблема языковой номинации с определением ее типов и механизмов является привлекательной для ученых-лингвистов, но в то же время весьма противоречивой. В разное время к ней обращались Н. Д. Арутюнова, В. Г. Гак, Е. С. Кубрякова, Б. А. Серебренников, В. И. Телия. Как пишет Б. А. Серебренников, «производное есть номинация определенной отсылкой к существующему знаку или знакам языка- это своеобразное обозначение неизвестного через известное, через знакомый и понятный знак или знаки языка- это соединение нового опыта со старым- представленное в расчлененном виде, производное слово помогает ассоциировать обозначенный им предмет, дей-
ствие или признак с тем, что знакомо из предыдущего опыта» [3, с. 70]. Производная единица может быть определена как однословное вторичное мотивированное наименование «с двучленной ономасиологической структурой, формирующее свое лексическое значение посредством расчлененного представления базиса и признака наименования» [3, с. 72]. Вместе с тем М. Доку-лил, Е. С. Кубрякова и их последователи сходятся во мнении, что структура ономасиологической категории трехчленна, ономасиологический базис «указывает на определенный класс понятий или родовое понятие, ономасиологический признак указывает на отличия, выделяющие предмет или субъект внутри класса, а связаны они между собой ономасиологической связкой -определенным типом отношений» [4, с. 58]. Для сложных прилагательных констатируем более сложную форму признака, состоящего из ономасиологического мотива (производящей основы) и связующего: голубоглазый — с голубыми глазами, кривоногий — с кривыми ногами: «Особняк, тишина, ходят милые кривоногие дамы в пластмассовых халатах» (События недели, № 29 (163), 15. 08. 2014) — «Наиболее распространенной одеждой, которой отдают предпочтение представительницы с кривыми ногами, являются джинсы» (http: // www. owoman. ru/moda/krivye_nogi. html). В сложных словах типа бахуврихи, являющихся объектом нашего исследования, «отношение между двумя компонентами некоторым образом выходит за их пределы» [5, с. 250], само же слово представляет собой ономасиологический признак предмета: ширококостный — с широкой костью, большеголовый — с большой головой, длинноволосый — с длинными волосами: «Я был единственным бизнесменом с длинными волосами и в расклешенных брюках» (События недели, № 9 (143), 25. 02. 14) — «Скандальное фото актрисы, целующейся с длинноволосым солистом группы & quot-Челси"-, обошло все желтые российские издания» (ВИВА-Биография, № 10 (76), 2013).
Вслед за М. Докулилом ученые-лингвисты утверждают, что ономасиологические категории манифестируют грамматический характер выражения и получают на словообразовательном уровне дальнейшее развитие и уточнение. Так, Б. А. Серебренников под основными категориями понимает категорию субстанции (предметности), реализованную именами существительными, и категорию признака, характерную для глагола, прилагательного и наречия [3, с. 56], а словообразовательные ономасиологические категории ученый определяет как «модификаторы и конкретизаторы категорий предметности и признаковости» [3, с. 57]. Каждой части речи соответствует определенный набор категорий, уточняющих или модифицирующих ее общекатегориальное значение. С точки зрения номинативной значимости ведущую позицию занимают имена существительные, выполняющие функцию собственно наименований [3, с. 58]. Ономасиологическая категория признака, атрибута, свойства является более дифференцированной и охватывает три знаменательные части речи, при этом глаголы и прилагательные «образуют разновидность одной широкой категории — признака, а внутри более узкой субкатегории атрибута выделяются категории признака или свойства как такового и категория признака признака» [3, с. 59]. Ученые Донецкой школы композитоло-гии, возглавляемой В. И. Теркуловым, не придерживаются данной концепции, хотя у нее есть свои последователи. Считаем вполне обоснованным замечание Е. С. Кубряковой об особенностях функционирования граммати-
ческих и словообразовательных категорий, при этом «грамматические категории развивают общую идею предметности или признаковости и & quot-субкате-горизируют"-, т. е. детализируют и дробят эту идею, словообразовательные (ономасиологические) категории продолжают начатое членение или создают новое. Но идти & quot-вразрез"- с общей идеей, заложенной в ЧР, они не могут» [6, с. 198].
Под термином «номинация» понимается «обозначение всего отражаемого и понимаемого человеческим сознанием, всего сущего или мыслимого: предметов, лиц, действий, качеств, отношений и событий» [3, с. 324]. В словах как номинативных единицах языка содержатся определенные знания о действительности, достаточные для того, чтобы идентифицировать обозначаемые словами реальные или идеальные сущности [7, с. 120]. Традиционным считается мнение о том, что все сущности отражаемого сознанием мира делятся на вещи и признаки (атрибуты). Ученые-лингвисты, в частности Н. Д. Арутюнова, Л. М. Васильев, предлагают разделение полнозначных слов и частей речи на предметные и признаковые. Имена прилагательные выражают широкий круг свойств, качеств, явлений, отношений, характеризующих предметы. Значение признака — это категориальное классифицирующее значение, которое соотносится с определенным способом познания мира. Специфика же атрибутивной номинации состоит в том, что имена прилагательные обладают некоторой второстепенностью в системе частей речи и являются производными единицами, обозначающими признак в широком понимании, который мыслится в отвлечении от предмета, явления, вещи. Классификация разрядов имен прилагательных не получила однозначной интерпретации в трудах современных лингвистов. Этой проблеме посвящены работы А. А. Потебни, А. М. Пешковского, А. А. Шахматова, В. В. Виноградова, Н. Д. Арутюновой, М. В. Никитина и других ученых. В. В. Виноградов писал, что «имя прилагательное — это грамматическая категория, формирующая и объединяющая слова, которые означают признак предмета (качественный, относительный или указательно-определительный) и которые являются определяющими имена существительные и обычно согласуемыми с ними в роде, числе и падеже частями речи» [8, с. 157]. Определяя грамматическую категорию признака, являющегося квинтэссенцией имени прилагательного как части речи, ученый утверждал, что основные «грамматические формы прилагательного (род, число, падеж) не выражают никаких дополнительных лексических значений, кроме общего значения согласуемого признака» и являются «формами синтаксических отношений, формами грамматического согласования» [8, с. 151]. Пассивность признака заключается в точном следовании грамматических категорий имени прилагательного таким же категориям имени существительного. Следует отметить, что имя прилагательное, называя признак предмета, показывает зависимость от имени существительного не только по своим формальным характеристикам, указанным В. В. Виноградовым. По мнению Н. Е. Сулименко, «целостность, многопризнаковость значения производящего имени порождает комплексность соотносительных значений относительных прилагательных, сопровождаемых словарной пометкой & quot-относящийся к… "-» [9, с. 69]. В нашем исследовании значение «относящийся к…» отмечается преимущественно у единиц деривационного композито-строения, демонстрирующих мотивационные отношения между исходным
словосочетанием и образованным на его базе композитом: «Это будет культурный сепаратизм русскоязычной интеллигенции» (События недели, № 28 (162), 08. 07. 14) — «Основная масса китайцев не знала русского языка» (События недели, № 29 (163), 15. 08. 2014) — «Главный черноморский курорт страны Батуми подарит гостям незабываемые впечатления от прогулок по приморскому бульвару» (Отдохни, № 27, 01. 07. 2014) — «Силы Турции в Черном море не просто сопоставимы, а в некоторых случаях превосходят силы РФ» (События недели, № 10 (144), 04. 03. 2014). Дальнейшая семантическая дифференциация происходит уже «на собственно лексическом уровне с выделением базисных признаков, отражающих заинтересованность человека в тех сторонах вещи, обозначенной исходным существительным, которые важны прежде всего для операций. с нею» [9, с. 69]. Учитывая крайнюю неоднородность семантического значения имен прилагательных, наиболее универсальным считается их деление на два разряда — относительные и качественные. Рассматривая процессы формирования категориальной основы имен прилагательных, А. А. По-тебня отмечал, что «по мере того, как связь прилагательного относительного с его первообразным существительным становится в сознании более и более отдаленною, увеличивается его отвлеченность, безотносительность, качественность, ибо качественность прилагательного есть лишь другое имя его безотносительности» [10, с. 527]. А. М. Пешковский указывал на потенциальную качественность любого относительного прилагательного и вторичность для его значения оттенка предметного отношения, что приводит к разграничению в структуре имен прилагательных разных типов языковой семантики, в том числе лексической и словообразовательной [11, с. 83]. Как справедливо замечает Е. А. Макарова, «понятие & quot-лексико-семантические разряды& quot-, несомненно, отражает один из важнейших этапов категоризации действительности, оказываясь наиболее приближенным и тесно связанным с собственно языковым ее характером». Она усматривает в семантике как в способе отражения мира в языке «перспективу исследования имен прилагательных, качественных и относительных, как разных способов моделирования и репрезентации признаков, свойств, качеств объектов внеязыковой действительности» [12, с. 185]. Коммуникативная функция имен прилагательных реализуется в языке двумя способами — атрибутивным и предикативным. Атрибутивная функция присуща как качественным, так и относительным прилагательным, в то время как предикативная функция реализуется только качественными прилагательными. Говоря же о семантической границе между двумя типами имен прилагательных, автор отмечает ее условность и размытость, указывая при этом на перспективу развития значений качественных прилагательных относительными и наоборот. Близость в значении качественных и относительных прилагательных исследователь объясняет присутствием единого, принципиально нелимитируемого концепта качество, «различные концептуальные признаки которого находят свое отражение в семантике различных лексико-грамматических разрядов прилагательного» [12, с. 189].
Современная концепция определения частеречного статуса имени прилагательного обращена к факту существования в пределах предложения трех синтаксических функций, получивших названия актант, предикат, атрибут. А. П. Володин считает бесспорным отсутствие у прилагательных «собственной формы (собственных грамматических категорий), в отличие от имени
(род, число, падеж и т. д.), глагола (реалис/ирреалис, аспект, лицо-число и т. д.) и даже наречия (отсутствие собственных категорий)» [1, с. 40]. Категория сравнения, по мнению ученого, является формальной принадлежностью атрибута как синтаксической функции, а не наречия или прилагательного, вот почему прилагательные, в зависимости от языковой системы, по формальному параметру ведут себя либо как (а) имена, либо как (б) глаголы, либо как (в) наречия. Объединять все перечисленные словоформы в некоторый единый класс (прилагательное) предлагалось неоднократно и разными высокоавторитетными лингвистами, но основания для этого были формальны. С типологической же точки зрения все эти словоформы объединяются в одну группировку, потому что все они выполняют одну функцию: атрибут актанта (А1×2). А. П. Володин отмечает, что функциональная определенность, безусловно, присуща именам прилагательным наряду с отсутствием формальной самостоятельности и семантической избирательности [1, с. 43]. Для нашего исследования, в основе которого лежит ономасиологический подход к изучению языковых единиц, считаем важным замечание ученого о том, что образование словоформ возможно от «корней любой семантики: признаковой, предметно-вещественной и дейктической» [1, с. 43]. О. А. Шитц разделяет мнение ученого о существовании в пределах предложения трех синтаксических функций — предикат, актант, атрибут, который в свою очередь делится на атрибут предиката и атрибут актанта. «Словоформы группировки обладают функциональной определенностью и семантической избирательностью- они обозначают первичный качественный признак- формальная самостоятельность отсутствует» [13, с. 9]. При этом формальная самостоятельность атрибутов актанта может быть реализована лишь в категории сравнения. Автор позиционирует относительные имена прилагательные как атрибутивные словоформы предметно-вещественной семантики, отмечая, что в функции определения данные единицы совпадают по оформлению с показателями атрибутивных словоформ качественной семантики: большой — большая -большое, золотой — золотая — золотое [13, с. 10].
Развивая идею категоризации частей речи, В. И. Теркулов предлагает разделить их на четыре группы: 1) знаменательные (актанты и гештальты) — 2) вспомогательные (атрибуты актантов и атрибуты гештальтов) — 3) служебные- 4) модальные. Согласно данной классификации имена прилагательные относятся к вспомогательным частям речи и выполняют функцию атрибута актантов. Как справедливо полагает ученый, «вспомогательные части речи конкретизируют лексические значения знаменательных глосс, актуализируя те или иные референтные слоты концептов, связанных с этими глоссами через номинатему» [14, с. 326]. Согласимся с тем, что «на речевом уровне номинативную функцию, следовательно, выполняют слово, словосочетание, сочетание служебного и знаменательного слов, которые мы называем речевыми глоссами языковой номинативной единицы». В то же время ученый ставит под сомнение возможность ее обозначения терминами, указывающими на ее моновербальный характер (слово, лексема и т. п.), поскольку даже единицы, реализующие в речи слово, могут не совпадать с ним по протяженности. К тому же наличие надсловных образований (коллокаций, фразем), тождественных моделям функционирования и реализации слова, приводит к необходимости замены термина моновербального типа для именования ос-
новной номинативной единицы языка на термин «номинатема», который «обозначает любую ее языковую разновидность, объединяющую глоссы, связанные отношениями семантического тождества и формальной взаимообусловленности» [15, с. 149].
Взгляды современных ученых-лингвистов идут некоторым образом вразрез с базовыми лингвистическими представлениями об имени прилагательном как основной части речи. Точное следование грамматических категорий имени прилагательного таким же категориям имени существительного позволяет говорить не только о формальной зависимости прилагательных, но и о некоторой второстепенности адъективов в системе частей речи. Считаем справедливым утверждение о том, что прилагательные, в том числе сложные, выполняют в предложении функцию атрибута актанта. Как вспомогательная часть речи имя прилагательное служит конкретизации лексических значений знаменательных глосс и актуализации референтных слотов концептов, связанных с этими глоссами через номинатему.
Список литературы
1. Володин, А. П. О прилагательном как о части речи / А. П. Володин // Глагольные и именные категории в системе функциональной грамматики: сб. материалов конф. (9−12 апреля 2013 г.). — СПб.: Нестор-История, 2013. — С. 39−45.
2. Кубрякова, Е. С. Типы языковых значений. Семантика производного слова // Е. С. Кубрякова. — М.: Наука, 1981. — 199 с.
3. Серебренников, Б. А. Языковая номинация (общие вопросы) / Б. А. Серебренников. — М.: Наука, 1977. — 360 с.
4. Иванова, Т. К. Единицы сопоставительного анализа словосложения русского и немецкого языков / Т. К. Иванова // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. — 2011. — № 11 (226). — Вып. 53. -С. 56−41.
5. Бенвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Бенвенист — пер. с фр. Ю. Н. Караулова. -М.: Прогресс, 1974. — 447 с.
6. Кубрякова, Е. С. Язык и знание: на пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения: роль языка в познании мира / Е. С. Кубрякова. -М.: Языки славянской культуры, 2004. — 560 с.
7. Уфимцева, А. А. Слово в лексико-семантической системе языка / А. А. Уфим-цева. — М.: Наука, 1968. — 287 с.
8. Виноградов, В. В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике /
B. В. Виноградов. — М.: Наука, 1975. — 560 с.
9. Сулименко, Н. Е. Еще раз о семантике прилагательных / Н. Е. Сулименко // Критика и семиотика. — Новосибирск: Институт филологии, 2007. — Вып. 11. -
C. 66−77.
10. Потебня, А. А. Из записок по русской грамматике / А. А. Потебня. — М.: Просвещение, 1958. — Т. I-II.
11. Пешковский, А. М. Русский синтаксис в научном освещении / А. М. Пеш-ковский. — М.: Учпедгиз, 1956. — 511 с.
12. Макарова, Е. А. Семантика качественных и относительных прилагательных в когнитивном освещении / Е. А. Макарова // Вестник Иркутского государственного университета. — 2011. — Вып. 2. — С. 184−190.
13. Шитц, О. А. Атрибутивная группировка словоформ качественной семантики в уральских языках (в сравнительно-сопоставительном аспекте): автореф. дис. … канд. филол. наук: 10. 02. 20: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание / Шитц О. А. — Новосибирск, 2012. — 21 с.
14. Теркулов, В. И. Об основах гештальтной классификации частей речи / В. И. Теркулов // Методология и история языкознания: материалы Междунар. науч. -практ. конф. (г. Славянск, 23−25 мая 2013 г.). — Славянск, 2013. — С. 325−328.
15. Теркулов, В. И. Композиты русского языка в ономасиологическом аспекте: дис. … д-ра филол. наук: 10. 02. 02 / Теркулов В. И. — Горловка, 2008. — 472 с.
References
1. Volodin A. P. Glagol'-nye i imennye kategorii v sisteme funktsional'-noy grammatiki: sb. materialov konf. (9−12 aprelya 2013 g.) [Verbal and nominating categories in the system of functional grammar: conference proceedings (9−12 April 2013)]. Saint-Petersburg: Nestor-Istoriya, 2013, pp. 39−45.
2. Kubryakova E. S. Tipy yazykovykh znacheniy. Semantika proizvodnogo slova [Types of linguistic definitions. Semantics of derivatives]. Moscow: Nauka, 1981, 199 p.
3. Serebrennikov B. A. Yazykovaya nominatsiya (obshchie voprosy) [Linguistic nimina-tion (genral issues)]. Moscow: Nauka, 1977, 360 p.
4. Ivanova T. K. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. Filologiya. Iskusstvovedenie [Bulletin of Chelyabinsk State University. Philology. Study of art]. 2011, no. 11 (226), iss. 53, pp. 56−41.
5. Benvenist E. Obshchaya lingvistika [General linguistics]. Transl. from French by Yu. N. Karaulov. Moscow: Progress, 1974, 447 p.
6. Kubryakova E. S. Yazyk i znanie: na puti polucheniya znaniy o yazyke: chasti rechi s kognitivnoy tochki zreniya: rol'- yazyka v poznanii mira [Language and knowledge: obtaining knowledge about language: parts of speech from a cognitive point of view: language'-s role in world cognition]. Moscow: Yazyki slavyanskoy kul'-tury, 2004, 560 p.
7. Ufimtseva A. A. Slovo v leksiko-semanticheskoy sisteme yazyka [The word in the lexico-semantic language system]. Moscow: Nauka, 1968, 287 p.
8. Vinogradov V. V. Izbrannye trudy. Issledovaniyapo russkoy grammatike [Selected works. Russian grammar research]. Moscow: Nauka, 1975, 560 p.
9. Sulimenko N. E. Kritika i semiotika [Critics and semiotics]. Novosibirsk: Institut filolo-gii, 2007, iss. 11, pp. 66−77.
10. Potebnya A. A. Iz zapisok po russkoy grammatike [From notes on Russian grammar]. Moscow: Prosveshchenie, 1958, vol. I-II.
11. Peshkovskiy A. M. Russkiy sintaksis v nauchnom osveshchenii [Russian syntax in scientific interpretation]. Moscow: Uchpedgiz, 1956, 511 p.
12. Makarova E. A. Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Irkutsk State University]. 2011, iss. 2, pp. 184−190.
13. Shitts O. A. Atributivnaya gruppirovka slovoform kachestvennoy semantiki v ural'-skikh yazykakh (v sravnitel'-no-sopostavitel'-nom aspekte): avtoref. dis. kand. filol. nauk: 10. 02. 20 [Attributive group of wordforms of qualitative semantics in Ural languages (in comparative aspect): author'-s abstract of dissertation to apply for the degree of the candidate of philological sciences]. Novosibirsk, 2012, 21 p.
14. Terkulov V. I. Metodologiya i istoriya yazykoznaniya: materialy Mezhdunar. nauch. -prakt. konf. (g. Slavyansk, 23−25 maya 2013 g.) [Methodology and history of linguistics: proceedings of the International scientific and practical conference (Slavyansk, 23−25 May 2013)]. Slavyansk, 2013, pp. 325−328.
15. Terkulov V. I. Kompozity russkogo yazyka v onomasiologicheskom aspekte: dis. d-ra filol. nauk: 10. 02. 02 [Russian language composites in the onomasiological aspect: dissertation to apply for the degree of the doctor of philological sciences]. Gorlovka, 2008, 472 p.
Соснина Людмила Васильевна
кандидат филологических наук, доцент, кафедра английского языка, Донецкий национальный технический университет (Украина, г. Донецк, ул. Артема, 58)
E-mail: ludmilasosnina@gmail. com
Sosnina Ludmila Vasilievna Candidate of philological sciences, associate professor, sub-department of English language, Donetsk National Technical University
(58 Artema street, Donetsk, Ukraine)
УДК 81'-373. 611 Соснина, Л. В.
К вопросу о номинативном статусе сложных прилагательных /
Л. В. Соснина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2016. — № 1 (37). — С. 105−113.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой