Формы использования специальных знаний при формировании заключения и показаний специалиста в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

5.4. ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ПОКАЗАНИЙ СПЕЦИАЛИСТА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
Захохов Заур Юрьевич, капитан юстиции, адъюнкт ФПНПК ВА МВД России
Контакты автора: Zahoh-zaur@mail. ru
Аннотация. Специалист может привлекаться судом, органом предварительного расследования и защитником для оказания содействия в их доказательственной деятельности в различных формах. В их числе можно назвать консультирование, исследование материалов уголовного дела, формирование самостоятельных видов доказательств, к которым относятся его заключение и показания.
Ключевые слова: специальные знания- доказывание- виды доказательств- заключение специалиста- показания специалиста
FORMS OF SPECIAL KNOWLEDGE USE IN GIVING EXPERT'-S CONCLUSIONS AND TESTIMONY IN CRIMINAL LEGAL PROCEDURE
Zahohov Z.U.
Annotation: An expert can be brought by court, preliminary investigation bodies and an advocate to dive assistance in their evidentiary activity of various forms, such as, consulting, cuse study, developing independent kinds of evidence his conclusions and testimony. Keywords: special knowledge, proof, kinds of evidence, expert'-s conclusion, experts evidence
В уголовном судопроизводстве специальные знания и профессиональные навыки могут использоваться в различных формах. К их числу можно отнести, как уже отмечалось, консультационную помощь, в рамках которой следователь, суд или защитник обращаются к сведущим лицам за дополнительной информацией об определённых объектах, явлениях, процессах и т. п. Получение такой информации позволяет указанным субъектам доказывания более целенаправленно осуществлять предписанные им процессуальные функции в рамках доказывания по уголовному делу. Вместе с тем, консультация не создаёт самостоятельные уголовные доказательства, поскольку призвана лишь ориентировать субъекта доказывания в необходимом информационном направлении. Скажем, в рамках производства по уголовному делу по обвинению военнослужащего Е. следователь привлёк врача-травматолога для оказания ему консультационной помощи по поводу понимания механизма возникновения разрыва внутренней оболочки селезёнки человека при причинении ему внешней травмы. Полученные сведения позволили правильно и квалифицированно сформулировать вопросы судебному эксперту, которому
было поручено производство судебно-медицинской экспертизы1.
В данном случае следователь использовал в ходе предварительного расследования специальные знания в форме консультации специалиста. Она, безусловно, помогла ему для качественного осуществления своей процессуальной функции — уголовного преследования и изобличения Е. в совершении преступления. Однако это не означает, что специалист принял на себя осуществление хотя бы части данной процессуальной функции. Несмотря на то, что консультация осуществлялась в процессе официальной процессуальной деятельности, специалист никоим образом не ориентировал свою деятельность именно в направлении изобличения конкретного преступника. Напротив, следователь самостоятельно определял, каким именно образом использовать полученные в процессе консультации сведения. По мнению Е. П. Гришиной и С. А. Саушкина, специалист-консультант помогает следователю именно в раскрытии и расследовании преступлений: «Основная функция консультанта — оценка возможностей раскрытия и расследования обстоятельств совершенного преступления"2. Думается, подобное суждение неоправданно позволяет расширить спектр процессуальной деятельности специалиста. Его консультационно-справочная деятельность не имеет (или, во всяком случае, не должна иметь) выраженной ориентации на вспоможение осуществлению определённой процессуальной функции- субъект доказывания сам должен определить, с какой целью и как именно он может воспользоваться полученной от специалиста соответствующей информацией.
Ещё одной формой использования специальных знаний является исследование материалов уголовного дела (ч. 1 ст. 58 УПК). Правда, закон ограничивает данную форму лишь целенаправленным применением при этом технических средств. В соответствии с ч. 1−2 ст. 217 УПК материалами уголовного дела следует, очевидно, считать все документы, содержащиеся в одном или нескольких томах, включая вещественные доказательства, фотографии, материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий.
По мнению А. А. Эксархопуло, подобная сфера применения специальных знаний обусловлена необходимостью объективной оценки качества произведённого предварительного расследования или судебного разбирательства по уголовному делу. «Информационный потенциал материалов уголовного дела с точки зрения их специального исследования в действительности, -отмечает он, — намного богаче и разнообразнее, нежели тот, с которым традиционно связывали возможности решения своих задач участники уголовного процесса. Убежден, что сведущие лица и здесь могут оказаться весьма полезными. Тем более, что их специальные, прежде всего криминалистические знания, могут быть реализованы в тех процессуальных формах, о которых говорится в новом УПК РФ, то есть не только для оказания помощи в познании события преступления, но и для выяснения того, насколько квалифицированно с точки зрения криминалистической науки, прежде всего тактики и методики рассле-
1 См.: Архив Знаменского военного суда. 2003. Угол. дело по обвине.
2 Гришина Е, П., Саушкин С. А. Консультативно-справочная дея-
тельность специалиста как форма использования специальных
знаний в производстве по уголовным делам // Российский судья.
2006. № 6. С. 31.
Захохов З. Ю.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ
дования, это познание осуществлялось в реальности, для оценки действий и поступков всех участников уголовного судопролизводства, отражаемых в материалах уголовного дела"3.
Приведённое суждение является, на мой взгляд, ошибочным. А. А. Эксархопуло произвольно пытается представить специалиста в роли своеобразной высшей инстанции, правомочной оценивать процессуальную деятельность субъектов доказывания, включая следователя и суд, а также иных участников уголовного судопроизводства. В данном случае законодатель указал специалиста исключительно в роли помощника субъекта доказывания, исследующего материалы уголовного дела, которому специалист оказывает содействие лишь в применении соответствующих технических средств (компьютера, кино- или диапроектора, копировальщика и т. п. Специалист при этом не проводит самостоятельного исследования представленных материалов- это — прерогатива субъекта доказывания.
Е. А. Артамонова, анализируя содержание рассматриваемой процессуальной функции специалиста, отмечает: «Если говорят об исследовании материалов уголовного дела, проводимом следователем, то имеется в виду их осмотр (никакого научного поиска быть не может), а специалист лишь помогает в этом следователю, применяя технические средства"4. С этим следует согласиться, дополнив, что исследование материалов уголовного дела может проводиться не только следователем, но также судом и защитником. Применительно к защитнику, в частности, о возможности применения технических средств говорится в ч. 2 ст. 217 УПК.
В любом случае, какой бы субъект доказывания не производил исследование материалов уголовного дела, в качестве так называемого специалиста совсем не обязательно должен привлекаться человек, обладающий специальным профессиональным образованием и знанием соответствующих научных методик исследования. Здесь вполне можно обойтись помощью лица, имеющего достаточные профессиональные навыки в обращении с соответствующими техническими средствами (компьютером, демонстрационной аппаратурой, копировальной техникой и т. п.). Результаты участия такого специалиста в проведении следственного или иного процессуального действия отражаются в протоколе этого действия, «никакого самостоятельного документа он не составляет"6.
В российском уголовном процессе издавна существовала ещё одна форма применения специальных знаний — показания сведущих лиц. Как отмечается в юридической литературе, уже в ст. 197 (117Н. 2, т. XV Свода законов Российской Империи 1832 г.) показания сведущих людей прямо назывались «как приемлемые в качестве доказательств по уголовным делам"7. В со-
3 Эксархопуло А. А. Материалы уголовного дела как объект применения специальных знаний // Вестник криминалистики. 2004. Вып. 4 (12). С. 21.
4 Артамонова Е. А. Основы теории доказательств современном уголовном судопроизводстве: учебное пособие для студентов высших и средних юридических образовательных учреждений. М., 2010. С. 129.
5 См.: Игошин В. В. Правовые основы использования достижений науки и техники в следственной деятельности // Следователь. 2006. № 5. С. 44 — 46.
6 Артамонова Е. А. Основы теории доказательств современном уголовном судопроизводстве: учебное пособие для студентов высших и средних юридических образовательных учреждений. М., 2010. С. 129.
7 Исаева Л. Зарождение экспертизы в российском уголовном судопроизводстве // Законность. 2004. № 3. С. 46.
временном уголовно-процессуальном праве России подобное положение отсутствует, хотя надобность в нём всё же, на мой взгляд, имеется. В определённой степени данный пробел восполняется возможностью получения показаний специалиста (ч. 2 ст. 74 УПК), однако в данном случае следует иметь в виду, что специалист и сведущий свидетель — далеко не всегда идентичные процессуальные фигуры. Для получения показаний сведущего свидетеля нет необходимости в обязательном обладании им соответствующих специальных знаний, как это требуется применительно к показаниям специалиста.
Кроме того, сведущий свидетель, в отличие от специалиста, должен давать показания именно о тех обстоятельствах события преступления, которые он наблюдал лично и о которых, в силу обладания профессиональными навыками или знаниями, в состоянии сообщить более детальную и значимую информацию, нежели обычный свидетель8. Как правильно отмечают С. В. Тетюев и М. А. Лесковец, «сведущий свидетель, как и другие свидетели, создается самим событием преступления"9. Сведущий «свидетель, — по убеждению Е. В. Селиной, — видит больше, большее может сообщить. Например, автомеханик оказался очевидцем автомобильной аварии"10. По большому счёту, только в этом и состоит их отличие. В юридической литературе, однако, высказано и другое мнение. Так, например, Д. В. Попов выделяет следующие особенности сведущего свидетеля: «Допрашиваемое сведущее лицо, в отличие от обычного свидетеля, не является очевидцем обстоятельств совершенного преступления. Вызов его обусловлен необходимостью получить разъяснения, сведения справочного характера, которыми он владеет в силу своей профессии. Поэтому, в отличие от обычного свидетеля, допрашиваемое сведущее лицо должно быть незаинтересованным в деле и может быть заменено. Оно подлежит отводу при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 и ч. 2 ст. 70 УПК РФ"11. Думается, Д. В. Попов в данном случае указал некоторые особенности допроса не сведущего свидетеля, а специалиста, хотя и они в определённой степени вызывают сомнения, как, скажем, рассуждение о якобы присущей обычному свидетелю заинтересованности в исходе дела. Сведущий свидетель, как правильно, на мой взгляд, отмечает Е. П. Гришина, может быть заинтересованным в исходе дела только тогда, когда, как и «обычный свидетель, может случайно оказаться родственником обвиняемого или потерпевшего, а также иметь и свой, охраняемый законом, интерес"12.
Специалист в том понимании, которое сформулировано в ч. 1 ст. 58 УПК, оказывает также содействие суду и сторонам в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, в постановке вопросов экс-
8 Шейфер М. М. Особенности показаний сведущего свидетеля // Юридический аналитический журнал. 2002. № 3. С. 29. См. также: Шейфер С. А. Сведущий свидетель в уголовном процессе // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. Красноярск, 1987. С. 76.
9 Тетюев С. В., Лесковец М. А. Сведущий свидетель и его допрос в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2009. № 5. С. 63.
10 Селина Е. В. Доказывание с использованием специальных познаний по уголовным делам. М., 2003. С. 82.
11 Попов Д. В. Показания специалиста как сведущего свидетеля // Юридический аналитический журнал. 2006. № 1. С. 30.
12 Гришина Е. П. Концептуальные, правовые и нравственные аспекты участия сведущих лиц в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского госуд. ун-та. 2006. № 3. С. 51.
перту, а также разъясняет вопросы, входящие в его компетенцию. В любом случае самостоятельное правовое значение его специальные (профессиональные) знания будут иметь только при формировании таких видов уголовных доказательств, как заключение и показания специалиста. Любые другие формы применения специальных знаний, а также соответствующих профессиональных навыков призваны способствовать сторонам и суду в их доказательственной деятельности, не обладая при этом характером самостоятельного способа формирования доказательств в уголовном судопроизводстве. Правильно отмечает в связи с этим М. М. Шейфер: «Поскольку руководит работой специалиста следователь (суд), и он же (либо секретарь суда) отражает в протоколе содержание познавательноудостоверительной деятельности специалиста — последний выступает не как самостоятельный субъект познания, а как научно-технический помощник следователя (суда)"13.
Специальные знания являются безусловно обязательным атрибутом формирования таких видов доказательств, как заключение и показания специалиста. Во всех остальных предусмотренных законом случаях участия специалиста в доказательственной деятельности сторон и суда специальные знания имеют субсидиарный характер: желательны, но не всегда обязательны, поскольку их нередко способны заменять профессиональные навыки, которые также важны для содействия в осуществлении функций обвинения, защиты и правосудия.
13 Шейфер М. М. Особенности показаний сведущего свидетеля // Юридический аналитический журнал. 2002. № 3. С. 25 — 26.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой