К вопросу о символических универсумах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. ШУЛЬГА,
кандидат социологических наук,
Институт социологии НАН Украины, г. Киев
К ВОПРОСУ О СИМВОЛИЧЕСКИХ УНИВЕРСУМАХ
Статья посвящена смене символических универсумов в Украине. Автор представляет этот процесс как смену мета-смысловых целостностей, длящийся последние два десятилетия. В статье выделены различные инструменты и приемы смены символических универсумов и индикаторы, которые позволяют говорить о полной или частичной замене одного символического универсума другим.
Ключевые слова: символический универсум, десимволизация, коллокация, пресуппозиция, Вторая мировая война, система ценностей.
Понятие «символический универсум» имеет высокий эвристический потенциал для гуманитарных наук в целом и для социологии в частности. Это понятие демонстрирует свои широкие познавательные возможности, в особенности, когда речь идет об обществах, переживших смену общественного строя, коренную перестройку всей системы социальных отношений, что в полной мере справедливо для Украины.
Что же мы подразумеваем под «символическим универсумом»? Как известно, данное понятие предложили в своей классической работе «Социальное конструирование реальности» П. Бергер и Т. Лукман. В данной статье мы будем понимать под символическим универсумом мета-смысловой комплекс, который выступает матрицей видения и интерпретации объективных (природных), интерсубьективных (социальных) и субъективных процессов и феноменов. Только один символический универсум может выполнять роль доминирующего и таким образом удовлетворять стремление социальной системы к стабильности и предлагать индивиду интерпретативную схему, которая унифицирует и организовывает для него социальную реальность.
Новый символический универсум, замещая старый, с необходимостью приводит к новой социальной структуре и перераспределению власти, финансов, престижа и информации. Именно такие процессы происходят последние двадцать лет в постсоветских странах, в том числе и в Украине.
Процесс замены одного универсума в качестве доминирующего на другой может растягиваться на несколько десятилетий. В результате общества переживают смену символических универсумов, оказываются на длительный период расколотыми по целому ряду важнейших вопросов как настоящего, так
и прошлого, и будущего. Это проявляется и в политическом расколе страны, и в разных векторах геополитических преференций населения, и в диаметрально противоположном видении одних и тех же исторических событий, и т. д.
Каждый из символических универсумов осуществляет смысловую агрессию по отношению к другому (или другим) универсуму. Основными инструментами этой борьбы является система образования — государственного (в случае доминирующего универсума) и альтернативного (в случае уни-версумов-конкурентов), а также вся система масс-медиа. Первая формирует у нового поколения соответствующие системы интерпретации, а вторая тиражирует и поддерживает эти смыслы. Тем не менее в обществе всегда существуют универсумы-конкуренты, и доминирующий универсум с необходимостью вступает с ними в борьбу.
В качестве приемов такой борьбы можно выделить несколько, особо актуальных для украинской действительности. Первый из них назовем «продуцированием пресуппозиций». Под пресуппозицией мы понимаем высказывание, которое, по мнению его автора, является общеизвестным и общепризнанным (или представляется им как таковое). В основном авторы пресуппозиционных утверждений ссылаются на то, что они, дескать, и так всем известны, поэтому в обосновании не нуждаются. Те же, кто претендует на большую основательность, в качестве подтверждения приводят такие же абстрактные тексты, которые в свою очередь отсылают к другим текстам и т. д. В результате носители одного символического универсума продуцируют пресуппозиции негативного характера в отношении универсума-конкурента.
Второй прием назовем «образованием коллокаций». В современных украинских медиа это явление особенно широко представлено. Образование кол-локаций заключается в постоянном упоминании какой-то категории в связи с другими категориями. Поэтому они образуют целый смысловой комплекс, становятся ее фоном. В итоге категория может присутствовать в дискурсе уже без сопровождающих ее категорий, однако фон (обрамление), которые они создавали, остается. Например, если мы говорим о «демократии», то вместе с ней чаще всего упоминаются «свобода», «прогресс» и т. д. В более общем виде можно сказать, что контекст (фон) применения данной категории почти всегда является положительным. И наоборот, когда мы говорим о старом символическом универсуме, то смысловой фон почти всегда является негативным.
Третьим и одним из самых действенных приемов борьбы символических универсумов являются «десимволизация» и переинтерпретация. Под этим подразумевается то, что интеллигенция доминирующего символического универсума осуществляет переинтерпретацию базовых смыслов теперь уже альтернативного универсума и представляет их как анахронизмы, порождает мифы и проводит смысловую агрессию относительно его основных символов. Особенно эффективной в этой связи является сатира, поскольку в силу своей трансцендирующей природы она ломает фоновые ожидания индивидов и та-
ким образом выводит из ранга само собой разумеющихся базовых смыслов универсума-конкурента, представляет их как нечто нелепое.
С целью иллюстрации смены символических универсумов в Украине в данной статье мы рассмотрим два важнейших индикатора этого процесса: разное видение отечественной истории, а точнее, интерпретацию событий Второй мировой войны, а также смену ценностных матриц. Начнем со смены видения событий Второй мировой войны, в процессе которой были использованы и до сих пор используются описанные выше приемы.
Тема Великой Отечественной войны, ее символизм, «священность» этой войны, победа в ней красной нитью проходили через «советский» универсум. Подрыв этого символизма, а точнее «десимволизация», является покушением на подрыв всего «советского» универсума. Как показывают данные нашего исследования, этот подрыв был достаточно глубоким1. Полная ревизия системы преподавания и толкования истории, которая существовала семьдесят лет, новые учебники по истории для школьников и студентов, отразившие совсем другую интерпретацию, новый дискурс в средствах массовой информации, включая многочисленные документальные фильмы, передачи, расследования, новые художественные фильмы о Второй мировой войне, роли в ней СССР, а также в целом новый дискурс, сложившийся в новейшей Украине, привели к новому видению Второй мировой войны в целом и отдельных ее процессов в частности.
Для подтверждения сказанного выше сравним между собой ответы на вопросы, касающиеся Второй мировой войны: то, как отвечали на них представители разных поколений. Мы выделяем две возрастные группы — те, кто родился в уже независимой Украине (их возраст составляет 18−21 год), и те, кто родился и большую часть жизни провел в советское время (их возраст составляет 50 лет и больше). Таким образом, мы сравним между собой восприятие этой войны, ее причин между украинскими гражданами, которые социализировались в двух совершенно разных символических универсумах.
Ответы на вопросы между выделенными группами довольно заметно отличаются. Так, когда представителям разных поколений было предложено определить, кто был виноват в развязывании Второй мировой войны, то среди молодежи фашистскую Германию назвали около сорока девяти процентов, тогда как среди представителей старшего поколения таких было около шестидесяти (табл. 1). Также отметим, что среди молодежи значительно больше тех, кто не определился по этому вопросу — таких около трети. И это объясняется не только тем, что их не интересует данный вопрос, но и тем, что они сталкиваются с разными смыслами относительно данных событий, часто даже противоположными. Ведь замена смысловых универсумов — довольно долгий процесс и требует смены нескольких поколений для своего полного утверждения, при условии отсутствия каких-либо существенных общественных изменений.
1 По данным Мониторинга Инстута социологии НАН Украины за 2012 г.
Таблица 1. Кто виноват в начале Второй мировой войны?
Страна В целом по Украине Рожденные в независимой Украине (возраст: 18−21 год) Рожденные в СССР (возраст: 50 лет и более)
частота % частота % частота %
Фашистская Германия 1058 58,9 52 48,6 1006 59,6
СССР 30 1,7 2 1,9 28 1,7
Обе страны: и Германия, и СССР 301 16,8 18 16,8 283 16,8
Другое 14 0,8 2 1,9 12 0,7
Трудно сказать 392 21,8 33 30,8 358 21,2
В целом 1795 100,0 107 100,0 1687 100,0
Еще один важный сегодня вопрос, имевший в советское время однозначный ответ, — на чьей стороне воевала ОУН-УПА. Как видим, представления молодежи, которая социализировалась в новых условиях, и старшего поколения заметно отличаются (табл. 2). Особенно если сравнить среди разных поколений доли тех, кто считает, что ОУН-УПА воевала на стороне фашистов. Конечно, количество респондентов, относящихся к упомянутой группе молодежи, не позволяет говорить о надлежащей наполняемости, однако тенденция хорошо заметна. Следует также отметить, что среди рожденных в независимой Украине заметно больше тех, кто не может определиться по данному вопросу. Ведь, как мы уже отметили, если в СССР ответ на этот вопрос был однозначным, то в новых условиях, когда «старый» универсум еще не вытеснен окончательно, молодежь встречает различные смыслы, нередко являющиеся противоположными между собой, и поэтому часто не может определиться со своим отношением.
Таблица 2. На чьей стороне воевала ОУН-УПА во время Второй мировой войны?
Вариант ответа В целом по Украине Рожденные в независимой Украине (возраст: 18−21 год) Рожденные в СССР (возраст: 50 лет и более)
частота о/ % частота о/ % частота о/ %
На стороне фашистской Германии 548 30,6 22 20,8 526 31,2
Воевала и против СССР, и против фашистской Германии 621 34,7 30 28,3 591 35,1
Другое 14 0,8 — - 14 0,8
Трудно сказать 608 33,9 54 50,9 553 32,7
В целом 1791 100,0 106 100,0 1684 100,0
Так же отличаются ответы на вопрос, можно ли оправдать сотрудничество с фашистскими войсками борьбой за независимость Украины (табл. 3). Среди представителей старшего поколения несогласных с этим утверждением -большинство, тогда как среди молодежи таких меньше половины. Кроме того,
среди молодежи несколько больше и тех, кто согласен с этим аргументом. И снова доля тех, кто не может определиться по этому вопросу, выше среди молодежи.
Таблица 3. Согласны ли Вы, что сотрудничество с фашистскими войсками может быть оправдано борьбой за независимость Украины?
Вариант ответа В целом по Украине Рожденные в независимой Украине (возраст: 18−21 год) Рожденные в СССР (возраст: 50 лет и более)
частота о/ / частота о/ / частота о/ /
Полностью не согласен 731 40,7 27 25,2 704 41,7
Не согласен 283 15,8 20 18,7 262 15,5
Трудно сказать 629 35,0 47 43,9 582 34,5
Согласен 95 5,3 10 9,3 85 5,0
Полностью согласен 58 3,2 3 2,8 55 3,3
В целом 1796 100,0 107 100,0 1688 100,0
Продолжим анализ тем, что выделим в отдельные две группы тех украинцев, кто полностью или скорее согласен с утверждением о возможности сотрудничества с фашистскими войсками для борьбы за независимость страны, и тех, кто полностью или скорее не согласен (табл. 4). После этого рассмотрим их представителей по разным социально-демографическим характеристикам. Представителей первой группы насчитывается 8,5%, что значительно меньше, чем количество тех, кто не согласен с подобными утверждением — их 56,5%. Следовательно, наполняемость первой группы по различным характеристикам позволит нам говорить лишь о тенденциях.
В качестве социально-демографических характеристик для сравнения двух выделенных групп мы возьмем возраст, образование, регион проживания, тип поселения, вероисповедание и язык.
Что касается возрастных различий, то можно констатировать, что среди первой группы несколько больше молодежи и среднего поколения, тогда как среди противников такого сотрудничества заметно больше представителей старшего поколения.
Образовательные различия не являются существенными. Можно лишь отметить, что среди первой группы несколько больше людей с образованием не выше среднего школьного, а среди второй — тех, кто получил профессионально-техническое образование.
Все другие характеристики для сравнения демонстрируют довольно яркие различия между представителями обеих групп. Особенно четко прослеживаются региональные особенности. Различные регионы страны явно по-разному относятся к данному вопросу. Особенно заметные различия демонстрирует Запад по сравнению с Востоком, Югом страны и Крымом, где концентрация сторонников и противников сотрудничества с фашистскими войсками является почти прямо противоположной. На Западе сторонников сотрудничества почти в четыре раза больше по сравнению с остальными указанными регио-
Таблица 4. Сравнение приверженцев и противников сотрудничества с фашистскими войсками ради борьбы за независимость Украины
Со циально-д емографи ческие хар актеристики Согласны Не согласны
частота | % частота %
Возрастная группа
Молодежь (до 30 лет) 30 19,6 168 16,6
Средний возраст (30−55 лет) 85 55,6 530 52,3
Старшее поколение (от 55 лет) 38 24,8 315 31,1
Уровень образования
Среднее школьное 93 61,2 581 57,8
Профессионально-техническое 33 21,7 258 25,6
Полное/неполное высшее 26 17,1 167 16,6
Регион
Запад 59 38,7 109 10,8
Центр 22 14,4 131 12,9
Восток 25 16,2 268 26,5
Южный Восток 12 7,8 134 13,2
Север 12 7,8 129 12,7
Юг 4 2,6 129 12,7
Киев 16 10,5 35 3,5
Крым 2 1,3 77 7,6
Тип поселения
Большой город (от 501 тыс.) 36 23,7 199 19,7
Средний город (51−500 тыс.) 38 24,9 297 29,4
Малый город (до 50 тыс.) и ПГТ 23 15,2 222 21,9
Село 55 36,2 294 29,1
Вероисповедание
Не религиозный 19 12,4 103 10,2
Православие 99 64,7 852 84
Католицизм 1 0,7 11 1,1
Греко -католицизм 31 20,3 33 3,3
Протестантизм 1 0,7 4 0,4
Другое 2 1,3 11 1,1
Язык
Украинский 125 82 599 59,1
Русский 28 18 394 38,9
Другой — - 17 1,7
нами, тогда как в восточных областях и в Крыму противников коллаборационизма гораздо больше.
Теперь рассмотрим различия в поселенческих группах. Удельный вес сторонников и противников сотрудничества с фашистскими войсками среди селян и горожан можно объяснить очерченными выше региональными особенностями этих двух групп: преобладание сельского населения объясняется тем, что представители первой группы значительно чаще проживают в запад-
ных областях, которые в свою очередь имеют гораздо большую долю сельского населения по сравнению с восточными и южными областями.
Наиболее интересными и знаковыми являются различия обеих групп по таким характеристикам, как вероисповедание и язык. Что касается первой характеристики, то необходимо выделить две особенности: хотя православные составляют большинство и среди сторонников, и среди противников коллаборационизма ради борьбы за независимость, тем не менее, среди первых его доля заметно меньше. Зато доля представителей греко-католицизма во много раз выше. Такую особенность можно, в частности, объяснить уже описанными выше региональными особенностями этой группы, поскольку основная масса греко-католиков проживает на Западе страны. И еще более заметными являются различия между группами по языковому признаку. Пропорции использования украинского и русского языков представителями выделенных групп показывают, что среди противников коллаборационизма гораздо большая часть отдает предпочтение именно русскому языку. Можно констатировать, что различия в восприятии отдельных сторон Второй мировой войны довольно тесно переплетены с языковой и религиозной самоидентификацией.
Таким образом, мы рассмотрели различия между разными поколениями в отношении такой глубинной проблемы, как восприятие Второй мировой войны и тех, кто в ней воевал. Кроме того, мы специально выделили сторонников и противников сотрудничества с фашистскими войсками ради независимости, чтобы сравнить их по разным социально-демографическим характеристикам. Блок вопросов восприятия Второй мировой войны был выбран нами не случайно, ведь, как мы отмечали в начале, тема этой войны была одним из краеугольных камней «старого» универсума. Все эти годы «новый» универсум с необходимостью пытается различными способами, в том числе благодаря системе образования и созданию соответствующего дискурса в средствах массовой информации, осуществить переформатирование и замену смысловых комплексов, касающихся Второй мировой войны. Симптоматично, что социализированная в новых условиях молодежь явно иначе смотрит на те же проблемы, чем старшее поколение. И еще более симптоматично. что среди молодежи намного больше доля тех, кто не определился. Ведь они живут в условиях изменения универсумов и поэтому испытывают на себе борьбу их смыслов каждый день, смотря телевизор, читая новости в Интернете или просто в процессе повседневного общения.
Вторым индикатором смены символических универсумов в украинском обществе является смена ценностных матриц. Рассмотрим, как население воспринимает старые и новые ценности, которые пропагандируются в современном украинском обществе, насколько актуальны советские ценности и другие ценности, предлагаемые украинским гражданам сегодня. Анализируя ответы на указанные вопросы, мы рассмотрим возможные различия в отношении к этим вопросам со стороны различных поколений и социальных групп. Начнем с того, насколько действенно, по мнению украинцев, влияние советских
ценностей в современном украинском обществе. Для этого респондентам был задан вопрос: «Как Вы считаете, действуют ли сегодня ценности, которые пропагандировались в Советском Союзе?» Большинство населения согласно с тем, что те ценности, которые пропагандировались в Советском Союзе (коллективизм, равенство, государственная поддержка и т. д.), сейчас уже утратили свою актуальность. Такого мнения придерживается три четверти населения страны1.
При этом, если сравнить между собой ответы на данный вопрос представителей старшего поколения (50 лет и более), которое социализировалось при доминировании вышеназванных ценностей, а также молодежи до 21 года, родившейся в новых условиях, то можно выделить две особенности. Первая заключается в том, что старшее поколение чаще молодежи указывает на потерю актуальности старых ценностей. Это можно объяснить тем, что старшее поколение может сравнивать старые и новые времена. В свою очередь, новое поколение имеет гораздо большую долю тех, кто не может определиться по этому вопросу. Отсутствие четкого ответа у трети молодежи можно связать как с тем, что молодым людям не с чем сравнивать, так и с низкой релевантностью этого вопроса для них.
Среди региональных особенностей отношения к указанному вопросу следует выделить то, что жители восточных и южных областей больше ощущают потерю актуальности советских ценностей, чем жители Запада и Центра.
Если конкретизировать вопрос и предложить респондентам оценить, что именно изменилось в современной Украине по сравнению с советскими временами, то наиболее частыми ответами будут: изменение отношения государства к человеку, отношения людей друг к другу и изменение самих людей.
Сравнение ответов молодого поколения, которое социализировалось в новейших условиях, и старшего поколения существенным образом отличаются. Для пожилых людей более очевидно, что изменились главные жизненные ценности людей, моральные координаты того, что хорошо, а что плохо, и т. д. Зато молодое поколение демонстрирует явно большие сложности в ответе на этот вопрос (каждый пятый не может определиться), что вполне логично, учитывая невозможность сравнивать старые и новые времена.
Как свидетельствуют результаты исследования 2013 г., процесс замещения старого символического универсума новым универсумом еще не завершен. Половина населения на вопрос «Воспринимаете ли Вы в качестве своей ту систему ценностей, которая сложилась за годы независимости?» отвечает отрицательно. При этом к положительному ответу склоняется лишь четверть опрошенных и еще четверть населения вообще не может дать ответа. Таким образом, несмотря на потерю старой системой ценностей доминирующего положения, новая ценностная матрица не получила преимущества в обществе. Ни одна из систем ценностей временно не имеет доминирующего положения,
1 По данным Омнибуса Института социологии НАН Украины за 2013 г.
поскольку старая его уже потеряла, а новая только добивается распространения среди большинства общества. В первую очередь это проявляется среди нового поколения, которое встречает эту систему ценностей с самого начала.
Особенно четко видны различия между поколением, которое социализировалось в Советском Союзе, и поколением уже независимой Украины. Фактически ответы представителей обеих групп являются прямо противоположными: среди молодежи вдвое меньше тех, кто не воспринимает новую систему ценностей, и одновременно вдвое больше тех, кто ее воспринимает. Такие ответы представителей нового поколения можно объяснить, учитывая, что они с детства интернализировали предлагаемые смыслы нового универсума. Ответы старшего поколения, в свою очередь, свидетельствуют о том, что его представители преимущественно не смогли ресоциализироваться и испытывают дискомфорт от новой системы моральных регуляторов и социальных отношений в целом.
Изменение восприятия Второй мировой войны и смена ценностных матриц являются двумя явными, но далеко не единственными индикаторами процессов, которые можно назвать сменой символических универсумов в Украине. На сегодняшний день этот процесс не завершен и, более того, находится в активной фазе.
A. SHULGA CONCERNING SYMBOLIC UNIVERSES
Summary
An article is devoted to the change of symbolic universes in Ukraine. An author presents this process as a long-drawn change of meta-meanings complexes which have been lasting for 2 decades. There were marked out different means and methods of the change of symbolic universes, as well as indicators which allow to insist on the whole or partial replacement of symbolic universes.
Keywords: symbolic universe, de-symbolisation, collocation, presupposition, World War Two, value system.
Поступила 09. 09. 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой