Франтишек Винклер – художник-монументалист.
След в истории Владивостока

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 73. 03
М. И. Андреева, Н. А. Гаврилова
ФРАНТИШЕК ВИНКЛЕР — ХУДОЖНИК-МОНУМЕНТАЛИСТ.
СЛЕД В ИСТОРИИ ВЛАДИВОСТОКА
В биографическом очерке кратко описываются биография и творчество чешского скульптора-мо-нументалиста Франтишека (Владимира Францевича) Винклера (1884−1956). Выявлены четыре периода: Пражский, Омский, Владивостокский, Харбинский. Особое внимание уделено Владивостоку, куда художник попал после Омска с частями Отдельного чехословацкого корпуса и в котором жил и работал с 1918 по 1928 г
Ключевые слова: Винклер Франтишек, Винклер Владимир Францевич, скульптор-монументалист, архитектура Владивостока, архитектура Омска, Харбин, военнопленные чехи, чешский скульптор.
Frantishek Winkler and his art in the history of Vladivostok. MARINA I. ANDREEVA, NATALIA
A. GAVRILOVA (Primorsky Regional Public Library named after M. Gorky, Vladivostok).
The article offers a brief biography of Frantishek (Vladimir Frantsevich) Winkler (1884−1956), a Czech sculptor and muralist. The authors identify four periods in his creative work: Prague, Omsk, Vladivostok and Harbin period. The main emphasis is made on Vladivostok period because the artist came to this city with Czechoslovak Corps and stayed here from 1918 to 1928.
Key words: Winkler Frantisek- Winkler Vladimir- sculptor- muralist- artist- Czech sculptor- architecture of Vladivostok- architecture of Omsk- Harbin- Czech prisoner of World War I.
Чешский скульптор-монументалист Франтишек (Владимир Францевич) Винклер (1884−1956) большую часть своей жизни провел в России и русском Китае. Думается, что жизнь и творчество этого скульптора могли бы заинтересовать искусствоведов, историков-краеведов, культурологов и просто любителей изобразительного искусства.
Владимир Францевич Винклер
Очерк составлен на основе различных опубликованных и неопубликованных источников. Кроме того, авторы имели возможность лично проконсультироваться у основного исследователя творчества Ф. -В. Винклера — искусствоведа и художника
В. П. Касьянова (Омск) — и академика архитектуры В. А. Обертаса (Владивосток). В. П. Касьяновым изучен в основном омский, самый яркий, самый плодотворный, период творчества скульптора (1915−1918). Известен интерес к искусству Винклера хабаровского исследователя, доктора архитектуры Н. П. Крадина, о чем свидетельствует ряд его публикаций. Менее всего изучен владивостокский период творчества Винклера, хотя скульптор прожил во Владивостоке более десяти лет и оставил в наследство городу ряд работ, анализ которых мог бы стать темой серьезного искусствоведческого исследования.
Основной целью своей работы авторы-составители считали выявление и описание объектов художественного творчества Ф. -В. Винклера во Владивостоке, сбор сведений о его жизни, личных и творческих связях с коллегами по искусству. Например, о его дружбе с известным художником
А. Н. Клементьевым, эмигрировавшим, как и Винклер, в начале 1930-х годов в Харбин.
Во Владивостоке Ф. -В. Винклер появился вместе с частями чехословацкого корпуса, следовавшего через Сибирь на родину. До этого был Омск, в котором мощный талант, темперамент и творческая фантазия скульптора воплотились в редкие по силе, величественные и художественно безупречные
АНДРЕЕВА Марина Игоревна, главный библиограф, ГАВРИЛОВА Наталья Анатольевна, главный библиограф (Приморская краевая публичная библиотека им. А. М. Горького, Владивосток). E-mail: zev_2010@mail. ru © Андреева М. И., Гаврилова Н. А., 2013
произведения. Любопытно, что одна из его работ -статуя лукавого бога Пана с глазницами, в которые можно было вставлять (для выразительности) электрические лампочки, — была передана в художественно-промышленный техникум им. Врубеля, в котором в конце 1920-х годов учился талантливый советский архитектор, автор проекта «Большой Владивосток», наш земляк Н. С. Рябов.
Предлагаемые материалы о Винклере могут послужить основой для подготовки серьезной работы о жизни и творчестве этого незаурядного художника, «выразителя модернистских тенденций"1 в современном ему художественном пространстве.
Франтишек Винклер родился в 1884 г. в живописном моравском городке Пршеров. Отец скульптора был мебельщиком.
Заметив талант сына, он отправил его, шестнадцатилетнего, учиться в Пражскую художественнопромышленную школу, которая с середины 90-х годов XIX в. считалась центром развития декоративного искусства. Старинная Прага, расположенная на 5 холмах, разделенных поэтичнейшей долиной Влтавы, очаровала юного провинциала. Одновременно уютная и величественная, прославленная религиозными новаторами, учеными-алхимиками, художниками и поэтами, удивительная красота этого города навсегда вошла в душу будущего художника.
В 1903 г. Франтишек Винклер поступил учиться в Академию художеств, в мастерскую профессора Станислава Сухарды (1866−1916), ведущего представителя чешского модерна. Тогда же Чехию посетили французские скульпторы Бурдель и Роден. Огюст Роден благодаря своему чешскому коллеге Маржатке, учившемуся у него в Париже, устроил грандиозную выставку. Юному Франтишеку было у кого учиться. Уроки гениального скульптора он запомнил на всю жизнь. Прага в конце XIX — начале ХХ в. пополняется большим количеством модернистских зданий. Один за другим открываются чешские драматические театры. Мировое признание получают пьесы Карела Чапека & lt-^. и^.» и «Средство Макропулоса». В Праге работают классики европейской и мировой литературы Франц Кафка и Густав Майринк, писавшие на немецком, Ярослав Гашек, сочинявший на чешском. На оперной сцене царит Антонин Дворжак. В уютных пражских кафе за столиками тесно общаются и жарко спорят философы, поэты, писатели, художники: чехи, евреи, немцы, словаки, венгры. В такой атмосфере «культурного Вавилона» формируется талант молодого художника.
1 Обертас В. А. О работах скульптора В. Винклера. Машинопись. 2 л. Рукопись хранится в ПКПБ им. М. Горького.
За блестящие результаты в учебе Винклер был направлен на стажировку во Флоренцию, где с упоением в течение нескольких месяцев изучал мировое искусство.
После окончания Академии (1908 г.) Винклер живет в Праге. Самостоятельно занимается творчеством. Молодой и очень одаренный скульптор преподает лепку на художественных курсах, вместе с другом-учителем С. Сухардой занимается художественным оформлением Театра на Виноградах. До сих пор этот красивейший театр украшает Прагу. У молодого талантливого скульптора много планов, он думает о будущем, но все его мечты вскоре будут растоптаны войной. Идет 1914 год, и его, подданного Австро-Венгрии, призывают на фронт в качестве военного фотографа. Винклер попадает в русский плен и оказывается в сибирском городе Омске.
Омск в начале ХХ в. переживал пору экономического и культурного подъема. Шло бурное строительство магазинов, храмов, учебных заведений, торговых фирм, государственных и культурных учреждений. Город нуждался в художниках-монумен-талистах, способных придать новой архитектуре художественный блеск. Одним из таких художников стал 29-летний Винклер, Владимир Францевич, так к нему будут обращаться в России.
Летом 1915 г. скульптор с двумя соотечественниками Карелом Бляхой и Иваном Поздеркой приступает к отделке фасада городского театра, построенного в 1904 г. по проекту архитектора И. Г. Хворинова (1835−1914) и более десяти лет остававшегося без какой-либо отделки, с голыми кирпичными стенами. И. Г. Хворинов в своем решении фасада предусмотрел по обе его стороны сферические ниши для будущих бюстов. Винклер вылепил бюсты Л. Н. Толстого и А. П. Чехова. Затем украсил фасад трехметровой монументальной фигурой Крылатой Славы, или Крылатого Гения, навеянной образами, украшающими здания театров Парижа и Праги.
Однако главным произведением Винклера в Омске стало оформление интерьеров и фасадов Управления Омской железной дороги (ныне Омский государственный университет путей сообщения). Этой грандиозной работой он был занят практически весь 1917 г. Справиться с ней художнику помогали Ладислав Преносил и бригада из 50 чел. Композиция из четырех фигур на здании УОЖД олицетворяет всю несложную технологию труда на железной дороге. Изваяния выполнены в виде величественных полуобнаженных античных богинь с атрибутами в руках, которые символизируют эпоху технического прогресса. Четыре аллегорических
Франтишек Винклер — художник-монументалист
М. И. АНДРЕЕВА, Н. А. ГАВРИЛОВА
образа с названиями: «Путь», «Тяга», «Движение» и «Управление» — Винклер лепил сам из пескобе-тона на 20-метровой высоте. В вестибюле УОЖД он разворачивает рельеф «Жизнь», который имеет прототипом известнейшую работу Микеланджело — композицию надгробий братьев Лоренцо и Джулиана Медичи в церкви Сан-Лоренцо во Флоренции. После ее завершения здание УОЖД, напоминающее Букингемский дворец, и пространство вокруг него приобрели музейный характер.
Винклер испытывал чувство величайшего творческого подъема, которое еще более усилилось, после того как он узнал, что освобожден из плена и через Владивосток может вернуться домой. Зарегистрировав брак с юной жительницей Омска Еленой Павловной Мусатовой, черты которой скульптор запечатлел в некоторых своих произведениях, Владимир Францевич оставил радушно принявший его Омск навсегда.
Весной 1918 г. 33-летний Владимир Францевич Винклер и его молодая супруга Елена Павловна прибывают во Владивосток. Прежде небольшой порт к этому времени превращается в огромный полумиллионный город. Беженцы, эмигранты, интервенты, авантюристы, шпионы, мелкие жулики заполняют Владивосток. Город живет сложной политической жизнью. Страшное, трагическое время непостижимым образом стимулирует художественную среду. Это был настоящий праздник жизни, творчества, таланта. В подвальной части театра «Золотой Рог», на Светланской, работает открытый футуристами театр-студия «Балаганчик». В «Балаганчике» устраиваются вечера поэзии, проводятся всевозможные лектории, ставятся спектакли, организуются многочисленные художественные конкурсы, в том числе архитектурные. Наверняка в этот полубогемный, обитый дешевым китайским ситцем зальчик заглядывал молодой Винклер.
Историк архитектуры Н. П. Крадин в биографическом иллюстрированном словаре «Художники Дальнего Востока (Х1Х — середина ХХ в.)» пишет, что В. Ф. Винклер в этот период выполнил во Владивостоке «оформление… фасадов… ресторана «Золотой Рог» [12, с. 63−64]. В. П. Касьянов, лично встречавшийся с детьми скульптора, уверен, что вместе со старым другом — русским художником
А. Н. Клементьевым — Винклер занимался внутренней отделкой ресторана.
Несколько слов об Алексее Николаевиче Клементьеве. Это был очень даровитый художник. Он знал несколько европейских языков и латынь. Учился у Ильи Ефимовича Репина в Петербурге. Совершенствовал свой талант в Париже и Мюнхене. С 1918 по 1931 г. художник жил во Владивостоке.
Занимался творческой деятельностью, устраивал выставки, преподавал в Политехническом и Педагогическом институтах, но главным делом своей жизни считал открытие во Владивостоке Художественной галереи. При нем в галерее было собрано около 300 живописных полотен. Позднее в Харбине, в эмиграции, он в числе прочего учил технике живописи одного пытливого китайского юношу, Гао Мана. Сейчас это маститый художник, педагог, писатель, профессор-русист, Почетный член Союза писателей России, получивший из рук российского президента орден Дружбы народов. В 2010 г. профессор Гао Ман приезжал во Владивосток и много рассказывал о своем русском учителе — А. Н. Клементьеве. Однако увидеть работу своего учителя, выполненную в соавторстве со скульптором Винклером, профессору, к сожалению, не удалось. В ходе последней реставрации фасада здания гостиницы и ресторана «Золотой Рог», проведенной в 90-х г. ХХ в. по старым фотографиям, были тщательно восстановлены все завитки лепных украшений, ажурные металлические решетки, старинные рельефные штукатурки. Но внутренняя начинка здания, то, чем занимались Винклер и Клементьев, была полностью утрачена еще в 60-е годы, во время капитального ремонта помещения. Память об этой работе хранят теперь редкие фотоснимки и воспоминания прежних гостей «Золотого Рога». Они свидетельствуют: действительно, долгие годы огромный зал ресторана и его отдельные кабинеты были украшены старинной лепниной. Увы, реставраторы и ремонтники не сочли нужным сохранить ее.
Другая работа скульптора — здание Краевого театра кукол — счастливо избежала подобной участи. Оно было построено по проекту владивостокского архитектора А. И. Булгакова, «тоже приверженца модерна"2, и до сих пор сохранило черты изящества и элегантности, которые придал своему детищу автор. В 1921 г. мелодрамой «Дочь Танзаны» в нем открылся Новый театр-синематограф. В 1924 г. Новый театр преобразился в кинотеатр «Арс», а в 1948-м стал именоваться «Приморьем». Здание построено по театральному проекту, что позволяло использовать помещение и под театральные спектакли тоже. Для этой цели была устроена огромная сцена в «30 квадратных саженей». Местный журнал «Арс» в 1921 г. писал по этому поводу: «Владивосток обогатился новым красивым зданием, построенным из железобетона, согласно новейшим приемам строительно-технического искусства. Зрительный зал, рассчитанный на 1600 человек, состоит из трех ярусов и нескольких лож. Партер
2 Обертас В. А. Указ. работа.
огибается широким променуаром по образцу европейских театров. Лепная отделка внутри и снаружи выполнена в стиле модерн с колоннами стиля ампир. При светлой окраске и значительном освещении зал производит эффектное и уютное впечатление» [Цит. по: 18, с. 133].
«Вечерняя газета» (1921, № 21) писала: «На днях откроется «Новый театр» Кеворкова3. Театр выстроен из железобетона, что дает хорошую акустику. По структуре и форме он приближается к лучшему театру музыкальной драмы. Зал имеет характер удлиненный, не амфитеатральный, отвечает техническим требованиям и радует глаз посетителя художественной отделкой. Венский скульптор Винклер немало потрудился над отделкой художественно выполненных «Маскарано» на колоннах и лицевой стороне лож, украшающих зал. В световом отношении театр великолепен» [Цит. по: 18, с. 133−134].
Справочник «Памятники истории и культуры Приморского края» за 1991 г. дает краткое художественное описание здания: «Композиция фасада основана на сочетании гладкой плоскости стены, прорезанной прямоугольными проемами без излишней детализации, объединенными в горизонтальную полосу на верхнем этаже, и как бы наложенного на стену декора в виде плоских и полукруглых пилястр с ионическими капителями, скульптурных рельефов и лепнины на фризе, выполненных по мотивам романтического модерна» [15, с. 40−41]. «Женские фигуры с театральными масками в струящихся плащах почти бесплотны, все внимание наблюдателя обращается к более детально проработанным"4 музам с лирой и маской (см. вклейку). Со слов очевидцев, потолок зрительного зала театра по периметру был украшен лепниной, следы которой можно видеть и сейчас. В центре потолка, там, где сейчас находятся люстры, как бы парила обнаженная фигура прекрасной женщины. В. А. Обертас так описывает ее: «Мне представлялась более ценной в художественном отношении фигура (горельефная) летящей богини (музы?) с лирой в руках в обрамлении венка из роз и лент на плафоне зрительного зала. К сожалению, это произведение было уничтожено при очередном ремонте здания в 1966(?) г. «5.
Здание театра-кинотеатра после начала эксплуатации долго не ремонтировалось. До 1942 г. выглядело угрюмым, покинутым, запущенным, даже грязноватым. Горожане не очень любили там
3 Кеворков-Пароянц Арменак Степанович был подрядчиком и занимался строительством Нового театра.
4 Обертас В. А. Указ. работа.
5 Обертас В. А. Указ. работа.
бывать. В 1942 г. работники кинотеатра во главе с новым директором сделали косметический ремонт. Помогло Дальневосточное пароходство, особенно экипаж парохода «Гоголь». Привезли краску, олифу, кисти, электролампы. Балконы зала красили без лесов с банками краски на шее, встав на карниз и держась за перила. Художник кинотеатра Н.А. Ма-зуренко освежил «амурчиков» на потолке, которые к настоящему времени, увы, не сохранились. Провели полный ремонт фойе, на колоннах сделали накат под мрамор. В 1947 г. после войны кинотеатру был сделан капитальный ремонт. Вот тогда-то и был расширен кассовый зал, оборудовано нижнее помещение, где началась демонстрация хроникальных фильмов.
Н. П. Крадин пишет: «Здесь [во Владивостоке] Владимир Францевич выполнил оформление кинотеатров «Буревестник» и «Художественный»…» [11, с. 171]. В 1915 г. опереттой Легара «Веселая вдова» в этом необычном здании был открыт Большой музыкальный театр. Иногда его называли Интимный театр. С первых лет советской власти часть здания была переоборудована в кинотеатр «Художественный». В 1925 г. в честь «буревестника» -писателя А. М. Горького кинотеатр стал называться «Буревестником», а в 1930 — «Комсомольцем».
Чем привлекательно это необычное здание? Прежде всего попыткой авторов соединить в одной постройке классику, модерн и архитектуру Востока. «Раскрытое для обозрения с трех сторон оштукатуренное здание «работает» в основном главным фасадом, выходящим на Светланскую. Два фланкирующих ризалита были увенчаны кубовасты-ми перекрытиями, а в центре между ними, как бы фиксируя ось здания, акцентирован фронтон типа пайлоу, тот самый единственный восточный элемент, соседствующий с классическими формами ордера и стилеобразующими факторами модерна» [4, с. 220]. Говорят, Винклер обвязывался веревками (лесов почти не было) и бесстрашно, довольно высоко от земли, лепил свою крупную пластику, а заодно и архитектурную историю Владивостока.
Архитектурная история Владивостока связывает имя В. Винклера еще с одной примечательной работой. Ее появление продиктовано чисто идеологическими причинами. В 1926 г. политическое руководство города обратилось к Винклеру с предложением оформить фасад Дворца труда рельефными портретами вождей мирового пролетариата
В. И. Ленина и К. Маркса, а на козырьке здания изваять монументальную композицию «Пролетарий, разбивающий цепи на земном шаре». Грандиозную, исполненную большевистского пафоса работу скульптор выполнил с честью. В. А. Обертас счита-
Дворец труда. Композиция «Пролетарий,
разбивающий цепи рабства на земном шаре».
1926. Скульптор В. Ф. Винклер
ет, что композиция «отлична своей гротескностью и чем-то ассоциируется с плакатами В. Маяковского того времени"6. Фигура Пролетария, вылепленная из бетона, стала символом новой общественной формации, утвердившейся на шестой части земли, и эмблемой советского Владивостока, видимой издали от портовых причалов бухты Золотой Рог.
Гипсовые барельефы Ленина и Маркса располагались чуть ниже, на уровне второго этажа, над балконом, и дополняли символику верхней композиции (см. вклейку). Газета «Тихоокеанская звезда» от 26 апреля 1928 г. писала: «На этот шар, на этого рабочего и его увесистый молот часто заглядываются, задрав кверху головы, приезжающие во Владивосток моряки-иностранцы. Право же, им впервые приходится лицезреть здания, где на карнизах цементные рабочие сокрушают цепи давно знакомого и безысходного рабства и угнетения» [Цит. по: 7, с. 156]. Таким образом, Винклер был автором первых для города образцов монументальной пропаганды новых социальных идей. По словам Обертаса, «композиция постоянно подкра-
6 Обертас В. А. Указ. работа.
шивалась: земной шар — в голубой цвет, цепи и молот — в черный, одежда рабочего — в синий, тело — в светло-бежевый. Это снижало ее художественную выразительность и монументальность, превращало в муляж"7. В 1968—1969 гг. здание надстраивают на два этажа по проекту архитектора Б. Ф. Богомолова. Скульптурную группу, имевшую еще одно название — «Освобождение труда», пришлось демонтировать. Не исключено, что демонтаж осуществлялся в силу очевидных идеологических причин, поскольку «освобождения труда на земном шаре» человечество так и не дождалось.
Напомним, что Винклер появился во Владивостоке вместе с частями отдельного чехословацкого корпуса. Потом вспыхнет мятеж, многие соотечественники чешского скульптора найдут в приморской земле свой последний приют. Отдавая дань памяти и скорби, Винклер начнет работу над мемориальным комплексом чехословацким легионерам, погибшим в Приморье в период с 1918 по 1920 г.
Братское захоронение чехословацких легионеров. 1919. Скульптор В. Ф. Винклер. Открытка 1919 г.
7 Обертас В. А. Указ. работа.
Территория захоронения на Морском кладбище напоминает крест, обрамленный декоративной бетонной оградой, выполненной в стиле модерн. «Металлические кованые створки ворот, заовален-ные в верхней части, имеют рисунок в виде тянущихся стеблей каких-то растений со склоненными головками"8. В центре высится тонкая восьмигранная пирамида, увенчанная соколом с распростертыми крыльями. Рядом с памятником склонил голову римский легионер с опущенным мечом (см. вклейку). «Интересно то, что при определенном освещении (вечером) обелиск кажется лучом света, нисходящим из-под лап сокола"9. Вдоль аллеи, проложенной по захоронению, установлены простые каменные надгробия с выбитыми на них именами погибших чехов. Кроме индивидуальных могил есть еще два братских погребения. И на них, по свидетельству современников, тоже были памятники, которые не сохранились. «Работы по сооружению мемориала, фигур, изготовлению надгробий и элементов ограды производились вблизи Морского кладбища, за кирпичными казармами Воздухоплавательного батальона чехами, которые в этих казармах жили» [6, с. 28]. В. А. Обертас считает, что «традиционные художественные приемы модерна пронизывают весь ансамбль вплоть до формы каждого отдельного надгробья"10.
Во Владивостоке В. Винклер проработал 10 лет. Помимо художественного оформления зданий, создания мемориала он работал над скульптурными изображениями К. Маркса и В. И. Ленина, преподавал скульптуру в Студии водников. Эта студия стала в городе первым советским художественным заведением образовательного типа. Во Владивостоке родились дети Винклера: Владимир, Георгий и Елена.
В 1928 г., при содействии консула Чехии Г. Гей-на, семья Винклеров переезжает в Харбин. Там Винклер проработает до конца жизни. Он откроет собственную мастерскую по изготовлению памятников, в которой будет заниматься ваянием вместе с сыновьями. Зарабатывал на жизнь художник, скорее всего, ритуальными заказами. Но всегда был готов к творческой, оформительской работе.
В 1929 г., к примеру, Винклер оформил декоративными масками пристройку к новому зданию Политехнического института в Харбине. В 1931 г. создал бюсты императора Николая II, его жены Александры Федоровны, царевича Алексея. Его лепные композиции украсили ресторан «Эдем», кинотеатр «Копито», местную синагогу. Для Ивер-
8 Обертас В. А. Указ. работа.
9 Обертас В. А. Указ. работа.
10 Обертас В. А. Указ. работа.
ской часовни Николаевского собора он вылепил фигуру крылатого ангела с крестом. Фигура была установлена на крыше часовни.
В 1932 г. Япония оккупировала Маньчжурию и установила в Харбине свою власть. Эмигранты, особенно состоятельные, предпочли переселиться подальше от возможных неприятностей, многие переехали в Шанхай или просто покинули Китай. К семье Винклера японцы отнеслись терпимо, они даже заказали ему четыре статуи для набережной р. Сунгари. Выполняя этот заказ, ваятель лепил детские фигуры со своей дочери Елены и сына Игоря. Статуи медведей символизировали русских на берегах Сунгари. В 1936 г. скульптор создал бюсты президента Чехии Т. Г. Масарика, председателя правительства Э. Бенеша и консула Г. Гейна. Надежда вернуться на родину никогда не покидала Винклера. Но в 1939 г. она перестала быть реальной: Чехию оккупировала фашистская Германия.
В 1945 г. для увековечения победы на привокзальной площади Харбина было решено установить монументальный обелиск высотой 30 м. Скульптурные изображения, четырехметровые фигуры моряка, пехотинца и танкиста, стоящие у подножья памятника, выполнил Винклер. В 1948 г. он создал для города Ананси монументальную статую бойца-освободителя. Был еще заказ китайских властей на создание памятника Дружбы, в виде четырехметровых фигур И. Сталина и Мао Цзе-дуна, но памятник не был закончен.
Затем, уже по просьбе советского командования, скульптор создает в Харбине несколько монументов. В послевоенные годы он выполнял декоративно-скульптурное оформление фасадов крупных административных и учебных зданий, лепил и отливал парковую скульптуру, делал художественные надгробия и памятники. Многие из надгробий сохранились на Новом кладбище. В числе этих печальных произведений — надгробные памятники Мыльниковой, Бушковым, чехословацким легионерам, художнику А. Н. Клементьеву и другим известным личностям. Все последние годы жизни художника вместе с отцом плодотворно работал его сын Игорь. Семья мечтала выехать из Китая на родину, в Чехословакию. Было подано прошение. Но виза пришла уже после смерти Владимира Франциеви-ча. Умер скульптор в 1956 г. в возрасте 72 лет, похоронен в Харбине. Место захоронения неизвестно.
Тема «Винклер во Владивостоке» требует глубокого исследования. К сожалению, имя художника в нашем городе все еще мало кому что-то говорит, даже его сегодняшним коллегам. «Что-то бегло читал у наших краеведов. Что-то слышал. Опять же на ходу. Но, по большому счету, ни сам Винклер,
ни его работы мне неизвестны», — так ответил нам Заслуженный художник РФ, скульптор, преподаватель Дальневосточного федерального университета Эдуард Барсегов. Другой не менее известный скульптор — заслуженный художник Р Ф Валерий Ненаживин, автор признанного широкими кругами общественности памятника опальному поэту О. Мандельштаму, даже принимал участие в реставрационных работах на мемориальном комплексе, посвященном чешским легионерам. Но и он тогда не мог предположить, что у этой работы есть автор и что его фамилия столь почитаема в профессиональной среде.
Хочется надеяться, что публикация этого материала послужит началом поиска, за который возьмется местный исследователь, вдохновленный художественными трудами талантливого чешского мастера, связавшего свою судьбу с Россией, ее востоком и примыкающей к ней Маньчжурией.
Возможно, в архиве художника П. В. Иванова, который передан им на хранение в Приморскую картинную галерею, найдутся следы творчества
В. Ф. Винклера. Немало фактического материала, вероятно, хранит газета «Красное Знамя» за 19 251 928 гг. В музее им. В. К. Арсеньева есть коллекция бюстов — как знать, нет ли среди них работ чешского скульптора? По некоторым сведениям, у художника были частные заказы. Словом, поиск должен быть продолжен.
Авторы выражают глубокую благодарность Виктору Александровичу Обертасу, Виктору Петровичу Касьянову и Алене Алексеевне Даценко за любезно предоставленные ими материалы.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Августовский Б. [О здании ОИАК по Светланской, 50] // Тихоокеан. комсомолец. 1987. 20 июня.
2. Бондарева Э. От интимного театра — до «Комсомольца»: [история здания по ул. Светланской, 50] // Владивосток. 1996. 20 янв.
3. Владивосток в фотографиях Меррилла Хаскелла. 11 августа 1919 — 23 февраля 1920 / авт. -сост.: Д. Анча, В. Калинин, Т. Позняк. Хабаровск: РИОТИП, 2009. 324 с.
4. Владивосток: штрихи к портрету. Владивосток: Дальне-вост. кн. изд-во, 1985. 303 с.
5. Всё Приморье: Кто есть кто в нашем крае: 100 выдающихся сограждан: коллективные портреты: альманах. Т. 2 / авт. -сост. В. В. Печорин, М.В. Савченко- авт. дизайн-проекта С.П. Камендровский- фото Ю. Васьковского. Владивосток: Тихоокеан. форум прессы, 2003. 176 с.
6. Гришечкин В. С. Морское кладбище: прошлое и настоящее. Владивосток: Восток-Контракт, 2010. 120 с.: ил., факс., карт.
7. Кандыба В. И. История становления и развития художественной жизни Дальнего Востока (1858−1938 гг.): 125-летию Владивостока посвящается. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1985. 175 с.
8. Кандыба В. И. Художники Приморья. Л.: Художник РСФСР, 1990. 128 с.
9. Касьянов В. П. Жемчужина Великого сибирского пути. Омск: Изд-во ОмГУПС, 2000. 16 с.: ил.
10. Касьянов В. П. Одиссея чешского ваятеля // Русское слово. Прага, 2005. № 1. С. 24−27: фотогр.
11. Крадин Н. П. Харбин — русская Атлантида: страницы истории Харбина — бывшего русского города в Китае: очерки / Николай Крадин- Рос. акад. архитектуры и строит. наук, НИИ теории архитектуры и градостроительства, Тихооке-ан. гос. ун-т. Хабаровск: Хабаров. краев. тип., 2010. 365, [2] с.
12. Крадин Н. П. Художники Дальнего Востока (XIX — середина XX вв.): биогр. иллюстрир. слов. Хабаровск: РИОТИП, 2009. 175 с.: ил.
13. Литература и культура Дальнего Востока и восточного зарубежья: ст. участников регион. науч. конф., 7 февр. 2008 г. / отв. ред. Т.А. Гавриленко- Уссурийск. гос. пед. ин-т. Владивосток: УГПИ, 2008. 217 с.
14. Обертас В. А. Памятники города Владивостока: материалы к Своду / Администрация г. Владивостока [и др. ]- [фото:
В. Моор, Н. Аюшин]. Владивосток: Изд. Светлана Кунгу-рова, 2012. 250 с.: цв. ил.
15. Памятники истории и культуры Приморского края: материалы к Своду / Ин-т истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО АН СССР- Примор. краев. отд-ние Всерос. о-ва охраны памятников истории и культуры. Владивосток: Внешторгиздат, 1991. 268 с.: ил.
16. Популярная художественная энциклопедия: Архитектура. Живопись. Скульптура. Графика. Декоративное искусство. Кн. 2: М-Я / редкол.: В. М. Полевой (гл. ред.) и др. М.: Сов. энцикл., 1986. 432 с.
17. Рябов Н. С., Обертас В. А. К истории застройки Владивостока. Владивосток: Примор. кн. изд-во, 1961. 48 с.: фот.
18. Хисамутдинов А. А. Общество изучения Амурского края: события и люди. Ч. 1. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. 276 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой