Фрагмент когнитивной модели многомирия в литературном тексте (на материале романа Л. Н. Толстого "Анна Каренина")

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 22 (160).
Филология. Искусствоведение. Вып. 33. С. 97−102.
ФРАГМЕНТ КОГНИТИВНОЙ МОДЕЛИ МНОГОМИРИЯ В ЛИТЕРАТУРНОМ ТЕКСТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА Л. Н. ТОЛСТОГО
«АННА КАРЕНИНА»)
Настоящая статья посвящена исследованию «многомирия» на материале романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина». В работе прослеживаются основные принципы вхождения в художественный мир произведения, а также принципы моделирования многомирия.
Ключевые слова: картина мира, художественная картина мира, многомирие, дейксис.
Художественный мир произведения является одной из ключевых тем исследования когнитивной лингвистики. Особый интерес вызывает и проблема многомирия. Доминирующим и системообразующим фактором в художественной картине мира является образ мира. Под образом мира понимают «целостную, многоуровневую систему представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности"1. Как отмечал Ю. М. Лотман, художественная картина мира представляет собой динамическую систему, внутренне сложную, и в то же время единственно возможную по отношению к конкретному произведению2.
Понятие «картина мира» является предметом изучения лингвокультурологии, когнитивной лингвистики, литературоведения, этнолингвистики, общего и частного языкознания, психолингвистики, семиотики. Однако в рамках данной статьи мы будем аппелировать понятием «многомирие», которое было введено в лингвокультурологию
Н. С. Новиковой и Н. В. Черемисиной. Согласно их теории, «человек живет в условиях социально-психологического многомирия, ограниченного своеобразием его деятельности, общественных связей, характера и т. п. И у каждого мира есть специфические речевые сигналы, известные определенному кругу носителей языка"3. Н. В. Черемисина отмечает и тот факт, что в «художественном тексте наблюдается сочетание, взаимосвязь и взаимодействие нормативно различных и даже противопоставленных миров"4.
Множественность создаваемых писателем картин мира отражает разные интерпретации последнего, разные подходы к миру, результатом которых и выступают разные модели реальности. Неисчерпаемость мира, его многомерность объясняют и многосто-
ронность его восприятия и описания. Так, например, линейное развертывание художественных приемов идентифицирует художественный менталитет писателя, который представляет в произведении образное видение мира5. Многообразие картин мира автора объясняется, таким образом, объективным существованием множества различных миров в когнитивной картине мира этноса. Среди них, конечно, и личные, внутренние, миры человека и личные, внутренние миры персонажа.
Обратимся непосредственно к проблеме моделирования многомирия персонажа в литературном тексте.
Многомирие в художественном произведении представляет собой вторичную моделирующую систему, в рамках которой происходит взаимосвязь внешнего мира и внутренних миров героев. Внешний мир — это фактуаль-ный мир, во времени и пространстве которого существует герой. Ему противопоставлен и в тоже время с ним взаимосвязан внутренний мир персонажей. Под внутренним миром мы понимаем концептуальную картину мира, в которой отражается концептосфера персонажа, его отношения с другими героями, эмоции, чувства, переживания, оценки и ценности реального фактуального мира.
В современной лингвистике методика выделения миров в художественном произведении до сих пор не выработана. Опираясь на труды таких ученых, как: М. М. Бахтин, А. Я. Гуревич, Т. В. Евсюкова, В. И. Карасик, Г. В. Колшанский, А. П. Кубрякова, Ю. М. Лотман, В. А. Маслов, Н. С. Новикова, Ю. С. Степанов, И. А. Стернин, Н. В. Черемисина, Р. Якобсон и др.- а также зарубежных авторов: Е. Abelson, E. Chrzanowska-Kluczewska, Т. А. ван Дейк, U. Eco, J. Gavins, D. MacIntyre, В. Кинч, R. W. Langacker, G. Lakoff, M. A. Minsky, S. E. Palmer, R. Ruth, M. L. Ryan, Schank,
P. Werth и др., мы предлагаем собственную методику описания многомирия персонажа в литературном произведении.
Данная методика представляет собой когнитивную модель, показанную в виде схемы, интерпретирующей существования в произведении сразу нескольких миров персонажа.
с собственно пространственной семантикой (комната, гостиная, дом), предложных конструкций (в двадцати шагах от), пространственных наречий (там, здесь, туда), глаголов движения (двигался, подходил), временных наречий (уже), союзов (когда), видовременных форм глагола и неличных форм глагола
внутренний мир персонажа
----------> шедшим мир персонажа
Рис. 1. Модель многомирия персонажа
Модель (рис. 1) представляет собой «куб» (геометрическая фигура), внешние границы которого представляют собой контуры внешнего мира персонажа, а его внутреннее содержание — внутренний мир. Миры имеют точки соприкосновения, общие сегменты, что подтверждает их взаимосвязь.
Параметрами внешнего мира персонажа выступают дейктические категории, внутреннего же — концептосфера персонажа.
В рамках данной статьи мы продемонстрируем реализацию одного фрагмента когнитивной модели многомирия — внешнего мира персонажа.
Внешний мир персонажа представляет собой языковую реализацию фактуального мира, который включает предметы, действия, состояния, события, отношения, факты, операции с этими предметами и т. д. Данные феномены отражаются в концептуальной картине мира и кодируются в когнитивных категориях — пространстве и времени, пер-сональности и др. В соответствии с теорией, разработанной Дэниэлом МакИнтайром, категории представлены категориями когнитивного дейксиса: пространственный дейксис, временной дейксис, персональный дейксис, социальный дейксис, эмпатический дейксис6- ср. понятия личный, пространственный, временной, социальный и дискурсный в работе
Ч. Филлмора7.
В языковой системе эти дейктические категории реализуются посредством географический названий (Москва, Петербург), слов
(буду делать, сказал- здороваясь).
Статья основана на материале романа Л.
Н. Толстого8.
«Анна Каренина» — одна из великих книг мировой литературы, роман общечеловеческого значения. Из трех больших романов Толстого лишь один назван по имени его главного действующего лица. Как отмечал К. Н. Ломунов в своей работе «Лев Толстой: очерк жизни и творчества», писатель сохранил название в честь главной героини, стремясь показать значение образа, при этом в произведении поставлены вопросы русской жизни того времени9.
Роман повествует о жизни женщины в высшем обществе, которая была выдана замуж не по любви, но так и не смогла смириться с условностями брака. Полюбив по-настоящему, она отказалась от привилегий высшего общества, но эмоционально не справилась с нахлынувшим на нее чувством.
Внешние миры главной героини в произведении можно разделить на следующие микромиры:
— Анна в высшем свете:
a. Микромир Анны на балу
b. Микромир Анны в театре
c. Микромир Анны на скачках.
— Анна на вокзале.
Для того чтобы как бы «мысленно войти» в воображаемый мир, предложенный автором в романе, следует уделить внимание таким дейктическим категориям, как пространственный и временной дейксис. Сфера
дейксиса включает в себя и установку участников речевого акта (персональный дейксис)
— говорящего и адресата- указание на предмет речи.
Определим символические обозначения дейктических категорий, которые являются своеобразными контурами миров Анны Карениной:
Пространственный дейксис — Б1- Временной дейксис — Б2- Персональный дейксис -Б3- Социальный дейксис — Б4- Эмпатический дейксис — Б5.
Анна в Высшем Свете
В романе действуют лица из разных кругов и кружков высшего общества Москвы и Петербурга, представляя собой многомерные, сложные образы живых людей.
Рассмотрим подробнее фрагменты романа, в которых представлены дейктические поля, характеризующие мир Анны в высшем обществе.
Микромир Анны на балу
Бал представляется Л. Н. Толстым как особый мир со своими законами и социальной прослойкой. Бал в романе представлен в 1 части 22 главы. Определим контуры данного мира Анны Карениной, для этого выделим текстовые ассоциативно-смысловые микроблоки, наиболее ярко описывающие мир Анны.
Один из примеров, отражающих микромир Анны на балу, является фрагмент со страницы 95.
Выделим дейктические категории, обозначив, таким образом, контур мира Анны на балу:
1. Б1: там, туда-
2. Б2: прошедшее время «была», всегда, потом-
3. Б3: Анна Аркадьевна (Кити, цвет общества, Лидии, Жена Корсунского, хозяйка, Кривин, юноши, Стива)
4. Б4: Анна, Анна Аркадьевна (Кити, Стива, Лидии — по именам- Корсунский и Кривин
— по фамилии)
5. Б5: прелестная фигура и голова Анны, точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь, округлые руки с тонкою крошечною кистью
Там была до невозможного обнаженная красавица Лиди, жена Корсунского, там была хозяйка, там сиял своею лысиной Кри-вин, всегда бывший там, где цвет общества- туда смотрели юноши, не смея подойти- и
там она нашла глазами Стиву и потом увидала прелестную фигуру и голову Анны в черном бархатном платье…
… Корсунский поклонился, выпрямил открытую грудь и подал руку, чтобы провести ее к Анне Аркадьевне. Кити, раскрасневшись, сняла шлейф с колен Кривина и, закруженная немного, оглянулась, отыскивая Анну. Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, а в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. Все платье было обшито венецианским гипюром. На голове у нее, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами. Прическа ее была незаметна. Заметны были только, украшая ее, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивавшиеся на затылке и висках. На точеной крепкой шее была нитка жемчугу.
Таким образом, нами определены контуры мира Анны на балу. В данном текстовом мире ассоциативно-смысловой микроблок представляет собой авторскую речь, композиционно-речевая форма которого представлена в виде описания, сообщающего
о внешних признаках Анны Карениной.
Портрет Анны определяет не только ее привлекательность, через такие лексические единицы, как «прелестная фигура», «ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью», но и социальную принадлежность героини, ведь одежда Анны: «нитка жемчуга и черное бархатное платье» — отражает определенный статус в обществе. Следует обратить внимание и на то, что для Л. Н. Толстого характерна развернутая и подробная характеристика внешности Карениной на балу: «платье обшито венецианским гипюром», «в черных волосах была маленькая гирлянда анютиных глазок», «на черной ленте пояса между белыми кружевами», «короткие колечки курчавых волос».
Описание эксплицитно несет авторскую оценочность и модальность через эмоционально-оценочные прилагатель-
ные «прелестную, точеные, крошечною», и экспрессивно-стилистический прием — «точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь» (метафора).
Пространственно-временная составляющая данного микромира представлена посредством наречий «там, туда», «потом», «всегда».
Микромир Анны в театре
Мир Анны в театре представлен уже в 5 части 33 главы. Следует отметить, что к данному моменту мир Анны в семье уже полностью разрушился, весь высший свет знал о падении семьи Карениных, ведь Анна связала свою жизнь с Алексеем Вронским.
Выделим ассоциативно-смысловой микроблок, красочно описывающие микромир Анны на странице 520.
Дейктический центр смещен к Вронскому, что и определяет характер дейктических категорий:
1. Б1: «в двадцати шагах от», «в ту сторону», «слева», «бал в Москве», «подле, куда-то" —
2. Б2: «вдруг», «опять», «когда», «бывало" —
3. Б3: Анна Каренина (Вронский, дама в тюрбане, плешивый старичок, Яшвин, княжна Варвара, Картасовы (супруги))
4. Б4: представлено через социальное определение «княжна Варвара" —
5. Б5: определяется через описательнооценочную лексику — «плешивый старичок», «сдержанно-возбужденное сияние ее глаз», «толстый плешивый господин», «худая, маленькая женщина».
Вронский, слушая одним ухом, переводил бинокль с бенуара на бельэтаж и оглядывал ложи. Подле дамы в тюрбане и плешивого старичка, сердито мигавшего в стекле подвигавшегося бинокля, Вронский вдруг увидал голову Анны, гордую, поразительно красивую и улыбающуюся в рамке кружев. Она была в пятом бенуаре, в двадцати шагах от него. Сидела она спереди и, слегка оборотившись, говорила что-то Яшвину. Постанов ее головы на красивых и широких плечах и сдержанновозбужденное сияние ее глаз и всего лица напомнили ему ее такою совершенно, какою он увидел ее на бале в Москве…
Когда Вронский опять навел в ту сторону бинокль, он заметил, что княжна Варвара особенно красна, неестественно смеется и беспрестанно оглядывается на соседнюю ложу- Анна же, сложив веер и постукивая им по красному бархату, приглядывается куда-то, но не видит и, очевидно, не хочет видеть того, что происходит в соседней ложе. На лице Яшвина было то выражение, которое
бывало на нем, когда он проигрывал. Он, насупившись, засовывал все глубже и глубже в рот свой левый ус и косился на ту же соседнюю ложу.
В ложе этой, слева, были Картасовы. Вронский знал их и знал, что Анна с ними была знакома. Картасова, худая, маленькая женщина, стояла в своей ложе и, спиной оборотившись к Анне, надевала накидку, подаваемую ей мужем. Лицо ее было бледно и сердито, и она что-то взволнованно говорила. Картасов, толстый плешивый господин, беспрестанно оглядываясь на Анну, старался успокоить жену. Когда жена вышла, муж долго медлил, отыскивая глазами взгляда Анны и, видимо, желая ей поклониться. Но Анна, очевидно нарочно не замечая его, оборотившись назад, что-то говорила нагнувшемуся к ней стриженою головой Яшвину. Картасов вышел, не поклонившись, и ложа осталась пустою.
Ассоциативно-смысловой микроблок представлен в виде авторской речи. Контуры микромира Анны в театре отражают некоторое изменение отношения общества к Анне, особенно ярко это отражено в поведении жены Картасова, которая даже не желала находиться рядом с «падшей женщиной».
Предложенный текстовый мир отражает все дейктические категории, подтверждая существование микромира Анны в театре.
Пространственный дейксис преимущественно представлен существительными, семантически представляющие театральные термины — бенуар, бельэтаж, ложи: и предложными конструкциями — в пятом бенуаре, на соседнюю ложу, в соседней ложе- а также существительными атрибутивными числительным — «в двадцати шагах от», существительным и указательным местоимением — «в ту сторону», наречием: «слева», фраза «бал в Москве» — ретроспекция на предыдущие события, а также «подле, куда-то». Особую динамику данному микромиру придают глаголы движения (перемещения в пространстве): «переводил», «навел бинокль», «оглядывается», «засовывал», «надевая», «вышла», «отыскивая глазами», «вышел».
Временной дейксис выражен преимущественно наречиями «вдруг», «опять», «бывало». Кроме того, темпоральный элемент выражен временной формой глагола: «бывало», на уровне синтаксиса выделяются и сложноподчиненные предложения с придаточным
времени, присоединенные к главной части временными союзом «когда».
Микромир Анны на скачках
Во второй части романа, в главе 25 представлено появление Анны на скачках. Это время отмечено скрытыми отношениями Анны и Вронского. Ассоциативно-смысловой микроблок данного микромира описан на странице 211, в котором прослеживаются следующие дейктические категории:
1. Б1: на скачках, беседка, издалека, близость, приближение, двигался, подходил, кончики ушей
2. D2: когда, уже, здороваясь
3. Б3: Анна (Алексей Александрович, Бетси, высшее общество)
4. D4: муж, любовник, толпа
5. Б5: вот все, что есть в его душе
Когда Алексей Александрович появился на
скачках, Анна уже сидела в беседке рядом с Бетси, в той беседке, где собиралось все высшее общество. Она увидала мужа еще издалека. Два человека, муж и любовник, были для нее двумя центрами жизни, и без помощи внешних чувств она чувствовала их близость. Она еще издалека почувствовала приближение мужа и невольно следила за ним в тех волнах толпы, между которыми он двигался. Она видела, как он подходил к беседке, то снисходительно отвечая на заискивающие поклоны, то дружелюбно, рассеянно здороваясь с равными, то старательно выжидая взгляда сильных мира и снимая свою круглую большую шляпу, нажимавшую кончики его ушей. Она знала все эти приемы, и все они ей были отвратительны. «Одно честолюбие, одно желание успеть — вот все, что есть в его душе, — думала она, — а высокие соображения, любовь к просвещению, религия, все это
— только орудия для того, чтобы успеть»
По его взглядам на дамскую беседку (он смотрел прямо на нее, но не узнавал жены в море кисеи, лент, перьев, зонтиков и цветов) она поняла, что он искал ее- но она нарочно не замечала его.
Данный ассоциативно-смысловой микроблок изображает еще один микромир Анны в высшем свете. Скачки — одно из популярных светских событий, для Анны они были важны, так как на них выступал её любимый человек, Алексей Вронский. Наличие всех дейктиче-ских категорий, очерчивающих микромир Анны на скачках, позволяют читателям войти в мир, представленный автором.
Данное повествование сообщает о развивающихся чувствах внутреннего мира Анны. Описание фиксирует внутреннее состояние главной героини, ее отношение к двум совершенно разным людям, которых она даже классифицирует по социальным установкам «муж» и «любовник» (а не «любимый»). Использование существительного «толпа» подчеркивает безразличие ко всем присутствующим. Анна лишь выделила из всей массы людей мужа и любовника.
Пространственный дейксис преимущественно выражен лексикой с семантическим значением дистанции, так, нами выделены существительные «близость, приближение» и глаголы движения «двигался, подходил». Таким образом, автор изобразил мировосприятие Анны на данном этапе. Время же обозначено через подчинительный союз «когда» и наречие «уже», причастие «здороваясь» несет в себе темпоральную окраску, начало действия, социальную манеру, принятую в обществе: здороваться при встрече.
Микромир Анны на вокзале
По роли в сюжете романа главным макро-локусом является вокзал, где впервые появляется главная героиня и где она прощается с жизнью. Рельсы — символичный образ в романе, ведь они представляют путь, с которого невозможно свернуть. Художественное пространство как интегральная характеристика литературного произведения придает роману целостность и завершенность.
Первоначальное упоминание об Анне представлено в ассоциативно-смысловом микроблоке именно на вокзале (часть 1, глава 18, страница 79). Однако выделим ассоциативносмысловой микроблок, представленный уже в 7 части, 31 главе, на странице 719. Эмоциональное состояние Анны резко ухудшено, она уже потеряла веру в любовь Вронского и в жизнь. И здесь она отправляется снова на перрон.
Выделим следующие категории, помогающие читателю войти в микромир Анны:
1. D1: поезд, к станции, на платформе, сюда, доски платформы, не в ту сторону, дальше, тут- глаголы движения — приехала, подбегали, оглядывали, сторонились, ехать-
2. Б2: прежде, теперь- союз — когда-
3. Б3: Анна (пассажиры, артельщики, молодые люди, кучер, граф Вронский) —
4. D4: толпа, граф-
5. D5: как от прокаженных.
Когда поезд подошел к станции, Анна вышла в толпе других пассажиров и, как от прокаженных, сторонясь от них, остановилась на платформе, стараясь вспомнить, зачем она сюда приехала и что намерена была делать. Все, что ей казалось возможно прежде, теперь так трудно было сообразить, особенно в шумящей толпе всех этих безобразных людей, не оставлявших ее в покое. То артельщики подбегали к ней, предлагая ей свои услуги- то молодые люди, стуча каблуками по доскам платформы и громко разговаривая, оглядывали ее, то встречные сторонились не в ту сторону. Вспомнив, что она хотела ехать дальше, если нет ответа, она остановила одного артельщика и спросила, нет ли тут кучера с запиской к графу Вронскому
Показанный микроблок представляет собой авторскую речь, в котором пространственный дейксис выражен преимущественно локусами, семантически описывающей фрагменты вокзала: «поезд, станция, платформа», а временной опять же представлен противопоставлением «прежде — теперь», что подчеркивает изменения во внутреннем мире Анны.
Таким образом, нам удалось выделить концептуальные микромиры главного персонажа романа — Анны Карениной, составляющие внешнюю картину мира героини. Данные миры представлены посредством таких языковых средств, как: локусы, семантически описывающие фрагменты вокзала: «поезд, станция, платформа», лексикой с семантическим значением дистанции «близость, приближение» и глаголами движения «двигался, подходил», существительными, семантически представляющие театральные термины — бенуар, бельэтаж, ложи: и пред-
ложными конструкциями — в пятом бенуаре, на соседнюю ложу, в соседней ложе- временными наречиями «вдруг», «опять», «бывало», сложноподчиненными предложения с придаточным времени.
В заключение можно сделать вывод, что в романе, который по праву можно назвать «энциклопедией жизни», представлена модель многомирия персонажей.
Примечания
1 Березин, С. В. Словарь психологических терминов [Электронный ресурс] / С. В. Березин, К. С. Лисецкий, М. Е. Серебрякова. URL: http: //vocabulary. ru/dictionary/22/.
2 Лотман, Ю. М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1970. С. 105.
3 Новикова, Н. С. Многомирие в реалии и общая типология языковых картин мира // Фи-лол. науки. 2000. № 1. С. 40−49. С. 45.
4 Черемисина, Н. В. Семантика возможных миров и лексико-семантические законы // Филол. науки. 1992. № 2. С. 111−117. С. 115.
5 Лотман, Ю. М. Структура художественного текста. С. 115.
6 Mc Intyre, D. Point of view in dramatic texts with special reference to Alan Bennett’s The Lady in the Van. Lancaster, 2003. 326 p.
7 Fillmore, Ch. J. Towards a descriptive framework for spatial deixis // Speech, Space and Action: Studies in Deixis and Related topics- eds. R. Jarvella, W. Klein. Chichester — New York — Singapore: John Wiley & amp- Sons, 1982. P. 31−59.
8 Толстой, Л. Н. Анна Каренина: роман в 8 ч. / вступ. ст. Э. Бабаева — худож. О. Верейский. М., 1985. 766 с.
9 Ломунов, К. Н. Лев Толстой: очерк жизни и творчества. М.: Дет. лит., 1978. С. 15.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой