Франко-израильские отношения после второй Интифады

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. Ф. Стерин
ФРАНКО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ ИНТИФАДЫ
Французская дипломатия принимала активное участие в событиях второй Интифады Аль-Акса практически с самого начала. Понимание позиций и действий Франции является важным по ряду причин:
1. Франция имеет постоянное место в Совете Безопасности Объединенных Наций, является одним из главных членов Европейского Союза.
2. Имеет влияние на международной арене.
3. Поддерживает активные дипломатические отношения с арабскими странами и с самой Палестинской Автономией (ПА).
В декабре 2004 г. Жерар Аро, французский посол в Израиле, жаловался в интервью израильской радиостанции «Галей Захал», что израильтяне развили антифран-цузский невроз [1]. Комментарии посла вызвали бурю эмоций со стороны израильской общественности. Франко-израильские отношения в течение пяти лет с начала второй Интифады были накалены. Эти было результатом уверенности израильтян в том, что Франция с начала второй Интифады оказывала одностороннюю поддержку палестинцам.
Год спустя почти незамеченным прошло событие, отражающее совершенно другую политическую реальность государственных отношений. 22 декабря 2005 г. французский премьер-министр Доминик де Вильпен неожиданно посетил израильское посольство в Париже. Перед визитом он зашел к своему парикмахеру, работавшему рядом с посольством, и израильские охранники посольства передали ему неофициальное приглашение через его охрану [2]. Более того, в интервью «Le monde» премьер обещал существенно изменить свой курс по отношению к Израилю [3].
Эти два инцидента свидетельствуют о существенных изменениях, которые произошли во франко-израильских отношениях с начала Интифады. Фактически со времен основания государства Израиль франко-израильские отношения характеризовались бурными подъемами и спадами. Это было результатом различий в интересах каждой из сторон, а в случае с Израилем немаловажное значение имели воспоминания об историческом прошлом. С одной стороны, израильтяне не забыли дело Дрейфуса и режим Виши во время Второй мировой войны, а с другой — помнили о французской помощи в деле корабля «Exodus», совместные военные авантюры в Суэцком проливе во время Золотого века середины 1950-х (l'age d’or) и решающий вклад Парижа в ядерный потенциал Израиля.
Важно отметить, что французское восприятие и политика на Ближнем Востоке разрабатывались в течение многих десятилетий французского присутствия в регионе. Они сочетают рациональный анализ французских интересов на Ближнем Востоке и воспоминания о ярком прошлом Французской империи.
Министерство иностранных дел Франции определило сотрудничество с арабским и мусульманским миром в качестве центрального ориентира внешней политики. В 19 451 948 гг. Париж расценил сионистское движение как угрозу французским интересам,
© Е. Ф. Стерин, 2010
опасаясь его воздействия на стабильность региона. Избранный курс повлиял на французское отношение к государству Израиль и к арабо-израильскому конфликту, став основным камнем преткновения во франко-израильских отношениях. Французская политика продолжала характеризоваться проарабским подходом. Существенное ухудшение отношений произошло в 1967 г., когда генерал Шарль де Голль повторно принял проарабскую линию, строго раскритиковал захват Израилем Сектора Газа и Западного берега и наложил эмбарго на поставки оружия Израилю. Одним из главных аспектов такого курса, продолженного также преемниками генерала, была поддержка Организации освобождения Палестины. В 1982 г. во время визита в Израиль французский президент Франсуа Миттеран в своей речи в Кнессете призывал к учреждению палестинского государства.
С тех пор французы постоянно демонстрировали свою приверженность этой политике, считая ее единственным возможным решением. Мирный процесс и особенно Соглашения в Осло в 1993 г. привели к существенному улучшению франко-израильских отношений. Париж полагал, что таким образом Израиль признал свои ошибки. Отказ от этого процесса, особенно отказ от Кэмп-Дэвидской встречи на высшем уровне в июле 2000 г., и вспышки первых актов насилия в сентябре 2000 г., которые отметили начало второй Интифады, вызвали у Франции разочарование, что повлекло за собой активные действия французской дипломатии, призывавшей прекратить насилие и вернуться за стол переговоров. Французы думали, что переговоры приведут наконец к созданию палестинского государства, которое будет мирно соседствовать с Израилем в пределах границ 1967 г.
Французская приверженность созданию палестинского государства обусловлена рационализмом и давними политическими и экономическими интересами в арабском мире. Кроме того, Франция подчеркивала, что израильско-палестинский конфликт подвергает опасности не только стабильность региона, но также и стабильность во всем мире, что косвенно свидетельствует о том, что Франция видела в конфликте внутреннюю угрозу, так как боялась отрицательной реакции мусульманской части населения страны, насчитывавшей от 5 до 6 млн [4]. Франция также выразила беспокойство [5] относительно актов насилия, осуществлявшихся главным образом молодыми французскими мусульманами по отношению к членам еврейского сообщества во Франции. Французские власти боялись, что эти акты агрессии могут нанести ущерб международному восприятию Франции мировым сообществом.
Кроме политических, стратегических и экономических интересов французская политика, нацеленная на создание палестинского государства, руководствуется идеологическими и моральными принципами. Это составляет часть французского видения мира, основанного на универсальных ценностях Французской революции, т. е. свободе, равенстве, братстве. Помимо этого Франция настаивает, чтобы решение конфликтов осуществлялось посредством двустороннего диалога, а не одностороннего использования военной силы. Именно поэтому она и подчеркивает центральную роль ООН в урегулировании конфликтов и важность соблюдения международного права и подписанных соглашений. Это объясняет французскую критику Израиля и постоянные требования выполнить резолюции 242 [6] и 338 [7] ООН, призывающие Израиль возвратиться к границам 1967 г. К тому же Франция постоянно призывала к эвакуации еврейских поселений на оккупированных территориях, указывая, что они серьезно нарушают международное право и препятствуют созданию палестинского государства и урегулированию израильско-палестинского конфликта.
Тогда, как и сейчас, Франция видела решение израильско-палестинского конфлик-
та в международном посредничестве, включая очень активную роль Франции и ЕС. Французы полагают, что только международное вмешательство может прекратить кровопролитие. Они подчеркивают, что Франция и Европа, имеющие огромный опыт ведения переговоров на Ближнем Востоке, должны играть первостепенную роль в посредничестве между двумя сторонами. Эта концепция свидетельствует и о французском стремлении к влиянию в регионе.
Франция руководствовалась также противоречивыми принципами, которые оказали влияние на ее политику по отношению к Израилю и израильско-палестинскому конфликту. С одной стороны, французский курс мотивирован стремлениям возобновить французское влияние в регионе, с другой — Франция осуждает свое колониальное прошлое и раскаивается в нем, помнит свой исторический опыт в Алжире, пытаясь применить его в урегулировании израильско-палестинского конфликта. Французская симпатия к палестинцам, которых Франция видит в качестве слабой стороны и жертв конфликта, только усугубляла ситуацию.
Все это и способствовало односторонней пропалестинской политике, проводившейся с начала второй Интифады, т. е. с сентября 2000 г. Французы оправдали палестинское восстание, рассматривая его как доказательство растущего недовольства, вызванного израильской оккупацией, а ответственность за начало второй Интифады возложили на Ариэля Шарона, который посетил Храмовую гору 28 сентября 2000 г., назвав это предумышленной провокацией.
Французы не использовали свой авторитет и возможность влияния на Палестинскую автономию, чтобы оказать давление на Арафата, и остановить насилие, хотя и признали, что израильский премьер-министр Ехуд Барак предложил палестинцам очень много. Более того, французский президент Жак Ширак, которого Арафат обычно называл «доктор Ширак» [8], посоветовал Арафату потребовать учреждения международной комиссии, таким образом обеспечив его предлогом для отказа подписания соглашения о перемирии [9, р. 153], которое было предложенно 4 октября 2000 г. в Париже при участии американского Госсекретаря Мадлен Олбрайт [10].
Теракты 11 сентября 2001 г. никак не изменили курс французской дипломатии по отношению к палестино-израильскому конфликту. Ответные реакции Франции на терроризм со стороны Аль-Кайды и на палестинские теракты против Израиля и его граждан, как и на войну, объявленную Бушем Талибану в Афганистане, и борьбу Израиля с палестинским терроризмом, были совершенно противоположными. Франция восприняла 11 сентября как доказательство того, что палестинскую проблему нужно решать. В ее понимании решение этой проблемы могло произойти только посредством диалога с палестинцами, который должен был привести к созданию палестинского государства, что, в свою очередь, должно было положить конец палестинскому терроризму, в то время как отсутствие решения палестинского вопроса могло нанести ущерб борьбе с международным терроризмом. Израиль, со своей стороны, предлагал модель переговоров, предусматривавшую прекращение палестинского террора и лишь затем проведения переговоров. Франция критиковала Израиль за те меры, которые были предприняты страной, чтобы защитить ее граждан от террористов-смертников, включая блокировку территорий, ликвидацию террористов, военные операции на палестинских территориях и строительство стены безопасности.
На международной арене Франция также была активна, продвигая антиизраиль-ские резолюции в Совете Безопасности ООН, которые нанесли серьезный ущерб положению Израиля в международном сообществе. Пик пришелся на март 2002 г., т. е. время провидения израильской операции «Защитная стена» в марте 2002 г. Французы
последовательно поддерживали Ясира Арафата, даже когда его причастность к террору была доказана: корабль («Karine А»), нагруженный оружием, был перехвачен Израилем в январе 2002 г. [11]. Французы поддерживали Арафата как избранного лидера палестинцев, который олицетворял их стремление к независимому государству. Поддержка французов только укрепила его имидж как главного защитника палестинского народа. При этом они совершено проигнорировали тот факт, что Арафат был деспотичным лидером, который принес несчастья своему народу и полностью коррумпировал политическую систему ПА. Поддержка Франции привела к существенному ухудшению франко-израильских отношений.
В мае 2002 г., вскоре после своего вступления в должность министра иностранных дел, Доминик де Вильпен запланировал поездку в Израиль и ПА. Визит, состоявшийся в июне 2002 г., принес положительные результаты. Вильпен приказал учредить специальный комитет для улучшения франко-израильских отношений [12], его возглавили Дэвид Каят, личный друг Вильпена, и Эхуд Анкаре, бывший посол Израиля во Франции.
Официально о создании комитета было объявлено только два месяца спустя — 29 июля 2002 г. — в ходе совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Израиля Шимоном Пересом во время его визита в Париж. Франция не объяснила, почему объявила об этом решении только через два месяца после визита де Вильпе-на в Израиль. Сам же де Вильпен заявил, что комитет был создан для переоценки системы отношений с целью углубления их доверия, а также для продвижения мирного процесса, подчеркнув, что для решения конфликта потребуются международные усилия. Комитет должен был поощрять двусторонние обмены в различных областях, как например, взаимные визиты дипломатов высшего ранга, развитие стратегического и научного сотрудничества, культурные связи и коммерческие соглашения. К тому времени Париж начал приходить к пониманию того, что напряженные отношения с Израилем находятся в кризисном состоянии [13] и что односторонняя поддержка палестинцев после начала Интифады привела к тому, что Израиль начал противиться участию Франции в мирных переговорах в качестве посредника. Если бы Париж потерял возможность влияния на израильтян, то это могло означать и потерю его статуса в глазах палестинцев, которые, в свою очередь, могли бы обратиться за поддержкой к США, имеющих такое влияние. Поэтому Франция старалась подчеркнуть свою роль в мирном урегулировании, предложив даже помощь в переговорах с Сирией и Ливаном [14].
Именно так началась «перезагрузка» во франко-израильских отношениях, не последнюю роль в этом сыграл и план разъединения Шарона,
Впервые он был представлен в декабре 2003 г. После трех лет палестино-израильского противостояния Шарон не отошел от своих начальных предвыборных позиций и не хотел вести переговоры с Ясиром Арафатом. Безвыходное дипломатическое положение на мировой арене и понимание того, что требования плана «Дорожная карта» нужно выполнять, привели к принятию решения действовать без участия палестинской стороны с целью улучшения собственной безопасности и израильского имиджа в глазах международного сообщества.
Согласно плану, Израиль отказывался от любых притязаний на Сектор Газа. К тому же активность Шарона объяснялась стремлением освободиться от ответственности за плачевную ситуацию в Секторе Газа, проблемы беженцев и экономической и гуманитарной катастроф. Некоторые эксперты по международному праву утверждают, что Израиль все равно несет ответственность за тяжелое положение в Газе даже по-
сле ухода из сектора. План разъединения подразумевал, что к списку эвакуированных израильских поселений в секторе Газа прибавляется еще четыре дополнительных поселения в северной области Иудеи и Самарии (Западный берег), на практике это означало переселение 8−10 тыс. человек.
Несмотря на ярое противостояние правого лагеря внутри Израиля, Шарон сумел заручиться доверием Франции, которая считала, что план разъединения открывал новые перспективы в урегулировании конфликта и что этот момент нужно обязательно использовать.
Дальнейшему постепенному улучшению отношений послужили следующие события:
1. Постепенное осознание французскими архитекторами внешней политики, что их односторонний подход к палестино-израильскому конфликту привел к совершено противоположным результатам, не соответствующим французским целям и интересам, подрывал положение Франции как потенциального посредника.
2. Со смертью Арафата в ноябре 2004 г. устранилась одна из главных причин франко-израильских разногласий.
3. Появились новые общие интересы в области борьбы с террором: противостояние присутствию Сирии в Ливане после убийства Рафика Харрири в феврале 2005 [15] и взаимное противостояние развитию иранской ядерной программы.
4. Постепенное сближение с США в январе 2005 г. и начало реконструкции Ирака немного смягчило французскую критику по отношению к Израилю, который был воспринят как американский союзник. Это сближение также представляло угрозу совместного давления США — ЕС на Израиль с целью заставить израильтян пойти на уступки палестинцам.
В июле 2005 г. Шарон прибыл во Францию с официальным визитом и был хорошо принят Шираком [16]. К тому времени Париж видел в Шароне смелого миротворца, способного пойти на уступки.
Израиль, в свою очередь, пошел на сближение с Францией по следующим причинам.
1. Экономические и политические преимущества двусторонних отношений.
2. Французские дипломатические контакты могли бы оказаться очень полезными для укрепления позиций Израиля на международной арене.
3. Если бы Франция воздержалась от серьезной критики израильских действий, это могло бы вполне улучшить положение Израиля на международной арене, где Франция часто воспринимается как страна, отстаивающая универсальные моральные ценности.
4. Огромное значение имеет влиятельная роль Франции во внешней политике ЕС, так как ЕС — один из членов Ближневосточного Квартета.
5. Франция обладала серьезным влиянием на ПА.
6. Существование большого еврейского сообщества во Франции требовало дальнейших усилий для улучшения франко-израильских отношений.
Несмотря на улучшение двусторонних отношений, оставались и существенные разногласия и различия во мнениях относительно мирного процесса. Например, Франция призывала к скорейшему выполнению плана «Дорожная карта», который, подразумевал эвакуацию поселений Западного берега и создание палестинского государства, Израиль же настаивал на прекращении террористических действий и только после этого был согласен эвакуировать поселения. Казалось, мир на Ближнем Востоке вполне достижим, жесткий политик Шарон был готов пойти на уступки. Дальше же события развивались в лучших ближневосточных традициях: Шарон не смог продолжить начатые процессы из-за состояния здоровья, глобальные идеи свободы, равенства и братства
привели в ПА к власти организацию, значительно страшнее Фатах, ну, а дальше был новый накал страстей в регионе — война в Ливане, операция «Литой свинец» и множество других кровавых и зачастую бессмысленных событий.
При этом произошло нечто, не характерное для Ближнего Востока: два государства смогли понять друг друга и пойти на компромисс. Несмотря на непростую природу франко-израильских отношений, обе стороны смогли понять их важность. Это потребовало взаимно внимательного подхода и выполнения процедур для устранения и решения разногласий и недоразумений. Израиль смог поверить, что Франция заняла более уравновешенную и беспристрастную позицию по отношению к израильско-палестинскому конфликту, что позволило Франции и ЕС в дальнейшем играть более активную роль в мирном процессе в качестве посредника.
Конечно, франко-израильские отношения продолжают оставаться в некоторой степени напряженными и по сей день, но одно можно сказать точно: французский невроз в израильском обществе прошел.
Литература
1. Док. ООН S/Res 242 (1967), 22 ноября 1967 г.
2. Док. ООН S/Res 33S (197з), 22 октября 1973 г.
3. Посол Франции обижен на еврейские шуточки // http: //www. utro. ru/articles/2004/12/ 09/384 748. shtml (дата обращения: 12. 09. 2004).
4. Declarations de M. Jacques CHIRAC, President de la Republique, et du President ARAFAT // Официальный сайт призидента Франции // URL: http: //www. elysee. fr/elysee/francais/ interventions/discours_et_declarations/1996/octobre/declarations_du_president_de_la_ republique_et_du_president_arafat-palais_de_l_elysee. 376. html (дата обращения: 11. 12. 200S).
5. Decret no2003−1164 du S decembre 2003 portant creation du comitu interministeriel de lutte contre le racisme et l’antisemitisme // Journal Officiel de la Republique Francaise. 2003. 9 dec.
6. Dialog // Электронный журнал французского посольства в Израиле: Numero 6 Janv — Fev 2006. [сайт] // URL: http: //www. ambafrance-il. org (дата обращения: 01. 03. 2006).
7. Le monde. 2001. 27 sept.
S. Le monde. 2000. 07 oct.
9. Le Monde. 2002. 30 juil.
10. Middle-East visit — Preliminary statement by M. de Villepin at his joint press briefing with Mr Peres, Tel Aviv 24. 06. 02 // Официальный сайт французского посольства в Великобритании // URL: http: //www. ambafrance-uk. org/Middle-East-visit-Preliminary. html (дата обращения: 09. 03. 2009).
11. Muslims in Europe // BBC Country guide. URL: http: //news. bbc. co. uk/2/hi/europe/ 4 385 768. stm
12. ЛТО 2001−1999 1ЛКЛ-ХВ7ПП: ЛЗГН РГПЕО ЛИ [На расстоянии касания: мирные пе-
реговоры: 2001−1999, свидетельство] (на ивр.). Тель-Авив: Едиот Ахронот, 2001. 452 с.
13. ГПТОО’П ЛТрО [исторический обзор] (на ивр.) // Официальный сайт французского посольства в Израиле // URL: http: //www. ambafrance-il. org/spip. php7article5292 (дата обращения: 11. 01. 2009)
14. Г& quot-1КП [Хааретз] (на ивр.). 2002. 06. 01.
15. ТИХЛ [Хааретз] (на ивр.). 2005. 01. 04.
16. ПХЛ [Хааретз] (на ивр.). 2005. 28. 07.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой