Формирование толерантного сознания посредством изучения немецкой, английской и русской фразеологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Маринина Галина Ивановна
ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ ПОСРЕДСТВОМ ИЗУЧЕНИЯ НЕМЕЦКОЙ, АНГЛИЙСКОЙ И РУССКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ
В данной статье, посвященной изучению фразеосемантического поля концепта & quot-толерантность"-, раскрывается содержание понятий & quot-толерантность"-, & quot-фразеология"-, & quot-фразеологическая единица& quot-, & quot-паремия"- с целью сопоставительного анализа репрезентации концепта & quot-толерантность"- во фразеологизмах и паремиях английского, немецкого и русского языков, а также анализируются семантика слов, их способность взаимодействовать друг с другом, определяя направление аккумуляции знаний о фразеологической картине мира. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/272 015/8−3/36. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 8 (50): в 3-х ч. Ч. III. C. 128−130. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/2. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2015/8−3/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota. net
УДК 17/51
Филологические науки
В данной статье, посвященной изучению фразеосемантического поля концепта «толерантность», раскрывается содержание понятий «толерантность», «фразеология», «фразеологическая единица», «паремия» с целью сопоставительного анализа репрезентации концепта «толерантность» во фразеологизмах и паремиях английского, немецкого и русского языков, а также анализируются семантика слов, их способность взаимодействовать друг с другом, определяя направление аккумуляции знаний о фразеологической картине мира.
Ключевые слова и фразы: толерантность- фразеологизм- лексико-семантическая группа- лексико-семантическое поле- фразеосемантическое поле.
Маринина Галина Ивановна, к. филол. н., доцент
Северо-Кавказский федеральный университет gala81@list. ru
ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ ПОСРЕДСТВОМ ИЗУЧЕНИЯ НЕМЕЦКОЙ, АНГЛИЙСКОЙ И РУССКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ (c)
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ. «Толерантность как компетентностная составляющая коммуникативно гибкой языковой личности в условиях поликультурного Северо-Кавказского региона», проект № 15−04−126.
Лексический состав языка, отражая большую динамику своего развития, остается актуальным исследованием современных ученых. Отечественные и зарубежные лингвисты исследуют семантику слов, их взаимодействие друг с другом. Акцент при этом делается на разноаспектном сопоставительном изучении таких явлений языка как семантика фразеологизмов, которое помогает выяснить экспрессивную окраску событий, рассматривая специфику проявления национального менталитета носителей различных языков.
Лингвокультурологическое сопоставительное исследование фразеологизмов позволяет определить универсальное и этноспецифичное в семантической культуре восприятия мира. Особый интерес в условиях глобализации представляет сопоставительное изучение семантических и прагматических характеристик такого концепта как «толерантность» во фразеологической картине мира немецкого, английского и русского языков. В. Г. Нестеренко справедливо считает, что «в настоящее время проблема формирования толерантности стоит остро во многих сферах общественной жизни. Это можно объяснить следующим рядом причин: резким расслоением мировой цивилизации по экономическим, социальным и другим причинам и связанным с этим ростом нетерпимости, развитием религиозного экстремизма, обострением межнациональных отношений, вызванным локальными войнами, проблемами беженцев и так далее» [6, с. 75]. В этнокультурном плане важным можно считать анализ концепта «толерантность» во фразеологических единицах, по-особому отражающих социальные и нравственные нормы в немецкой, английской и русской лингвокультурных общностях. «Рассмотрение лексико-семантических групп концепта & quot-толерантность"- предполагает определение семантических вариантов и интегральных признаков в немецкой, английской и русской лингвокогнитивных моделях» [2, с. 28].
Семантическое поле органично входит в семантическое пространство любого языка, являясь частью его внутренней формы. Задача данной статьи — рассмотреть и описать семантическое поле паремий и фразеологизмов, характеризующих концепт «толерантность», отобранных из словарей по английской, немецкой и русской фразеологии. Функциональная сущность фразеологии получила в современных работах достаточно четкое и однозначное определение: «…Фразеологизмы рождаются в условиях метафорического использования словосочетаний на базе экспрессивных, а не номинативных функций, на базе стилистических речевых потребностей- основы их происхождения не рациональные, а эмоциональные» [4, с. 150]. В исследовании фразеологии русского, немецкого и английского языков мы придерживаемся следующего определения фразеологизма, введенного И. И. Чернышевой: «ФЕ являются устойчивыми словесными комплексами различных структурных типов с единичным сцеплением компонентов, значение которых возникает в результате полного или частичного семантического преобразования компонентного состава» [10, с. 54]. Отмечая генетическое родство фразеологической единицы и словосочетания, С. В. Серебрякова отмечает, что фразеологизм — это «переосмысленное в процессе вторичной номинации конкретное словосочетание или предложение» [9, с. 195].
Знание национально-культурного фона фразеологизма со всеми дополнительными коннотациями помогает сформировать лингвистически аутентичное и психологически адекватное личностно-ориентированное общение. Как показал анализ, фразеосемантическое поле концепта «толерантность» группирует большое количество фразеологических единиц немецкого, английского и русского языков, которые отличаются значительным разнообразием в семантическом плане. Мы согласны с В. А. Воропаевой, что «в основе концепта & quot-толерантность"- лежат достаточно частотные по своей фразообразующей активности семы, обладающие повышенной структурно-семантической эквивалентностью» [2, с. 29]. Данную группу можно отнести к так
© Маринина Г. И., 2015
ISSN 1997−2911
Филологические науки. Вопросы теории и практики, № 8 (50) 2015, часть 3
129
называемым «натуральным» ФЕ, построенным на универсальных ситуациях и поэтому возникающим в различных языках со сходным значением. С другой стороны, «конвенциальные» ФЕ связаны с этнокультурными особенностями развития народа и поэтому не всегда имеют однозначные эквиваленты в других языках. А. Д. Райхштейн объясняет этот факт тем, что «у народов-носителей неродственных или отдалённо родственных языков существует близость ареального характера, то есть общность государственного строя, армии, религии, суеверий, обычаев и так далее, то есть общность экстралингвистических факторов» [7, с. 45].
Семантические поля, репрезентующие значение «толерантность» в немецком, английском и русских языках, мы исследуем как единое системное межъязыковое образование, построенное на единстве психологических и лингвокультурологических аспектов. Структуру фразеосемантических полей рассмотрим следующим образом: в центре находятся группы фразеологических единиц, отобранных в рамках содержательно -смысловой репрезентации концепта «толерантность»: 1) отношение человека к человеку- 2) поступок человека (умение поступать в определённой ситуации) — 3) характер человека. Единицы названных групп мы подразделили на фразеосемантические подгруппы. Общая для трёх языков семантическая структура полей, репре-зентующих «толерантность», характеризуется следующим образом: центром фразеосемантического поля отношения человека к человеку является сема «отношение», границы определяются различными компонентами, реализующими семы «эмпатия», «понимание», «согласие», «компромисс», «сопереживание», «безразличие», «равнодушие». Например, в английском языке подгруппу «безразличие» представляют следующие фразеологизмы: Make no account of somebody (something) — не обращать никакого внимания на кого-либо (или на что-либо) [5, с. 27]- в немецком языке: Was ich mir dafur kaufe — мне это все трын-трава [8, с. 168]- в русском языке: Плевать на всё [3, с. 115]. В сопоставительном плане можно констатировать, что русский вариант фразеологизма, реализующий сему «безразличие», более экспрессивен, а личностное «я» задействовано здесь в меньшей степени. Необходимо отметить, что национально-культурная специфика ФЕ, отражающих концепт «толерантность», возникает в результате того, что объективная действительность в разных языках отражается по-разному. Это характеризуется особенностью восприятия окружающего мира, разными культурными и общественными явлениями, а также этнопсихологическими типами ментальности каждого народа.
Центром фразеосемантического поля «поступок человека» (умение поступать в определённой ситуации) является сема «поступок», периферия выражена различными семантическими компонентами, характеризующими семы «держаться», «выносить», «уступать», «переносить боль», «сострадать», «крепиться», «потакать», «допускать», «снисходить», «смиряться». Например, в английском языке подгруппу «смиряться» представляют следующие фразеологизмы и паремии: Make the best of something… — мириться с чём-л., безропотно переносить что-либо [5, с. 79]- в немецком языке: Geschehene Dinge lassen nicht ungeschehen machen -что случилось, то случилось [1, с. 38]- в русском языке: Чему быть, того не миновать [3, с. 39]. В данных примерах мы можем проследить, что русский вариант фразеологизма также более экспрессивен и демонстрирует безысходность ситуации. Необходимо отметить, что поведение русского человека связано с такими категориями как фатализм и совесть. К ментальным образцам поведения русского человека можно отнести неустанный поиск истины, добра, гармонии, сердечность, простоту, непреклонную волю. Эти моральные свойства объясняются климатическими и геополитическими условиями формирования этнического и духовного генотипа русского, православного человека.
Центром фразеосемантического поля «характер человека» является сема «характер», периферия связана с различными компонентами, реализующими семы «бесконфликтный», «нетребовательный», «мягкий», «сдержанный», «снисходительный», «великодушный», «рассудительный», «спокойный», «выносливый», «терпеливый». Например, в английском языке подгруппу «терпеливый» характеризует следующий фразеологизм: Diligence is the mother of success — Терпение — это мать успеха [5, с. 56]- в немецком языке: mit Geduld und Zeit kommt man weit — если долго мучиться, что-нибудь получится [1, с. 204]- в русском языке: Терпение и труд всё перетрут [3, с. 86]. Семантическая составляющая слов «отношение», «поступок», «характер» представлена в рассматриваемых языках одинаковым образом. Однако в каждом лингвокультурном сообществе присутствуют свои моральные приоритеты, так что характер человека и всего общества в целом формируется в результате влияния различных факторов: понимание своей исторической значимости, свободы самопроявления, национальных идеалов и духовных противоречий. Сущность характера русского человека во многом определяется православной религиозностью, так как стремление к нравственному совершенству, жертвенности является основополагающей доминантой православной культуры. Аналогичным образом в характере немцев отражаются духовные нормы, национальные идеалы, исторические ошибки, которые и определяют его доброжелательность, порядочность, уважение, аккуратность, практицизм. Отличительными чертами характера англичан являются обходительность, самообладание, толерантное отношение к другому мнению, необщительность.
Таким образом, отличительные черты национального характера и проявлений толерантности определяют поведение человека, его отношение к другим людям, его поступки, формируют определенные ментальные образцы, играющие роль предписаний для поведения в определенном лингвокультурном сообществе и находящие отражение во ФЕ. Обобщив коммуникативно-содержательную специфику фразеосемантиче-ского поля концепта «толерантность», можно отметить сферы деятельности носителей немецкого, английского и русского языков, которые предполагают обязательную/желательную реализацию данного концепта. Это прежде всего отношения между людьми, поступки и черты характера — иными словами, толерантность как поведенческая реакция всегда связана с деятельностью человека.
Подводя итог, можно констатировать, что сопоставительное изучение содержательных репрезентаций концепта «толерантность» во фразеологической картине мира дает возможность объяснить различия в осмыслении и переживании определенных ситуаций различными сценариями ментального поведения, а сравнительное описание лексико-семантических полей позволяет выявить этническую логику, предопределяющую различия в ментальных образцах рассматриваемых лингвокультурных общностей. В процессе сравнения смысловой репрезентации аналогичных концептов слов в различных языках выявляются как универсальные, так и национальные специфические черты.
Список литературы
1. Бинович Л. Э., Гришин Н. Н. Немецко-русский фразеологический словарь. М.: Русский язык, 1975. 656 с.
2. Воропаева В. А. Сопоставительная характеристика английских, немецких и русских паремий и фразеологизмов, выражающих толерантность: дисс. … к. филол. н. Тамбов, 2007. 168 с.
3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Русский язык, 1981. 699 с.
4. Жуков В. П. Фразеологизм и слово. М.: Высшая школа, 1987. 198 с.
5. Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. М.: Высшая школа, 1996. 380 с.
6. Нестеренко В. Г. Язык нетерпимости и язык доверия // Свободная мысль. М.: Наука, 1992. № 2. С. 74−77.
7. Райхштейн А. Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. М.: Высшая школа, 1980. 336 с.
8. Семёнова О. А. 2000 русских и 2000 немецких идиом, фразеологизмов и устойчивых словосочетаний. М.: Попурри, 2003. 256 с.
9. Серебрякова С. В. Дистрибутивность семантики лексических параметров знака: дисс. … д. филол. н. Краснодар, 2002. 431 с.
10. Степанова М. Д., Чернышева И. И. Лексикология современного немецкого языка. М.: Высшая школа, 1975. 272 с.
FORMATION OF TOLERANT CONSCIOUSNESS BY STUDYING THE GERMAN, ENGLISH AND RUSSIAN PHRASEOLOGY
Marinina Galina Ivanovna, Ph. D. in Philology, Associate Professor North-Caucasus Federal University gala81@list. ru
The article, devoted to the study of the phraseosemantic field of the concept & quot-tolerance"-, reveals the content of the notions & quot-tolerance"-, & quot-phraseology"-, & quot-phraseological unit& quot-, & quot-paroemia"- with the purpose of a comparative analysis of representation of the concept & quot-tolerance"- in the phraseological units and paroemias in the English, German and Russian languages, and analyzes the semantics of words, their ability to interact with each other, determining the direction of the accumulation of knowledge about the phraseological picture of the world.
Key words and phrases: tolerance- phraseological unit- lexical-semantic group- lexical-semantic field- phraseosemantic field.
УДК 377: 378 Педагогические науки
В статье обсуждается образовательный потенциал смешанного обучения в учебном процессе по иностранному языку в техническом вузе. Обобщается преподавательский опыт авторов по внедрению данного подхода. В качестве примера подробно описывается серия занятий по теме «Ученые и изобретатели -нобелевские лауреаты», на которых он был успешно реализован.
Ключевые слова и фразы: смешанное обучение- самостоятельная работа- коммуникативная компетенция- профессиональная компетентность.
Мельникова Евгения Геннадьевна
Широколобова Анастасия Георгиевна, к. филол. н., доцент
Кузбасский государственный технический университет, г. Кемерово egmelnikova@mail. ru- nastja_shirokolo@rambler. ru
СМЕШАННОЕ ОБУЧЕНИЕ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ®
Эффективность профессиональной подготовки специалистов в вузах всегда находилась в центре внимания ученых, которыми были раскрыты различные аспекты и направления обеспечения качества образования (Ю. К. Бабанский, А. А. Вербицкий, И. Я. Лернер, В. А. Сластенин и др.), разработаны концепции ценностей, мотивов, направленности профессиональной деятельности (В. И. Залесский, А. К. Маркова, Е. Н. Шиянов и др.),
(r) Мельникова Е. Г., Широколобова А. Г., 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой