К вопросу о размежевании левобережья реки Урал между уральскими казаками и зауральскими киргизами (вторая половина xix В.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
УДК 93/94(47)"1851/1900″: 323. 1
А.И. Кортунов
К вопросу о размежевании левобережья реки Урал
между уральскими казаками и зауральскими киргизами (вторая половина XIX в.)1
В статье освещается вопрос, связанный с процессами по размежеванию левобережья реки Урал между уральскими казаками и зауральскими киргиз-кайсаками во второй половине XIX в. Как свидетельствуют многочисленные исторические источники, земли по левому берегу Урала к середине XIX в. все еще являлись спорными, что определило дальнейшие шаги правительства по их скорейшему размежеванию. В итоге в 60−70-х гг. XIX столетия предварительно устанавливаются восточные границы между уральскими казаками и киргиз-кайсаками, которые были окончательно утверждены в начале XX в. По нашему мнению, решение данной научной проблемы позволит дополнить общую картину колонизационных процессов, проходивших на Южном Урале в XIX в.
The article highlights the issue of processes for separation of the left bank of the Ural River between the Ural Cossacks and the Trans-Ural Kirghiz-Kaisak in the second half of the XIX century. As evidenced by the numerous historical sources the land along the left bank of the Ural Mountains by the mid-nineteenth century was still controversial, that determined the further steps of the government on their early separation. As a result, in the 60−70s of the XIX century the Eastern borders were preinstalled between the Ural Cossacks and the Kirghiz-Kaisak, which were finally confirmed in the beginning of XX century. In our opinion, the solution to this research problem will complement the overall picture of the colonization process, which took place in the southern Urals in the XIX century.
Ключевые слова: уральские казаки, киргиз-кайсаки, Урал, левобережье, размежевание, пограничная линия, Южный Урал.
Key words: the Ural Cossacks, Kirghiz-Kaisak, the Ural River, the left bank, the division, the edge line, the southern Urals.
Одной из наиболее важных и интересных проблем в истории казачества Урала является колонизация региона. В отечественной и зарубежной историографии мы не находим каких-либо комплексных
© Кортунов А. И., 2014
1 Работа выполнена в рамках базовой части государственного задания на проведения научно-исследовательской работы Министерства образования и науки РФ (2014−2016 гг.). Тема НИР: «Кочевники Золотой Орды ХШ-ХУ вв. и казачество Урала ХУ1-Х1Х вв.: проблемы этно- и социально-культурной преемственности» (Проект № 2936).
научных исследований, касающихся вопросов освоения яицкими (уральскими) казаками Уральского региона в ХУШ-Х1Х вв. Феномен яицкого казачества заключается в том, что относительно малочисленная группа людей, закрепившаяся на маленьком участке правобережной части Яика, смогла со временем расширить границы своей территории до значительных пределов и закрепиться на огромном пространстве от Каспийского моря до реки Сакмара.
Стоит отметить, что борьба местного казачества за жизненное пространство с соседними народами (киргиз-кайсаками, калмыками, башкирами и др.) велась постоянно. Одной из спорных территорий, на которую претендовали яицкие (уральские) казаки по всей охраняемой ими пограничной линии, являлась левобережная часть р. Яик (Урал). Вероятнее всего, яицкое казачество пользовалось обеими сторонами Яика с момента своего появления на реке. Они искренне полагали, что им принадлежат обе стороны Яика, ссылаясь при этом на царские грамоты (в частности, известную грамоту царя Михаила Федоровича), законы и правительственные распоряжения разных лет. «Если владеть рекою только с одной стороны, — говорили они, — то и воды не должны принадлежать казакам?!» При этом особо привлекательными для казаков считались левобережные пойменные луга (использовавшиеся для сенокошения) и соляные озера, где активно добывалась соль, а также притоки Яика и крупные водоемы, на которых уже с XVIII столетия активно развернулся казачий рыболовный промысел [5, с. 53- 12. Д. 30 (1864 г.). Л. 5 об. -7].
В первой половине XVIII в. активизируется процесс расселения яицких казаков по определенной линии. Деятельность Оренбургской экспедиции (комиссии) по укреплению Юго-восточной пограничной линии, рост численности казачьего населения Южно-Уральского региона и его хозяйственное развитие послужили началом процессов расширения территории Яицкого войска. И именно с этого времени остро встает вопрос освоения левого берега р. Яик. Стоит отметить, что в XVIII столетии единственным населенным пунктом яицких казаков на левой стороне Яика являлся Илецкий городок, основанный в 1737 г. и располагающийся в Яик-Илекском междуречье на пограничных с оренбургскими казаками землях. Закрепившись на так называемой «бухарской» стороне (уральские казаки азиатскую левую сторону р. Яик (Урал) называли — «бухарской», а правую европейскую — «самарской»), илецкие казаки постарались расширить свои владения, но в текущем столетии из-за активного противодействия соседних киргиз-кайсацких родов им это сделать не удалось [1, с. 270- 10, с. 15].
Примерно в это же время начинаются процессы увеличения в регионе и киргиз-кайсацкого населения. На азиатской стороне Урала
с каждым годом становилось все больше киргизских кибиток. Из статистических источников мы узнаем, что к 60-м гг. XIX в. на левом побережье Урала, вдоль земель Уральского казачьего войска, на постоянной основе зимовало уже до 20 тыс. кибиток, или около 100 тыс. киргиз. Впоследствии, в связи с недостатком пастбищных мест, они начали активно пользоваться пойменными лугами левой стороны Урала и даже переходить на правую сторону, что способствовало росту числа конфликтов на границе между казаками и кир-гиз-кайсаками [11. Д. 19. Л. 1−16- 12. Д. 30 (1864 г.). Л. 10−10 об.].
Стоит отметить, что местная власть пыталась всячески сгладить противоборство конфликтующих сторон. Одним из выходов в сложившейся ситуации им виделось разграничение владений казаков и киргиз-кайсаков. Первые попытки по размежеванию левобережных уральских земель были сделаны в начале XIX в. Но из-за опасения возникновения волнений, в частности среди киргизов, работы были приостановлены на неопределенное время. Несмотря на это, в конце XVIII — начале XIX в. правительство смогло законодательно закрепить за уральскими казаками исключительное право пользования сенокосом на некоторых участках левой стороны Урала. Также с XVIII в. на левом берегу Урала казакам было официально разрешено вести промысел на трех крупных озерах (Черхальском, Индерском и Грязном) [6, с. 154−155- 13, с. 28].
В первой половине XIX столетия Оренбургским губернским правлением и Правительствующим сенатом Российской империи издается ряд указов, которые способствовали скорейшему размежеванию спорных территорий. Большинство земель левого берега Урала по результатам работы нескольких специально созданных межевых комиссий было отдано казакам и киргиз-кайсакам в совместное владение, но проблема была решена только временно. Окончательное размежевание спорных участков произошло лишь во второй половине XIX в.
Несмотря на все принятые в первой половине XIX столетия меры по временному разграничению владений на левом береге Урала, противоборство сторон только нарастало. В рапорте военному министру от 15 июля 1864 г. за № 1801 Оренбургский и Самарский генерал-губернатор А. П. Безак отмечал следующее: «По вступлении моем в управление Оренбургским краем, Областное Правление вошло ко мне с представлением о неудовольствиях Оренбургских киргизов противу Правительства по причине, между прочим, уральскими казаками сенокосными участками и прочими землями, расположенными на левой стороне р. Урал- а в тоже время из производившихся в моей Канцелярии дел, мною было усмотрено, что для предоставления киргизам способов к заготовлению запасов се-
на, при существующем издавна порядке воловаго казачьяго сенокошения за Уралом, введено в действие следующее правило: с наступлением времени для покоса Зауральским киргизам дано право косить траву по черте передовых постов от Илецких дач до Ка-чанскаго пикета в местах, для указания коих командируется от войска особый Чиновник. За тем от Качанскаго пикета до Гурьева городка киргизам отводят под покос … особые места в том размере, чтобы войсковым жителям осталось достаточно сена на прокорм служебных лошадей. Сверх того, после 20 дней воловаго сенокошения казаков, киргизы допускаются ко всем, без исключения, луговым местам кроме лесов, чтобы не портили деревьев, и вблизи самого берега Урала, чтобы не пугали рыбы в ятовных местах» [3, с. 239 247- 12. Д. 30 (1864 г.). Л. 2−3].
В документе также отмечалось, что при существовании такого порядка киргиз-кайсаки приносили неоднократные жалобы на притеснения от казаков в сенокошении. Все частные жалобы со стороны киргиз до 1860 г. были рассмотрены и по ним вынесены решения. После этого Оренбургский и Самарский генерал-губернатор А. А. Катенин поручил наказному атаману Уральского казачьего войска своевременно устранять все причины, приводящие к конфликтам киргиз-кайсаков с казаками.
Генерал-губернатор Безак в 1864 г., пытаясь определить корень раздора между уральскими казаками и зауральскими киргизами в вопросе владения левой стороной р. Урал, отмечал, что между ними издавна существует спор о правах тех и других на владение левым берегом Урала и зауральских соляных озер. В разрешении этого спора, по его мнению, власти должны были принять во внимание нужды войска и киргиз-кайсаков, при этом нельзя было не отдать в таком случае предпочтения последним. Достаточно было посетить киргизские зимовки, пишет он, чтобы увидеть, до чего стеснены они в поземельном пользовании: «кибитки и землянки их разбросаны среди казачьих скирд, отчего и происходят постоянные столкновения по поводу неизбежных потрав». Киргиз-кайсаки, чтобы избежать по возможности ответственности за потравы, вынуждены были по найму и косить и собирать это сено. Казаки при этом большую часть своего сена распродавали в неурожайные годы за большую цену опять же киргизам. Доказательством того, что казаки в некоторых местах совершенно не нуждались в сене, по мнению губернатора, служили огромные сенные склады, к тому времени частично уже сгнившие [12. Д. 30 (1864 г.). Л. 2−3].
В свое время Оренбургские военные губернаторы П. П. Сухтелен и В. А. Перовский издавали распоряжения о том, чтобы казаки пользовались только крайне необходимым для их скотины
количеством сена, но выражение «совершенно необходимым» являлось слишком общим и неопределенным, тем более, что наблюдение в этом случае предоставлялось казачьему начальству. Так, что подобные распоряжения не облегчали нужды киргиз-кайсаков.
Параллельно возник вопрос о стеснениях киргиз-кайсаков в кочевьях на Гогольском острове близ Гурьева городка. Отметим, что еще со времени царствования императрицы Анны Иоанновны казаки начали селиться в Гурьевом городке, при этом охраняя и защищая низовье Яика от набегов кочующих киргизов. Вместе с этим поселением естественно началось и пользование местных казаков как рыбными ловлями в устье Яика, так и сенными угодьями по всей долине, образуемой этою рекой и ее рукавами. По высочайше утвержденному докладу Сената от 25 мая 1752 г. все Гурьевские учуги были отданы в ведение Яицкого войска. Тогда же рыбный промысел в устье реки Яик был выведен из подчинения Астраханской губернии и передан в Оренбургскую губернию [4, с. 78- 7, с. 651].
Стоит отметить, что за Гогольский остров начали бороться казаки и киргиз-кайсаки с момента его образования у побережья Каспийского моря на зауральской стороне. Он образовался в результате обмеления Каспия, при этом появился не только в долине между Яиком и его притоком Соколком, но и на пространстве Каспийского побережья, дарованного Уральскому войску высочайшим указом от 22 ноября 1846 г. Как считали казаки, права на этот остров принадлежали только им, тем более, что с упадком воды в Каспийском море почти ежегодно образовывались в войсковых дачах отмели, которые, постепенно увеличиваясь, доходили до размера островов и служили потом местом для укрытия скота в зимнее время. Естественно, что все подобные острова (также как и Гогольский) они считали принадлежностью войска, обосновывая это тем, что береговое пространство казачьих вод ограничивается с одной стороны Гранным, а с другой — Пороховым буграми и что они лежат в 20−30 верстах от Гурьева городка [12. Д. 30 (1864 г.). Л. 5 об. -7].
Самым же главнейшим фактом, определяющим права казаков как на Гогольский остров, так и на всю долину реки Урал, считался 9 пункт части I высочайше утвержденного в 1803 г. штата Уральского войска, в котором написано: «Войску, пребывающему в своих селениях, довольствовать к содержанию своему от тех преимуществ и выгод, коими оно ныне пользуется» [8, с. 1096].
Разногласия в вопросе владения казаками и киргизами зауральской стороной привели к созданию весной 1865 г. специальной Комиссии по размежеванию левой стороны Урала, которая состояла из чиновников Уральского казачьего войска и Областного правления
киргизов. Для регламентации предполагаемых работ комиссии, была подготовлена специальная высочайше учрежденная «Инструкция для распределения между Уральскими казаками и Зауральскими киргизами Малой Орды долины левого берега р. Урала», состоящая из пятнадцати параграфов. По утвержденному плану комиссия должна была работать от Мухрановского форпоста до Каспийского моря [12. Д. 30 (1864 г.). Л. 50−55 об.].
По результатам работы комиссии военному министру был подан рапорт (№ 47 от 3 сентября 1865 г.) за подписью председателя генерал-лейтенанта Длотовского, где описывались ее результаты. В данном документе комиссией предлагалось определить киргизам участки на левой стороне Урала в следующих местностях и размерах: 1) для 1-й Киргизской дистанции от форпоста Яманхалинского до истока из Урала левого его рукава Соколок, наделить три участка общей площадью 11 116 десятин, в том числе поемных лугов общей площадью 5760 десятин- 2) для 2-й Киргизской дистанции от луки Острой до местности, лежащей напротив форпоста Яманхалинского, наделить шесть участков общей площадью 965 десятин, в том числе поемных лугов общей площадью 664 десятин- 3) для 3-й Киргизской дистанции, от могилы Кумка до луки Острой, находящейся напротив форпоста Орловского, определить семь участков общей площадью 2284 десятин, в том числе поемных лугов общей площадью 945 десятин- 4) для 4-й Киргизской дистанции от крепости Сахарной до могилы Кумка, находящейся напротив крепости Калмыковской, определить семь луговых участков общей площадью 5544 десятин, в том числе поемных лугов общей площадью 1510 десятин- 5) для 5-й Киргизской дистанции от пикета Коловерт-ного до станицы Красной, находящейся напротив крепости Сахарной, определить девять луговых участков общей площадью 12 465 десятин, в том числе поемных лугов общей площадью 6020 десятин. При этом данные участки включали в себя болотистые места, поросшие камышом, небольшие озера и частично солончаки [12. Д. 30 (1864 г.). Л. 112−112 об.].
В отчете по управлению Оренбургским краем (1865−1866) генерал-губернатора Н. А. Крыжановского описываются последствия работы особой комиссии: «Вашему Императорскому величеству благоугодно было командировать особую Комиссию, под председательством Генерала-Лейтенанта Длотовскаго, для окончательнаго разграничения долины левого берега Урала между Уральским казачьим войском и Зауральскими киргизами. При депутатах с обеих сторон, Комиссия исполнила возложенное на нее поручение с полным успехом, на основании инструкции Вашим Императорским Величеством одобренной. Со стороны Министерства Внутренних Дел
сделаны были однако же некоторые замечания на труды Комиссии. Для возможно точного и обстоятельного разъяснения их, Генерал-Губернатор должен был обращать вновь все дело в Областное Правление и в Войсковую Уральскую Канцелярию, что и задержало несколько представление заключения Комиссии на окончательное воззрение и утверждение Вашего Императорскаго Величества. Эта не вольная задержка дела имела однако же и выгодную сторону. Вся зима, т. е. именно то время, когда в прежние годы производились со стороны киргиз потравы и грабежи и происходили споры их с казаками, доходившие не редко до драки, прошла в первый раз тихо и спокойно, были конечно нарушения прав собственности, но не выходившие из общаго ряда, так что проект размежевания составленный Комиссиею был, можно сказать, подвергнут опыту и оказался уже на практике благодетельное для общаго спокойствия влияние, и потому Генерал-Губернатор может с большею, чем прежде, уверенностью в несомненной пользе для края представить работу Комиссии на Высочайшее Вашего Императорскаго Величества воззрение и утверждение» [2. Д. 617. Л. 18 об. -19].
В последующем отчете (1866−1867) Крыжановский уже указывал на затягивание исполнения сделанных Комиссией заключений, замечая, что труд комиссии, оконченный с таким успехом в сентябре 1865 г., остается неутвержденным потому как Министерство внутренних дел настаивает на отделении еще некоторых угодий из долины в пользу киргиз. Дело это было отправлено на рассмотрение войсковой Уральской канцелярии [2. Д. 622. Л. 24- Д. 625. Л. 23].
Несмотря на все чиновничьи проволочки, в 1871 г. по этому делу последовало окончательное заключение. В высочайше утвержденном мнении Государственного совета «О распределении долины левого берега реки Урала между казаками и Зауральскими Киргизами» говорится, что: «Государственный Совет, в Департаменте Государственной Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев представление Военнаго Министра о распределении долины леваго берега реки Урала между казаками и Зауральскими Киргизами, мнением положил: Границу распределения между Уральским казачьим войском и Киргизами Зауральскими долины леваго берега реки Урала, от впадения в него реки Большаго Илека до впадения Урала в Каспийское море, утвердить согласно предположению по карте Высочайше учрежденной в 1865 году Комиссии, причем земли, при-знанныя за казаками, оставить, по прежнему, в безсрочном пользовании Уральскаго казачьяго войска, а луговые отводы, выделенные в этой долине Зауральским Киргизам, предоставить в пользование Киргизов.» [9, с. 276].
Вместе с тем киргизам разрешался проход к р. Урал через казачьи земли для водопоя скота, а находящееся в Киргизской степи, вне пределов войсковых дач Черхальское озеро решено было временно предоставить казакам для ловли рыбы, впредь до развития хозяйственного быта киргизов. Было предписано безотлагательно составить и издать для ограждения как скотоводства киргизов, так и рыболовства казаков, правила, определявшие места и порядок беспрепятственного допуска киргизского скота к реке и озеру [9, с. 276].
Таким образом, в последней четверти XIX в. окончательно были установлены восточные границы Уральского войска и закреплены права казаков на зауральские земли. Граница проходила от устья прорана Соколок по течению последнего, вплоть до отделения его от р. Урал (около Кандауровского поселка). Далее, по Бухарской стороне Урала до впадения в него р. Большой Илек, по течению последнего, до впадения р. Большой Песчанки. Уральские казаки на левой стороне реки пользовались Черхальским озером, на котором они занимались рыболовством, а также озерами Индерским и Грязными, из которых добывали соль.
Список литературы
1. Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Историческая монография: в 3 т. — Казань, 1897. — Т. 1.
2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Ф. 678. — Оп. 1.
3. Губернаторы Оренбургского края / сост. В. Г. Семенов, В. П. Семенова. -Оренбург, 1999.
4. Дубовиков А. М. Уральское казачество в системе Российской государственности (XVIII — начало XX в.). — Тольятти, 2007.
5. Идрисов Р. А. Историческая география Западного Казахстана в первой половине XIX века: дис. … канд. ист. наук. — Алматы, 1998.
6. Казачьи войска Азиатской России в XVIII — начале XX в. (Астраханское, Оренбургское, Сибирское, Семиреченское, Уральское): сб. док. / сост. Н. Е. Бекмаханова. — М., 2000.
7. Полное Собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собр. 1. Т. XIII (1749−1753). № 9988. — СПб., 1830.
8. ПСЗ. Собр. 1. Т. XXVII (1802−1803). № 21 101. — СПб., 1830.
9. ПСЗ. Собр. 2. Т. XIV! Отд. 1. № 49 414. — СПб., 1874.
10. Поляков А. Н. Кинделинский форпост Илецкого казачьего войска в XVIII—XIX вв.еках // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. — 1999. — № 3. — С. 14−18.
11. Российский государственный исторический архив (РГИА). — Ф. 1291. -Оп. 81.
12. РГИА. — Ф. 1291. — Оп. 82.
13. Уральское казачье войско: стат. описание: в 2 т. / сост. Н. Бородин. -Уральск. — 1891. — Т. 1.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой