К вопросу о происхождении мечей Тарасовского могильника (по данным металлографии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 22 (351). История. Вып. 61. С. 18−25.
УДК 904 ББК 63. 4
С. Е. Перевощиков, О. О. Малых
К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ МЕЧЕЙ ТАРАСОВСКОГО МОГИЛЬНИКА (по данным металлографии)
Рассматриваются результаты металлографических исследований мечей, обнаруженных при раскопках Тарасовского могильника, являющегося одним из крупнейших могильников финно-угорского населения. Основываясь на полученных данных, высказывается предположение, что мечи из погребений 131 и 608 могли быть продукцией прикамских мастеров. Мечам из погребений 129, 446, 782, 1125, 1307, 1737, 1772 приписывается импортное происхождение, так как технологии изготовления не соответствуют общему уровню металлообработки региона. Появление «импортных» мечей, происходящих из погребений 1−111 вв., связывается с торгово-культурными связями местного населения. Появление мечей из погребений, относящихся к периоду 1У-У вв., могло быть связано с миграционными процессами эпохи Великого переселения народов.
Ключевые слова: Археология Прикамья- металлографические анализы- длиноклинковое оружие- Эпоха великого переселения- мазунинская культура- Тарасовский могильник.
В процессе проведения археологических исследований на территории Прикамья было обнаружено 118 мечей, относящихся к периоду II—VI вв. н. э. Одной из задач, стоящих перед исследователями, помимо описания и систематизации находок, является определение происхождения оружия. Морфофункциональные особенности конструкции и элементы декора оружия не могут однозначно свидетельствовать о месте создания и культурной принадлежности изучаемых объектов. Элементы оформления оружия или его форма могут быть изменены в процессе эксплуатации, но неизменной остается технология изготовления предмета.
Металлографический метод позволяет более или менее точно реконструировать технологический процесс производства металлических объектов. Весомый вклад в развитие металлографического метода внесли Б. А. Колчин, В. И. Завьялов, Л. С. Розанова, Н. Н. Терехова. Данные, полученные в процессе исследований, могут стать одним из основных критериев при рассмотрении проблемы происхождения находок. В случае соответствия технологии изготовления предмета общему уровню развития металлообработки региона возможно предположить местное происхождение изделия. Использовать данные металлографии необходимо в совокупности фактов, полученных в процессе применения альтернативных методов исследования, так как многие культурно-исторические общности древности находились на сопоставимых уровнях развития технологий.
Проблему происхождения длинноклинково-го оружия, обнаруженного на территории При-
камья, мы рассмотрим на основе результатов металлографического исследования ряда мечей Тарасовского могильника (раскопки Р. Д. Голди-ной). На момент написания статьи известны результаты металлографического исследования 19 прикамских мечей, 11 из которых происходят из погребений Тарасовского могильника.
В ходе раскопок памятника в период 19 791 993 гг. исследовано 1880 погребений, в которых было обнаружено 23 меча (раскопки Р. Д. Голди-ной). В. В. Кондрашиным1 было проведено металлографическое изучение клинков из погребений 129 (ан. 39), 131 (ан. 37), 608 (ан. 35) и обломка меча, происходящего из подъемного материала (ан. 30)2 С. Е. Перевощиковым, при финансовой поддержке РГНФ (проект № 13−01−281), произведены анализы мечей из погребений 446 (ан. 404), 782 (ан. 405), 1125 (ан. 403), 1307 (ан. 399), 1737 (ан. 425), 1772 (ан. 411).
Прежде чем рассматривать технологии изготовления тарасовских мечей, необходимо составить общее представление об уровне развития металлообработки в регионе. В процессе проведения металлографических исследований изделий черной металлургии, обнаруженных на территории Прикамья, В. И. Завьялов Л. С. Розанова, Н. Н. Терехова пришли к следующим выводам. Доля предметов, изготовленных из специально полученной стали (с применением цементации),
1 Хотелось бы поблагодарить В. В. Кондрашина, результаты металлографических анализов которого мы использовали при написании статьи.
2 Кондрашин, В. В. Железообработка в Среднем Поволжье и Прикамье… С. 34.
невелика: она составляет 9,8% на среднекамских памятниках и 13,4% среди изделий азелинских и мазунинских культур. Из сырцовой стали изготовлено 36,6% изделий3. Целиком из железа отковано около 20% изделий, обнаруженных на азелинских и мазунинских памятниках. Применение пакетной основы фиксируется у 30% изученных находок4. В период первой половины I тыс. н. э. для местных кузнецов не характерно изготовление крупногабаритных предметов из специально полученной стали.
Среди изделий Тарасовского могильника исследовано более 100 находок из черного металла, представляющих различные категории предметов. Проведенные металлографические исследования позволяют оценить общий уровень развития обработки металла в данном районе, в целом соответствующий уровню развития металлообработки всего региона. Технологии изготовления мечей в большинстве случаев не соответствуют общему уровню металлообработки населения, оставившего Тарасовский могильник и, значит, всего региона.
Перейдем к рассмотрению технологий изготовления мечей, обнаруженных при раскопках Тара-совского могильника мазунинской культуры.
В период II—III вв. н. э. было совершено погребение 1125. Справа от погребенного был обнаружен меч (ан. 403), откованный из равномерно науглероженной стальной заготовки5. На лезвии выявлена структура перлита, образующаяся при медленном охлаждении изделия, нагретого до 700 градусов. Микротвердость металла относительно невысока, она колеблется в пределах от 128 до 143 кг/мм2.
К III в. относится погребение 446, в котором обнаружен меч (ан. 404), положенный во время проведения погребальной церемонии на тело умершего по диагонали от левого локтя к правому колену6. Клинок был откован из трех стальных полос. Центральная полоса имела феррито-перлитную структуру с микротвердостью металла 208 кг/мм2. Боковые полосы также имеют фер-рито-перлитную структуру твердостью 158−163 кг/мм2. Металл и сварочные швы свободны от шлаковых включений, что свидетельствует о высоком качестве ковки. Различие микротвердости, выявленной на разных участках клинка, может быть объяснено тем, что в процессе выполнения кузнечных операций могло произойти частичное
3 Завьялов, В. И. История кузнечного ремесла… С. 107−108.
4 Там же. С. 106.
5 Голдина, Р. Д. Тарасовский могильник ?-V вв. … С. 187−188.
6 Там же. С. 84−85.
выгорание углерода. С другой стороны, металл мог быть перегрет после завершения процесса изготовления клинка.
В погребении 782, датированном ГУ-У вв., слева от костяка обнаружен меч (ан. 405), откованный из стальной заготовки с высоким содержанием углерода7. Особенностью структуры металла данного меча было наличие цементита. На шлифе, взятом ближе к острию клинка, цементит представлен в виде смешанной, частично разрушенной сетки. В центральной части — в виде цементитных игл, в районе рукояти — в виде ферритно-цементитной смеси. Наличие цементита придает металлу твердость и в то же время хрупкость. Пластическая обработка (ковка) при определенных температурах способна разрушить цементитную сетку. В результате металл становится более вязким (менее хрупким), но продолжает сохранять удовлетворительную твердость.
К ГУ — началу У в. относится погребение 1772, в котором был обнаружен меч, откованный из цельностальной заготовки (ан. 411). Микротвердость внутренней части клинка колеблется от 254 до 334 кг/мм2, в то время как твердость лезвия составляет 160 кг/мм2. Как и в случае с мечом из погребения 446, снижение твердости режущей кромки может быть объяснено как выгоранием углерода в процессе изготовления, так и результатом термического воздействия в процессе использования.
Металлографическое исследование обломка меча (ан. 39), происходящего из подъемного материала, показало, что клинок откован из высокоуглеродистой (заэвтектоидной) литой стали. Зафиксированы следы термообработки8.
Заэвтектоидную сталь можно было получить путем плавления металла в тигле, в то время как большая часть черного металла древности получены в ходе химического процесса восстановления железа. По мнению В. И. Завьялова, Л. С. Розановой и Н. Н. Тереховой, в период первой половины I тыс. н. э. технологии получения тигельной стали применялись в производственных центрах Индии, Сирии и ряде других стран Востока. В Европе не выявлено находок, свидетельствующих о производстве или обработке подобной стали9.
Обломок клинка, обнаруженный в погребении 1737 (ан. 425), скорее всего, также изготовлен из литой стали. Структура металла представлена тонкопластинчатым перлитом, микротвердость
7 Там же. С. 187−188.
8 Кондрашин, В. В. Железообработка в Среднем Поволжье и Прикамье. С. 34.
9 Завьялов, В. И. История кузнечного ремесла. С. 110.
которого составила 206 кг/мм2. В процессе изготовления в теле клинка образовалась структура видманштетта. Существует вероятность того, что дефект, вызванный наличием видманштетта, стал причиной разрушения клинка. Срез, полученный в ходе выпиливания металлографического шлифа, выявил не поврежденную коррозийными процессами структуру металла. Высокая степень сохранности изделий черной металлургии не свойственна почвенно-климатическим условиям Прикамья. Сохранность металла может быть обеспечена как наличием легирующих примесей, так и высокой чистотой феррита.
На наш взгляд, высока вероятность того, что стальные мечи из погребений 446, 782, 1125 изготовлены за пределами Прикамья. Технологии изготовления указанных мечей не характерны для традиций металлообработки первой половины I тыс., но и полностью не исключают вероятности изготовления оружия местными кузнецами. Технология изготовления меча из погребения 446 в большей степени соответствуют традициям металлообработки нашего региона, нежели все остальные мечи, откованные из стальных заготовок.
Мечи, откованные из заэвтектоидной стали, не могли быть изготовлены в Прикамье, так как не выявлено фактов, свидетельствующих о наличии местного производства или обработки заэвтекто-идной стали. Возможно, что данные мечи могли быть откованы в одном из ремесленных центров стран Востока.
Не соответствует традициям и приемам металлообработки мазунинского населения способ изготовления мечей из погребений 129 и 1307, относящихся к периоду II—III вв.
Основа клинка (ан. 34) из погребения 129 откована из многослойной малоуглеродистой заготовки, слои которой сварены поперек. К основе клинка были приварены среднеуглеродистые пластины, образующие режущую кромку. Клинок был резко закален, а затем отпущен. В результате появилась тростито-сорбитная структура с участками мартенситной ориентировки. Микротвердость в районе основы клинка составляет 128−225 кг/мм2, стальной части — 151−160 кг/мм2, 304−554 кг/мм2 составляет микротвердость закаленного лезвия10.
Металлографическим анализом выявлена многослойная основа меча из погребения 1307 (ан. 399), состоящая из последовательного чередования слоев стали и железа. Вероятнее всего, две полосы с различным содержанием углерода
10 Кондрашин, В. В. Железообработка в Среднем Поволжье и Прикамье… С. 34.
многократно перегибались и сваривались между собой. Микротвердость стали, входящей в состав пакета, составляет 297−322 кг/мм2. Твердость железной составляющей пакетной основы составила 221−254 кг/мм2.
Способ изготовления клинков из погребений 129 и 1307 не соответствует традициям металлообработки нашего региона. В Прикамье, как и на территории большинства регионов Евразии, при формировании пакетной основы изделия не принято перекручивать или перегибать перпендикулярно друг другу слои заготовки будущего изделия. Существует вероятность того, что металлографическими анализами были выявлены мечи откованные из так называемой «дамасской стали». Высока вероятность того, что данные мечи не могут являться продукцией местных мастеров.
Мечи из погребений 608 и 131 изготовлены по схожей технологии. Клинки ковались из многослойной железной заготовки, содержащей параллельные поля и цепочки, состоящие из коротких узких шлаковых включений, идущих по направлению ковки. У меча из погребения 608 на разных участках клинка выявлена структура феррита с микротвердостью 110−143 кг/мм2 и фер-рито-перлитные участки твердостью 151−170 кг/ мм2. У рабочего края меча из погребения 131 содержание углерода составило 0,2−0,25% при микротвердости 235−340 кг/мм2. Возможно, после остывания меч был дополнительно прокован по краю лезвия. В центральной части основы меча зер

Статистика по статье
  • 59
    читатели
  • 15
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • АРХЕОЛОГИЯ ПРИКАМЬЯ,
  • МЕТАЛЛОГРАФИЧЕСКИЕ АНАЛИЗЫ,
  • ДЛИНОКЛИНКОВОЕ ОРУЖИЕ,
  • ЭПОХА ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ,
  • МАЗУНИНСКАЯ КУЛЬТУРА,
  • ТАРАСОВСКИЙ МОГИЛЬНИК,
  • PERM’S ARCHAEOLOGY,
  • METALLOGRAPHIC ANALYSIS,
  • LARGE BLADES,
  • THE MIGRATION PERIOD,
  • MAZUNIN CULTURE,
  • TARASOVSKY BURIAL GROUND

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы & mdash- Перевощиков Станислав Евгеньевич, Малых Олег Олегович

Рассматриваются результаты металлографических исследований мечей, обнаруженных при раскопках Тарасовского могильника, являющегося одним из крупнейших могильников финно-угорского населения. Основываясь на полученных данных, высказывается предположение, что мечи из погребений 131 и 608 могли быть продукцией прикамских мастеров. Мечам из погребений 129, 446, 782, 1125, 1307, 1737, 1772 приписывается импортное происхождение, так как технологии изготовления не соответствуют общему уровню металлообработки региона. Появление «импортных» мечей, происходящих из погребений I—III вв., связывается с торгово-культурными связями местного населения. Появление мечей из погребений, относящихся к периоду IV—V вв., могло быть связано с миграционными процессами эпохи Великого переселения народов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой