Формирующий тектологический механизм, или к вопросу о методологических основах учения А. А. Богданова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Чимаров С. Ю.
Формирующим тектологическии механизм, или К вопросу о методологических основах учения А. А. Богданова
Чимаров Сергеи Юрьевич
Северо-Западный институт управления — филиал РАНХиГС (Санкт-Петербург) Заведующий кафедрой управления общественными отношениями Доктор исторических наук, профессор chimarov@szags. ru
РЕФЕРАТ
В статье проводится анализ отдельных положений учения видного российского ученого конца XIX — начала ХХ в. А. А. Богданова в отношении научного направления текто-логия. Под тектологией понимается наука о построении организации и процессах, происходящих при любом организационном изменении. Многое из происходящего в природе, по мысли А. А. Богданова, применимо для социума, а также для современного менеджмента. В этом и заключается актуальность обращения современных ученых и управленцев к теоретическому наследию взглядов о тектологии.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
тектология, формирующий тектологический механизм, конъюгация, цепная связь, ингрес-сия, дезингрессия, отдельность комплексов, кризисы С и Д
Chimarov S. Yu.
& quot-The Forming Tectological Mechanism& quot- or on a Question of Methodological Bases of the Doctrine of A. A. Bogdanov
Chimarov Sergey Yuryevich
North-West Institute of Management — branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public
Administration (Saint-Petersburg, Russian Federation)
Head of the Chair of the Public Relations Management
Doctor of Science (History), Professor
chimarov@szags. ru
ABSTRACT
The article analysis of certain ideas of «tectology» by famous Russian scientist of the late XIX — early XX centuries A. A. Bogdanov. Under tectology is the science of building of the organization and processes occurring in any organizational change. Many things happening in nature, in the opinion of A. A. Bogdanov are applicable both for the society and modern management. This is the relevance of the theoretical heritage of views on tectology for modern scientists and managers.
KEYWORDS
tectology, forming tectological mechanism, conjugation, chain link, ingression, desingression, separateness complexes, crises C and D
Я организован, значит, я существую.
А. А. Богданов
Видный общественный деятель и один из лидеров РСДРП, до 1908 г. соратник В. И. Ленина, философ, экономист, писатель-фантаст, врач-психиатр и ученый естествоиспытатель, основатель первого в мире института переливания крови Александр Александрович Богданов (1873−1928) вошел в историю отечественной и мировой науки в качестве автора работы «Тектология. Всеобщая организацион-
ная наука», вышедшей в двух частях в 1913 г. и которая явилась предметом многих & lt- последующих идей в области кибернетики, теории систем и синергетики. «Всеоб- ^ щую организационную науку мы будем называть «тектологией». В переводе с гре- ^ ческого это означает «учение о строительстве». «Строительство» является синони- ^ мом для современного понятия «организация», — замечает А. А. Богданов [1, с. 48]. ^
Важно заметить, что до А. А. Богданова термин «тектология» к законам органи- ^ зации живых существ применял только немецкий естествоиспытатель и философ о Эрнст Геккель (1834−1919). Исследуя феномен системности («организация есть о целое, которое больше суммы своих частей»), апеллируя к вопросу применения методов математики при анализе организации и управления ею и, в частности, разработав закон наименьших сил («скорость эскадры определяется скоростью самого медленно плывущего корабля») — составляющий основы сетевого метода планирования и управления, выдвинув идею «биорегулятора» — тождественную идее обратной связи в учении о кибернетике, А. А. Богданов оказал огромное воздействие на дальнейшее развитие науки управления. В частности, ученый выступил в роли идеолога организационно-технологического подхода к управлению: «Всякая задача может и должна рассматриваться как организационная» [Там же, с. 190].
Генерируя идею о целесообразности разработки нового направления в отношении общих законов организации или тектологии, А. А. Богданов в предисловии к первой части своей работы отметил следующее обстоятельство: «Пережитые годы — годы великой дезорганизации, как и великих организационных попыток, — породили во всем мире острую потребность в научной постановке вопросов организации» [Там же, с. 423]. Данный вывод ученого представляется несомненно значимым в деле формирования контура управленческого мышления для отечественных менеджеров XXI в. «Все проявления человеческой жизни, — говорит Богданов, — буквально пронизаны организационными принципами. Повседневная жизнь и человеческая речь, социальное общение и трудовая деятельность, экономические действия и мышление выстроены по определенной системе, у них есть своя логика и последовательность. Иными словами, они не могли бы существовать, если бы не были организованы», — размышляет автор истории менеджмента А. И. Кравченко [2].
Изучая процессы и отношения различных явлений и процессов, А. А. Богданов обращается к исследованию двух всеобщих универсальных организационных механизмов: формирующего и регулирующего.
Формирующий тектологический механизм, по мысли А. А. Богданова, является фундаментальным для любого организованного комплекса и любого реального процесса. Другими словами, прежде чем что-либо прошло стадии существования, развития, изменения, размышления или разъединения, оно должно пройти стадию формирования. Именно со стадии формирования начинается стадия существования любого организованного комплекса или любого организационного процесса. Категориальный ряд формирующего тектологического механизма представлен на рисунке.
1. Конъюгация. Термин «конъюгация» (от лат. со^идаНо — соединение) широко распространен в биологической науке и означает процесс точного и тесного сближения гомологичных хромосом. По А. А. Богданову, термин «конъюгация» означает «такой этап развития системы, когда начинается сотрудничество между отдельными элементами системы (например, работники установили между собой формальные и неформальные отношения)» [3]. Всеобщность категории «конъюгация» проявляется в любом сотрудничестве: от разговора и соединения отдельных понятий в идеи до «встречи образов или стремлений в поле сознания" — от процесса «сплавления металлов или электрического разряда между двумя телами» до «конгресса работников одного дела», констатирует А. А. Богданов [4]. Конъюгиру-
Рис. Категориальный ряд формирующего тектологического механизма
ющими комплексами, к примеру, являются участвующие в битве противоборствующие армии. Несмотря на различие субъективных целей, каждая из этих армий пребывает в состоянии объективного соотношения: «взаимодействие» этих обоих комплексов в том, что они воздействуют друг на друга (переходят из одного комплекса в другой посредством захвата пленных и снаряжения- усваивают боевой опыт друг друга и др.). Более того, согласно теории А. А. Богданова, конъюгацион-ные процессы распространяются на феномен сплочения народов посредством или войн, или мирных переговоров, отличие лишь в объемах растрачиваемой энергии или степени дезорганизации.
Тектологическое различие основных результатов конъюгации проявляется в трех вариациях.
1. Активность взаимодействующих комплексов соединяется таким образом, что достигается состояние абсолютной гармонии и наблюдается отсутствие «сопротивления» одних для других. Наиболее распространенными примерами подобного взаимодействия А. А. Богданов считает следующие: «слияние двух волн равной длины с полным совпадением их подъемов и их долин- слияние двух капель воды в одну, взятое со стороны химических активностей, воплощенных в ее молекулах- одновременные и одинаково направленные усилия двух работников, что они нисколько не мешают друг другу, например, при поднятии бревна за два конца» [Там же].
2. Активность одного из тектологических комплексов испытывает или ощущает активность сопротивления другого, и наоборот. В качестве иллюстрации конъюгации второй вариации А. А. Богданов ссылается на фактор влияния волн равной длины и одинакового направления при разности, к примеру, в полволны или на фактор противоположно направленных усилий двух работников. В интересах «парализации» негативных усилий одного работника А. А. Богданов ориентирует читателей своего научного труда на целесообразность осуществления более интенсивных позитивных усилий другого работника.
3. Соединение двух взаимодействующих комплексов происходит таким образом, что взаимодействие их элементов-активностей предполагает комбинацию частичных сложений с частичными вычитаниями. «Так, два работника вступают в сотрудничество, комбинируя более или менее удачно свои усилия, помогая, но в то же время невольно и мешая друг другу- две волны налагаются, отчасти усиливая одна другую», — иллюстрирует А. А. Богданов [Там же]. Итоговый результат конъюгации, по А. А. Богданову, именуется аналитической суммой, под которой ученый понимает результат соединения соответствующих активностей или сопротивлений. Говоря о соотношении суммы аналитической с суммой арифметической, автор «Тектологии» констатирует, что лишь только в идеальном случае наблюдается их равенство, во всех иных случаях аналитическая сумма меньше арифметической. Более того, по утверждению А. А. Бог-
данова, арифметическая сумма при более тщательном анализе должна рас- & lt- сматриваться как аналитическая сумма. ^
2. Цепная связь. Исследуя результаты воздействия конъюгации на форму вновь ^ создаваемых систем, А. А. Богданов вводит понятие «цепная связь»: «Всякое объ- ^ единение посредством общих звеньев мы будем для простоты обозначать терми- ^ ном «цепная связь» [Там же]. Саму же совокупность общих, совпадающих элемен- ^ тов между комплексами, входящими в цепную связь, А. А. Богданов именует «связ- о кою». о
Чрезвычайно важным представляется тезис идеолога теологии в отношении фактора достижимости организованности, который проявляется лишь тогда, когда направления активности, обусловленные единой целью, являются тождественными для обоих комплексов: «При конкуренции одинаковые цели не совпадают, а расходятся: они различно ориентированы… Следовательно, связь создается элементом действительно общим, одним и тем же, входящим в оба комплекса» [Там же]. Комментируя вышеизложенное, А. А. Богданов приводит пример двух человек, независимо друг от друга идущих к единой цели, к достижению единого политического и культурного идеала. Их организационное совпадение будет достигнуто только тогда, когда «их цели сольются в сознании каждого из них и каждым будут пониматься как одна и та же для обоих, т. е. когда они выяснят общность своих задач и планов» [Там же].
Выступая в качестве формы нашего мышления об организованных комбинациях органической и неорганической природы, цепная связь может быть двух родов: однородная, или симметричная, и неоднородная, или асимметричная. Применительно к первому роду тектологические комплексы конъюгирующего характера и пребывающие в связи одинаковы и отношение первого ко второму тождественно отношению второго к первому: шеренга рядовых солдат, сотрудничество работников, вместе выполняющих одинаковую для каждого работу, и т. п. Применительно ко второму роду тектологические комплексы конъюгирующего характера и пребывающие в связи не одинаковы и их отношение друг к другу различное: начальник и подчиненный, сотрудничество работников, выполняющих различную для каждого работу (по сложности труда и интеллектуальным затратам), и т. п.
3. Ингрессия. Термин «ингрессия» (от лат. тдгеввюг — вхождение) А. А. Богдановым применяется при анализе соответствующего метода ингрессии как в процессе производства или организации материальных вещей, так и в процессе организации социальных конструкций. По А. А. Богданову, метод ингрессии, т. е. метод «вводных» или «посредствующих» конструкций в случае производства материальных вещей посредством склеивания деревянных поверхностей, к примеру, суть метод применения клея, «в жидком виде легко конъюгирующего с поверхностью дерева, а затем твердеющего, не теряя приобретенной связи» [Там же]. В решении более сложной конъюгационной задачи, к примеру, в случае познавательной деятельности человека, познание последнего обращается к методу «вводных», или «посредствующих» комплексов. В частности, речь идет о том, что между человеком и обезьяной наше познание вводит образ нашего общего предка.
Процедура введения «посредствующего» комплекса необходима в случаях объединения усилий различных людей в интересах одного дела. Применительно к тектологическому процессу, орудием которого, к примеру, является человеческая речь, говорящие на разных языках обращаются к услугам «посредственного» комплекса, т. е. к услугам переводчика. При организации социальной конструкции «примирительного посредничества» между двумя враждующими сторонами метод ингрессии применяется в случае обращения к услугам третьего лица — посредника. «Мы рассматриваем сейчас метод «игрессии& quot- как частный прием создания цепной связи. Но мы имеем право в своем организационном анализе располагать
& lt- комплексы, как нам требуется. В любой связи двух комплексов мы можем выделить н «связку& quot- как особое, третье звено между ними. Тогда и эта вся комбинация ока-^ зывается ингрессией. Следовательно, ингрессия есть всеобщая форма цепной ^ связи», — размышляет А. А. Богданов [Там же].
^ 4. Дезингрессия. Если основной тип организационной связи, по А. А. Богдано-^ ву, есть ингрессия, то соответствующую основную форму дезорганизации ученый о именует как «дезингрессию». Дезингрессия суть первая фаза процесса разрыва о связей. «Разрыв связи всегда увеличивает «пограничную& quot- область комплекса, понимая под этим всю сумму соприкосновений комплекса с его средою, а не только пространственную границу. Для организованного комплекса среда есть мир внешних или «враждебных& quot- активностей, а «граница& quot-, следовательно, характеризуется целью дезингрессии с ними» [Там же]. Аргументируя свои рассуждения в отношении дезингрессии, А. А. Богданов приводит пример с «полюсом бытия». Не располагая должным объемом энергии для разрушения насильственным путем неугодной политической, культурной или трудовой организации, ее противники, по оценке ученого-тектолога, прибегают к созданию дезингрессии внутренних активностей организации, вызывая между ее членами или частями недоверие и принципиальное различие интересов.
5. Отдельность комплексов. «Разрыв связи, основанный на дезингрессии, создает отдельные комплексы там, где было одно целое, т. е. он производит «отдельность& quot- [Там же]. По мысли тектолога, к корректному тектологическому вопросу в отношении «отдельности» близко подходит философия, когда она пребывает в поиске «принципа индивидуации» существующего. Тектология же ставит философский «принцип индивидуации» как вопрос метода «отдельности». В рассматриваемом случае понятие отдельности тождественно встречаемому в деятельности людей перерыву каких-либо активностей или сопротивлений: «Мы рассматриваем берег как нечто «отдельное& quot- от реки, его омывающей, потому что испытываем переход от одного из этих комплексов к другому как прекращение одних из ощутимых сопротивлений, например тактильных, выраженных словом «твердое& quot-, и замену другими — «подвижное& quot-. Два берега реки могут представлять одинаковые активности — сопротивления, но остаются для нас «отдельными& quot-, потому что переход от одного берега к другому совершится через перерыв этих активностей — сопротивлений, через область, где их занимают иные» [Там же].
Признавая действие принципа непрерывности и осознавая динамичность развития действительности, А. А. Богданов представляет отдельность или перерыв отдельных рядов активностей — сопротивлений в форме дезингресии. Рассуждая в формате изложенного концепта ученый-тектолог, к примеру, динамично-эволю-ционно понимая консерватизм вещей, представляет последний в форме подвижного равновесия двух потоков противоположных изменений. В технике, как впрочем и в социальной жизни, люди производят отдельности посредством дезингрессий. Человек и общество поддерживают и сохраняют себя посредством постоянного пополнения своих затрат энергии: «отсюда — общая схема, «объясняющая& quot- консерватизм форм, схема подвижного равновесия» [Там же].
6. Кризисы. А) Разрыв тектологической границы между двумя комплексами выступает в качестве начала их конъюгации и является тем моментом, с которого комплексы перестают быть тектологическими отдельностями и образуют новую систему. Новая система претерпевает дальнейшие преобразования, предполагает возникновение новых связок и частных или полных дезингрессий. Таким образом, разрыв тектологической границы между двумя комплексами, по А. А. Богданову, суть организационный кризис первого типа. Б) Образование тектологической границы между двумя комплексами порождает систему новых отдельностей, в организационном плане принципиально отличающуюся от прежней системы. Таким
образом, образование тектологической границы между двумя комплексами, по g А. А. Богданову, суть организационный кризис второго типа. ^
Все наблюдаемые в социальной жизни или природе перевороты, революции, ^ катастрофы и т. п. принадлежат к указанным выше кризисам обоих типов. К при- ^ меру, любая революция в обществе представляет собой разрыв социальной гра- ^ ницы между различными классами, а процесс кипячения воды — разрыв границы s между жидкостью и атмосферой- процесс размножения живой клетки суть процесс о образования жизненной границы между ее отдельными частями и т. п. о
Все кризисы первого типа А. А. Богданов обозначает как кризисы С, или кризисы конъюгационные, соединительные. Все кризисы второго типа ученый относит к категории Д, или категории кризисов дезъюнктивных, разъединительных.
«Конъюгация, ингрессия, связка, дезингрессия, граница, кризисы С и Д — все эти понятия для формирующего тектологического механизма- они послужат нам для исследования различнейших случаев образования организационных форм, комплексов, систем», — резюмирует А. А. Богданов [Там же]. В последующем возникает вопрос о сохранении, закреплении, распространении, упадке и гибели возникающих формирований. Решение данного вопроса А. А. Богданов проводит посредством исследования регулирующего тектологического механизма (консервативного и прогрессивного подбора, подвижного равновесия). Однако специальное обращение к сущностным параметрам регулирующего тектологического механизма в учении А. А. Богданова является предметом отдельного осмысления.
Литература
1. Богданов А. А. Всеобщая организационная наука. Тектология: Кн. 1. М., 1989.
2. Кравченко А. И. История менеджмента: [Электронный ресурс]. URL: http: //www. bibliotekar. ru/menedzhment-2/index. htm.
3. Смольников В. Тектология А. Богданова и современность: [Электронный ресурс]. URL: http: //www. vasilievaa. narod. ru/ptgu/24−3-9−97. htm.
4. Богданов А. А. Всеобщая организационная наука. Тектология: [Электронный ресурс]. URL: http: //lib. rus. ec/.
References
1. Bogdanov A. A. General organizational science. Tectology. Book 1 [Vseobshchaya organizatsi-onnaya nauka. Tektologiya. Kn. 1]. M., 1989.
2. Kravchenko A. I. History of management [Istoriya menedzhmenta]: [An electronic resource]. URL: http: //www. bibliotekar. ru/menedzhment-2/index. htm (in Russ).
3. Smolnikov V. Tectology of A. Bogdanov and present [Tektologiya A. Bogdanova i sovremennost'-]: [An electronic resource]. URL: http: //www. vasilievaa. narod. ru/ptgu/24−3-9−97. htm (in Russ).
4. Bogdanov A. A. General organizational science. Tectology [Vseobshchaya organizatsionnaya nauka. Tektologiya]: [An electronic resource]. URL: http: //lib. rus. ec/ (in Russ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой