К вопросу о соотношении медиации с иными альтернативными формами разрешения споров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО
Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. № 4 (29). С. 118−121.
УДК 347. 9
К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ МЕДИАЦИИ С ИНЫМИ АЛЬТЕРНАТИВНЫМИ ФОРМАМИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ
ON THE RELATION OF MEDIATION WITH OTHER FORMS OF ALTERNATIVE DISPUTE RESOLUTION
И. А. ВАЛЫНКИНА (I. A. VALINKINA)
Представлен анализ альтернативных форм разрешения споров. Дано определение места медиации среди иных альтернативных форм разрешения споров. Особое внимание уделено вопросам соотношения медиации (посредничества) и процедуры третейского разбирательства по действующему законодательству.
Ключевые слова: альтернативные формы разрешение споров, медиация, посредничество, третейское судопроизводство, третейское соглашение, медиативное соглашение.
This article analyzes alternative forms of dispute resolution, defining the location of mediation among the various alternative forms of dispute resolution. Special attention is paid to the relations of mediation (mediation) and arbitration procedures under the current legislation.
Key words: alternative forms of dispute resolution, mediation, mediation, arbitration, arbitration agreement, the agreement mediation.
В настоящее время в России и за рубежом всё большее внимание уделяется вопросам альтернативного разрешения гражданско-правовых споров. Поиск альтернатив деятельности государственных судов для разрешения споров может быть обусловлен рядом факторов, один из которых — недостаточная эффективность работы судебной системы при рассмотрении отдельных категорий дел, которая может заключаться в перегруженности судов, длительности судебного разбирательства, неквалифицированном рассмотрении дел, а также других недостатках, присущих судебной системе того или иного государства.
К другим причинам развития альтернативных форм разрешения споров можно отнести наличие очевидных преимуществ при их реализации. Таковыми являются возможность сохранения деловых и партнёрских от-
ношений и избежание огласки конфликта, в силу наличия принципа конфиденциальности разрешения споров, удобство сторон в отношении времени и места разрешения спора, большее доверие сторон к лицам, участвующим в разрешении конфликта, более краткие сроки и относительно низкая стоимость использования данных форм.
Следует отметить, что понятие «альтернативные формы разрешения конфликтов (споров)» в российском и зарубежном научном сообществе однозначно не определено, и общепризнанной классификации альтернативных методов в научной литературе нет. Но, несмотря на разногласия и даже противоположные мнения, обществоведы сходятся в том, что альтернативные формы представляют собой внесудебные или негосударственные способы разрешения конфликтов.
© Валынкина И. А., 2011 118
Целью альтернативных форм разрешения споров, вернее целью действий участвующих в споре сторон в процессе АРС, является достижение определённого результата
— разрешения конфликта. В отечественной правовой литературе [1] обоснована точка зрения, согласно которой основными альтернативными формами урегулирования споров являются: переговоры (negotiation), представляющие собой урегулирование спора непосредственно сторонами без участия иных лиц- посредничество (mediation), означающее урегулирование спора с помощью независимого, нейтрального посредника, который содействует сторонам в достижении соглашения- третейский суд (arbitration) — разрешение спора с помощью независимого, нейтрального лица — арбитра (или группы арбитров), который уполномочен вынести обязательное для сторон решение.
Критериями для такого деления являются участие в урегулировании разногласий третьего лица или его полномочия. Элементы этих трёх «чистых» видов являются составной частью многих других процедур. Так, переговоры почти всегда имеют место в любой другой альтернативной форме, а посредничество часто используется как предварительная процедура до начала судебного разбирательства [2].
Несмотря на наличие указанных выше общих для всех альтернативных форм преимуществ, каждая из форм имеет свои особенности. Обратимся к характеристике сходств и различий двух наиболее урегулированных в законодательном плане процедур
— третейского разбирательства и процедуры медиации (посредничества).
Актуальность использования каждой из них особенно возросла в связи с принятием соответствующих законов, определяющих статус, порядок организации и процедуру применения отдельных форм разрешения споров.
Рассмотрение так называемых внутренних споров, без участия иностранного элемента в рамках третейского разбирательства основано на принятом 24 июля 2002 г. Федеральном законе «О третейских судах в Российской Федерации» [3] (далее — Закон о третейских судах). В период действия данного закона по состоянию на 15. 11. 2010 г. на тер-
риториях 64 субъектов Российской Федерации функционировало 287 постоянно действующих третейских судов [4]. Правовое закрепление процедура медиации получила с принятием 27 июля 2010 г. Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» [5] (далее — Закон о медиации). Следует отметить, что в отсутствии специального закона существовала достаточно широкая практика реализации данной процедуры. Так, с 2005 г. в Москве осуществляет свою деятельность Центр медиации и права [6], подобные центры в настоящее время активно создаются на территориях иных субъектов.
Законы, регулирующие указанные процедуры, по-разному определяют подведомственность дел. В соответствии с ч. 2 ст. 1 Закона о медиации, процедура медиации применяется к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений. Несколько уже определена компетенция третейского суда — разрешение любого спора, вытекающего из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом (ч. 2 ст. 1. Закона о третейских судах).
Что касается основания для реализации той или иной формы, исходя из принципа добровольности и согласия сторон на их применение, безусловно, таким основанием является соглашение. В рамках третейского судопроизводства это третейское соглашение, при использовании медиации — соглашение о применении процедуры медиации. И в том и в другом случае соглашение должно быть заключено в письменной форме, может касаться одного, нескольких или всех споров, которые возникли либо могут возникнуть в будущем между сторонами, в том числе и в случае, когда дело уже рассматривается в государственном суде (ст. 4, ч. 1 ст. 7 Закона о медиации- ст. 7 Закона о третейских судах). Сходство данных соглашений явно прослеживается, основным отличием выступает отсутствие процессуальной составляющей в соглашении о применении процедуры ме-
диации. Третейское соглашение изменяет подведомственность по спору сторон и является основой для разрешения спора третейским судом, осуществляющим юрисдикционную деятельность так же, как и государственные суды. В отличие от него, соглашение о применении процедуры медиации не связано с публичными процессуальными отношениями.
Исходя из анализа текста Закона о медиации, можно сказать, что соглашение о проведении процедуры медиации само по себе вообще не имеет никакого правового значения. В случае если между лицами заключено соглашение о применении процедуры медиации, его наличие, равно как и наличие соглашения о проведении процедуры медиации и связанное с ним непосредственное проведение этой процедуры, не является препятствием для обращения в суд или третейский суд, если иное не предусмотрено федеральными законами. Иные процессуально-правовые последствия влечёт наличие третейского соглашение, возникает так называемый процессуальный эффект «относительной некомпетентности» государственного суда [7] - это обязанность государственного суда, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом соглашения о третейском суде, оставить иск без рассмотрения на основании заявления любой из сторон, сделанного не позднее первого заявления по существу спора, если суд не найдет, что соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (ст. 148 АПК [8]).
Каждая из процедур предполагает наличие определённых лиц, способствующих её реализации. При медиации таким лицом является нейтральное лицо, посредник (медиатор), который помогает участникам конфликта найти взаимоприемлемое решение, отвечающее интересам каждого из них, независимо от их формальных прав, при третейском разбирательстве необходимо наличие третейского судьи либо любого нечетного количества третейских судей при коллегиальном составе, которые, основываясь на нормах действующего законодательства, рассматривают и разрешают спор. Требования, предъявляемые к посредникам (медиаторам), зависят от того, на какой основе осу-
ществляется медиация, на профессиональной либо на непрофессиональной.
Осуществлять деятельность медиатора на непрофессиональной основе могут лица, достигшие возраста восемнадцати лет, обладающие полной дееспособностью и не имеющие судимости. Осуществлять деятельность медиатора на профессиональной основе могут лица, достигшие возраста двадцати пяти лет, имеющие высшее профессиональное образование и прошедшие курс обучения по программе подготовки медиаторов, утверждённой в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (ч. 2 ст. 15,
ч. 1 ст. 16 Закона о медиации). Таким образом, наличие высшего юридического образования не является обязательным требованием, предъявляемым к кандидатуре медиатора.
Третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи. Третейский судья, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального разрешения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель состава третейского суда. Также закон предусматривает такие требования, как: отсутствие судимости, наличие полной дееспособности и др. (ст. 8 Закона о третейских судах).
Общим результатом реализации любой из альтернативных форм разрешения споров, их целью является урегулирование конфликта. Вместе с тем с формально юридической точки зрения в результате процедуры медиации между сторонами конфликта в письменной форме заключается медиативное соглашение, которое представляет собой гражданско-правовую сделку, направленную на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон. Данное соглашение подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон, а защита прав, нарушенных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения такого медиативного соглашения, осуществляется способами, предусмотренными гражданским законодательством
(ст. 12 Закона о медиации). В медиативном соглашении стороны могут предусмотреть абсолютно любые условия. Однако исполнение медиативного соглашения будет обязательным только в том случае, если оно представляет собой сделку. В иных случаях, когда медиативное соглашение является декларацией о намерениях и не порождает никаких правовых последствий, его исполнение будет основано на доброй воле каждой из сторон и не сможет быть обеспечено принудительной силой государства.
Окончанием процедуры третейского разбирательства в случае разрешения правового конфликта является вынесение решения третейского суда, содержащего все элементы решения государственного суда.
И несмотря на то, что в ст. 31 Закона о третейских судах указано, что стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда, а стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо, Закон о третейских судах и процессуальное законодательство подробно регламентируют процедуру оспаривания решения третейского суда в случаях, когда присутствуют предусмотренные законом основания для его отмены, а также процедуру принудительного исполнения решения третейского суда.
Правовым последствием вынесения решения третейского суда является невозможность повторного обращения с иском о том же предмете, по тем же основаниям и между теми же сторонами, за исключением случаев, когда решение третейского суда было отменено или государственным судом было вынесено определение об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Заключение между сторонами медиативного соглашения не является препятствием для обращения в государственный суд с аналогичным требованием.
Анализ правового регулирования процедуры третейского разбирательства и про-
цедуры посредничества (медиации) позволяет указать на наличие проблемных аспектов в регулировании процедуры медиации, при этом само по себе принятие соответствующего закона является стимулом для дальнейшего совершенствования законодательства, посвященного альтернативным процедурам урегулирования споров.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что применение альтернативных форм разрешения споров в настоящее время является необходимым как для государства, так и для субъектов гражданского оборота. При этом переход к их использованию должен осуществляться гармонично не только путём издания тех или иных законов, обязывающих использовать принудительно примирительные процедуры с целью снижения обращаемости в государственный суд, но и добровольно, самими субъектами как вариант разрешения спорных ситуаций самостоятельно, без участия государства.
1. Зайцев А. И., Кузнецов Н. В., Савельева Т. А. Негосударственные процедуры урегулирования правовых споров. — Саратов, 2000. -342 с.
2. Штепан П. Альтернативные способы разрешения споров. — иКЬ: www. lawclinic. ru/ ИЬгагу. рЫш1=т=1&-р=12.
3. О третейских судах в Российской Федерации: Федеральный закон от 24. 07. 2002 г. № 102-ФЗ // СЗ РФ. — 2002. — № 30. -Ст. 3019.
4. Сводная таблица количества третейских судов на территориях субъектов // Третейский суд: журнал. — иЯЬ: http: //www. arbitrage. spb. ru/ 8МЛаЬИсаТ8. И^#ааа
5. Об альтернативной процедуре урегулирова-
ния споров с участием посредника (процедуре медиации): Федеральный закон от
27. 07. 2010 г. № 193-ФЗ // СЗ РФ. — 2010. -№ 31. — Ст. 4162.
6. Информация о Центре медиации и права содержится на официальном сайте (иКЬ: http: //www. mediacia. com).
7. Минаков А. И. Арбитражное соглашение и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. — М., 1985. — С. 51−52.
8. Арбитражный процессуальный кодекс от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. — 2002. -№ 30. — Ст. 3012.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой