Франкоязычные исследователи Северного Кавказа XVIII–XIX вв. О Великом шелковом пути (к проблеме древних контактов между народами Северного Кавказа, Азии и Европы)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 2075−9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7 № 6 часть 1, 2015 Historical and social educational ideas Tom 7 #6 part 1, 2015_________________________
УДК 94
DOI: 10. 17 748/2075−9908−2015−7-6/1 -91−95
ШЕБЗУХОВА Татьяна Александровна,
доктор исторических наук, профессор
СОСНИНА Екатерина Леонидовна,
кандидат исторических наук, доцент
БОНДАРЕНКО Наталья Григорьевна,
доктор философских наук, профессор
ФРАНКОЯЗЫЧНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА XVIII-XIX ВВ. О ВЕЛИКОМ ШЕЛКОВОМ ПУТИ (К ПРОБЛЕМЕ ДРЕВНИХ КОНТАКТОВ МЕЖДУ НАРОДАМИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, АЗИИ И ЕВРОПЫ)
В данной публикации речь идет о сведениях франкоязычных исследователей Кавказа XVIII—XIX вв. о Великом шелковом пути. Данные сведения рассматриваются в контексте древних контактов между народами Северного Кавказа, Азии и Европы. Вклад франкоязычных авторов заключается в разработке данной проблемы, в частности в рассмотрении культурных взаимодействий, которые существовали с IV в. до н.э. по XI в. н.э. благодаря существованию древних путей через Северный Кавказ. Термин «Шелковый путь» вошел в научный оборот после выхода в свет в 1877 г. книги Карла фон Рихтгофена, в которой автор назвал так пути, связавшие два мира — Восток и Запад. Факт существования древнего торгового пути подтверждается свидетельствами античных авторов (Геродотом, Страбоном, Плинием). Проблема существования в южнорусских и северокавказских степях древних торговых дорог живо интересовала франкоязычных исследователей XVIII—XIX вв. В статье рассмотрены точки зрения на проблему таких франкоязычных авторов, как Я. Потоцкий, Ф. Дюбуа де Монтере. Благодаря сведениям Ф. Жиля, автор вносит существенную поправку к вопросу о локализации древней кавказской крепости Боргустан.
Ключевые слова: Кавказ, франкоязычные исследователи, Великий шелковый путь, проблема взаимодействия между народами Северного Кавказа, Азии и Европы, письменные свидетельства.
SHEBZUHOVA Tatiana Alexandrovna,
Doctor of Historical Sciences, Professor
SOSNINA Ekaterina Leonidovna,
Candidate of Historical Sciences, Associate Professor
BONDARENKO Natalia Grigorievna,
Doctor of Philosophical Sciences, Professor
FRENCH-SPEAKING EXPLORERS OF THE NORTHERN CAUCASUS IN THE XVIII AND XIX CENTURIES REPORTING ON THE LARGEST SILK ROUTE (AN APROACH TO THE ANCIENT CONTACTS BETWEEN THE COMMUNITIES INHABITING THE NORTHERN CAUCASUS, ASIA AND EUROPE)
The paper presented a review of the records made by the French-speaking explorers of the Caucasus (of the period from the XVIII to XIX centuries) reporting the facts on the Largest Silk Route. The notes mentioned the ancient contacts between the Northern Caucasian ethnic communities and the communities of Asia and Europe. The contribution the French-speaking researchers have made had shaped the headway elaborating the issue, in particular, exploring cultural interactions established from the IV century B.C. to XI century A.D. owing to the ancient tracks beaten across the Northern Caucasus. Carl von Richthofen was the first to launch the expression the «Largest Silk Route» into the academic turnover once having published the book in 1877 where the writer called by this term the tracks having linked two worlds, — the Orient and the West. The ancient writers Herodotus, Strabo, Pliny had evidenced for existence of the ancient merchant track since the IV century B.C. Some French-speaking explorers over the XVIII and-XIX centuries had taken a keen interest in discovering the ancient merchant routes in the steppes of the Southern Russia and the Northern Caucasus. The paper reviewed different standpoints on the issue of the Silk Route that such French-speaking authors produced as J. Potocki et F. Dubois de Montereux. Owing to details reported by F. Gilles, the author made the substantial amendment to the issue of positioning for the ancient Caucasian fortress Borgoustan.
Key words: Caucasus, French-speaking researchers, Silk Route, (issue of) interactions between the communities of the Northern Caucasus, Asia and Europe, written archive records.
Для франкоязычных исследователей XVIII—XIX вв. был характерен стабильный интерес к проблемам взаимодействия Запада и Востока. Разработка этого вопроса заставляла обратиться к далекому прошлому, к проблемам древних культур, к тому времени, когда зарождались первые контакты между народами Северного Кавказа, Азии и Европы. В XIX в. было введено в обиход такое понятие, как «Великий шелковый путь», для того чтобы обозначить большую торговую дорогу, а вернее, несколько дорог, которые связали родину шелка Китай с Ближним Востоком и с Западом на рубеже новой и старой эры.
Великий шелковый путь начал функционировать с конца II в. до н. э. В это время два гигантских мира — экономики соприкоснулись своими границами. По Фернану Броделю, «…границы мира — экономики располагаются там, где начинается другая экономика того же типа, вдоль некоей линии или, вернее, некоей зоны, пересекать которую как с той, так и с другой стороны бывало выгодно в исключительных случаях» [1, с. 19]. Таким исключительным случаем стала транзитная торговля шелком.
Понятие «Шелковый путь» появилось в XIX в. для обозначения грандиозной по масштабам древнего мира торговой магистрали, а точнее, целой сети дорог, связавших Китай с Ближним Востоком и с «Западом», то есть со странами Восточного Средиземноморья (Римом, Византией, Египтом, Сирией). Термин «Шелковый путь» вошел в научный оборот после выхода в
— 91 —
Исторические науки
Historical Sciences
свет в 1877 г. книги Карла фон Рихтгофена, в которой автор назвал так пути, связавшие два мира — Восток и Запад [2, с. 5]. Само понятие отчасти условно: шелк не был единственным объектом международной торговли на трассах Шелкового пути. Множество других товаров двигалось здесь: стекло, «золотоподобная латунь», драгоценные камни и кораллы. И все же именно шелк был главным стержнем экономики и политики стран на протяжении почти тысячелетия.
Стоимость шелка была неимоверно высока: 1 кг шелка равнялся 1 кг золота. (Такая цена была принята в Византии по тарифам так называемого «Морского закона», действовавшего в VIII в.). В начале же IV в. шелк ценился еще дороже: в это время в Риме была установлена цена 1 кг некрашеного шелка в размере 4 000 денариев (то есть по весовым единицам шелк ценился в несколько раз выше золота). Шелком откупались от врагов, благодаря ему, вербовали наемников и приобретали союзников.
Громадное пространство отделяло от Запада Дальний Восток (поставщик шелковых тканей). Нужно было преодолеть 38 000 км по суше, где караванные тропы шли через пустыни и горные переходы. Не менее трудным было путешествие по морю без элементарных навигационных приборов, при постоянной угрозе пиратского нападения. Только в Красном море во время одной экспедиции против пиратов Помпей потопил и захватил 400 пиратских судов. Факт существования древнего торгового пути подтверждается свидетельствами античных авторов (Эсхилом [3], Геродотом [4]). Античная литература свидетельствует об имевшейся в руках древних авторов информации о Каспийском море. Описание Геродота касается как западных -гористых, так и восточных — равнинных его берегов, при этом упоминаются каспийские морские маршруты [5, с. 287]. Во время похода римского полководца Помпея в 66 г. до н.э. стало известно о существовании Албанского царства, в состав которого входил Дербент [6, с. 538]. Римляне прилагали все усилия, чтобы установить контроль над кавказскими проходами. Император Нерон готовил грандиозный поход в Закавказье. Подчеркивалась цель этого мероприятия: утвердить римское господство на Западном побережье Каспийского моря и осуществить мечту Александра Великого о новых торговых путях через Прикаспий на Восток [7, с. 18].
Проблема существования в южнорусских и северокавказских степях древних торговых дорог интересовала и франкоязычных исследователей XVIII—XIX вв. Так, например, Ян Потоцкий [8] отмечает большое значение для развития связей между народами юго-восточной Европы, Закавказья и Передней Азии Дарьяльского прохода, но при этом путает его с Даринским путем, помещаемым современными исследователями на северо-западном Кавказе [9]. Путешествующий в начале XIX в. (1807−1808) Генрих Юлиус Клапрот, кроме изучения быта и нравов горцев, интересовался и сведениями о древних караванных дорогах. Впоследствии он писал о существовании в древности пути от Каспийского моря к Азову [10, с. 271].
В середине XIX в., в связи с раскопками античных древностей в Причерноморье, некоторыми исследователями был отмечен торговый характер греческих городов Фанагории и Танаи-са. Так, А. Ашик писал о Фанагории как о «складочном месте торговли боспорцев в Азии» [11, с. 10]. В дальнейшем эту тему развил С. А. Берже. По его мнению, греки еще в древние времена завязали торговые отношении с Кавказом. Важнейшим центром торговли с жителями Северного Кавказа была Фанагория. С. А. Берже выделил и другое торговое направление — уральское. Он отметил, что с Урала к берегам Понта доставляли золото и медь [12, с. 14−15].
О путях попадания предметов материальной культуры импортного производства (бус, фибул, амулетов) в предгорья Северного Кавказа размышляли многие российские и зарубежные исследователи. Особо следует выделить гипотезу В. Ф. Миллера, который на основе анализа мест, где были найдены предметы, пришел к выводу о том, что самой удобной дорогой, по которой они поступали, был путь от Фанагории по берегу Кубани [13, с. 113]. Заслуга В. Ф. Миллера заключается и в том, что им были аргументированно опровергнуты концепция де-Линаса о попадании на Северный Кавказ эмалированных фибул из Индии через посредство кочевых цыган и выводы Э. Шантра о том, что северокавказские фибулы являются более древними, чем европейские [13, с. 110].
Другого франкоязычного исследователя — по национальности швейцарского француза, по специальности геолога, натуралиста, археолога — Фредерика Дюбуа де Монпере интересовал путь через Клухорский перевал. Исследователь отождествлял Даринский путь с путем через Цебельду и далее — по долине Подкумка и Бештау. Дюбуа де Монпере чрезвычайно высоко оценивал значение данного пути: «Если Россия желает когда-либо повелевать Кавказом…, она должна, прежде всего, позаботиться о восстановлении этого великого пути», — писал он [14, с. 152].
Говоря о древнем Великом шелковом пути, Дюбуа де Монпере, побывавший на Северном Кавказе в 1833 г., указывает, что разветвление этого большого торгового пути шло к долине Подкумка, достигая его выше Боргустана. «Крепость этого города, — сообщает он, — расположенная на уединенной скалистой горе,. имела около одной версты в длину- к ней вели две или
— 92 —
ISSN 2075−9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7 № 6 часть 1, 2015 Historical and social educational ideas Tom 7 #6 part 1, 2015_________________________
три лестницы, высеченные в скале- вход на главную из них закрывался дверью, укрепленной в расселине» [15, с. 36].
По свидетельству Дюбуа де Монпере, на вершине скалы, покрытой щебнем, в его время еще сохранялись развалины жилищ, и здесь были произведены небольшие раскопки, во время которых нашли различные предметы, в том числе и маленькие медные кресты. Согласно преданию местных жителей времен Палласа, эта уединенная крепость служила убежищем для франков или европейцев [16, с. 375]. В ходе раскопок, произведенных в данном районе в конце XIX в., были обнаружены и фрагменты византийских шелковых тканей. Другое название древнего городища-крепости — Рим-гора.
Это городище хорошо известно в специальной археологической литературе. Отметим версию В. А. Кузнецова о возможном отождествлении этого археологического комплекса с аланским городом VШ-IХ вв. Фуст, упомянутым константинопольским монахом Епифанием, и его приуроченности к трассе Великого шелкового пути через Северный Кавказ [17, с. 149−150]. Необходимо также подчеркнуть, что археологически Рим-гора изучена все еще слабо: цитадель и открытое поселение, ныне застроенное аулом Джага, раскопкам не подвергались, состояние комплекса в настоящее время катастрофическое. Между тем упоминание города Боргустан франкоязычными авторами говорит о популярности и широкой известности городища-крепости Рим-гора не только в регионе Кавказских Минеральных Вод и восточного Карачая, но и на всем Северном Кавказе наряду с Маджарами. Оно располагалось в непосредственной близости к Великому Шелковому пути.
Городище Боргустан описано Я. Потоцким. В X главе сочинения, посвященного описанию его поездки по Северному Кавказу, «Путешествие в Астраханские и Кавказские степи» (Париж, 1829): «Путешествие из Кизляра в Моздок» Я. Потоцкий свидетельствует о том, что узнал о существовании еще одного разрушенного города в степи, кроме Маджар. Это город «Боргусан» (по Потоцкому), которого автор не посетил и сведения о котором получил от каких-то информаторов. Насколько реальны эти сведения? Первое письменное упоминание крепости Боргустан восходит к середине XVII в. и принадлежит турецкому путешественнику Эвлия Челеби, писавшему: «Она подвластна Кабарде… эта крепость — могущество силы… эта бесподобная крепость с четырех сторон (окружена) неприступными горами и, подобными колодцам, глубочайшими ущельями… У входа в эти ущелья Искандер Зулькарнейн (Александр Македонский — Е.С.) поставил в три ряда небольшие арки с воротами, через которые рядом могли пройти лишь два человека. Вначале это были железные ворота, ныне же ворот нет, остались лишь арки… Тимур-шах, увидев крепость Боргустан и это ущелье, сказал: «Как жаль, что в наших владениях нет столь укрепленной крепости и такого ущелья, иначе я был бы властелином вселенной…» [18, с. 90−91].
Эта цитата из Челеби позволяет внести существенную поправку в информацию, полученную Я. Потоцким: город и древняя крепость Боргустан находилась не в степи, подобно Маджа-рам, а в горной или предгорной зоне и сравнительно недалеко (в пяти часах езды) от горы Бештау, к западу. Более определенные сведения мы находим в сочинении Ф. Жиля «Lettres sur le Caucase et la Crimee» [19, с. 9−76]. Он указывает, что Боргустан расположен в 17 верстах от Кисловодска на берегу Подкумка. Заметим, кстати, что Жилю уже было известно другое название древнего городища-крепости: Рим-гора. В XIX в. здесь была образована по приказу генерала А. П. Ермолова от 14 марта 1825 г. станица Боргустанская, она располагалась в 18 км от Кисловодска между реками Подкумок и Эшкакон, близ Рим-горы. В 1847—1849 гг. станица была переведена на новое место на р. Бургунту.
Таким образом, древний город Боргустан, известный франкоязычным путешественникам, — это крупнейшее средневековое городище района Кавказских Минеральных Вод (административно сейчас это территория Карачая) «Рим-гора», связанное с историей Великого шелкового пути.
Современные исследователи отмечают: «Менее изучен, на наш взгляд, вопрос о роли Великого шелкового пути в культурном взаимодействии народов Евразии. И практически неосвещенной является проблема его значения в установлении и функционировании структуры глобального взаимодействия в эпоху поздней древности и на протяжении всего средневековья» [20, с. 53−61]. Свидетельства франкоязычных авторов могут быть рассмотрены как ценный источник для изучения данного вопроса. Сегодня огромный интерес к проблеме существования Великого шелкового пути не случаен. Речь идет не только об экономических связях древних народов, но, скорее, о его роли в процессе духовного обмена между различными мирами — Западом и Востоком, будь то сфера материальной культуры, религии или искусства. Особую значимость изучения данного уникального явления подчеркивает факт включения Великого шелкового пути в специальную программу исследований ЮНЕСКО (годы 1989−1991 были объявлены ЮНЕСКО годами Шелкового пути). Именно на трассах Шелкового пути люди, принадлежавшие
— 93 —
Исторические науки
Historical Sciences
к совершенно различным этносам, со своими традициями и религиями, разделенные естественными преградами, впервые соприкоснулись друг с другом, положив начало процессам взаимного культурного обогащения.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Бродель Фернан. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм.- М.: Прогресс, 1992. Т. II.
2. Лубо-Лесниченко Е. И. Китай на Шелковом пути.- М., 1994.
3. Латышев В. В. Эсхил. Прикованный Прометей. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе.- СПб.: Фарн, 1992. Вып. 1,2.
4. Латышев В. В. Геродот. История. Указ. соч. 1992.
5. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Гумилев Л. Н. Открытие Хазарии.- М., 1996.
6. История Востока.- М., 1997. Том 1.
7. Дербенту — 5000 лет.- М., 1989.
8. Potocki J. Voyage dans les steppes d'-Astrakhan et du Caucase. T. I-II.- Paris, 1829.
9. Прокопенко Ю. А. История северокавказских торговых путей IV в. до н.э.- XI в. н.э.- Ставрополь, 1999.
10. Klaproth J. Voyageau mont Caucase et en Georgie.- Paris, 1823.
11. Ашик А. Боспорское царство с его палеографическими и надгробными памятниками, расписными вазами, планами, картами и видами.- Одесса, 1848. Ч.1.
12. Берже С. А. Кавказ в археологическом отношении.- Тифлис, 1874.
13. МиллерВ.Ф. Терская область. Материалы по археологии Кавказа.- М., 1888. Вып. 1.
14. Дюбуа де Монпере Фредерик. Путешествие вокруг Кавказа.- Сухуми, 1937. Т.1.
15. Соснина Е. Л. Край этот причудлив.- Пятигорск, 2000.
16. Pallas P. S. Voyage dans les gouv. meridionaux de Russie.- Paris, 1805.
17. Кузнецов В. А. Алания в X—XIII вв.- Орджоникидзе, 1971.
18. Челеби Э. Книга путешествия.- М, 1979. Вып.2.
19. Gilles F. Lettres sur le Caucase et la Crimee.- Paris, 1859.
20. Мамлеева Л. А. Становление Великого шелкового пути в системе трансцивилизационного взаимодействия народов Евразии. Vita Antiqua, 2−1999.
REFERENCES
1. Braudel Fernand. The time in the world. Material civilization, economy and capitalism. [Vremja mira. Material'-naja civili-zacija, jekonomika i kapitalizm]. Moscow: Progress. T. II., 1992.
2. Lobo-Lesnichenko E.I. China on the Silk road. [Kitaj na Shjolkovom puti]. Moscow, 1994.
3. Latyshev V.V. Aeschylus. Prometheus Chained. Records of the ancient writers about Scythia and Caucasus. [Jeshil. Prikovannyj Prometej. Izvestija drevnih pisatelej o Skifii i Kavkaze]. St. Petersburg: Farn, 1992. Vol. 1,2.
4. Latyshev V.V. Herodotus. History. [Gerodot. Istorija]. The decree. CIT., 1992.
5. Zakhoder B.N. Caspian collection of information about Eastern Europe. Gumilev L. N. The Opening Of The Khazars. [Kaspijskij svod svedenij o Vostochnoj Evrope. Gumilev L.N. Otkrytie Hazarii]. Moscow, 1996.
6. The History Of The East. [Istorija Vostoka]. Moscow, 1997. Volume 1.
7. Derbent — 5 000 years. [Derbentu — 5000 let]. Moscow, 1989.
8. Potocki J. Voyage dans les steppes d Astrakhan et du Caucase. T. I-II. Paris, 1829.
9. Prokopenko Yu.A. History of the North Caucasus trade routes of the IV century BC the XI century A. D. [Istorija severo-kavkazskih torgovyh putej IV v. do n. je.- XI v. n. je.]. Stavropol, 1999.
10. Klaproth J. Voyageau mont Caucase et en Georgie. Paris, 1823.
11. Ashik A. Bosporus with its paleographic and tombstones, painted vases, plans, maps and views. [Bosporskoe carstvo s ego paleograficheskimi i nadgrobnymi pamjatnikami, raspisnymi vazami, planami, kartami i vidami]. Odessa, 1848. Part 1.
12. Berger S.A. The Caucasus in archaeological terms. [Kavkaz v arheologicheskom otnoshenii]. Tiflis, 1874.
13. Miller V.F. The Terek region. Materials on archeology of the Caucasus. [Terskaja oblast'-. Materialy po arheologii Kavkaza]. Moscow. Vol. 1, 1888.
14. Dubois de Monpierre Frederick. Journey around the Caucasus. [Puteshestvie vokrug Kavkaza]. Sukhumi. Vol. 1, 1937.
15. Sosnina E.L. Edge this fancy. [Kraj jetot prichudliv]. Pyatigorsk, 2000.
16. Pallas P. S. Voyage dans les gouv. meridionaux de Russie. Paris, 1805.
17. Kuznetsov V.A. Alania in X-XIII centuries. [Alanija v X-XIII vv]. Ordzhonikidze, 1971.
18. Calabi E. Travel Book. [Kniga puteshestvija]. Moscow, 1979. Vol.2.
19. Gilles F. Lettres sur le Caucase et la Crimee. Paris, 1859.
20. Mamleeva L.A. Formation of the Great silk road in the system transrepression interaction of the peoples of Eurasia. [Stanovlenie Velikogo shelkovogo puti v sisteme transcivilizacionnogo vzaimodejstvija narodov Evrazii]. Vita Antiqua, 21 999.
— 94 —
ISSN 2075−9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7 № 6 часть 1, 2015 Historical and social educational ideas Tom 7 #6 part 1, 2015_________________________
Информация об авторе
Шебзухова Татьяна Александровна, доктор исторических наук, профессор, директор Института сервиса, туризма и дизайна СевероКавказского Федерального университета (филиал в г. Пятигорске). Пятигорск, Россия 425 257@mail. ru
Соснина Екатерина Леонидовна, кандидат исторических наук, доцент Пятигорского государственного лингвистического университета, старший научный сотрудник Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова в Пятигорске, член Московского межрегионального Лермонтовского общества, постдокторант высшей школы социальных наук по изучению русского мира советского и постсоветского периода Национального Центра научных исследований при Парижском университете Сорбонна.
Пятигорск, Россия
Бондаренко Наталья Григорьевна, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой истории и философии права Института сервиса, туризма и дизайна Северо-Кавказского Федерального университета (филиал в г. Пятигорске), Пятигорск, Россия 425 257@mail. ru
Получена: 21. 07. 2015
Information about the author
Shebzukhova Tatyana Aleksandrovna, Doctor of Historical Sciences, Professor, Director of Institute of Service, Tourism and Design, North-Caucasus Federal University (branch in Pyatigorsk city). Pyatigorsk city, Russia 425 257@mail. ru
Sosnina Ekaterina Leonidovna, Candidate for Doctorate in History, Associate Professor, Chair of History of the Pyatigorsk State University of Linguistics, Senior Research Fellow at the Lermontov State Reserve Museum in Pyatigorsk, Member of the Moscow Interregional Lermontov Society,
Postgraduate at the Advanced School of Social Studies Majoring in the Russian World Issues of the Soviet and Post-Soviet Period at the Centre National de la Recherche Scientifique at Sor-bonne, Paris.
Pyatigorsk city, Russian Federation
Bondarenko Natalia Grigorievna, Doctor of Philosophical Sciences, Professor, Head of the Chair for History and Philosophy of Law, Institute of Service, Tourism and Design, North-Caucasian Federal University (branch in Pyatigorsk), Pyatigorsk city, Russia 425 257@mail. ru
Received: 21. 07. 2015
— 95 —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой