К вопросу о реализации в законодательстве Российской Федерации международно-правовых норм в сфере противодействия коррупции, разработанных в системе ООН

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 35:328. 185
М.В. СКИРДА, начальник отдела, кандидат юридических наук
Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Татарстан
E-mail: skimax@mail. ru
К ВОПРОСУ О РЕАЛИЗАЦИИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НОРМ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ, РАЗРАБОТАННЫХ В СИСТЕМЕ ООН
В статье рассматриваются международные документы ООН, направленные на борьбу с преступностью. Особый интерес, на взгляд автора, представляют конвенции ООН против коррупции 2003 г. и транснациональной организованной преступности 2000 г. с дополняющими ее протоколами.
Международные конвенции по борьбе с отдельными видами преступлений, разработанные в системе ООН, определяют высокий уровень сотрудничества государств в сфере борьбы с преступностью и уголовного правосудия [1- 2]. Обладая силой международно-правовых норм, данные международные конвенции способствуют принятию национального законодательства по усилению борьбы как с общеуголовной, так и с международной преступностью.
Обращаясь к российской правовой системе, отметим, что обязательства РФ, вытекающие из международных договоров по борьбе с международными преступлениями реализованы в состоящем из 8 статей разделе XII Уголовного кодекса Российской Федерации — & quot-Преступления против мира и безопасности человечества& quot-. Кроме того, в УК РФ установлено более 60 составов преступлений, непосредственно вытекающих из международных договоров с участием России: легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174) — легализация (отмывание) денежных средств или иного иму-
щества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174. 1) — изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186) — изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187) — террористический акт (ст. 205) — содействие террористической деятельности (ст. 205. 1) — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205. 2) — захват заложников (ст. 206) — организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208) — угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211) — незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ст. 220) — хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221) — пиратство (ст. 227) — незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228) — незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных
веществ или их аналогов (ст. 228. 1) — хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229) и др.
Важно, что указанные составы преступлений сформулированы в УК РФ, исходя из положений многосторонних конвенций с участием России. Однако, как справедливо считает А. Р. Каюмова [3], многие из них определены в УК РФ в самом общем виде, требующем толкований и разъяснений как понятий отдельных преступлений, так и их квалифицирующих признаков, элементов состава преступлений.
Из принятых в последние годы соответствующих международных конвенций, разработанных в системе ООН и направленных на борьбу с преступностью, следует особо отметить следующие:
— Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (1997 г.).
— Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (2000 г.).
— Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма.
— Конвенция ООН против транснациональной организованной преступностью (2000 г.) (далее — Конвенция ТОП) и дополняющие ее протоколы: Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее- Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю ивоздуху.
— Конвенция ООН против коррупции (2003 г.).
Отметим, что все эти важные международные документы уже подписаны и ратифицированы Российской Федерацией. Особый интерес в контексте деятельности ООН в сфере противодействия коррупции, на наш взгляд, представляют конвенции ООН против коррупции 2003 г. и ТОП 2000 г. с дополняющими ее протоколами.
Конвенция ТОП и дополняющие ее Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее [4] подписана от имени Российской Федерации 12 декабря 2000 г. на международной конферен-
ции высокого уровня в Палермо (Италия). Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющие ее протоколы ратифицированы Россией 26 апреля 2004 г. [5].
Принципиально, что конгрессы ООН уделяли вопросам транснациональной организованной преступности особое внимание и по сути заложили правовую основу для принятия Конвенции ТОП. Так, участники V Конгресса ООН впервые указали на существование преступлений транснационального характера и международного значения. VI Конгресс ООН предложил государствам разработать и принять конвенцию по борьбе с организованной транснациональной преступностью, рассчитывая на то, что такой документ может создать условия для международного сотрудничества на прокурорском и судебном уровнях, а также для предупреждения и контроля за отмыванием денег. В рамках X Конгресса ООН детально обсуждалась тема & quot-Международное сотрудничество в борьбе с транснациональной преступностью: новые вызовы в XXI веке& quot-, в которой рассмотрены вопросы, связанные с проектом Конвенции ТОП и проектами протоколов к ней- а также с борьбой против транснациональной организованной преступности- выдачей и взаимной правовой помощью и другими формами международного сотрудничества и технической помощи- мерами по борьбе с конкретными формами преступности (такими как терроризм во всех его формах, отмывание денег, коррупция, экологические преступления, торговля ядерными веществами, угон автомобилей и торговля людьми). Кроме того, X Конгресс уделил особое внимание вариантам введения в действие вышеуказанной конвенции ООН в силу и вопросам ее применения.
В сферу применения Конвенции ТОП входят преступления, имеющие транснациональный характер и совершенные при участии организованной преступной группы. К ним относятся:
а) серьезные преступления, к которым относятся преступления, наказуемые по уголовному законодательству государства-участника Конвенции ТОП лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет-
б) конвенционные преступления, включающие создание организованной преступной группы и участие в ней (ст. 5 Конвенции ТОП), отмышание доходов от преступлений (ст. 6), коррупцию (ст. 8) и воспрепятствование осуществлению правосудия (ст. 23).
В соответствии с п. 2 ст. 3 Конвенции ТОП преступление носит транснациональный характер, если оно:
а) совершено в более чем одном государстве-
б) совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве-
в) совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве-
г) совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве.
Специально отметим, что ни один из действующих до принятия Конвенции ТОП международно-правовых документов по вопросам борьбы с преступностью не имеет такой обширной сферы применения. Ратификация Россией Конвенции ТОП и протоколов к ней подтверждает приверженность российского государства активному противодействию организованной преступности, коррупции и другим видам серьезных преступлений.
Ряд положений Конвенции ТОП предусматривает различные варианты действий государства в рамках исполнения им своих обязательств. В связи с этим в федеральном законе о ратификации Конвенции ТОП имеются соответствующие ограничительные заявления. Отметим, что в 2001 г. Генеральной Ассамблеей ООН принят и открыт для подписания Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию ТОП [6]. От имени Российской Федерации данный документ подписан, идет работа по его ратификации.
Безусловно, участие России в Конвенции ТОП и дополняющих ее протоколах потребова-
ли внесения изменений в национальное законодательство. Уже внесены определенные изменения в УК РФ, УПК РФ, направленные на реализацию Конвенции ТОП в России. Вместе с тем представляется, что работу по совершенствованию законодательства в уголовно-правовой сфере нельзя признать завершенной.
В целом в уголовном законодательстве РФ реализованы [7] положения Конвенции ТОП о криминализации создания организованной преступной группы и участии в ней (ст. 5), отмывании доходов от преступлений (ст. 6), коррупции (ст. 8) и воспрепятствовании осуществлению правосудия (ст. 23). Вместе с тем полагаем, что законодательство РФ не во всем согласуется с положениями данного юридически обязательного международного акта.
Мы рекомендуем, в частности, в отдельном разделе УК РФ [8] однозначно определить понятия и составы & quot-коррупционных преступлений& quot- (согласно ст. 8 Конвенции ТОП).
Так, например, согласно Конвенции ТОП субъектами такого коррупционного преступления, как получения взятки (пп. & quot-Ь"- п. 1 ст. 8 Конвенции ТОП), могут быть только лица, которые осуществляют функции в интересах общества (публичные функции). Значит, лицо, не относящееся к лицам, перечень которых дан в примечании к ст. 285 УК РФ, не является субъектом получения взятки. Следовательно, получение взятки иностранным должностным лицом либо международным служащим, совершенное на территории России, не образует состава данного преступления. Рекомендуем в условиях деятельности на территории России значительного количества международных и иностранных организаций внести соответствующие изменения в ст. 285 УК РФ.
Перейдем к рассмотрению Конвенции ООН против коррупции [9] (далее — Конвенция против коррупции), принятой 31 октября 2003 г. Представляя собой комплексный универсальный международный договор, препятствующий развитию и распространению коррупции во всех сферах жизнедеятельности, разработанная в рамках ООН Конвенция против коррупции подписана от имени Российской Федерации в
Мексике 9 декабря 2003 г., ратифицирована [10] 8 марта 2006 г. К моменту ратификации конвенции Россией она была подписана 120, ратифицирована — 22 государствами.
Конвенция ООН против коррупции по своему смыслу является универсальным и юридически обязательным документом, направленным на формирование общего антикоррупционного политико-правового пространства государств.
Конвенцией предусмотрен широкий перечень мероприятий по профилактике коррупции в сфере государственной службы и в частном секторе. При этом предложены меры для уменьшения сферы применения принципа & quot-двойной криминализации& quot- в вопросах оказания правовой помощи.
Конкретно не определяя термин & quot-коррупция"-, конвенция содержит перечень коррупционных деяний, к которым относятся: подкуп национальных и иностранных публичных должност-ныгх лиц и должностных лиц публичных международных организаций- хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества публичным должностным лицом- злоупотребление влиянием в корыстных целях- злоупотребление служебным положением- незаконное обогащение (то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может должным образом объяснить) — подкуп, хищение имущества в частном секторе- воспрепятствование отправлению правосудия и отмывание доходов от преступлений.
В Конвенции против коррупции подробно регламентированы вопросы о выщаче лиц, совершивших коррупционные преступления (п.п. 1−18 ст. 44), а также вопросы оказания взаимной правовой помощи (п.п. 1−30 ст. 46), сотрудничества правоохранительных органов, включая обмен информацией и опытом, совместное проведение расследований, подготовку и повышение квалификации кадров (ст. ст. 48, 49).
Новеллой Конвенции против коррупции в международном праве в целом является закрепленное в ней общее правило (ст. 51) о том, что конфискованные активы незаконного происхождения должны возвращаться в страну происхождения, что может стать достаточно эффектив-
ным средством предупреждения коррупции. Признание взаимосвязи коррупции с отмыванием незаконных денежных средств — важный факт для развития международного сотрудничества в области борьбы с этим видом преступной деятельности. Наличие в конвенции этих положений мы оцениваем как серьезное достижение в повышении эффективности нормативного регулирования как при взаимодействии различных государств в деле возвращения полученного преступным путем имущества в страну происхождения, так и при оказании правовой помощи. Конвенция содержит комплексные положения, позволяющие целенаправленно осуществлять международное сотрудничество между правоохранительными органами, включая обмен информацией и опытом, совместное проведение расследований, подготовку и повышение квалификации кадров, оказание правовой помощи по уголовным делам, связанным с коррупцией, в том числе выдачу по делам о коррупции.
Ратификация Конвенции подтверждает приверженность России борьбе с коррупцией, которая в современных условиях способствует международному терроризму, его финансированию, незаконному обороту оружия и наркотиков, и в связи с этим обоснованно рассматривается как вызов глобальной безопасности.
Вместе с тем, безусловно, реализация положений Конвенции против коррупции предусматривает осуществление организационно-правовых мер и совершенствование российского законодательства.
В контексте реализации положений Конвенции России следует определиться с тем, какой государственный орган должен разрабатывать и осуществлять эффективную и скоординированную политику противодействия коррупции, как того требуют ст. ст. 5 и 6 Конвенции. В этой связи Президент Р Ф Д. А. Медведев 19 мая 2008 г. № 815 подписал указ & quot-О мерах по противодействию коррупции& quot- [11], которым образован Совет при Президенте Р Ф по противодействию коррупции. Распоряжением Президента Р Ф от 31 июля 2008 г. Пр-1568 утвержден Национальный план противодействия коррупции [12].
Принципиально, что Конвенция против коррупции содержит иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации. Так, криминализация активного подкупа иностранных публичных должностных лиц является обязательным условием выполнения Конвенции против коррупции. Однако в соответствии со ст. ст. 201 и 285 УК РФ иностранное публичное должностное лицо или должностное лицо публичной международной организации не обладают признаками, позволяющими признавать их субъектами коммерческого подкупа или получения взятки (ст. ст. 204 и 290 УК РФ). На наш взгляд, это обстоятельство требует внесения соответствующих изменений в УК РФ.
Имеются и другие расхождения между положениями Конвенции и законодательством Российской Федерации. В частности, возникают вопросы, связанные с предусмотренной конвенцией уголовной ответственностью юридических лиц (ст. 26 Конвенции) и конфискацией имущества, в которое были превращены или преобразованы доходы от коррупционных преступлений (ст. 31 Конвенции).
Законодательно должна быть выстроена эффективная система конфискации, которая как на национальном, так и на международном уровнях является исключительно важным фактором сдерживания преступной деятельности, коррупционной в частности.
В связи с этим участие Российской Федерации в названной Конвенции требует внесения определенных изменений в законодательные акты Российской Федерации, регулирующие соответствующие аспекты противодействия коррупции. Мы полагаем, потребуется комплексное внесение изменений в УК РФ, УПК РФ, Федеральный закон & quot-О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма& quot-, Федеральный закон & quot-Об оперативно-розыскной деятельности& quot-.
Также требуют решения вопросы об имп-лементации в национальное законодательство конвенционных положений о статусе добросовестного приобретателя, компенсации ущерба лицам, которым он был причинен в результате коррупционного преступления.
Заметим, что конвенция относит к коррупционным преступлениям не только активный и пассивный подкуп, но и такие преступления, как хищение, совершенное путем присвоения или растраты- нецелевое использование имущества должностным лицом- злоупотребление служебным положением- незаконное обогащение. Это потребует, очевидно, разработки законопроекта с определением в нем указанных преступлений как коррупционных.
Особое внимание привлекают к себе положения конвенции, определяющие приостановление операций, арест и конфискацию. В соответствии с Конвенцией конфискация имущества, полученного преступным путем, занимает центральное место в борьбе с коррупцией. В связи с этим необходимо урегулировать вопросы конфискации в сфере уголовного законодательства с учетом предписаний данной Конвенции.
Так, п. 1 ст. 31 конвенции предусматривает, что каждое государство-участник принимает в максимальной степени (возможной в рамках его внутренней правовой системы) такие меры, какие могут потребоваться для обеспечения возможной конфискации доходов от преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, или имущества, стоимость которого соответствует стоимости таких доходов, имущества, оборудования и других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений.
На наш взгляд, в российском законодательстве в сфере уголовного права предстоит сформулировать новые определения — & quot-коррупционное преступление& quot-, & quot-субъект коррупционного преступления& quot-, установить механизмы о возврате имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем, реализовать другие требования, предусмотренные конвенцией.
Предстоит также принять законодательные меры, направленные на противодействие злоупотреблению влиянием в корыстных целях и злоупотреблениям служебным положением (ст. ст. 18 и 19 Конвенции). Их реализация потребует введения в действующее уголовное законода-
тельство самостоятельного состава, предусматривающего ответственность за подобные деяния.
Согласимся с позицией Н. Ф. Кузнецовой и H.A. Огурцова [13, с. 26], которые полагают, что в связи невозможностью непосредственного применения норм международного права в российском уголовном судопроизводстве, очень важно урегулировать на законодательном уровне процесс имплементации международных документов в сфере предупреждения преступности в национальную правовую систему.
Обращаясь к вопросу об имплементации положений Конвенции против коррупции в российское законодательство, заметим необходимость включения в УК РФ ст. 24 (& quot-Сокрытие"-) названного документа ООН. Сходная по содержанию ст. 316 УК РФ (& quot-Укрывательство преступлений& quot-) предусматривает санкцию за укрывательство лишь особо тяжких преступлений в отличие от ст. 24 Конвенции, которая определяет & quot-сокрытие"- в расширенном смысле. Не имплементирована также ст. 20 Конвенции & quot-Незаконное обогащение& quot-. Следовательно, & quot-значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которые оно не может разумным образом обосновать& quot-, не криминализируется со ссылкой на презумпцию невиновности [14]. Вместе с тем это положение рекомендовано ООН и представляется актуальным внести соответствующее изменения в УК РФ.
Н. Ф. Кузнецова и H.A. Огурцов справедливо считают, что & quot-незаконное обогащение можно квалифицировать как разновидность незаконного предпринимательства, сопряженного с извлечением прибыли, значительно превышающей законные доходы (ст. 171 УК РФ). Кроме того, ч. 3 ст. 285 УК РФ, которая в актуальной редакции оценочна и практически не применяется, следует заменить следующей: & quot-Злоупотребление должностными полномочиями в виде незаконного обогащения, то есть значительного увеличения активов должностного лица, превышающего его законные доходы& quot- [13].
Мы уверены, что нормы Конвенции против коррупции, рекомендации конгрессов ООН в сфере противодействия коррупции найдут свое реализацию в российском законодатель-
стве. В этой связи отметим грандиозную работу, проведенную в этой сфере правотворчества конгрессами ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Комиссией ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию и Управлением ООН по наркотикам и преступности еще до принятия Конвенции против коррупции, включая разработку Международного кодекса поведения государственных должностных лиц (резолюция 51/59 ГА, приложение) и Декларацию ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях (резолюция 51/191 ГА, приложение), а также предоставление консультативной помощи государствам-членам ООН через Глобальную программу борьбы с коррупцией.
Касательно стандартов ООН в сфере противодействия коррупции нам представляется, что Международный кодекс поведения государственных должностных лиц может послужить основой для принятия Федерального закона & quot-Кодекс поведения государственных должностных лиц& quot- в качестве одной из основных мер по предупреждению коррупции, реализуя, таким образом, положения ст. 8 Конвенции ООН против коррупции. В этом законе, на наш взгляд, следует определить нормы поведения высших государственных должностных лиц в различных ситуациях их служебной и внеслужебной деятельности и о мерах обязательной ответственности за их нарушение. Примечательно, что Государственная Дума Р Ф 17 мая 2002 г. в первом чтении приняла проект федерального закона № 85 554−3 & quot-Кодекс поведения государственных служащих Российской Федерации& quot- [15], однако впоследствии в 2005 г. законопроект [16] был отклонен и снят с рассмотрения. Следует отметить в положительном ракурсе то, что положения названных документов ООН в определенной мере реализованы в Указе Президента Российской Федерации от 12 августа 2002 г. № 885 & quot-Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих& quot- [17], п. 2 которого рекомендовано лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Фе-
дерации и выборные муниципальные должности, придерживаться принципов, утвержденных настоящим Указом, в части, не противоречащей правовому статусу этих лиц.
Своевременным событием стало принятие Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 27Э-ФЗ & quot-О противодействии коррупции& quot- [18], проект которого был внесен в Государственную Думу Р Ф Президентом РФ Д. А. Медведевым. В рамках этого закона определены задачи, принципы, основные направления и формы противодействия коррупции в Российской Федерации. Кроме того, детерминированы основные понятия, связанные с коррупцией. Нам представляется целесообразным законодательное урегулирование таких вопросов, как основные меры реализации антикоррупционной политики, система мер предупреждения коррупционных правонарушений, организационное обеспечение антикоррупционной политики. Ранее в Государственной Думе Р Ф рассматривался целый ряд законопроектов, связанных с противодействием коррупции, наиболее известный из них — проект федерального закона № 148 067−3 & quot-О противодействии коррупции& quot-, принятый в первом чтении 20 ноября 2002 г. Данный документ и был использован в качестве основы проекта закона Д. А. Медведева с учетом современных криминальных угроз. Федеральный закон & quot-О противодействии коррупции& quot- крайне необходим для совершенствования всей системы противодействия коррупции в Российской Федерации и проведения единой антикоррупционной политики во всех регионах страны. В его отсутствие были приняты нормативные акты субъектов РФ по противодействию коррупции, опережающие федеральное правотворчество [19]. Нам представляется, что принятие антикоррупционных актов в рамках правотворчества субъектов государства принесет положительный результат только при наличии единства правовой политики России в данной сфере правового регулирования, закрепленной в специальном федеральном законе.
Юридические факты подписания и ратификации Россией Конвенции ООН, направленной на борьбу с терроризмом, транснациональной организованной преступности, коррупцией,
незаконным оборотом наркотиков, а также вся дальнейшая деятельность по совершенствованию национального законодательства в сфере предупреждения преступности и борьбы с ней, подтверждает эффективную работу всей системы ООН по разработке соответствующих рекомендаций и стандартов.
В этой связи трудно не согласиться с В. Ф. Цепелевым [20], который полагает, что для успешного совершенствования правового регулирования сотрудничества государств в борьбе с преступностью всем участникам необходимо неукоснительно соблюдать конвенции ООН, направленные на борьбу с отдельными, наиболее опасными видами преступлений, а также учесть в национальном законодательстве общепризнанные принципы и нормы международного уголовного права.
Список литературы
1. McClean D. The UN Convention Against Transnational Organized Crime: A Commentary. — Oxford University Press, 2007.
2. Travaux Preparatoires of the Negotiations for the Elaboration of the United Nations Convention Against Transnational Organized Crime And the Protocols Thereto. -United Nations, 2006.
3. Каюмова А. Р. Проблемы теории международного уголовного права. — Казань: Центр инновационных технологий, 2004. — С. 108.
4. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о принятии Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности // Документ ООН A/RES/58/4 от 21 ноября 2003 г.
5. О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее: Федеральный закон от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ // Российская газета. — 2004. — 29 апреля. — № 90.
6. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о принятии Протокола против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности // Документ ООН A/55/383/Add.2 от 20 марта2001 г.
7. Михайлов В. И. Конвенция против транснациональной организованной преступности и законодательство Российской Федерации // Законодательство. — 2005. -№ 2. — С. 36.
8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // Российская газета. — 1996. -18 июня. — № 113.
9. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о принятии Конвенции ООН против коррупции // Документ ООН Л/ЯБ8/58/4 от 26 ноября 2003 г.
10. О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции: Федеральный закон от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ // Российская газета. — 2006. -21 марта. — № 56.
11. О мерах по противодействию коррупции: Указ Президента Р Ф от 19 мая 2008 г. № 815 // Российская газета. — 2008. — 22 мая. — № 108.
12. Об утверждении Национального плана противодействия коррупции: Распоряжение Президента Р Ф от 31 июля 2008 г. Пр-1568 // Российская газета. — 2008. -5 августа. — № 164.
13. Кузнецова Н. Ф., Огурцов Н. А. О соотношении международного и внутреннего уголовного права // Законодательство. — 2007. — № 5.
14. Кушниренко С., Зоточкин А. Об имплементации в национальное законодательство России международных правовык норм, направленных на усиление борьбы с преступностью // Уголовное право. — 2006. — № 6. — С. 103.
15. О проекте Федерального закона № 85 554−3 & quot-Кодекс поведения государственных служащих Российской Фе-
дерации& quot-: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Р Ф от 17 мая 2002 г. № 2752-Ш ГД // Собрание законодательства Российской Федерации. -2002. — № 21. — С. 1970.
16. О проекте Федерального закона № 85 554−3 & quot-Кодекс поведения государственных служащих Российской Федерации& quot-: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Р Ф от 9 марта2005 г. № 1579−1У ГД // Собрание законодательства Российской Федерации. -2005. — № 12. — С. 983.
17. Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих: Указ Президента Российской Федерации от 12 августа 2002 г. № 885 // Российская газета. — 2002. — 15 августа. — № 152.
18. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 // Российская газета. -2008. — 30 декабря. — № 4823.
19. О противодействии коррупции в Республике Татарстан: Закон Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. № 34-ЗРТ // Республика Татарстан. — 2006. — 7 мая. — № 93.
20. Цепелев В. Ф. Уголовно-правовые, криминологические и организационные аспекты международного сотрудничества в борьбе с преступностью: дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2001. — С. 288−289.
В редакцию материал поступил 19. 10. 09
СОСТОЯНИЕ КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ — это криминологическая (количественно-качественная) характеристика коррупционной преступности в конкретно взятом государстве или регионе за конкретный период времени, определяющаяся следующими взаимообусловленными факторами: а) числом совершенных коррупционных преступлений и числом преступников, осужденных или привлеченных к уголовной ответственности за их совершение- б) числом зарегистрированных (попавших в поле зрения официальной статистики) коррупционных преступлений- в) характером структуры коррупционной преступности- г) интенсивностью коррупционной преступности- д) уровнем или коэффициентом коррупционной преступности- е) наличием латентной коррупционной преступности- ж) последствиями или & quot-ценой"- коррупционной преступности для общества и государства.
Ключевые слова: транснациональная организованная преступность, коррупция, ООН, противодействие коррупции.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой