Пять проблем экономической безопасности и экономического роста в современной России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
УДК 338. 2
ПЯТЬ ПРОБЛЕМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
ЦВЕТКОВ ВАЛЕРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ,
доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАН, директор Института проблем рынка РАН,
проректор по научной работе Финансового университета, Москва, Россия E-mail: VATSvetkov@fa. ru
АННОТАЦИЯ
В статье исследуются наиболее значимые проблемы (угрозы), предопределяющие перспективы развития России в XXI веке, и предлагаются возможные направления поддержки населения и реального сектора экономики в условиях углубляющегося кризиса. Автор считает, что необходимо разработать комплексную Программу государственного стимулирования развития промышленности, которая, с одной стороны, будет содействовать переходу к более сбалансированной структуре производства, а с другой стороны, подталкивать предприятия к выпуску инновационной и конкурентоспособной продукции. Одновременно в рамках Программы стимулирования следует утвердить перечень критериев, которым должны соответствовать предприятия, рассчитывающие на получение государственной поддержки. Чтобы улучшить ситуацию на рынке труда, в первую очередь нужны налоговые стимулы для компаний, которые создают новые высокопроизводительные рабочие места- необходимы компенсация расходов на обучение или повышение квалификации работников, а также меры по поддержке мобильности рабочей силы.
Ключевые слова: кризис- цены на нефть- рост ВВП- таргетирование инфляции- импортозамещение.
ECONOMIC SECURITY AND ECONOMIC GROWTH IN MODERN RUSSIA: FIVE KEY PROBLEMS
VALERYA. TSVETKOV,
ScD (Economics), full professor, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, Director of the RAS Institute for Market Problems, Vice Rector for Research of the Financial University, Moscow, Russia E-mail: VATSvetkov@fa. ru
ABSTRACT
The article examines the most significant challenges (threats) predetermining the prospects of development of Russia in XXI century and suggests possible ways to support people and the real economy in the conditions of deepening economic crisis. The author believes that the government should develop a comprehensive program to stimulate the industrial development: on the one hand, it should facilitate the transition to a more balanced production pattern and, on the other hand, should push the companies towards producing innovative and competitive products. At the same time as a part of the stimulus program, the government should adopt a list of criteria to be met by a company which expects to receive government support. In order to improve the situation on
the Labor market we need, first of all, to provide tax incentives for companies which create new high-performance jobs- compensation of tuition fees or training expenses of employees- measures to support labor mobility. Keywords: crisis- oil prices- GDP growth- inflation targeting- import substitution.
«Вот, подите же, до чего все у нас делается глупо и бездарно — на редкость. И черт знает какая слава идет о нас, о русских. Обидно и совестно. Подумайте, — талантливый народ, богатейшая страна, а какая видимость… Живем как с перебитой поясницей. Но главное это страх. Неизвестно перед кем и почему. Забитость, вековое лакейство».
А. Н. Толстой «Хождение по мукам».
Вначале XX века Аргентина была одной из крупнейших экономик мира, но постепенно растеряла свое влияние и сейчас воспринимается лишь как один из региональных лидеров. К сожалению, у России сегодня есть все предпосылки в ближайшее десятилетие повторить судьбу Аргентины. Эти предпосылки предопределяются ключевыми проблемами нашей страны. Парадокс заключается в том, что об этих проблемах все знают, но при этом они так и остаются нерешенными, порождая, в свою очередь, новые проблемы.
Хотел бы обозначить наиболее значимые проблемы (угрозы), предопределяющие перспективы развития России в XXI веке, и предложить возможные направления поддержки населения и реального сектора в условиях углубляющегося кризиса.
ПРОБЛЕМА 1: самоустранение Правительства от решения конкретных задач по обеспечению экономической безопасности и экономического роста
Анализируя причины кризисной ситуации в России, можно заметить, что во многом она носит рукотворный характер. Кризисная ситуация возникла не мгновенно и не случайно, она развивалась в течение длительного времени под неусыпным оком псевдолиберального крыла Правительства России.
Кризис наглядно продемонстрировал, что наша страна, по сути дела, стала страной «бензо-колоночного типа», где цены на нефть не просто влияют на экономику страны — они ее полностью определяют. Есть цены на нефть, и есть курс рубля к доллару, а между ними ничего нет. Нет самой экономики, нет промышленного производства.
2014−2015 гг. стали чрезвычайно знаменательными для российской экономической истории. Этот период без всяких преувеличений можно назвать временем горьких разочарований, крахом надежд на быстрый выход страны из глубочайшего экономического кризиса. Сегодня Россия больше не является крепнущей и развивающейся державой, а старается всего лишь удержаться на прежнем уровне и не покатиться вниз. Углубле -ние рецессии стало поводом к началу кампании по «исключению» России из БРИКС.
В 2015 г., по данным Росстата, российский ВВП сократился на 3,7%, падение инвестиций составило 8,4%, розничный оборот рухнул на 10%. Положительное сальдо внешней торговли снизилось на 23,2% - до уровня 145,6 млрд долл. против 189,7 млрд долл. в 2014 г. Зато рост инфляции, по официальным данным, составил 13%. Вместе с тем по отдельным продовольственным группам товаров рост был на уровне 30% и выше.
Ушедший 2015 г. ознаменовался ухудшением потребительских настроений населения. Резко снизился уровень жизни. За год население потеряло почти 10% своих реальных доходов и будет терять их дальше. На фоне сокращения реальных расходов на медицину в России выросла смертность.
Из всех секторов экономики только агропром показывает убедительный рост и выручки, и рентабельности, поэтому туда идут инвестиции. Зато все остальные сектора: нефтяная промышленность, металлургия, машиностроение и прочие инвестиции сокращают. Встал рынок недвижимости. На 30% упал автомобильный рынок. Во-латильность валютного рынка огромна.
Продолжающееся падение цен на нефть может отложить восстановление российской
экономики еще, как минимум, на год. Резервы страны истощаются без каких-либо идей относительно их будущего пополнения.
Аналитики продолжают ухудшать свои прогнозы по состоянию российской экономики на 2016 г. По оценкам Банка России, годовой темп снижения ВВП в I квартале 2016 г. может составить 1,7−2,5%, что превышает предыдущий прогноз (1−2%).
И ни одна из вышеперечисленных проблем не становится для Правительства поводом усомниться в правильности своих действий. Что вообще оно делает для вытаскивания страны из кризиса? Публикует новые, далекие от реальности прогнозы роста ВВП? Где признаки или хотя бы намек на признаки выздоровления, формирования цивилизованного рынка? Где же механизм оживления хозяйственной активности, во имя которой всем предлагают затянуть пояса? Какой чудак будет вкладывать средства в развитие производства при бешеном обесценивании рубля?
Вряд ли найдется хотя бы один стоящий закон, стимулирующий производство в частном секторе. Да и в формулировке ближайших экономических задач рефреном звучит старый мотив: максимально использовать ценовой и налоговый фактор для снижения бюджетного дефицита. Вообще говоря, при такой постановке вопроса не ясна сфера ответственности Правительства. Если уровень жизни, темпы роста экономики, стоимость недвижимости как индикатора состояния рынков активов не являются значимыми для Правительства, выходит, что оно управляет только и исключительно распределением бюджета государства. При этом, нисколько не сомневаясь в своей правоте, сокращает любые расходы, кроме расходов на содержание самой бюрократии.
Поэтому с уверенностью можно сказать, что убежденное самоустранение Правительства от решения задач экономического роста является, по меньшей мере, новацией в современной хозяйственной политике. При этом правительственные идеологи страдают комплексом самодостаточности. Самое большее, на что они согласны, — это вежливо выслушать предложение своих оппонентов и, не вдаваясь в дискуссии, идти своим путем.
Но, может быть, пора остановиться и задуматься?! Согласно опросу, проведенному Фондом общественного мнения (ФОМ), впервые за
время кризиса более половины граждан назвали «плохим» положение дел в экономике. До сих пор преобладали удовлетворительные оценки. В январе 2016 г. об ухудшении дел заявили почти 60% опрошенных. Для сравнения: месяц назад так считали лишь 40% россиян. Граждане не только ставят двойку текущему положению в экономике, но и отмечают дальнейшее ухудшение ситуации. Похоже, все больше граждан осознают себя жертвами кризиса и антикризисных мер правительства.
Следует согласиться с председателем Счетной палаты Татьяной Голиковой: «Если бы нынешнее Правительство оказалось в 1998 г., у него, скорее всего, не хватило бы ни сил, ни воли справиться с ситуацией, требовавшей решений быстрых и жестких. Привычка к постоянному росту цен на нефть расслабила: ограничиваясь тактическими мерами, Правительство словно надеется, что нефть вот-вот снова резко подорожает и все проблемы решатся сами собой. Пора снова учиться работать в условиях кризиса».
Хотелось бы ошибиться, но боюсь, что если ситуация не изменится, через некоторое время может появиться потребность не в альтернативной программе преодоления кризиса, а в программе выживания страны в условиях полной деградации национальной экономики.
ПРОБЛЕМА 2: обанкротившаяся, абсурдно тупиковая модель развития страны, в результате которой Россия постепенно превращается в технологическое захолустье
Несмотря на наличие в Российской Федерации различных институтов и механизмов развития, не происходит самого главного — новые технологии внедряются в отечественное производство крайне медленно. Или вообще ничего не происходит. И это на фоне массового выхода из эксплуатации устаревшего оборудования и даже целых предприятий…
Как показала неудачная практика проведения либеральных реформ, глупо и недальновидно полагаться на всесилие «невидимой рыночной руки». Вспомним Великую депрессию 1929−1934 гг. и опыт США, возродивших свою экономику и сохранив при этом демократические традиции, программу Ф. Рузвельта — жесткую стабилизацию рынка административными
методами. Или послевоенные Германию, Японию, которые также не придерживались во время выхода из кризиса никаких монетаристских схем. Наоборот, проводилась государственная политика строительства рынка.
Государство обязано играть ведущую роль в процессе модернизации промышленности, особенно в столь не простое время, тем более когда от власти требуется «принуждение к инновациям».
Чтобы слезть с нефтяной иглы и поставить национальную экономику на инновационный путь развития, необходимо разработать комплексную Программу государственного стимулирования развития промышленности, которая, с одной стороны, должна содействовать переходу к более сбалансированной структуре производства, с другой стороны, подталкивать предприятия к выпуску инновационной и конкурентоспособной продукции. Одновременно в рамках Программы стимулирования следует утвердить перечень критериев, которым должны соответствовать предприятия, рассчитывающие на получение государственной поддержки.
Для расширения производства и импортоза-мещения недостаточно одной лишь идеи, необходимы длинные и дешевые деньги (на срок от 5 лет по ставкам ниже инфляции), но денег нет! Почему? Да потому, что проводимая в течение достаточно долгого времени политика российского Минфина и Банка России была направлена не на создание необходимого объема денег для нормального развития экономики, а, наоборот, на его ограничение.
Создается впечатление, что люди, сидящие в высоких министерских креслах, совершенно не понимают причинно-следственной связи инфляционных процессов. Получается какой-то театр абсурда. Вся антиинфляционная политика российского Правительства с января 1992 г. по сегодняшний день сводится к короткой, как у Буратино, мысли: «Чем меньше денег, тем ниже цены». Поэтому борьба с инфляцией — это борьба с деньгами в экономике самыми доступными средствами. Больше никаких антиинфляционных мероприятий Правительство не проводит.
В результате займы для крупного и среднего бизнеса уже давно (еще до украинских событий и введения санкций против российских компаний) были неподъемной ношей. Значительно
осложнили ситуацию обвал рубля в декабре 2014 г. и паническая реакция на это со стороны Банка России, повысившего ключевую процентную ставку до 17%. Итог: тысячи предприятий по всей стране в одночасье вообще оказались отрезанными от кредитных средств, ставки по которым достигли запредельной величины.
В то время как большинство европейских банков финансируют бизнес под 0,5% годовых (японские компании получают деньги на 10 лет под 0,01%!), российским предприятиям приходится брать кредиты по ставке 30−40% годовых. Но это нереально!
Одновременно крупные компании, которым стали недоступны займы на международном рынке, стали вытеснять с рынка средние предприятия и индивидуальных предпринимателей. В результате многие идеи малого и среднего бизнеса не реализуются, не создаются рабочие места, что было бы очень кстати в нынешних непростых экономических условиях, когда так высока скрытая безработица.
Национальный банк любой страны «золотого миллиарда» имеет в числе своих задач содействие экономическому росту. Вот какие цели стоят, например, перед Европейским Ц Б: «поддержание стабильности цен» и «общей экономической политики» ЕС. Федеральная резервная система США, проводившая до недавнего времени третий раунд программы количественного смягчения ^Б3), в рамках которой у участников финансового рынка выкупались государственные и ипотечные облигации на 85 млрд долл. в месяц, ключевой целью имела снижение безработицы. В Японии именно денежно-кредитная политика является основой «абэномики» (экономического курса, проводимого премьером Синдзо Абэ), обеспечивая накачку экономики длинными и дешевыми деньгами.
Приведенные примеры доказывают, что современная национальная кредитно-финансовая система должна быть адекватной целям развития экономики и, главное, настроенной на развитие и расширение кредитования реального сектора.
Однако наш ЦБ может спокойно игнорировать все призывы изменить свою политику в интересах развития экономики. Главная его задача — таргетирование инфляции любой ценой. Даже ценой смерти всей промышленности. Ни Конституция России, ни Федеральный закон
«О Центральном банке РФ» не ставят перед регулятором задачу содействовать экономическому росту.
Для исправления ситуации нужно законодательно включить в перечень целей денежно-кредитной политики и деятельности ЦБ создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости.
Нужно также отметить, что Банк России не подчиняется органам исполнительной власти (Президенту и Правительству), а подотчетен Госдуме, перед которой он обязан каждый год отчитываться. Но реально и Госдума фактически лишена возможности влиять на политику регулятора. В законе о Банке России говорится лишь, что «Государственная Дума рассматривает годовой отчет» и «принимает решение». Наказать или призвать к ответу руководство ЦБ в общем-то практически невозможно. Поэтому необходимо внести еще одну поправку в законодательство, позволяющую Госдуме непосредственно контролировать и влиять на политику Банка России в рамках исполнения регулятором требований главы государства, изложенных в ежегодных посланиях и других президентских указах, направленных на создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости.
Если на законодательном уровне будут приняты предлагаемые поправки, то решение всех других вопросов, направленных на совершенствование кредитно-денежной системы в интересах развития экономики страны, будет носить исключительно технический характер. К техническим мерам, направленным на поддержку реального сектора, можно отнести снижение ключевой ставки до уровня, сопоставимого с уровнем ставок в ЕС, США, Китае.
Но это в долгосрочном периоде. В настоящее время необходимо в сжатые сроки разработать и реализовать национальную кредитно-финансовую политику, адекватную целям модернизации и развития российской экономики, в основу которой должно быть положено сочетание доступных кредитов и низких процентных ставок.
Основу данной системы должно составить многоканальное финансирование предприятий реального сектора, которое базируется на предоставлении банковского кредита под
государственные гарантии с обязательным субсидированием определенной части кредитной ставки. При этом предприятие, финансируемое по данной схеме, должно гарантировать сохранение отпускных цен на определенном уровне.
В целом в сложившейся ситуации необходимо поддерживать бизнес всеми возможными способами. Сделать это можно с помощью политики бюджетного стимулирования на основе комбинированного использования методов налогового и инвестиционного стимулирования, т. е. перейти от практики бессистемного латания дыр к политике стратегического обоснования расходов бюджета.
В инвестиционной сфере необходимо вкладывать средства в инфраструктурные проекты с большим мультипликативным эффектом, стимулирующие развитие малого и среднего бизнеса в регионах.
Например, сейчас для России крайне эффективно было бы реализовать инвестиционный проект строительства скоростных авто- и железнодорожных магистралей под условным названием «Дальний Восток — Европа», как своего рода высокотехнологичный «Шелковый путь XXI века».
Этот проект, базирующийся на принципах частно-государственного партнерства, может носить межгосударственный характер. К нему могут быть привлечены инвестиции Китая, Японии, Казахстана, Южной Кореи.
Одновременно интеграция национальной транспортной системы в мировой грузопоток создаст условия и для развития инфраструктуры регионов страны, будет способствовать комплексному решению социальных проблем, таких как создание новых рабочих мест, объектов жизнеобеспечения и пр.
Если вовремя не приступить к реализации этого проекта, то грузопоток из Азии в Европу пойдет в обход России. Белоруссия (наш партнер по ЕАЭС) уже присоединилась к Транскаспийскому маршруту (доставка грузов в Азию через украинский порт в Одессе), идущему в обход России. Пока о его полномасштабной работе говорить рано, но первый звоночек уже прозвучал.
Распределять инвестиционные кредиты по инфраструктурным проектам должны банки долгосрочного развития на принципах целевого
кредитования. Целевые кредиты должны выдаваться и, главное, оплачиваться под конкретный проект. Заемщик не имеет живых денег. Он заказывает подрядчикам конкретные работы и отсылает их счета в банк долгосрочного развития. Если банк сочтет эти работы соответствующими инвестиционному проекту, он их оплатит.
Особо надо позаботиться о привлечении иностранных инвесторов. Конечно, сами по себе они нас не спасут. Но без них не обойтись, так как с ними прежде всего связаны современные технологии. А у нас нет времени изобретать велосипед. Но здесь получается такой парадокс: пока мы не добьемся политической и экономической стабильности, никто из серьезных инвесторов к нам не пойдет. А без притока капиталов добиться экономической стабильности невозможно. Можно предложить следующее решение: вложить определенную сумму (из наших фондов) в международную страховую компанию, которая страховала бы иностранных инвесторов, вкладывающих деньги в Россию, от всевозможных политических рисков.
В сфере налогового регулирования необходимо предоставить налоговые каникулы для вновь открываемого бизнеса на 5 лет- ввести регрессивный налог на прибыль- рассмотреть вопрос о снижении ставки НДС- не повышать социальные налоги в течение 5−7 лет.
Но это все мелочи. Нужно ставить вопрос об изменении налоговой политики. Речь должна идти не только о снижении налогов, но о пересмотре всей системы налогов, которая стала серьезным препятствием на пути к «справедливому» рынку.
Особенно жестока и безобразна она по отношению к производителю. Ведь утаить доходы в торговле или торгово-посреднической деятельности куда проще, чем в производстве. Надо проводить селективную налоговую политику, поощряя производство тех товаров, которые сегодня особенно необходимы народу в рамках политики импортозамещения.
Главное же — принцип налогообложения должен быть изменен. Налог надо брать с имущества, с того, что тебе дали в наем или ты сам присвоил, а не с прибыли. Если собственник способен уплатить налог за то, чем пользуется, значит, он эксплуатирует полученные ресурсы эффективно. А государству только это и важно.
Кроме того, такой подход значительно снизил бы возможность для всякого жульничества: доход, прибыль можно утаить, собственность не спрячешь.
В отдельный блок необходимо выделить меры поддержки российских экспортеров — единственных на сегодняшний день поставщиков валюты на внутренний рынок. Компании-экспортеры являются еще и ведущими работодателями в экономике, а снижение объемов экспорта может привести к сильному росту безработицы.
Наиболее высокими темпами сокращается экспорт не только продукции топливно-энергетической отрасли, но и металлургической, химической промышленности и машиностроения. При этом объемы экспорта могут еще больше упасть.
В числе мер поддержки национальных экспортеров необходимо, как нам видится, сделать следующее.
1. Снизить ставки по кредитам.
Для реализации данной меры поддержки следует разработать методологию формирования и определить перечень стратегических предприятий, кредиты которым будут рефинансироваться на льготных условиях. При этом такую поддержку нужно оказывать адресно — лучшие предприятия во всех отраслях составляют примерно 2−3%. Поэтому и поддержку нужно переориентировать с отраслевого уровня на помощь лучшим, наиболее успешным и значимым.
2. «Заморозить"рост тарифов естественных монополий на определенный период.
Чтобы компании-экспортеры могли успешно работать, рост тарифов естественных монополий не должен в ближайшие годы превышать 1% в год.
ПРОБЛЕМА 3: сильный центр — слабая периферия
Устойчивой может быть лишь та держава, которая развивается за счет своей периферии, а не тратит все силы на то, чтобы развивать ее.
Российское же Правительство идет по второму пути. Действующая сегодня в России система перераспределения благ с помощью региональных трансфертов полностью доказала свою неэффективность. Россия находится на третьем месте в мире по неравенству регионов. Различия между регионами столь высоки, что одни уже стоят
практически на уровне с европейскими странами. Другие, наоборот, опустились до уровня беднейших африканских стран. По сути, являясь гражданами одного государства, мы проживем в разных странах!
Как показывает опыт развитых стран, политика регионального развития становится эффективной в том случае, если она носит не директивный, а стимулирующий характер. Вектор развития регионов должен быть повернут от поощрения слабых к созданию условий для их развития. Вспомним, что Сибирь и Дальний Восток на рубеже XIX и ХХ столетий формировались как новые центры российского экономического роста в первую очередь по причине гораздо большей свободы хозяйственной деятельности, которую получали местные крестьяне, торговцы и промышленники.
В рамках осуществления региональной политики от государства требуется провести несколько реформ.
Первое — необходимы серьезные вложения в инфраструктуру. Это важно и для простых людей, и для делового климата.
Второе — назрело изменение налогового законодательства. Необходимо поменять пропорции налоговых отчислений между федеральным центром, регионами и муниципалитетами. Важно также, чтобы работающие предприятия регистрировались по месту нахождения.
Третье — очень важно содействие в перераспределении трудовых ресурсов, стимулировании мобильности населения. Сегодня в России складывается парадоксальная ситуация, когда в одних регионах более половины населения сидят без работы, в то время как в других активно стараются привлечь рабочую силу из-за рубежа.
ПРОБЛЕМА 4: социальная несправедливость, достигшая критического значения и ставшая тормозом на пути экономического развития страны
В развитом демократическом обществе государство берет на себя обязанность по обеспечению занятости, справедливому распределению благ экономического роста, расширению социальной защиты населения и доступа к качественному образованию и профессиональному обучению для всех категорий граждан с различными доходами.
К сожалению, в течение достаточно длительного времени проводимая социально-экономическая политика государства не учитывала, да и не учитывает по сей день, в полной мере то, что действительно важно для большинства людей, то, что их делает счастливыми. А это прежде всего наличие достойной работы, равноправный доступ к образованию и здравоохранению, реальная поддержка в старости, подотчетное правительство и право голоса в вопросах государственного управления.
Взамен этого внимание было сосредоточено на узком наборе рыночных показателей, таких как темпы приватизации государственной собственности, удвоение ВВП, открытость торговли и вступление в ВТО, сокращение внешнего долга и инфляции.
При этом экономическая политика зачастую носила бессистемный и абсурдный характер, была оторвана от реально складывающейся ситуации и проводилась без должного научного обоснования. В результате мы получили то, что и должны были получить, — экономически отсталую страну, живущую исключительно за счет продажи энергоресурсов, при бедном и незащищенном народе.
Согласно рейтингу уровня жизни, в 2015 г. Россия находилась на 61-м месте среди 142 стран мира, между Шри-Ланка и Вьетнамом. По экономическим показателям — на 75-м месте, по уровню коррупции и эффективности управления страной — на 99-м, по уровню безопасности — на 92-м, по уровню свободы граждан — на 89-м месте. С таким «имиджем» Россия и дальше будет не притягивать, а отталкивать даже своих союзников.
По мнению некоторых представителей российского Правительства, западные рейтинги вещь «лукавая» и «неправильная». Их цель, дескать, опорочить успехи «новой» России. С таким утверждением очень хочется согласиться, но все же какие успехи и достижения эти рейтинги хотят опорочить? Неясно!
Мы честно должны признать, что наша модель жизни, наша модель социально-экономического развития никому в мире не нужна. Как, например, объяснить тот факт, что с 1994 по 2013 г. Европейский Союз увеличился с 12 до 28 членов, тогда как Россия все эти 20 лет, доказывая всем уникальность своего исторического пути, не
может «интегрировать» даже одну Белоруссию в рамках так называемого проекта Союзного государства?
Прежде всего это связано с социальной несправедливостью, которая достигла своего критического значения и является тормозом на пути развития нашей страны. В России средний богач богаче среднего бедняка в 22 раза, в Москве — в 55 раз. При этом разрыв в доходах между неимущими и состоятельными людьми неуклонно растет!
По данным экспертов, у нас 70% национальных богатств в собственности у. 1% россиян. При этом, согласно даже официальной статистике, более 13% граждан страны живут за чертой бедности.
О низком качестве жизни в России свидетельствует нищенская оплата труда работающих граждан. В настоящее время, например, минимальная заработная плата — 6204 руб. в месяц, и как денежный индикатор прожиточного минимума в нашей стране он ниже, чем в Люксембурге, в 17 раз, во Франции — в 14, Англии — в 10, в Эстонии — в 4 раза. Особенно высокий уровень нищеты в сельской местности, охватывающий около 45% жителей. По данным социологических исследований, 7% сельских жителей вообще недоедают.
Данные о бедственном состоянии населения нашей страны косвенно подтверждаются и результатами социологических опросов. По словам 61% опрошенных, у них нет никаких накоплений. Как следствие, 45% респондентов отметили, что не интересуются курсами валют. По данным Росстата, за чертой ниже прожиточного минимума сейчас находятся почти 20 млн человек. Однако социологи утверждают, что официальная статистика далека от действительности. Бедных в России в три раза больше.
О последствиях нищеты писал еще в XVIII веке Адам Смит. В частности, он отмечал, что «скудное существование трудящихся бедняков служит естественным символом того, что страна переживает застой, а их голодание — что она быстро идет к упадку».
Влияние последствий социальной несправедливости на перспективы развития страны нельзя недооценивать! Нищее население подрывает спрос: отсутствие спроса ведет к сокращению предложения, т. е. производства товаров и услуг.
Вялый интерес к производству рождает инвестиционную апатию. Денег мало, но производства еще меньше, что отрицательно влияет на ВВП страны. Происходит высвобождение работников с предприятий и их попадание на рынок труда в качестве безработных. Далее — снижение налоговых поступлений в бюджет.
Социальная несправедливость — это не только неравномерное распределение благ, но и неравномерное распределение нужд, таких как право на проживание, здоровье, образование и т. д. Как показали исследования Всероссийского центра уровня жизни, бедными себя считают 40% жителей нашей страны, которые, по их мнению, лишены возможности прожить долгую жизнь и сохранить здоровье- получить образование не только самим, но дать его детям- не имеют доступа к средствам, обеспечивающим достойный уровень жизни.
В результате снижения качества уровня жизни происходит деградация социальной сферы, депопуляция населения, что ведет к демографической катастрофе, росту количества пустеющих территорий с возможной перспективой их потери. Последняя перепись населения зафиксировала не только множество заброшенных деревень и «городов-призраков», но и их рост в результате продолжающегося сокращения численности титульного населения России.
Социальная несправедливость напрямую связана с вынужденной трудовой миграцией («утечкой мозгов»). По официальным данным, за три года из России более 1,2 млн человек уехали работать за рубеж, 40% из них — люди с высшим образованием, ученые, специалисты. Именно те, которые смогли бы сформировать запрос на модернизацию политической и экономической системы.
Низкая оплата труда и бедность подавляющего большинства населения — непреодолимое препятствие на пути создания среднего класса, главного носителя гражданских свобод. В результате мы имеем неконтролируемую обществом власть- бюрократию, приватизировавшую свои государственные полномочия- системную кор -рупцию и гражданскую пассивность.
С продолжающимся обеднением населения будут и далее прогрессировать все обозначенные выше проблемы, пока не достигнут критического уровня, а это представляет собой огромную
опасность. В большинстве люди готовы мириться с разным уровнем дохода, который определяется рынком, с учетом способностей, знаний, умений и личных предпочтений. Но всему есть предел. Когда масштабы неравенства выходят за границы разумного, возникает чувство несправедливости, усиливается социальная напряженность, растут протестные настроения.
Для тех, кто интересуется связью политики с экономикой, сообщу, что с 1905 г. индекс Джини, который показывает характер распределения всей суммы доходов населения между его отдельными группами, вырос с 0,35 до 0,39 к 1916 г. В 1991 г. индекс Джини в России составлял 0,26, сегодня он равен 0,42.
Во избежание такого развития событий необходимо, чтобы Российское государство стало справедливым к своему народу не только на словах, но прежде всего на конкретных делах. Уместно привести следующее высказывание Петра Столыпина, сохраняющее свою актуальность для нашей страны и по сей день: «…Главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны… Будут здоровье и крепкие корни у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром…».
Чтобы остановить социально-экономическую деградацию страны, необходимо, во-первых, разработать Государственную программу по преодолению нищеты, в которой определить меры, сроки, ответственных лиц. Это сложная и комплексная программа, которая должна учитывать влияние на изменение уровня платежеспособного спроса населения таких показателей, как рост налогового бремени, инфляция, взвинчивание цен, рост безработицы, падение реальной заработной платы и т. п.
Одним из факторов решения этой задачи должно стать прогрессивное налогообложение, которое существует в развитых странах. Так, подоходный налог на сверхдоходы составляет в США — 40%, в Швеции и Франции — 60%. В России, к сожалению, подобные перераспределительные процессы не происходят, поскольку действует единая для богатых и для бедных плоская (13%) шкала, которую отменять власть не намерена.
В отличие от западных стран, российское Правительство не прислушивается к совету
крупнейшего английского экономиста ХХ века Артура Пигу, который писал, что «богатство общества увеличивается при более справедливом перераспределении доходов и передаче части их от богатых к бедным». Он также выдвинул тезис, согласно которому «больше пользы обществу приносит увеличение оплаты труда низкооплачиваемого работника по сравнению с высокооплачиваемым».
Далее. Необходима поддержка занятости населения. Уровень безработицы — одна из главных характеристик состояния экономики, и влияние ее последствий на перспективы развития страны нельзя недооценивать!
Для улучшения ситуации на рынке труда в первую очередь нужны налоговые стимулы для компаний, которые создают новые высокопроизводительные рабочие места- компенсация расходов на обучение или повышение квалификации работников- а также меры по поддержке мобильности рабочей силы.
Другим фактором помощи населению должно быть формирование рынка доступного жилья. Строительство такого жилья не только исправляет социальную несправедливость, но и стимулирует экономику, создавая рабочие места, увеличивая налогооблагаемую базу, развивая сопутствующие отрасли. Поэтому в условиях кризиса для оздоровления экономики жилье должно строиться массово, большими объемами и в короткие сроки. Строительство под переселение из ветхого и аварийного жилья снимает социальную напряженность населения, устраняя неподходящие условия проживания для людей. В конце концов, благоустроенное жилье необходимо для создания нормальной полноценной семьи.
ПРОБЛЕМА 5: коррупция
Ключевые проблемы современной России либо вызваны коррупцией, либо значительно ею усугубляются. И хотя за последние лет 10 об этом социальном зле сказано немало, далеко не все отдают себе отчет в том, что коррупция является одной из главных причин деградации страны. Как бороться с коррупцией? Методов много — было бы желание, которого, кстати, и не наблюдается!
В Сингапуре, например, чтобы искоренить это зло, премьер министр страны с 1965 по 1990 г. Ли Куан Ю добился признания корруп-
ции главной угрозой общества и безжалостно отстранял от государственной службы и отдавал под суд своих ближайших соратников, уличенных в коррупции. В результате стране удалось за достаточно короткий период времени перейти из третьего мира в первый, приобрести авторитет и влияние в глобальной политике. За период с 1965 по 1990 г. (за 25 лет) ВВП на душу населения в стране вырос в 32 раза, в 2014 г. он составлял 36 897 долл. США. Для сравнения: в России — 6923 долл. в 2014 г., в 1990 г. — 3784 долл., т. е. рост всего в 1,8 раза. Как говорится, почувствуйте разницу!
ВЫВОДЫ
1. Надо признать, что избранная либеральным финансово-экономическим крылом Правительства схема экономического развития страны обанкротилась. Это уже не предмет научного спора, а констатация факта. Сегодняшняя Россия больше не является крепнущей и развивающейся державой, а старается всего лишь удержаться на прежнем уровне и не покатиться вниз. Мы загнали свою экономику в тяжелейший кризис. В результате по уровню потребления мы в числе развивающихся стран.
2. Неотложная задача — переломить тенденцию спада производства. Необходимо любыми экономическими мерами поощрять вложение денег в производство путем льготного налогообложения прибыли, льготного кредитования, используя другие известные меры, включая бюджетное финансирование. Нужно создать такие условия, чтобы всякий, кто способен производить нужную стране продукцию, такую возможность получил. Политика государственного регулирования инвестиционного процесса на макроуровне осуществлялась всеми крупными капиталистическими странами после Второй мировой войны. И это никак не мешало их рыночной ориентации.
3. Мы обязательно возродимся как страна, занимающая достойное место в мировой экономике и политике. Но не по схеме, разработанной экспертами МВФ для стран так называемого третьего мира, направленной на экономическое уничтожение целых отраслей, профессий, регионов. Если не скорректировать курс экономического развития, возможно, придется говорить не о движении к рынку, а о выживании населения.
И тогда нужда заставит предпринимать уже нерыночные шаги.
4. Крупнейший политический провал либералов — дискредитация идей рынка и демократии. Каждый имеет право на ошибку, от нее никто не застрахован. Но у нашего «либерального» финансово-экономического блока Правительства должна быть ответственность не только перед страной, но и перед идеей рынка.
Рынок был дискредитирован реформами 1992−1993 гг. И не столько ошибками (они могут быть у любого), сколько упорством в защите своих неверных решений. Результатом таких действий стало то, что от тоталитарной экономики мы перешли не к рыночной, а к криминально-мафиозной.
Прошло 25 лет реформ. Но до сих пор как не было, так и нет никакого четкого плана социальной защиты малоимущих, программы развития национальной промышленности. Как были мы ориентированы на сырьевые отрасли, так на этом и остались. Как не было высокотехнологичного экспорта, так его и нет. Класс собственников — стабилизаторов общества создать не удалось. Народ сегодня начинает отворачиваться от рынка, связывая с ним лишь негативные стороны нашей жизни (спекуляцию, обогащение путем обмана, неоправданное социальное расслоение и т. д.).
5. Сегодня со стороны наших властей прослеживается презрение к людям, над которыми проводится в очередной раз экономический эксперимент. Возрождаются и такие характерные черты большевизма, как критика народа, который якобы по незрелости мешает власть имущим проводить реформы, вновь звучат призывы к «светлому будущему». Лучший тому пример — Гайдаровский форум 2016 г., на котором российский народ без стеснения был назван дауншифтером (от англ. downshifting — включать пониженную передачу- дауншифтерами называют людей, которые сознательно отказываются от солидной должности и высокой зарплаты в пользу домашних тихих вечеров, хобби, субботы на дачных грядках, отдыха на Гоа — каждому свое).
Я искренне желаю успехов Правительству. Однако боюсь, что его упрямство в экономической политике может окончательно скомпрометировать рынок в глазах людей и привести к социальному взрыву. А это трагедия!

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой