К вопросу о роли националистически настроенной интеллигенции нерусских народов в революции и гражданской войне на территории Сибири

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947 (571. 1) А. В. СУШКО
Омский государственный технический университет
К ВОПРОСУ О РОЛИ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИ НАСТРОЕННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ НЕРУССКИХ НАРОДОВ В РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ НА ТЕРРИТОРИИ СИБИРИ
В статье рассматриваются взаимоотношения Советской власти и националистических элит сибирских народов в годы революции и Гражданской войны. Автор приходит к выводу, что националисты были политической силой, добившейся удовлетворения своих притязаний в результате Гражданской войны, так как коммунисты, одержавшие в ней победу, были не в состоянии самостоятельно организовать управление сибирскими инородцами и были вынуждены согласиться на создание национально-государственных образований в границах РСФСР и привлечь к управлению ими националистов.
Ключевые слова: Гражданская война, Сибирь, Якутия, Бурятия, национальный вопрос, национальные интересы, национализм, коммунисты.
Одним из основных вопросов революции в России начала ХХ столетия являлся вопрос об интеграции инородцев — нерусских народов в Российскую империю. Проблема получила название «национальный вопрос». Джон У. Слокум, посвятивший специальную статью исследованию смысловых значений слова «инородец», отметил, что «при всех изменениях значений, вкладывавшихся в термин „инородцы“, он всегда использовался для того, чтобы показать, что российские официальные круги думали об этих народах как об инородных элементах в политическом теле Российской империи» [1]. По мере того как в результате Гражданской войны большевики взяли под свой контроль окраины бывшей Российской империи, они вынуждены были заниматься решением национального вопроса.
Цель данной работы — проанализировать интересы нерусских (инородческих) масс населения Сибири, формулируемые и интерпретируемые националистически настроенными представителями их политических элит и соотнести их с первыми шагами политики коммунистов в отношении отдельных народов края.
Для уяснения потребностей коренных нерусских групп населения Сибири проанализируем работы двух ярких националистов, интеллигентов-просвети-телей того времени: доклад бурята Э-Д. Ринчино «Инородческий вопрос и задачи советского строительства в Сибири», написанный 20 марта 1920 г. в Иркутске и доклад в Наркомнац якута В. Г. Никифорова «О сибирских инородцах и об организации управления ими на советских началах» от 17. 06. 1920 г., написанный в Москве. Документы появились примерно в одно время и представляют собой типичные попытки представителей политической элиты крупнейших этнических групп Сибири предъявить общероссийской власти интересы сибирских народов и найти с ней компромисс, интегрировав свои народы в складывавшееся государство на новых политико-правовых основах.
Главное, что стремились доказать центральной Советской власти авторы докладов, — это бесклассовый
характер социальной структуры этнических групп Сибири и, следовательно, невозможность в их среде классовой борьбы, которую активно разжигали большевики среди русского народа. По этому поводу Ринчино писал: «Почти у всех сибирских инородцев существует родовой строй… в социальном отношении сибирские инородцы характеризуются почти полным отсутствием классовой дифференциации или неясностью или аморфностью классовых наслоений» [2]. С подобной мысли начинает свой доклад и Никифоров: «По отношению к инородцам Сибири находящийся до сих пор на низкой ступени культурного и хозяйственного развития метод революционного воздействия огнем и мечом неприменим. Советская власть должна искать иные способы для проведения в жизнь основ Октябрьской революции, нежели те, которые нам известны по отношению к внутренней России, где приходится, прежде чем начать мирное строительство жизни на новых общественных началах, вести упорную борьбу с предрассудками старого буржуазного строя. Инородцы со своей первобытной культурой являются в этом отношении сырым материалом, из которого можно вылепить какую угодно форму общественной жизни» [3].
Лидеры националистов в начале 20-х гг. пытались аккуратно закамуфлировать свои национальные (этнические) интересы под социальные. Ринчино указывал: «Инородческий вопрос в Сибири — это вопрос не чисто национальный и не может быть рассматриваем исключительно на национальной почве — это, прежде всего вопрос глубоко социальный, скажем, такого же порядка как рабочий вопрос» [4]. На местах советские чиновники, отвечавшие за политику власти в отношении этнических групп, согласились с такой постановкой вопроса. Председатель Сибнаца докладывал в Наркомнац 19. 11. 1920 г., что «все сибирские инородцы характеризуются почти полным отсутствием классовой дифференциации, отсутствием более или менее определившихся классовых расслоений. Инородческий вопрос в Сибири носит глубоко социальный характер» [5].
«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009
Признание Советской властью бесклассового характера инородческих этнических групп Сибири давало возможность им избегнуть массового красного террора, проводившегося, главным образом, в среде русского крестьянства на классовой основе и, как угнетаемые русским самодержавием народы, компактно попасть под покровительство коммунистического государства.
На бытовом уровне межэтнических отношений между русским и инородческим населением существовал антагонизм, вызванный не национальным, а социальным по своей сущности земельным вопросом, однако границы противостояния определяла этническая принадлежность. В Сибири существовали крестьянско (русско)-бурятские, крестьянско-киргизские и. т. п. противоречия. Советские чиновники разного ранга на местах в массе своей были русскими или воспринимались инородцами таковыми. Существовавший на бытовом уровне этнический русско-инородческий антагонизм усложнял управление инородцами со стороны государства, по-прежнему воспринимавшимся в то время нерусскими народами Сибири как русское. Как докладывал председатель Сибнаца, «инородческая масса Сибири к русскому населению относится с большим недоверием и держится в стороне от советского строительства. К великому сожалению, до сих пор целый ряд стоящих у власти советских работников продолжают быть слишком усердными русскими и своим поведением способствуют обособлению различных национальных групп» [5]. Ринчино просил центральную и сибирскую власть энергично вмешаться в крестьянско-инородческие отношения, требуя «изъятия из компетенции местных учреждений и органов (губернских и областных) вопросов и дел, касающихся инородческих земель в смысле их полного отчуждения и национального самоопределения инородческих народов Сибири и взятие всех этих дел в ведение центральной власти, обнародовав сие особым актом». Он указывал в своем докладе на антисоветские выступления сибирских крестьян, что они есть «определенно массовое явление, имеющее своим основанием недостаток революционного самосознания и патриотизма крестьянских масс и в узком их политико-государственном мировоззрении. Следовательно, эти мероприятия (указ. выше. -
А. В.) дадут правительству широкую и вполне честную массовую базу в лице сибирских инородческих народностей, которые, объединившись с сибирским пролетариатом, советской интеллигенцией и лучшими элементами крестьян, могут дать сильную опорную базу советской власти» [6]. Никифоров указывал, что «прежде всего, основной политикой Советской власти должно быть наделение инородческих групп определенным количеством земель, строго отмежеванных от земель крестьянских, государственных и иных» [7]. В тех условиях, представляя земельные противоречия как социальные, между эксплуатируемыми инородцами и эксплуататорами, на тот момент не угодными центральной власти русскими крестьянами, националистически настроенная инородческая интеллигенция, во-первых, получала в лице центра мощного покровителя и союзника в борьбе с русским крестьянством за земли, защищая, таким образом, интересы своих народов- во-вторых, в лице своих сородичей получала прочную социальную базу.
Существовало стремление представителей нерусских народов к инородческой интеграции в рамках сибирского региона для более эффективной защиты интересов каждой из этнических групп. Единствен-
ное, что объединяло интересы представителей самобытных этнических групп — это их «нерусскость». Бурят Ринчино указывал на необходимость «созыва представителей инородческих народов Сибири в Иркутске по вопросам устройства жизни и управления сибирских инородцев и установления полного контакта во взаимоотношениях между инородческими народами Сибири и Советским правительством и организации Совета туземных народов Сибири, как постоянного их представительного органа» [8]. Никифоров считал, что для разработки основ политики государства в отношении нерусских народов Сибири должен быть проведен Общесибирский инородческий съезд, «созываемый представителем Наркомнаца при Сибревкоме нынешним летом в Омске или Иркутске» [7].
Со своей стороны, коммунисты-интернационалисты были заинтересованы в сотрудничестве с инородческой интеллигенцией, несмотря на то, что наиболее яркие ее представители активно участвовали в борьбе с большевиками в 1917- 1920 гг. В регионе, где около половины населения было не русским, а сибирское в массе своей зажиточное крестьянство до проведения нэпа в жизнь активно вело вооруженную борьбу против советской власти, вопрос о привлечении нерусских народов Сибири на свою сторону для большевиков имел первостепенное значение. Для этого им нужно было обеспечить лояльность режиму нерусских народов, организовав управление инородцами. Сибирские власти понимали значение национального вопроса для региона, но с реальной работой в большинстве административно-территориальных единиц региона дело обстояло неудовлетворительно: работников катастрофически не хватало, некоторые советские и партийные работники на местах не считали национальную проблему важной. Председатель Сибнаца докладывал в Москву об отсутствии достаточно квалифицированных работников, способных вести работу с нерусскими народами в регионе, «которых на месте нет и нет возможности найти» [9].
Националисты стремились шире участвовать в управлении своими народами на условиях их автономного территориального самоуправления. Отсюда и требования сохранения органов национального самоуправления, созданных интеллигенцией в 1917—1920 гг. Ринчино писал о необходимости «утверждения центральной властью органов инородческого советского самоуправления, и, впредь до созыва общенародных съездов каждой народности, признание существующих революционных органов той или иной народности, где таковые возникли в процессе революции в качестве временных органов управления культурно-национальными делами» [8]. Никифоров указывал, что «старая политика опекунства должна быть энергично отвергнута и заменена политикой привлечения инородческих масс к самоуправлению и самоорганизации» [7]. Он предлагал при Наркомнаце образовать общий отдел по делам сибирских инородцев, подразделявшийся на четыре подотдела, соответственно четырем крупным инородческим группам, то есть на киргизский, татарский, бурятский и якутский. Все мелкие народности входят в состав этих групп, сообразуясь с территорией, где они кочуют. Заведующий отделом по делам сибирских инородцев входит в состав коллегии Наркомнаца. Из заведующих подотделами образуется Совет по инородческим делам. Все заведующие должны быть из самих инородцев. На местах образуются советы инородческих депутатов
общенациональных, то есть общекиргизских, общебурятских, и. т. д. и советы депутатов в отдельных коммунах. Нормы представителей в общенациональных советах должны быть: от 5000 избирателей один депутат, а в коммунальных советах — от 500 избирателей один депутат. В год два раза созываются съезды инородческих депутатов по норме: от 10 000 избирателей один депутат. Съезды выбирают членов Центрального исполнительного комитета инородческих советов (ЦИКИС) в количестве 50 человек. Функции ЦИКИС будут заключаться в разработке проектов различных декретов, касающихся жизни инородцев. ЦИКИС будет вносить разработанные проекты во ВЦИК, где проекты по рассмотрению их получат силу закона и передаются в Наркомнац для проведения в жизнь. Таким образом, по мнению Никифорова, «управление инородцами должно быть поставлено Советской властью на путь некоторой автономности, возлагая на центральные государственные учреждения роль контролирующих и направляющих самодеятельность инородцев» [7].
Как известно, нэп зафиксировал временную победу крестьянства в гражданской войне. Как писал
В. П. Данилов, «решение земельного вопроса вновь приводилось с требованиями крестьянского наказа 1917 г. Можно было бы сказать, что крестьянская революция победила, однако эта победа оказалась равносильна поражению, поскольку крестьянство не смогло создать отвечавшую его интересам государственную власть, поскольку демократические возможности сгорели в огне Гражданской войны, поскольку из жесточайшего столкновения вырастала государственная диктатура» [10]. В контексте сказанного нельзя согласиться с суждением М. В. Шиловского о завершении в Сибири в 1920 г. Гражданской войны [11]. Важно, что современники в своем мироощущении не ограничивали гражданскую войну 1920 г. Так, заведующий агитационно-пропагандистским отделом Ойротского (Алтайского) обкома в докладной записке в ЦК РКП по поводу окончания Гражданской войны на Алтае писал о «затянувшейся гражданской войне, ликвидированной только в сентябре месяце 1922 г.» [12]. Массовое антикоммунистическое движение крестьян по всей России, и в Сибири в том числе, привело к НЭПу, массовое антикоммунистическое движение инородческих (нерусских) масс населения под руководством националистической интеллигенции приводило к образованию национально-территориальных автономий. Докладывавший на IV Совещании Ц К РКП с ответственными работниками национальных республик и областей о положении дел в Якутии Н. И. Барахов (Иванов) сообщил, что начавшееся там осенью 1921 г. антисоветское движение с участием всех слоев якутов не было еще до конца подавлено на момент совещания (июнь 1923 г.). Полгода Советская власть существовала только в Якутске и двух пунктах. По словам докладчика-коммуниста, наряду с бедственным материальным положением якутов, вызванным политикой военного коммунизма и кадровой слабостью партийных организаций, «национальный момент» был важнейшей причиной восстания. В докладе четко прослеживается, что национальная автономия якутов явилась результатом их борьбы с Советской властью, которая в итоге была вынуждена ее создать. «Национальное движение, главным образом, среди интеллигенции, имеющей большое влияние на массы якутов, начало принимать слишком большие размеры, мы начали поднимать вопрос перед центром о том, чтобы и Якутии дали национальную автономию. Еще в апреле 1921 г. мне
лично пришлось докладывать перед Сибирским бюро, что если будет продолжаться такое же положение вещей, какое имеется сейчас в Якутии, то мы неизбежно столкнемся со всей якутской нацией. Ликвидация восстания сделалась возможной после того, как мы дали национальную свободу якутам, получили автономию и провозгласили автономную республику, на основании постановления ВЦИК, привлекли интеллигенцию» [13].
Якутские, бурятские, алтайские, киргизские (казахские) националисты в результате гражданской войны добились создания национально-государственных образований и вместе с коммунистами принимали активное участие в управлении ими. По Якутии Барахов приводил следующие, красноречиво характеризовавшие ситуацию данные: «В Якутии — имеется своя интеллигенция — это все грамотные якуты, начиная от сельских писарей до людей с высшим образованием, докторов, юристов и проч. Этот слой очень небольшой. Если принимать во внимание громаднейшую безграмотность якутов, то этот слой имеет очень большой удельный вес среди населения. и только в результате восстания мы начали привлечение интеллигенции и сейчас боимся даже то, что, пожалуй слишком много привлекли. Приведу некоторые цифры: Президиум Якутского ЦИКа состоит из 7 человек, из них членов партии 4, беспартийных интеллигентов 3. В якутском Совнаркоме из 9 человек — 5 членов партии и 4 беспартийных» [14]. Участник совещания от Бурят-Монгольской Республики А. М. Ербанов рассказал на совещании о подобном положении дел в годы Гражданской войны: «У нас особенно сильны были национал-либералы, которых мы просто называли националистами. Их политическая ориентация выражалась в следующем: они говорили массе, что мы, буряты, народ очень малочисленный и ввязываться активно в классовую борьбу нам не следует, нужно придерживаться выжидательной тактики, ибо мы не знаем, кто победит, а тратить свои силы попусту не следует. Эта точка зрения, конечно, очень импонировала националистически настроенной массе населения, которая почти исключительно являлась крестьянской, мелкобуржуазной». В Бурятии особенно велик был авторитет религиозной интеллигенции — лам. По словам докладчика, «ни в одной из автономных республик и областей вопросы религиозного характера не имеют такого актуального значения и не пользуются таким влиянием на трудовую массу. Лам в некоторых местах от 12 до 17% всего населения» [15]. После того, как определился победитель в гражданской войне в общероссийском масштабе, бурятская националистически настроенная интеллигенция добилась от большевиков образования национальной республики и приняла активное участие в управлении ею.
Совместная работа коммунистов с националистами в деле национально-государственного строительства объясняется рядом причин: с одной стороны — влиянием в массах населения националистически настроенной интеллигенции, от лояльного отношения которой к Советской власти во многом зависело спокойствие на местах. С другой стороны, эта ситуация многократно усугублялась тем, что на местах партия не имела достаточного количества квалифицированных коммунистически настроенных работников, способных самостоятельно, без помощи интеллигенции, работать в массах инородческого населения. В итоговой резолюции IV Совещания Ц К РКП с ответственными работниками национальных республик и областей говорилось: «Роль местной интеллигенции
„ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК“ № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ „ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК“ № 6 (82), 2009
в республиках и областях во многих отношениях иная, чем роль интеллигенции центральных районов Союза Республик. Окраины настолько бедны местными интеллигентными работниками, что каждый из них должен быть привлечен на сторону Советской власти всеми силами» [16]. По итогам совещания ЦК РКП (б) выпустило циркулярное письмо о мероприятиях по реализации постановлений совещания, в котором местным партийным организациям предписывалось «произвести учет беспартийной, но лояльной интеллигенции по национальностям» [17].
Таким образом, в начале 20-х гг. ХХ в. на территории Сибири над некоторыми народами коммунисты вынуждены были делить власть с националистами, элита которых добилась создания национально-государственных образований в границах РСФСР. На наш взгляд, наряду с временной победой крестьянства, добившегося введения нэпа, уместно поставить вопрос о победе в гражданской войне некоторых групп этнических националистов. На территории Сибири в результате Гражданской войны и антисоветских восстаний под националистическими лозунгами в начале 20-х гг. появились национально-государственные образования, до этого никогда не существовавшие: Киргизская ССР (позднее Казахская ССР), Якутия, Бурятия, Ойротская (Алтайская) автономная область. В общем, в Сибири начала 20-х гг. можно говорить о слабости коммунистов в районах компактного проживания этнических групп нерусского населения, вынужденных делить власть с националистами. Следует признать, что, по сравнению с большинством колониально зависимых народов Востока, положение советских народов было гораздо более выгодным. Советская власть предоставила этническим группам национально-государственные образования, допустив националистически настроенную интеллигенцию к участию в управлении ими. Благодаря этому на некоторое время снялось межэтническое напряжение в отдельных регионах Сибири.
Библиографический список
1. Джон У. Слокум. Кто и когда были «инородцами»? Эволюция категории «чужие» в Российской империи // Российская империя в зарубежной историографии. — М., 2005. — С. 524.
2. Ринчино Э. -Д. Документы, статьи, письма. — Улан-Удэ, 1994. — С. 77.
3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 435. Л. 37.
4. Ринчино Э. -Д. Указ соч. — С. 78.
5. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 435. Л. 45−46.
6. Ринчино Э. -Д. Указ соч. — С. 84.
7. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 435. Л. 39.
8. Ринчино Э. -Д. Указ соч. — С. 87.
9. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 435. Л. 46.
10. Данилов В. П. Крестьянская революция в России // Политические партии в российских революциях в начале ХХ века. — М., 2005. — С. 41.
11. Шиловский М. В. Политические процессы в Сибири в период социальных катаклизмов (1917 — 1920 гг.). — Новосибирск, 2003. — С. 426.
12. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 235. Л. 10.
13. Тайны национальной политики ЦК РКП. Четвертое совещание ЦК РКП с ответственными работниками национальных республик и областей в г. Москве 9−12 июня 1923 г. Стенографический отчет. — М., 1992. — С. 206 — 207.
14. Тайны национальной политики ЦК РКП. С. 207.
15. Тайны национальной политики ЦК РКП. С. 181.
16. Тайны национальной политики ЦК РКП. С. 283.
17. ЦК ВКП (б) и национальный вопрос. Книга 1. 19 181 933 гг. — М., 2005. — С. 171.
СУШКО Алексей Владимирович, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории.
E-mail: AlexSushko@rambler. ru
Дата поступления статьи в редакцию: 25. 05. 2009 г.
© Сушко А. В.
Книжная полка
Ли, Б. А. Альфред Великий, глашатай правды, создатель Англии 848−899 гг. — СПб: Евразия, 2007. -384 с. — 18В№ 5−8071−0160-Х
Альфред Великий (ок. 849 — ок. 899) сыграл поистине уникальную роль в истории Англии. Личность его настолько необычна для своего времени, что ему отдавали должное не только англичане. В частности, Н. В. Гоголь в юности написал пьесу «Альфред Великий». Альфред Великий жил в переломный для Англии момент, когда страну, раздираемую междоусобными распрями, наводнили захватчики викинги. В битве не на жизнь, а насмерть Альфред возглавил своих соотечественников и одержал убедительную победу. Он реорганизовал английское войско, создал флот, администрацию, подчинил своей власти мелких британских царьков, основав первую королевскую династию, правившую всей Англией. Человек необычайной жестокости, он никогда не колебался перед применением силы и безжалостно карал всех, кто становился на его пути. Но это только одна сторона жизни Альфреда. Король ценил литературные сочинения, латинскую культуру, сам перевел на древнеанглийский язык произведения римских писателей Боэция и Орозия. Альфред король, Альфред воин, Альфред христианин и Альфред законодатель — все эти ипостаси сливаются в масштабной личности создателя Англии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой