К вопросу о синтаксической функции порядка слов в русском в сопоставлении с персидским языком

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ COMPARATIVE STUDIES
УДК 811. 161.1 '367
Асефнежад Али Asefnejad Ali
К вопросу о синтаксической функции порядка слов в русском в сопоставлении с персидским языком
The syntactic function of word order in Russian compared with Persian
Основная функция порядка слов в русском языке является коммуникативной, при этом нельзя согласиться с полным отрицанием его синтаксической функции, ибо имеются случаи, в которых синтаксическое значение членов предложения выражается их местом в предложении. В настоящей статье дается краткое описание таких случаев в сопоставлении с персидским языком.
The basic function of a word order in Russian is communicative, thus it is impossible to agree with negation its syntactic function. There are cases in which syntactic value of sentence parts is expressed by their place in the sentence. In this paper we briefly discuss these cases in comparison with the Persian language.
Ключевые слова: Русский язык, персидский язык, синтаксическая роль, грамматическая роль, порядок слов, морфологическая структура языка, члены предложения.
Key words: Russian language, Persian language, syntactic role, grammatical role, word order, morphological structure of the language, sentence parts.
Порядок слов в каждом языке является неотъемлемой частью структуры предложения любого языка, независимо от его морфологического строя. «Под порядком слов в предложении понимается взаимное расположение членов предложения, имеющее синтаксическое, смысловое и стилистическое значение» [3, с. 325]. Однако обусловленность его функций (функций порядка слов) имеет различие в разных языках. Данная статья посвящена рассмотрению
© Али Асефнежад, 2012
наиболее важных случаев синтаксической (грамматической) функции порядка слов в русском языке в сравнении с персидским языком. «В области синтаксической структуры порядок слов помогает определять синтаксические функции некоторых компонентов. Конечно, порядок слов в этой области может играть роль лишь в тех случаях, где синтаксическая функция того или иного компонента не определена однозначно другими средствами, а это бывает в славянских языках сравнительно редко» [1, с. 6].
Исходя из этого положения, основная роль порядка слов в современном русском языке с развитой системой флексией является коммуникативной. Во многих языках, например, английском, французском, китайском, порядок слов играет важную синтаксическую роль, так как в них наблюдается низкая степень морфологизации языка, (явление, получившее название недостаток морфологии). В этих языках слово является лишь передатчиком лексического значения. В славянских языках, в том числе, и в русском, синтаксическая функция порядка слов в большинстве случаев избыточна в связи с большим богатством флективных средств в этих языках. Однако это не означает, что в русском языке господствует абсолютная свобода порядка слов. «В русском языке есть нормы и закономерности размещения слов» [5, с. 167].
Синтаксическая и коммуникативная роли порядка слов противопоставлены по функциональной нагрузке. Это означает, что в языках, где для установления связи между членами предложения синтаксическая роль порядка слов является основной функций, коммуникативные возможности порядка слов снижаются, так как порядок слов нагружен установлением (выражением) синтаксических отношении между членами предложения. В обратном порядке в синтетических языках, где грамматические информации содержатся в самих членах предложения, значение синтаксической роли порядка слов может снизиться до уровня «избыточности».
В современном персидском языке наблюдаются черты флективного строя, прежде всего в личных окончаниях глагола, в то время как большинство именных категорий выражаются аналитически, для имени также характерны агглютинативные аффиксы. Сравнительно с аналитическими языками, порядок слов в персидском языке не играет существенной роли для выражения синтаксических
связей между компонентами словосочетаний и членами предложения, «тем не менее, следует подчеркнуть, что в персидском языке существует твердый порядок слов, вытекающий из исторически сложившейся структуры предложений и словосочетаний» [4, с. 352].
По типологии порядка слов персидский язык относится к типу SOV, который расшифровывается как порядок подлежащее — дополнение — сказуемое.
.ь № у-ил дос. перевод: страна во взаимопо-
нимании правительства и парламента нуждается. (страна нуждается во взаимопонимании правительства и парламента) -кешвар бе хамдели-е долат ва маджлес ниаз дарад.
. ли? а-у Jl & lt-иЬал^зь J дос. перевод: прави-
тельство и парламент искренним сотрудничеством отечественное производство поддерживают. (правительство и парламент искренним сотрудничеством поддерживают отечественное производство.) — маджлес ва долат ба хамкари-е са-мимане аз толид-е мели хемайат миконанд.
Сказуемое всегда находится в конце предложения, подлежащее, как правило, — на первом месте (иногда ему предшествует обстоятельство времени). Определяемое предшествует определению, за исключением случаев, которые предусмотрены грамматическими правилами (например, определения, выраженные указательными и некоторыми другими видами местоимений, а также прилагательные в превосходной степени находятся в препозиции). Различные виды дополнений и обстоятельств, поясняющие сказуемое, предшествуют ему. Однако в эмоционально окрашенной речи порядок слов может нарушаться, наблюдаются случаи обособления второстепенных членов предложения (в основном в поэтической речи)" [4, с. 352].
Так как сказуемое находится в конце предложения, ему предшествуют различные виды дополнений и обстоятельств.
П ^ V
В живой разговорной речи интонация заметно снижает синтаксическую роль порядка слов. Это приводит к отклонению от «нормального» порядка слов. «В живой речи персов, например в тегеранском говоре, можно часто наблюдать выпадение перелогов, особенно бе и дар в случаях связи обстоятельства место и предложного дополнения со сказуемым» [6, с. 230]. Например:
1 (нулевое подлежащее — прямое дополнение — сказуемое
— косвенное дополнение) дос. перевод: (Он/она) яблоко дал моему сыну — сибо дад пэспрам- вместо (Он/она) моему сыну яблоко дал.
I л й11 (прямое дополнение — подлежащее — сказуемое) дос. перевод: Иран каждый иранец любит — иран-о хар ира-ни дуст даре- вместо Каждый иранец Иран любит.
(нулевое подлежащее — сказуемое — обстоятельство место) дос. перевод: пошёл домой — рафт хуне- вместо домой пошёл. ¦Сил2 л О* (подлежащее — сказуемое — обстоятельство место) дос. перевод: я еду в Тегеран — ман мирам техрун- вместо я в Тегеран еду.
В вышеуказанных примерах место членов предложения не фиксировано. Синтаксические связи в таких предложениях выражаются интонацией.
В данной статье мы коротко остановимся на наиболее важных случаях синтаксической функции порядка слов в русском в сопоставлении с персидским языком. В обоих языках имеются случаи, когда синтаксическое значение члена предложения выражается его местом в предложении, вследствие чего изменение места членов предложения приводит к изменению их синтаксической функции.
А) В русском языке в предложениях типа Иван — студент синтаксические отношения главных членов, выраженных омонимичными формами именных частей речи, обусловлены их строго фиксированным местом в предложении. В предложениях такого типа места подлежащего и сказуемого твёрдо закреплены, и порядок слов служит для разграничения главных членов. При этом на первом месте находится подлежащее, на втором — сказуемое. В таких предложениях подлежащее и сказуемое в русском языке обычно выражаются существительными, а также некоторыми другими частями речи в форме именительного падежа, в персидском — именными частями речи, при этом именное сказуемое не оформляется ни связкой, ни вспомогательными глаголами.
^ иЬ дос. перевод: Пан Ги Мун — генеральный секретарь ООН — Пан Ги Мун — дабир-е колл-е сазман-е мелал-е моттахед.
Характерной чертой такого предложения является полная обратимость Иван — студент и студент — Иван. Первое условно можно
считать подлежащим, второе сказуемое. Данная обратимость нарушается, если употребляется определение, выраженное качественным прилагательным при одном из существительных: Иван -хороший студент.
В этом случае качественное прилагательное закрепляет за именем существительным функциональную значимость сказуемого, и тоже время появляется возможность инверсии. Порядок рема-тема хороший студент — Иван (стилистически окрашенное предложение). Н. С. Валгина указывает также на то, что употребление существительного, имеющего значение качественности, оценочности, в качестве одного из компонентов, закрепляет за ним функцию сказуемого, например: Весельчак — ваш дедушка [2, с. 102].
Б) Порядок слов, как в русском предложении, так и в персидском (не всегда), служит для различения синтаксической функции подлежащего и дополнения, в таких предложениях как: Мать любит дочь- Дочь любит мать, холм покрыл лес- лес покрыл холм- сознание определяет бытие- бытие определяет сознание, с омонимичными формами именительного и винительного падежей. При этом определение роли членов предложения производится на основании порядка слов. В русском языке на первом месте находится подлежащее, на втором — прямое дополнение. В персидском языке им соответствуют предложения, порядок слов в которых является способом различения подлежащего и прямого неоформленного дополнения. Например:
. 4>- дос. перевод: Мать ребёнка имеет (у матери ребё-
нок.) — мадар фарзанд дарад.
.Л л* -л дос. перевод: Ребёнок мать имеет (у Ребёнка мать.)
— фарзанд мадар дарад.
«В тех случаях, когда прямое дополнение означает предметы и явления вполне определённые конкретные, известные, после него употребляется послелог — Ь (ра)» [4, с. 454], тем самым показывая синтаксическую роль дополнения в предложении.
. -у и-и л дос. перевод: Отец газету читает — педар руз-наме миханад.
. -У & lt-* Ь .I --и ьА дос. перевод: Отец газету утреннюю читает — педар рузнаме-йе собх ра миханад.
Следует отметить, что в персидском языке категория одушевленности — неодушевленности не имеет морфологических средств противопоставления, поэтому порядок слов в персидском языке выступает как средство выражения синтаксических функций существительных, обозначающих не только предметы неодушевленные, но и одушевленные.
В) Синтаксическая роль порядка слов в разграничении атрибутивных словосочетаний и предложений, в которых сказуемое выражено прилагательным. В сочетании великолепная страна, где имя прилагательное стоит перед существительным, оно является компонентом словосочетания — определением- а в сочетании страна великолепная, имя прилагательное, стоящее после существительного является предикативным членом в двусоставном предложении: Например:
Митрошка был с виду парень довольно оригинальный. В сущности, она была человек не дурной.
Изменение синтаксической функции прилагательного заключается в том, что предикативная функция постпозитивного прилагательного способна придавать предмету характеристику признака, с дополнительным сообщением о нем. «Кроме того, всякая постпозиция определения нарушает единство словосочетания, но в разной степени» [5, с. 14].
В предположении: Длинный товарный поезд одно определение составляет с определяемым единое словосочетание, а другое определяет уже целое словосочетание. Но в постпозиции это единство нарушается, и оба определения становятся равноправными: поезд длинный, товарный- поезд товарный, длинный [там же].
В персидском языке существуют постпозитивное и препозитивное определения. Особенность грамматической закономерности персидского языка заключается в том что, постпозитивное определение не может находиться в препозиции, и, наоборот, определение препозитивного типа не может находиться в постпозиции. Так как согласованные определения как длинный, товарный, в персидском языке относятся к постпозитивному типу определения, не существует возможность нарушения единства словосочетания путём их перемещения в препозицию. Это ведёт к разрушению словосочетания,
вследствие чего мы получаем три различных слова, синтаксически не связанных между собой.
и-УуЪ ьИ* досл. перевод: поезд товарный длинный — гатар-е
бари-е тулани. (верно)
ьИ* и-УуЬ досл. перевод: длинный, товарный, поезд — тулани
бари гатар (не верно)
В персидском языке постпозитивное определение является наиболее распространенным, но значительно реже встречается и препозиция определения. Ср:
^ лЛ красивый город — шахр-е зиба лЛ й^л/уЬ красивейший город — зибатарин шахр
Грамматическим показателем определительной связи в атрибутивных словосочетаниях является изафет — е, посредством которого большинство постпозитивных определении связываются с определяемым словом.
Стоит отметить, что структурно-грамматические и функциональные свойства изафетной связи сильно отличаются от флексии прилагательного в русском языке. Важнейший отличительный признак изафетной связи заключается в том, что изафет — е, в отличие от флексий, присоединяется не к определению, а к определяемому слову, скрепляя их в единое словосочетание. При этом прилагательное всегда остается неизменным, в каком бы числе ни стояло определяемое слово.
I досл. перевод: небо голубое (голубое небо) — асэман-е аби. .Ь досл. перевод: города красивый (ые) (красивые города) -шахрхайе зиба.
Постпозиция определения изафетной связи в персидском языке не норма, а грамматическая закономерность, нарушение которой превращает словосочетание в пару слов, не связанных между собой синтаксически.
йЬЬ иностранный язык — забан-е хареджи (верно) — хареджи забан-е (не верно).
В некоторых предложениях, при переводе с персидского на русский, очень важно определить, присутствует ли изафетная связь. В предложении больной брат вернулся прилагательное больной играет роль определения, а в предложении брат вернулся больной, то же прилагательное входит в состав именного сказуемого со зна-
менательной связкой" [3, с. 325]. В персидском языке аналогичная ситуация, с учётом того, что порядок слов сохраняется.
. j^ с изофетной связью: больной брат вернулся — ба-
радар-е бимар баргашт.
. ^&-л j^v jjIj без изофетной связи: брат вернулся больной -барадар бимар баргашт
Г) В русском языке препозитивное количественное числительное указывает на точное число лиц, а в постпозиции реализует так называемую категорию приблизительности.
За этот период «ЛУКойл» намерен инвестировать в общей сложности $ 150 млрд.- На заседание кафедры пришли человек десять.
В персидском языке нет такой возможности, так как количественное числительное всегда находится в препозиции. Для этого в персидском языке используются предлоги со значениями: около, приблизительно, почти, т.п.
JJj V дос. перевод: самолёт с около
двумястами пассажирами летает — Хаварэйма ба ходуде двист нафар мосафер парваз миконад.
Д) «Грамматическая (синтаксическая) роль порядка слов в русском языке приобретает больше значения в некоторых предложениях с инфинитивной конструкцией, представляющей собой побочную предикацию, где субъект и главной и побочной предикации выражен одной формой — дательным падежом». [1, с. 17]. Ср.: Петру хотелось помочь товарищам — Товарищам хотелось помочь Петру.
В другом случае, объект главной и побочной предикации выражен одинаковым падежом, ср.: Он попросил Павла позвать Ольгу -Он попросил Ольгу позвать Павла- Он посоветовал Борису позвонить Вере — Он посоветовал Вере позвонить Борису и т. д. В таких случаях порядок слов, выполняет различительную роль. В персидском языке, в отсутствии падежной системы, предлог бе придаёт относящему к нему слову синтаксическую роль непрямого дополнения. Таким образом, в отличие от русского языка, различительную роль в персидском языке играет не порядок слов, а присутствие предлога.
. -?¦ ih^ijL ^ j Петру хотелось товарищам помочь —
петр михаст бе дустан комак конад.
Во втором примере:
Л 4ь л 4-и-ъ ^ Он посоветовал Борису позвонить
Вере — у бе барис тосие кард бе вера телефон конад.
. л 4-и-ъ Л 4ь ^ Он посоветовал Вере позвонить Бо-
рису — у бе вера тосие кард бе барис телефон конад.
В данном примере в персидском языке порядок слов выполняет ту же различительную роль, что и в русском языке, так как оба дополнения имеют при себе один и тот же предлог бе.
Особенности использования коммуникативных возможностей слов в сопоставляемых языках, обусловливающие его грамматикосинтаксическую функцию, исходят из специфики синтаксического строя, характера морфологического строя каждого из языков. Как известно, сопоставляемые языки существенно отличаются синтаксическими потенциями грамматических форм, морфологическим оформлением синтаксической функции слов. Персидский язык не обладает теми морфологическими средствами оформления грамматических категорий в структуре слова, которые характеризуются обобщенно-грамматическим значением и охватывают всю грамматическую структуру языка. В персидском языке, в связи с отсутствием форм словоизменения и абсолютной неизменяемостью знаменательных частей речи (за исключением глагола), примыкание как синтаксическое средство выражения подчинительной связи слов приобретает важную роль в организации синтаксических единиц, в результате чего круг слов, присоединяющихся способом примыкания, в персидском языке шире, чем в русском.
Синтаксическая функция порядка слов в обоих языках выражается местом сказуемого в конце предложения в персидском и в середине — в русском языке, следованием за подлежащим сказуемого, а также обычной препозицией определения по отношению к определяемому слову в русском языке и постпозицией — в персидском языке.
Персидский и русский языки обладают различным по типологическому типу морфологическим строем. Этим и объясняется различие охвата синтаксической функции порядка слов. В аналитических языках сфера данной функции значительно шире по сравнению с синтетическими языками, ибо в них меньше морфологических возможностей, которые могли бы компенсировать её отсутствие. Поря-
док слов русского языка несильно нагружен в области синтаксической структуры, вследствие чего он может быть богато использован в области актуального членения и стилистики.
Список литературы
1. Адамец П. Порядок слов в современном русском языке. — Praha.: Academia, 1966. — 96 с.
2. Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка: учеб. — М.: Агар, 2000. — 416 с.
3. Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык. — 7-е изд. — М.: Айрис-пресс, 2005. — 448 с.
4. Рубинчик Ю. А. Грамматика современного персидского литературного языка. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2001. — 600 с.
5. Сиротинина О. Б. Порядок слов в русском языке. — М.: УРСС, 2003. -170 с.
6. Лазарь С. П. Вопросы синтаксиса персидского языка. — М.: Институт международных отношений, 1959. — 289 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой