Формирование внешнеполитического курса администрации В. Вильсона по отношению к мексиканской революции (1913-1915 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 327 (73) «1913/1915»
Манухин Алексей Анатольевич
аспирант кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Warcraftdouble@yandex. ru
ФОРМИРОВАНИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА АДМИНИСТРАЦИИ В. ВИЛЬСОНА ПО ОТНОШЕНИЮ К МЕКСИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1913−1915 гг.)
Статья посвящена формированию внешнеполитического курса администрации В. Вильсона в отношении охваченной революцией Мексики (1913−1915 гг.). Важность этого направления определялась стратегическими интересами Белого дома в Латинской Америке. Основу политики Вильсона в мексиканском вопросе определяли поиски адекватных мер, совмещавшие либеральные ценности, провозглашенные в ходе избирательной кампании 1912 г., с необходимостью мирного разрешения чрезвычайной ситуации, сложившейся на южных рубежах США.
Ключевые слова: идеализм, прагматизм, революция, конституционное правительство, личная дипломатия, политика непризнания.
С именем президента Вудро Вильсона (1913−1921 гг.) связано окончательное превращение США в мировую державу. Мощный экономический потенциал, достигнутый страной к началу ХХ в., был дополнен резкой активизацией ее внешней политики. Одним из главных направлений стали отношения с Мексикой, где в 1910 г. вспыхнула революция, которая к моменту прихода Вильсона к власти (март 1913 г.) охватила всю страну. Стратегические интересы США в Мексике, связанные с огромными инвестициями (1,5 млрд дол. на 1910 г.), требовали выработки способов скорейшего урегулирования регионального конфликта.
Президент Вильсон и его ближайшие советники, как представители «прогрессивного» крыла демократической партии, исповедовали ряд либеральных идей в области внешней политики. Помимо распространения демократии американского образца в мире, главное внимание они уделяли разоблачению «порочной» дипломатии, основанной исключительно на соображениях экономической выгоды и защиты интересов «большого» бизнеса, представители которого не только диктовали свою волю правительству, но и порабощали слаборазвитые народы, препятствуя их развитию [1, р. 145−146]. Сам президент, как ревностный пресвитерианин, распространял на проблемы международных отношений идею «ковенанта», т. е. договора, который люди заключают между собой для
Manukhin Alexey Anatolievich
Postgraduate student of the Department of Modern and Contemporary History of European and American Countries, Faculty of History, Moscow State University named after M.V. Lomonosov Warcraftdouble@yandex. ru
THE FORMATION OF WOODROW WILSON’S FOREIGN-POLICY COURSE TOWARDS MEXICAN REVOLUTION (1913−1915)
The article deals with the formation of Woodrow Wilson’s policy towards the Mexican revolution. The importance of this direction was determined by U.S. strategic interests in Latin America. Its foundations lay in searching for adequate means that would combine liberal values, which were proclaimed during the 1912 electoral campaign, with the necessity to resolve the alarming situation existing on the southern frontier.
Key words: idealism, pragmatism, revolution, constitutional government, personal diplomacy, non-recognition policy.
разумного устройства своей земной жизни. Это выражалось в его неоднократной апелляции к воле американского народа, когда речь шла о тех или иных внешнеполитических действиях США, что в целом придавало его дипломатии «миссионерскую» окраску [2, p. 11−23, 32−35].
Вильсон еще во время избирательной кампании 1912 г. положительно отзывался о революции в Мексике как о движении народа к современным социальным и политическим институтам. Мексиканскую революцию он воспринимал как часть общей латиноамериканской проблемы, главными элементами которой считал кабальную зависимость от европейского и американского финансового капитала, отсутствие традиций представительной демократии, олигархизм и каудильизм.
В своем выступлении 12 марта 1913 г. о политике в Латинской Америке, президент заявил, что США будут выстраивать дружественные отношения лишь с «конституционными правительствами», т. е. теми, которые стремятся добиться блага народов своих стран, и чьи лидеры «не пришли к власти только для удовлетворения своих личных амбиций» [3, p. 15]. По его мнению, чем более высокого уровня достигнут в своем развитии государства Латинской Америки, тем надежнее там будут гарантированы экономические и стратегические интересы США, в том числе и от конкуренции со стороны великих держав [4, p. 170].
Приход Вильсона в Белый дом совпал с драматическими событиями в Мексике. В феврале 1913 г. в Мехико произошел военный переворот против правительства либерально настроенного президента Франсиско Мадеро. К власти пришел консервативный режим во главе с временным президентом генералом Викто-риано Уэртой. В этой связи Белому дому необходимо было определить свое отношение к новому политическому режиму. Сделать это было непросто, так как госдепартамент получал противоречащие друг другу сведения, с одной стороны, из мексиканской столицы, где находился американский посол Генри Лейн Уилсон, а с другой, — от консулов на севере страны, где разворачивалось движение конституционалистов во главе с Венустиано Каррансой, губернатором штата Коауйла, боровшегося против Уэрты как «узурпатора» верховной власти.
Посол, причастный к свержению Мадеро и уверенный в том, что Уэрта способен гарантировать в Мексике стабильность и порядок, а также безопасность американских граждан и их собственности, призывал Белый дом к его скорейшему признанию и доказывал, что оппозиция готова признать свое поражение [5, р. 785]. Сообщения консулов, напротив, показывали непрочность позиций Уэрты. Установление «реакционного» режима в такой важной для интересов США стране, как Мексика, представлялось президенту крайне нежелательным.
Для «беспристрастного» выяснения ситуации в Мексику были направлены личные представители Вильсона, находившиеся в постоянном контакте с госсекретарем Брайаном и самим президентом. Их влияние на формулирование решений было исключительно велико. Во многом это объяснялось тем, что Вильсон «недооценивал важность опыта дипломатов, выполняющих основную работу на местах» [6, р. 90−91]. Он стремился полностью держать под контролем весь процесс принятия внешнеполитических решений, желая «быть самому себе госсекретарем» [7, р. 44]. Так, первый из его личных представителей Уильям Б. Хейл в своих подробных отчетах информировал Белый дом о расстроенном состоянии армии и финансов правительства Уэрты, поставив под сомнение объективность донесений посла Уилсона [8, р. 536−552]. В итоге президент решил окончательно воздержаться от признания нового режима.
Желая добиться отставки Уэрты и привести Мексику к «конституционному» порядку, Белый дом предпринял попытку посредничества между федеральным правительством и его противниками. По инициативе Вильсона и Брайана в Мексику со специальной миссией был направлен Джон Линд. Бывший губернатор Миннесоты был сторонником прогрессив-
ных реформ и мирного урегулирования региональных конфликтов. Он представил министру иностранных дел Уэрты Ф. Гамбоа ноту со следующими требованиями: 1) прекращение военных действий и заключение перемирия- 2) согласие всех противоборствующих сторон на объединение усилий по созданию временного правительства- 3) проведение свободных выборов, при условии, что генерал Уэрта обязуется не выставлять свою кандидатуру- 4) согласие всех сторон с результатами выборов [9, р. 110−111].
Вопреки ожиданиям, инициатива из Вашингтона не возымела успеха: Гамбоа отверг предложения США, назвав их вмешательством во внутренние дела Мексики, подчеркнув, что федеральное правительство не намерено вступать в переговоры с мятежниками, так как оно обладает контролем над большей частью территории страны. Требование к Уэрте не выставлять свою кандидатуру на выборах Гамбоа назвал бессмысленным, ибо по мексиканской конституции ему, как временному президенту, было изначально запрещено это делать. Миссия Линда окончилась полным провалом.
Реакция президента была неординарной: 27 августа 1913 г. он выступил перед обеими палатами конгресса со специальным посланием по мексиканскому вопросу. Вильсон заявил, что поскольку он всегда защищал интересы американского народа, то и в данном случае он вынужден занять позицию «полного нейтралитета» по отношению ко всем политическим течениям в Мексике и объявить о наложении эмбарго на поставки оружия и боеприпасов. Он также добавил, что США берут на себя ответственность за обеспечение безопасности всех иностранных граждан в Мексике и одновременно призвал американцев уезжать на родину, если им будет угрожать опасность [10, р. 19−25].
На практике введение США полного эмбарго на поставки вооружения ставило своей целью поставить революционные силы в Мексике под прямой контроль Вашингтона. Что же касалось призывов к американским гражданам покидать Мексику, то для их значительной части это было не по карману, а те, кто обладал крупной собственностью, сумели не только приспособиться к революции, но и привыкнуть к беспорядкам, которые «внесли в учет прибыли и убытков» [11, л. 112].
Американский политический истеблишмент отрицательно воспринял заявление президента. Оно было подвергнуто критике за отход от традиции безусловного признания всех правительств иностранных государств, независимо от того, каким образом их руководство пришло к власти. Общественность требовала от Белого дома обеспечить защиту
американских граждан за рубежом.
Вильсон перешел к тактике изоляции центрального правительства Мексики после того, как 28 сентября 1913 г. Уэрта распустил конгресс и фактически установил диктатуру. В отсутствие дипломатических отношений с США, каудильо начал заигрывать с европейскими, прежде всего, британскими и германскими компаниями, обещая им выгодные сделки при аннулировании американских концессий [12, р. 444−446]. В свою очередь, Вильсон и Брайан, разорвав отношения с Уэртой, требовали от великих держав следовать их примеру и, тем самым, защитить Мексику от авантюр со стороны международного крупного капитала.
Позиция Вильсона вызвала раскол в правящем лагере. Так, Дж.Б. Мур, являвшийся первым заместителем Брайана, указал на то, что подобные требования являются бессмысленной декларацией и лишний раз дают повод упрекнуть администрацию в некомпетентности. Взамен он выдвигал план освобождения британских судов от каботажных пошлин при проходе через Панамский канал, в обмен на предоставление США свободы рук в Мексике [13, р. 460 463]. Подобная схема встретила поддержку со стороны руководства британского Форин Офис, который уведомил Уэрту, чтобы он не рассчитывал на помощь Великобритании.
Контакты Вашингтона с лидерами конституционалистов активизировались в середине ноября 1913 г. У. Б. Хейл от лица Вильсона уведомил Каррансу о том, что США могут признать конституционалистов воюющей стороной и даже оказать им военную помощь, но встретил решительный отказ. Однако сближение было выгодно обеим сторонам. Республиканец Уильям Филипс был специально назначен на должность третьего заместителя госсекретаря, отвечавшего за проведение негласных консультаций с главным агентом Каррансы в Вашингтоне — Луисом Кабрерой [14, р. 60−62]. В начале января 1914 г. он изложил Вильсону проекты осуществления аграрной реформы и модернизации политической системы Мексики, направленных на создание среднего класса и независимых местных властей [15, р. 187−191]. Встреча с Кабрерой привела Вильсона к мысли о том, что конституционалисты обладают конструктивной программой реформ и способны сделать из Мексики демократическое государство с перспективами быстрого экономического роста [16, р. 353−371].
Для выяснения боеспособности военной организации конституционалистов агент Дж. Каротерс был направлен для наблюдения за действиями прославленного военачальника конституционалистов Франсиско Вильи. Миссия
Кабреры, а также информация от Каротерса о ряде побед Вильи, убедили Вильсона и Брайана в необходимости оказать конституционалистам реальную поддержку. 3 февраля 1914 г. президент снял эмбарго на поставки оружия и боеприпасов. Конституционалисты стали активнее вести борьбу против федеральных войск. Однако поскольку существовали опасения, что режим Уэрты сможет еще долго оказывать сопротивление, Белый дом принял решение в пользу интервенции.
Инцидент в порту Тампико 9 апреля 1914 г. (арест нескольких американских моряков федеральными войсками) стал предлогом для перевода дипломатического конфликта в фазу открытого противостояния. Белый дом не желал прибегать к полномасштабной интервенции, стремясь ограничить военные операции захватом стратегически важного объекта. В ночь с 20 на 21 апреля 1914 г. Вильсон отдал приказ об оккупации порта Веракрус, предварительно получив у конгресса дополнительные прерогативы на использование армии и флота. Официально его действия объяснялись необходимостью заставить Уэрту ответить за «оскорбление американского флага» [17, р. 189−197]. Президент заблуждался, считая, что американские войска не встретят сопротивления, и мексиканцы с пониманием воспримут этот акт возмездия.
Начавшаяся интервенция вызвала всплеск антиамериканских настроений в Мексике, полный разрыв отношений с правительством Уэрты и критику Каррансы в адрес США. Белый дом оказался в сложной ситуации, единственный выход из нее виделся в дальнейшей эскалации военных действий, вплоть до захвата столицы. Избежать действий с позиции силы Вашингтону помогло посредничество Аргентины, Бразилии и Чили, заинтересованных в урегулировании американо-мексиканского конфликта.
По данным американских и мексиканских источников, есть веские основания предполагать, что Вильсон и Брайан содействовали совместной инициативе южноамериканских стран, намекнув их представителям на желательность такого посредничества. Тем самым, они сумели избежать начала войны или полномасштабной интервенции, чего добивалась значительная часть республиканцев в конгрессе, воодушевленных воинственными настроениями армейской верхушки. В итоге, Белый дом ограничился оккупацией Веракруса, избежав необходимости наращивания военного присутствия США в Мексике [18, р. 49].
Посредническая конференция в Ниага-ра-Фолс (20 мая-1 июля 1914 г.) стала форумом для обсуждения вопроса о форме власти в Мексике. Вильсон желал обеспечить доми-
нирование конституционалистов в политической жизни Мексики, связав их обязательствами о реформах и удовлетворения претензий иностранных собственников, пострадавших от революции. Именно такой линии придерживались специальные уполномоченные президента, но их позиция встретила резкий отпор делегатов Уэрты и южноамериканских дипломатов, что едва не послужило причиной срыва публичного форума [19, л. 93−94].
Конференция закончилась подписанием протокола, по которому противоборствующие стороны должны заключить перемирие и самостоятельно решить вопрос о формировании временного правительства, подлежащего признанию США и стран-посредников. Однако конституционалисты и не думали прекращать военные действия. Не выдержав дипломатического и военного давления, генерал Уэрта заявил о своей отставке и 15 июля 1914 г. бежал из страны. Вашингтон торжествовал: диктатор повержен, а создание нового коалиционного правительства оставалось в глазах «вильсонистов» лишь вопросом времени [20, р. 286−289].
Дальнейший ход событий опроверг эти утопические прогнозы. После того, как осенью 1914 г. Мексика оказалась в руках революционеров, в их рядах усилились разногласия о том, в чьих руках должна находиться верховная власть. В конце 1914 г. произошел окончательный разрыв между сторонниками Каррансы и военным конвентом во главе с представителями «народной революции» во главе с Франсиско Вильей и Эмилиано Сапатой. Этому не смогло
помешать даже присутствие американских войск в Веракрусе вплоть до 23 ноября 1914 г. Революция вступила в новую, наиболее кровавую и разрушительную фазу [21, р. 15−28].
В условиях Первой мировой войны администрация уже не могла так свободно, как прежде, осуществлять «политические эксперименты» в Мексике. Поиски «формулы» в решении этого регионального конфликта предпринимались вплоть до августа 1915 г. Однако теперь учитывалось, насколько последовательно и эффективно отдельные революционные группировки могут вести вооруженную борьбу за контроль над страной и воплощать в жизнь свои проекты реформ [22, р. 268−273, 463−464, 475 476]. Во внимание принимался и международный фактор, прежде всего, позиция Германии, крайне заинтересованной в том, чтобы мексиканская проблема оставалась, как можно дольше, нерешенной. О воинствующих взглядах кайзера и его окружения неоднократно докладывал президенту новый госсекретарь Роберт Лансинг, сменивший Брайана в июне 1915 г.
В итоге, 19 октября 1915 г. правительство Каррансы было признано Вашингтоном дефакто как единственная реальная власть в Мексике [23, р. 41−42]. Президент Вильсона счел, что революцию можно направить в мирное русло, приведя к власти проамериканское «правительство созидания». На самом деле, он глубоко ошибался, так как дальнейший ход мексиканской революции оказался гораздо сложнее кабинетных представлений вильсонистов о борьбе нации против «феодального» строя.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Tumulty J.P. Woodrow Wilson As I Know Him. New York, 1921.
2. Benbow M. Leading Them to the Promised Land: Woodrow Wilson, Covenant Theology and the Mexican Revolution, 1913−1915. Kent, 2010.
3. Wilson W. The New Democracy. New York, 1926. Vol. 1.
4. Healy D. Drive to Hegemony: the United States in the Caribbean, 1898−1917. Madison, 1988.
5. Papers relating to the Foreign Relations of the United States (FRUS). Washington, D.C., 1913.
6. Neu Ch.E. Woodrow Wilson and His Foreign Policy Advisers // Artists of Power: Theodore Roosevelt, Woodrow Wilson and Their Enduring Impact on U.S. Foreign Policy. Westport and London, 2006.
7. Houston D.F. Eight Years with Wilson'-s Cabinet, 1913−1921. New York, 1926. Vol. 1.
8. The Papers of Woodrow Wilson (PWW). Vols. 27−30, 33. Princeton, 1978−1980. Vol. 27.
9. PWW. Vol. 28.
10. The Messages and Papers of Woodrow Wilson. Vols. 1−2. N.Y., 1924. Vol. 1.
11. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Ф. 133. Оп. 470. Д. 90. Ю. П. Бахметьев — С. Д. Сазонову. 23 августа/5 сентября 1913 г.
12. PWW. Vol. 28.
13. PWW. Vol. 28.
14. Phillips W. Ventures in Diplomacy. Boston, 1953.
15. PWW. Vol. 29.
16. Clements K.A. Emissary from a Revolution: Luis Cabrera and Woodrow Wilson // The Americas. 1979. Vol. 35. № 3.
17. Daniels J. The Wilson Era. Vols. 1−2. Vol. 1: Years of Peace, 1910−1917. Chapel Hill, 1944.
18. Calhoun F.S. Power and Principle: Armed Intervention in Wilsonian Foreign Policy. Kent, 1986.
19. АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. Д. 273. Ю. П. Бахметьев — С. Д. Сазонову. 9/22 мая 1914 г.
20. PWW. Vol. 30.
21. Gilderhus M.T. Diplomacy and Revolution: U.S. -Mexican Relations under Wilson and Carranza. Tucson, 1977.
22. PWW. Vol. 33.
23. Smith R.F. The United States and Revolutionary Nationalism in Mexico, 1916−1932. Chicago and London, 1972.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой