К вопросу о проблемах перечисления советских пенсий в социалистические страны (по материалам докладных записок сотрудников Посольства СССР в Польской народной республике за 1959 г.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Война меняет сознание людей, они начинают думать не только о себе. Мирное население считает своей основной обязанностью помощь тем, кто на фронте защищает их. Население стремится поддержать боевой дух армии.
Таким образом, за время своего существования Санкт-Петербургский Вдовий дом помогал не только дворянкам, но и людям из других сословий. Иными словами, можно сказать, что учреждение неофициально стало носить бессословный характер, благодаря своим филантропическим заведениям (Капитул благородных дам, Мариинской межевое училище, Первый эвакуационный лазарет ведомства учреждений императрицы Марии для раненых воинов и Комитет Общества снабжения бельем и теплыми вещами нижних чинов). По средствам этих заведений и проявлялась государственная благотворительность.
Список литературы
1. Война и повседневная жизнь населения России ХУМ-ХХ вв. (к столетию начала Первой мировой войны): материалы междунар. науч. конф., 14−16 марта 2014 г. / под общ. ред. проф. В.Н. Скворцова- отв. ред. В. А. Веременко. — СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2014. — 560 с.
2. Знаменский К. И. Санкт-Петербургский Вдовий дом с филантропическими отделениями. 1803−1903 гг. — СПб.: Тов-во Р. Голике и А. Вильборг, 1903. — 131 с.
3. Иванова О. А. Столичные Вдовьи дома в Российской империи в XIX — начале ХХ вв. (на примере Санкт-Петербургского Вдовьего дома). — ЫКЬ: http: //opentextnn. ru/ поого1а/сотр-Ы8^агс^?1Ь=4952- (дата обращения: 24. 09. 2014 г.).
4. Краткие сведения о деятельности первого эвакуационного лазарета ведомства учреждений императрицы Марии для раненых воинов при Петроградском Вдовьем доме. — СПб.: б.и., 1915. — 25 с.
5. Российский государственный исторический архив (далее РГИА). Ф. 758. Оп. 14. Д. 187.
6. РГИА. Ф. 758. Оп. 14. Д. 199.
7. РГИА. Ф. 759. Оп. 8. Д. 36.
8. РГИА. Ф. 759. Оп. 90. Д. 1
9. РГИА. Ф. 759. Оп. 90. Д. 5.
10. РГИА. Ф. 759. Оп. 94. Д. 348.
О. В. Капустина
К вопросу о проблемах перечисления советских пенсий в социалистические страны (по материалам докладных записок сотрудников Посольства СССР в Польской народной республике за 1959 г.)
В середине 1950-х г. после восстановления разрушенного войной хозяйства Советское государство позволило себе направить часть национального дохода на социальные нужды, в том числе на пенсионное обеспечение. В 1956 г. в СССР был принят закон «О государствен-
66
ных пенсиях» [1], упорядочивший пенсионные права советских граждан из числа рабочих и служащих. Нельзя забывать, что данный период истории характеризовался жестким размежеванием классовых сил на международной арене. В 1961 г. на очередном съезде компартии первый секретарь ЦК Н. С. Хрущев отмечал: «Главное содержание периода после ХХ съезда КПСС составляет соревнование двух мировых социальных систем — социалистической и капиталистической» [2]. В результате этого противостояния советским гражданам, выезжавшим после 1 октября 1958 г. на постоянное или временное жительство в капиталистические страны, выплата назначенных в СССР пенсий приостанавливалась на все время их проживания за границей. В случае выезда пенсионеров за границу в социалистические государства пенсии им продолжали выплачиваться. Таким образом демонстрировались братские отношения, дружба и сотрудничество между странами социализма. При этом право на получение советских пенсий в соцстранах сохранялось как для выехавших из СССР советских граждан, так и для иностранных граждан, которые ранее жили в Советском Союзе и выработали там две трети необходимого стажа. Однако существовали свои проблемы и в этой области пенсионного обеспечения.
Весьма интересные сведения о таковой проблематике содержатся в докладных записках сотрудников Посольства СССР в Польской народной республике от 1959 г., поступивших в Министерство иностранных дел СССР, копии которых хранятся в фондах Министерства социального обеспечения РСФСР Государственного архива РФ. Так, 8 мая 1959 г. в докладной на имя начальника валютно-финансового управления МИД СССР тов. В. С. Семенова консул СССР в Кракове Г. Поляков подчеркивал, что «пенсионный вопрос для Консульства СССР в Кракове стал вопросом явно ненормальным» [3. Л. 179].
Причины данной «ненормальности» очень хорошо отражены в записи состоявшейся весной 1959 г. беседы советника-посланника Посольства СССР в Польше тов. Г. Киселева с министром труда и социального обеспечения ПНР С. Завадским [3. Л. 194−197], направленной в МИД СССР. Как видно из документа, инициатором встречи был именно С. Завадский, который сообщил представителю СССР, что еще в 1958 г. он обсуждал с работниками Министерства социального обеспечения РСФСР вопросы, связанные с необходимостью внесения ясности в сложившийся порядок расчетов по пенсиям, выплачиваемым Советским Союзом гражданам, прибывшим из СССР в Польшу. Не увидев изменений, польский министр решил названные вопросы поставить вновь.
Прежде всего С. Завадский обратил внимание на отсутствие правовой основы в пенсионном обеспечении, сообщив, что с другими государствами необходимые соглашения ПНР уже заключила. Кроме этого, министр счел неправильной процедуру выплаты назначенных в СССР пенсий советскими консульствами и посольствами, а не через органы
Министерства социального обеспечения Польши: «Это, — заметил он, -надо исправить так, чтобы деньги по пенсиям, которые выплачивает СССР, переводились польскому Министерству социального обеспечения, а последнее их выплачивало бы по поручению советского правительства» [3. Л. 195]. Не забыл чиновник посетовать на то, что много времени проходит до того, как приезжающие из СССР начинают получать свои пенсии, и поэтому польскому социальному министерству приходится производить собственные выплаты.
Также на встрече был поднят деликатный вопрос, касающийся выплаты пенсий полякам, которые были репрессированы в СССР и после ХХ съезда КПСС реабилитированы. Предварительно оговорившись, что он высказывает свою личную точку зрения, С. Завадский сказал, что в настоящее время в Польше бывшим активным деятелям КПК и членам их семей, прибывшим после реабилитации из СССР, выплачиваются персональные пенсии «в размере от 1200 до 3000 злотых в месяц. Таких лиц, — заявил он, — может быть не более 300 человек… Имея в виду их заслуги перед польским движением, мы, — продолжал Завадский, -устанавливаем им пенсии, так как не их вина, что в течение 10−15 лет они были оторваны от активной общественной и политической деятельности» [3. Л. 196]. По мнению С. Завадского, пенсии этой категории граждан должен был выплачивать Советский Союз, которому это было бы выгодно с политической точки зрения. В ответ Г. Киселев сообщил, что советское правительство с большим вниманием относится к материальному обеспечению необоснованно репрессированных граждан и к возмещению всех их потерь, и обещал довести этот вопрос до сведения компетентных органов.
Еще более конкретизированы проблемы пенсионного обеспечения выехавших в ПНР получателей советских пенсий в вышеупомянутой записке консула СССР в Кракове Г. Полякова. Консул сообщает, что по плану на четвертый квартал 1958 г. Краковским консульством советские пенсии должны были быть выплачены 406 пенсионерам в сумме 1162,8 тыс. злотых, а в первом квартале 1959 г. 413 в сумме 872,7 тыс. злотых. Однако фактически пенсии консульством были выплачены только 20 пенсионерам [3. Л. 179]. По мнению Г. Полякова, «сами пенсионеры, видимо, не желают получать у нас эти пенсии, польские граждане в соответствии с польским законодательством заинтересованы получать пенсии не от консульства СССР в Кракове, а от польских властей, так как при этом они имеют больше материальных выгод» [там же]. Дипломат жаловался в валютно-финансовое управление МИД СССР на Министерство соцобеспечения РСФСР, которое не учитывало сложившуюся ситуацию и высылало необоснованно большие суммы на выплату пенсий, в том числе и на «мертвые души». Как и советник-посланник Г. Киселев, Г. Поляков просил «коренным образом решить вопрос о переводе денег в Польшу. По мнению консульства, наши пенсии должны выплачиваться в Польше через соответствующие польские органы, а не через
наши консульские учреждения… Консульство … весьма обременено этой проблемой [там же].
Данные советских дипломатов подтверждала и министр социального обеспечения РСФСР Н. А. Муравьева. В докладной записке в Министерство финансов СССР от июня 1959 г. она признавала, что фактические расходы за выплату пенсий в Польскую народную республику значительно ниже плановых [3. Л. 558]. Здесь нужно сказать, что по состоянию на 1 января 1959 г. в планах Министерства С О РСФСР значилась выплата пенсий 825 получателям, проживающим в Польской народной республике. Из них 172 пенсии в СССР были назначены по старости. В пофамильном списке также были перечислены получатели пенсий по инвалидности, по случаю потери кормильца, инвалиды Великой Отечественной войны и члены семей военнослужащих. Персональные пенсионеры в названном списке отсутствовали [3. Л. 205−285].
Итак, из приведенных данных видно, что в конце 1950-х гг. процедура перечисления советских пенсий в соцстраны была далеко не совершенной. В частности, со стороны ПНР к СССР предъявлялся целый ряд претензий. Здесь нужно сказать, что правовая основа в советско-польском пенсионном обеспечении так и не была оформлена должным образом. В итоге к моменту распада Советского государства соглашения о социальном, в том числе и пенсионном, обеспечении Советским Союзом были заключены только с Болгарией, Чехословакией, Румынией, Венгрией, Монголией и ГДР. В случае выезда пенсионера в одну из стран — участниц соглашений перевод пенсии из СССР за границу не производился. Выплата пенсии осуществлялась компетентными органами соответствующей страны. Вспомним, что большинство прибывавших в 1950-х гг. из СССР в Польшу советских пенсионеров могло рассчитывать на собственно польское пенсионное обеспечение и, как правило, пользовались именно им.
Список литературы
1. О государственных пенсиях: Закон СССР от 14 июля 1956 // Социальное обеспечение в СССР. — М.: Профиздат, 1960. — С. 7−22.
2. Хрущев Н. С. Отчет Цк КПСС XXII съезду КПСС // Материалы XXII съезда КПСС. — М.: Госполитиздат, 1961. — С. 5.
3. Ф. А-413. Оп. 1. Д. 3240.
А. Л. Никифоров 1916 г. в судьбе русской императорской гвардии
Первая мировая война явилась тяжелейшим испытанием для Российской империи, обнажившим множество нерешенных проблем в жизни государства и ускорившим крах монархии. Несмотря на то, что мировая бойня 1914−1918 гг. олицетворяла общий кризис европейской цивилиза-
69

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой