К вопросу о понятии и содержании законности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Долгопят Александр Олегович
мировой судья судебного участка № 239 Прикубанского внутригородского округа г. Краснодара (e-mail: mila-perova@yandex. ru)
К вопросу о понятии и содержании законности
В статье рассматриваются понятие и содержание законности. Делается вывод о том, что законность следует рассматривать как реализацию законодательства субъектами права. Реализация справедливого законодательства отражает правопорядок, и наоборот, организованность общественных отношений показывает состояние законности.
Ключевые слова: законодательство, законность, справедливость, правопорядок.
A.O. Dolgopyat, Judge of Judicial District № 239 of Prikubansky District of Krasnodar- e-mail: mila-perova@yandex. ru
To the question of the concept and contents of the rule of law
In the article the concept and contents of the rule of law are considered, concluded that the rule of law should be considered as realization of legislation by the subjects of rights. Implementation of fair legislation reflects the rule of law, and vice versa, organization of social relations shows the status of the rule of law.
Key words: legislation, law, justice, rule of law.
Анализ специальной литературы показывает, что законность рассматривается учеными с двух позиций. Согласно первой из них — узкой — законность означает исполнение и соблюдение только законов [1, с. 111- 2, с. 527−528- 3, с. 74- 4, с. 167]. Во втором, широком смысле под законностью понимается необходимость соблюдения и исполнения не только законов, но и всех иных нормативных правовых актов [5, с. 428- 6, с. 12- 7, с. 242−243, 246- 8, с. 14−18]. Именно такой подход к понятию законности преимущественно и поддерживался большинством ученых: законность — общеобязательность права, т. е. требование строжайшего, неукоснительного соблюдения и исполнения всех правовых предписаний всеми субъектами [9, с. 194- 3, с. 74].
Вместе с тем, представители «узкой» трактовки законности все же признавали необходимость соблюдения и исполнения всех нормативных правовых актов, а не только законов [1, с. 111]. Законность в подобном понимании требует соответствия поведения субъектов общественных отношений предписаниям правовых норм, т. е. обеспечения правомерного поведения всех их участников. Следовательно, если нарушается законодательство (право), то это означает нарушение законности. Подобное понимание законности полностью отражало преимущественно существовавший на протяжении нескольких десятков лет нормативистский подход к право-пониманию.
Обновление экономической системы в стране требует определенного обновления и в подходе к пониманию законности. В настоящее время многие исследователи признают сложный характер законности, что находит свое отражение в разностороннем и многоплановом подходе к современному определению законности.
Так, многие ученые считают, что законность -это принцип, метод и режим реализации норм права, содержащихся в законах и подзаконных актах, всеми участниками общественных отношений [10, с. 389- 11].
Н. В. Витрук полагал, что «законность означает идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве» [12, с. 523].
Исследуя вопросы законности, В. И. Шинд раскрывает данное понятие как «определенное состояние безопасности, стабильности, & quot-общественного здоровья'-'- государства» [13, с. 27]. Данное определение позволяет предположить, что в первую очередь необходимо анализировать те нарушения законов, которые наиболее неприемлемы для общества, и принимать все возможные меры, чтобы ликвидировать эти нарушения или, по крайней мере, существенно их сократить.
Каждый новый этап развития государства позволяет ставить перед наукой вопрос об обновлении определения законности. В последнее время учеными стал формироваться
33
подход к понятию законности через призму справедливости законодательства, в соответствии с которым законность рассматривается как система справедливого выражения права в законах государства [14, с. 51- 2, с. 528, 530], исполнение требований права и морали, т. е. правового долга, всеми субъектами права [15, с. 68- 16, с. 439−440].
Исследуя такие категории, как законность и справедливость, В. В. Мальцев утверждает, что законность без справедливости, по сути, лишена содержания [17, с. 101], а А. К. Черненко считает, что законность без справедливости бесперспективна [18, с. 135].
И. Е. Винницкий полагает, что «справедливость идеи выступает значимым обстоятельством, определяющим ее нормативность» [19, с. 16].
Представляется, что справедливость выступает тем критерием, который может определять содержание законности. Справедливость в определенной степени является не только основой законности, но и содержанием принципа законности. Заметим, что с ее помощью обосновываются и другие принципы права [20, с. 8].
Законность приобретает особое значение в условиях существования правового государства. Именно поэтому дефиниция законности напрямую зависит от современного состояния государства и общества и ее необходимо определять в контексте развития России как правового государства.
Появились работы ученых, представляющих правовую законность как фундаментальный принцип теории правового государства, «представляющий собой строгое и неуклонное осуществление… органами государственной власти, организациями, учреждениями, предприятиями, общественными объединениями и должностными лицами правовых норм, признаваемых и одобряемых большинством населения» [6, с. 5].
В литературе среди признаков правового государства учеными особенно выделяется такой признак, как верховенство и прямое действие закона [21, с. 332]. Все иные нормативные правовые акты должны соответствовать законам и не противоречить им. Поэтому правовое государство характеризуется авторитетом закона и, соответственно, высоким уровнем законности. С этих позиций формирование современного понятия законности должно учитывать указанный признак правового государства.
Понятием законности охватывается все действующее законодательство, основанное на справедливости, а правоотношения, фор-
мирующиеся в связи с применением законодательства, образуют содержание правопорядка. Рассмотрим данное утверждение подробнее.
Во-первых, законность не может означать реализацию только закона, поскольку последовательно придется признать, что иные нормативные правовые акты (например, Указы Президента Р Ф, постановления Правительства Р Ф и др.) не охватываются понятием законности, и если, например, имеет место нарушение постановления федерального министерства, то это не означает нарушение законности. Между тем, если нарушены нормативные правовые акты административных органов и эта ситуация не была бы признана нарушением законности, то состоялся бы дисбаланс урегулированно-сти общественных отношений, что означает нарушение правопорядка [2, с. 530−531]. Следовательно, нарушение закона означало бы нарушение законности, а нарушение, например, указа Президента Р Ф являлось бы не нарушением законности, а нарушением правопорядка. Думается, что законность в таком случае необоснованно «сужена», что представляется неправильным. Кроме того, правопорядок в этих обстоятельствах находится на одной ступени с законностью и характерен только для иных нормативных правовых актов, но не для законов. На наш взгляд, это неправильно, поэтому понятием законности должно охватываться все действующее законодательство.
Во-вторых, законодательство должно отвечать критерию справедливости. Но, с другой стороны, такой критерий не является исключительно правовым. Понятие справедливости может меняться в зависимости от общественно-экономической формации, в которой существует государство. Например, у древних греков справедливым было неравенство, которое, очевидно, не может быть справедливым у россиян в настоящее время, и наоборот, то, что было несправедливым для древних греков (равенство), справедливо для современных россиян [22, с. 135].
Представляется, что те нормативные правовые акты, которые действуют в настоящее время в России, априори являются справедливыми. Законность характеризует действительность с точки зрения практического осуществления права [23, с. 6], в связи с чем не может зависеть от того, справедлив или нет закон, в противном случае законность следует относить к числу моральных категорий, что не соответствует ни теоретико-правовым разработкам ученых, ни практической реализации норм права. Именно поэтому законодательство, действующее в
34
определенное время и в России, всегда справедливо, и законность следует рассматривать как его реализацию субъектами права.
С этих позиций мы не совсем согласны с мнением Е. А. Пушкарева о том, что правовая законность представляет собой строгое и неуклонное осуществление субъектами права правовых норм, признаваемых и одобряемых большинством населения [6, с. 5]. Получается, что если Правительство Р Ф приняло норму, не признаваемую и не одобряемую большинством населения, то ее несоблюдение не означает нарушение законности. На наш взгляд, это абсурдно и приведет в конечном счете к анархии.
В то же время законодатель не всегда успевает нормативно регулировать реально существующие отношения в обществе, в связи с чем возникают пробелы, на которые практики и ученые указывают как на несовершенство законодательства. Законность в таких случаях начинает отягощать общественные отношения и вызывать обоснованные споры о несправедливости законодательства. Возникает вопрос о соотношении законности и целесообразности (справедливости), который невозможно рассматривать без учета конкретной обстановки в стране, исторического пути ее развития. Правоприменители вынуждены не только применять законодательство, не вызывающее одобрение общества, но и в некоторых ситуациях восполнять пробелы «отстающего» законодательства, «творя» право. Решение суда, принятое с точки зрения справедливости, позволит оценить эффективность деятельности суда и в целом, предопределяя должное поведение участников правоотношений, будет содействовать поддержанию правопорядка. Например, истории известны случаи, когда судьи руководствовались именно справедливостью, а не буквой закона, и наоборот, граждане лишали себя различных выгод во имя торжества законности [21, с. 258]. Справедливость, таким образом, компенсируя недостатки действующего законодательства, являлась содержанием законности.
Вспомним такой случай, когда в нашей стране действовал п. 1.1 ст. 33 КЗоТ РСФСР, закрепляющий расторжение трудового договора по достижении работником пенсионного возраста. Конституционным Судом Р Ф было признано не соответствующим Конституции Р Ф обыкновение правоприменительной практики расторжения трудового договора по достижении работником пенсионного возраста при наличии права на получение полной пенсии по старости, сложившееся с момента принятия п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ [24]. Тем самым Конституционный Суд Р Ф признал
данную норму несправедливой по отношению к указанным лицам, желающим продолжать работу и после достижения пенсионного возраста.
Безусловно, отходить от законности, ссылаясь на целесообразность, не представляется правильным, тем более в условиях формирования правового государства, одним из признаков которого является верховенство закона. Ранее нами рассматривался вопрос о формировании нового типа правопонимания — интегрированного, объединяющего в себе элементы нормативизма, социологического типа правопонимания и взгляды представителей естественной школы права. Таким образом, ориентируясь на интегрированный тип правопонимания, мы поддерживаем тезис о том, что законодательство должно применяться в соответствии не только с буквой закона, но и духом закона, что очень важно для правового государства. Только в таком понимании действующее законодательство справедливо и справедливость является содержанием законности.
Резюмируя изложенное, подчеркнем, что под законностью нами понимается реализация в России справедливых действующих правовых предписаний субъектами права. Заметим, что приведенное определение представляет собой усеченную версию дефиниции, более развернутый вариант требует дальнейшего исследования.
Законность нельзя рассматривать как право «в действии», т. е. отождествлять с отношениями, возникающими в рамках законодательства. В противном случае законность будет совпадать с правопорядком. Между тем, законность не совпадает с правопорядком, который учеными определяется как реальный показатель состояния законности, он отражает важность соблюдения не только норм права, но и нормативных договоров [5, с. 437- 25, с. 38].
Правопорядок — это состояние правовой урегу-лированности общественных отношений [5, с. 433- 2, с. 530- 26, с. 139- 27- 7, с. 308- 28, с. 110], совокупность правоотношений, складывающихся на основе законности [21, с. 252]. Законность и правопорядок соотносятся между собой как причина и следствие [5, с. 437], правопорядок есть результат действия законности [25, с. 38- 29, с. 275- 7, с. 318- 30, с. 335]. Поэтому законность является одним из существенных факторов укрепления правопорядка, гарантией обеспечения законных прав лиц, в том числе и в случае привлечения их к административной ответственности [31].
Законность — это управленческая категория, связанная с дисциплиной, а правопорядок — регулятивная категория, связанная с демократией
35
[3, с. 74−87]. Правопорядок имеет в своей основе организованность общественных отношений, а также гарантированность возможности осуществления субъективных прав, обеспечение строгого исполнения юридических обязанностей [32, с. 137], а законность базируется на действиях, способствующих их организованности.
Принимая во внимание суть наших предыдущих рассуждений, можно сделать вывод о том, что реализация справедливого законодательства отражает правопорядок, сформированный
в связи с осуществлением законодательства, и наоборот, организованность общественных отношений показывает состояние законности. Отметим, что нарушение законности и правопорядка не должны являться нормой поведения субъектов права. Наоборот, субъекты права должны стремиться к идеалу, когда законодательство неукоснительно соблюдается и исполняется, что, в свою очередь, способствует укреплению законности и правопорядка.
1. Строгович М. С. Избранные труды. М., 1990. Т. 1.
2. Теория государства и права: учеб. / под ред. В. К. Бабаева. М., 2005.
3. Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990.
4. Явич Л. С. Социализм: право и общественный прогресс. М., 1990.
5. Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2005.
6. Пушкарев Е. А. Законность и ее гарантии в системе обеспечения прав и свобод человека и гражданина в деятельности органов внутренних дел (теоретико-правовой аспект): авто-реф. дис… канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2003.
7. Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001.
8. Воронов А. М., Аветисян К. Р. К вопросу о классификации принципов административной юрисдикции в налоговой сфере // Финансовое право. 2011. № 1.
9. Проблемы теории государства и права: учеб. / под ред. С. С. Алексеева. М., 1987.
10. Теория государства и права: курслекций/под ред. Н. А. Катаева, В. В. Лазарева. Уфа, 1994.
11. Поляков С. Б. Принцип условной законности деятельности государственных органов в российском праве // Адвокат. 2008. № 10.
12. Общая теория права: курс лекций / под ред. В. К. Бабаева. Н. Новгород, 1993.
13. Шинд В. И. Некоторые вопросы управления в органах прокуратуры (методический аспект) // Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора: сб. науч. тр. М., 1994.
14. Андриановская И. И. Справедливость в современной правовой действительности в России. Южно-Сахалинск, 2009.
15. Анисимов П. В. Права человека и правозащитное регулирование: проблемы теории и практики. Волгоград, 2004.
16. Шабуров А. С. Законность и правопорядок // Теория государства и права: учеб. для
1. Strogovich M.S. Selected works. Moscow, 1990. Vol. 1.
2. Theory of state and law: textbook / ed. by V.K. Babayev. Moscow, 2005.
3. Shaikenov N.A. Legal ensuring of interests of the individual. Sverdlovsk, 1990.
4. Yavich L.S. Socialism: law and social progress. Moscow, 1990.
5. Theory of state and law: course of lectures / ed. by N.I. Matuzov, A.V. Malko. Moscow, 2005.
6. Pushkarev E.A. The legality and its guarantees in the system of ensuring the rights and freedoms of man and citizen in the activity of the bodies of internal affairs (theoretical and legal aspects): auth. abstr. … Master of Law. Rostov-on-Don, 2003.
7. Baitin M.I. The Essence of law (Modern normative legal thinking on the edge of two centuries). Saratov, 2001.
8. Voronov A.M., Avetisyan K.R. To the question of classification of principles of administrative jurisdiction in the tax sphere //Financial law. 2011. № 1.
9. Problems of theory of state and law: textbook / ed. by S.S. Alekseev. Moscow, 1987.
10. Theory of state and law: course of lectures / ed. by N.A. Kataev, V. V. Lazarev. Ufa, 1994.
11. Polyakov S.B. Principle of conditional lawfulness of the activities of state bodies in Russian law//Lawyer. 2008. № 10.
12. General theory of law: course of lectures / ed. by V.K. Babayev. Nizhny Novgorod, 1993.
13. Shind V.I. Some issues of the governance at the Prosecutor'-s office (methodological aspect) // Problems of the theory of legality, methodology and methods of public prosecutions: coll. of sci. papers. Moscow, 1994.
14. Andrianovskaya I.I. Justice in modern legal reality in Russia. Yuzhno-Sakhalinsk, 2009.
15. Anisimov P.V. Human rights and rights-based regulation: problems of theory and practice. Volgograd, 2004.
16. Shaburov A.S. Law and order // Theory of state and law: textbook for law univ. and faculties / ed. by V.M. Korelsky, V.D. Perevalov. Moscow, 1997.
36
юрид. вузов и ф-тов / под ред. В. М. Корельского, В. Д. Перевалова. М., 1997.
17. Мальцев В. В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное поведение //Государство и право. 1997. № 2.
18. Черненко А. К. Теоретико-методологические проблемы формирования правовой системы общества. Новосибирск, 2004.
19. Винницкий И. Е. Роль справедливости и законности в обеспечении целостности и устойчивости системы принципов права // История государства и права. 2011. № 13.
20. Вязов А. Л. Принцип справедливости в современном российском праве и правоприменении: теоретико-правовое исследование: автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2001.
21. Общая теория права: учеб. / под общ. ред. А. С. Пиголкина. 2-е изд., испр. и доп. М., 1995.
22. Ллойд Денис. Идея права: репрессивное зло или социальная необходимость? / пер. с англ. М.А. Юмашева- науч. ред. Ю. М. Юмашев.
23. Боннер А. Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. М., 1992.
24. О толковании постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 февраля 1992 года по делу «О проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1.1 статьи 33 КЗоТ РСФСР»: решение Конституционного Суда Р Ф от 24 сент. 1992 г. // СПС «КонсультантПлюс».
25. Алексеев С. С. Право: азбука — теория -философия: опыт комплексного исследования. М., 1999.
26. Денисов Ю. А., Спиридонов Л. И. Абстрактное и конкретное в советском правоведении. Л., 1987.
27. Александров Н. Г. Законность и правопорядок в социалистическом обществе // Советское государство и право. 1955. № 5.
28. Ильин И. А. Теория прав и государства / под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. М., 2003.
29. Алексеев С. С. Теория права. М., 1995.
30. Морозова Л. А. Теория государства и права: учеб. М., 2005.
31. Шергин А. П. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2002.
32. Александров Н. Г. Социалистическая законность // Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. М., 1973.
17. Maltsev V. V. Principles of criminal legislation and socially dangerous behavior // State and law. 1997. № 2.
18. Chernenko A.K. Theoretical and methodological problems of formation of the legal system of the society. Novosibirsk, 2004.
19. Vinnitskiy I.E. Role of justice and legality in ensuring the integrity and stability of the system of principles of law // History of state and law. 2011. № 13.
20. Vyazov A.L. The principle of justice in the modern Russian law and enforcement: theoretical and legal research: auth. abstr. … Master of Law. Moscow, 2001.
21. General theory of law: textbook / gen. ed. by A.S. Pigolkin. 2nd ed., corr. and add. Moscow, 1995.
22. Lloyd Denis. The idea of law: the repressive evil or social need? / transl. from English by M.A. Yumashev- sci. ed. Yu.M. Yumashev.
23. Bonner A.T. Justice and fairness in enforcement activities. Moscow, 1992.
24. On the interpretation of a judgment of the Constitutional Court of the Russian Federation of Febr. 4, 1992 on the case «About the verification of constitutionality of the law enforcement practice of the termination of the employment contract on the basis provided by point 1.1 of article 33 of the Labor code of the RSFSR»: decision of the Constitutional Court of the Russian Federation of Sept. 24, 1992 //HLS «ConsultantPlus».
25. Alekseev S.S. Right: ABC book — theory -philosophy: the experience of integrated research. Moscow, 1999.
26. Denisov Yu.A., Spiridonov L.I. Abstract and concrete in the Soviet law. Leningrad, 1987.
27. Alexandrov N.G. Law and order in the socialist society // Soviet state and law. 1955. № 5.
28. Ilyin I.A. Theory of human rights and states / ed. and with introd. of V.A. Tomsinov. Moscow, 2003.
29. Alekseev S.S. Theory of law. Moscow, 1995.
30. Morozova L.A. Theory of state and law: textbook. Moscow, 2005.
31. Shergin A.P. Commentary to the Code of the Russian Federation about administrative offences. Moscow, 2002.
32. Alexandrov N.G. Socialist legality // MarxistLeninist general theory of state and law. Socialist law. Moscow, 1973.
37

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой