Пять веков пути к олимпийскому возрождению

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Пять веков пути к олимпийскому возрождению
Бубка С. Н.
Национальный олимпийский комитет Украины Национальный университет физического воспитания и спорта Украины
Аннотации:
Представлен исторический анализ условий возрождения Олимпийских игр в странах Западной, Центральной Европы и Северной Америки в период с XV по XIX столетия. Рассмотрены предпосылки — гуманизация общества, развитие образования, науки, культуры и искусства, формирование основ физической культуры и основных национальных систем физического воспитания, развитие соревновательного спорта в разных организационных формах и масштабах — которые способствовали созданию среды для инициирования олимпийского возрождения. Показана роль персоналий в возрождении олимпийского движения в течение пяти веков исторического развития общества.
Ключевые слова:
Олимпийские игры, олимпийское возрождение, соревновательный спорт, история.
Бубка С. Н. П’ять століть шляху до Олімпійського відродження. Представлений історичний аналіз умов відродження Олімпійських ігор в країнах Західної, Центральної Європи і Північної Америки в період з XV по XIX століття. Розглянуті передумови — гуманізація суспільства, розвиток освіти і науки, культури і мистеЦтва, формування основ фізичної культури і основних національних систем фізичного виховання, розвиток змагального спорту в різних організаційних формах і масштабах — які сприяли створенню середовища для ініціації олімпійського відродження. Виділена роль персоналій у відродженні олімпійського руху впродовж п'-яти віків історичного розвитку суспільства.
Олімпійські ігри, олімпійське відродження, змагальний спорт, історія.
Bubka S.N. Five centuries of ways to the revival of the Olympics. The
article presents an analysis of the revival of the Olympic Games in the countries of Western, Central Europe and North America in the period from XV to XIX centuries. Prerequisites including society humanization, development of education, science and major national systems of physical education, development of competitive sports in different organizational forms and scales, which contributed to the creation of the environment initiating the revival of the Olympics, have been considered. The role of personalities in the revival of the Olympic movement during five centuries of the historical development of the society has been shown.
Olympic Games, the revival of the Olympics, competitive sport, history.
Введение.
В литературе, посвященной истории олимпийского движения и Олимпийских игр, довольно долго оставался очень слабо освещенным тот период продолжительностью в пять столетий (с XV по XIX века нашей эры), который предшествовал деятельности Пьера де Кубертена, его единомышленников и соратников, приведшей к практическому международному возрождению Олимпийских игр на их современном этапе.
Исследователи в своих трудах, как правило, после освещения заката античных Олимпийских игр, произошедшего в конце IV века нашей эры в Древней Греции, пребывавшей тогда под властью Рима, переходили ко второй половин XIX века, описывая философские взгляды Пьера де Кубертена, его труды о различных системах физического воспитания в разных странах, деятельность по координации усилий сторонников возрождения в современных условиях Олимпийских игр и популяризацию этих идей, подготовку и проведение в 1894 году в Париже учредительного конгресса, на котором были приняты решения о формировании Международного олимпийского комитета как руководящего органа олимпийского движения и о проведении в 1896 году в Афинах Игр I Олимпиады современности.
Все это действительно происходило в упомянутые годы, и вряд ли можно оспорить историческую значимость упомянутых событий и роль П. де Кубертена как их инициатора, активно реализовывавшего свои замыслы.
Но в то же время, несомненно, следует констатировать, что различные попытки проведения тех или иных спортивных соревнований, именуемых Олимпийскими играми, неоднократно предпринимались в разных странах Европы (и не только на этом континенте, но и в Северной Америке) задолго до описан© Бубка С. Н., 2012
ной деятельности Кубертена, происходившей во второй половине XIX века. Предшествовавшие же этому события XV-XIX столетий, во многом закладывавшие фундамент для последующего реального олимпийского возрождения в международном масштабе, впервые стали получать надлежащее освещение в отечественной специальной литературе лишь в первом десятилетии XXI века [4, 5], а в зарубежных изданиях разных стран — в основном, в последней четверти XX века.
Исследования выполнены согласно теме 1.1. Сводного плана НИР в сфере физической культуры и спорта на 2010−2015 гг. «Исторические, организационнометодические и правовые основы реализации олимпийского образования Украины» (номер госреги-страции: 01ПШ1 714).
Цель, задачи работы, материал и методы.
Цель работы -исторический анализ условий возрождения Олимпийских игр в странах Западной, Центральной Европы и Северной Америки в период с XV по XIX столетия.
Результаты исследования.
В XV—XVII вв.еках нашей эры в наиболее развитых странах Западной и Центральной Европы происходили весьма существенные изменения не только в экономических и социальных условиях жизни людей, но и в их мировоззрении, что, в свою очередь, приводило к раскрепощению человека и гуманизации общества, к активизировавшемуся развитию образования и науки, культуры, искусства и международного сотрудничества, а также того, что в дальнейшем будет названо физическим воспитанием, физической культурой и спортом. В истории эти периоды получили наименования эпохи Возрождения (или Ренессанса) и последующего Нового времени.
Наряду со всеми прочими позитивными явлениями тех времен, в обществе вновь пробудился и активизировался общественный интерес к изучению ис-
тории Древней Греции и Древнего Рима, в том числе и к исследованиям, направленным на осознание того существенного места, которое в античной цивилизации занимали атлетические (позднее названные спортивными) соревнования, в том числе и, особенно, такие комплексные состязания, как древнегреческие Олимпийские игры.
Неуклонно усиливался общественный интерес к античному наследию не только в скульптуре, живописи, архитектуре, литературе, театре, образовании и воспитании, но и в атлетике [5].
Постепенно стали формироваться основы физической культуры (с использованием различных форм двигательной активности) и основные национальные системы физического воспитания — в Англии, Франции, Швеции, Германии, Богемии (Чехии) и некоторых других странах. Происходило и развитие соревновательного спорта (в Англии, США, Франции, Голландии, Швеции, Германии, Австралии, Австрии, России, Канаде и др.) — легкой атлетики, футбола, плавания, конного спорта, бокса, гольфа, бейсбола и т. д., включая и международные соревнования в этих видах спорта.
Заметно возросший на этом фоне интерес к такому общественному культурному явлению античных времен, как древнегреческие Олимпийские игры, не мог не привести и к отдельным попыткам их возрождения, которые в разных странах реализовывались в различных организационных формах и масштабах.
Так, еще в 1516 году в австрийском Бадане (неподалеку от Вены) состоялись «Олимпийские выступления», проведенные юристом Йоханнесом Аквиллой, на которого большое впечатление произвело изучение истории Древней Греции, в том числе и античных Олимпийских игр.
…В Англии в 1612 году в городке Котсволд Хилс во время празднования Троицы впервые были проведены соревнования, вошедшие в историю спорта под названием «Котсволдские олимпийские игры» [4, 5]. Их идеологом стал поселившийся в тех местах в 1611 г. адвокат Роберт Дувр, по инициативе которого программа народных празднеств, включавшая танцевальные и песенные конкурсы, игры и другие разные состязания и развлечения, была пополнена и спортивными соревнованиями — конными бегами, а также собачьими бегами за дичью.
В дальнейшем эти базирующиеся на идеях Р. Дувра Котсволдские игры проводились регулярно, а их спортивная программа расширялась и уточнялась. Хотя в ней основное место по-прежнему отводилось конным и собачьим бегам, проводимым по установленным правилам, однако, кроме того, там проводились и соревнования в некоторых дисциплинах легкой атлетики — беге, прыжках и в метании кузнечного молота, а также в различных видах борьбы, в фехтовании и в умении владеть пиками.
В 1636 году вышло в свет произведение «Анналии Дубренция», в котором были подробно описаны не только спортивная и развлекательная составляющие Котсволдских олимпийских игр, но и посещавшие их зрители, покровители, сторонники проведения и
32 012
ц
организаторы игр — прежде всего Роберт Дувр, а также содержались посвященные им поэмы [17]. В них, в частности, прославлялся Р. Дувр, представляемый (в поэме Б. Джонсона) как современный Геракл, а организуемые Р. Дувром Котсволдские игры сравнивались с древнегреческими Олимпийскими, Пифий-скими, Немейскими и Истмийскими играми. Автор же другой поэмы, включенной в «Анналии Дубренция»,
— М. Дрейтон — писал, что Котсволдские игры «возрождают славу золотого века» в «унылое железное время», и акцентировал связь этих игр в Котсволде с древнегреческими Олимпийскими играми.
Роберт Дувр был организатором и руководителем Котсволдских олимпийских игр в течение трех десятков лет — до 1642 года. После этого — из-за охвативших Англию религиозных и политических противоречий, приведших затем к гражданской войне в этой стране,
— игры в Котсволде перестали проводиться. А возобновились они еще через восемнадцать лет — в 1660-м (но уже без Роберта Дувра, умершего в 1652 г.).
В дальнейшем эти игры проводились довольно регулярно в течение двухсот лет. Причем очень многое для их развития и популяризации сделали внуки основателя игр и, прежде всего, младший из них — Томас
Дувр.
Хотя регламент Котсволдских игр и их программа неоднократно изменялись, но в них самыми популярными спортивными соревнованиями оставались бег и прыжки, фехтование, конные бега, разные виды борьбы и состязания с палками. При этом стоит отметить, что соревнования в ходе этих игр проводились не только среди мужчин, но и среди женщин.
Атмосфера Котсволдских игр (которые за упомянутые двести лет знали периоды и повышения популярности, и ее снижения) отличалась красочностью и праздничностью, в ней было много танцев, песен и всевозможных развлечений.
В связи с развитием промышленности в том регионе Англии в середине XIX века и связанным с этим заметным ухудшением криминогенной ситуации проведение Котсволдских игр было прекращено, и они вновь возродились только в середине XX века — 17 мая 1951 года.
А еще через несколько лет Котсволдские игры обрели стабильную и четкую организацию. Затем, в 1965-м, было учреждено Общество Роберта Дувра, ставшее в 1966 году организатором на Дуврском холме игр, во многом сохранивших их прежний формат и традиции. А с 1967-го эти игры стали проводиться как официальное мероприятие. В соответствии со сформированной Обществом Роберта Дувра новой философией Котсволдских игр они, хотя и опирались на исторические корни и традиции, но должны были учитывать и современные вкусы и требования.
В программу игр, по-прежнему проводимых на Дуврском холме и в его окрестностях, организаторы вернули некоторые из тех традиционных видов состязаний, которые проводились еще в XVII веке (с 1636 года), — толкание ядра, метание кузнечного молота, прыжок с места и другие [5].
Игры в Котсволде стали более массовыми и зрелищными, в то же время они обрели оздоровительноразвлекательный характер, а их специфика сместилась в сторону товарищеского соперничества и активного отдыха [9].
Однако, несмотря на это, Общество Роберта Дувра, сохраняющее убежденность в преемственности Котсволдских игр по отношению к древнегреческим Олимпийским играм, продолжает утверждать, что их игры (преподносимые общественности как «Олимпийские игры Роберта Дувра») являются одним из крупнейших в мире олимпийских мероприятий (наряду с играми, проводимыми в Англии Олимпийским обществом Мач Венлока, которые будут рассмотрены нами в этой же статье несколько ниже. — Авт.), обеспечивающих связь между античными и современными Олимпийскими играми [8]. Котсволдские игры проводятся и ныне, сохраняя свой размах, праздничность, массовость и театрализованность.
В том же XVII веке, что и «Котсволдские олимпийские игры» в Англии, но на двенадцать лет позднее их, в 1624 году, в Швеции капитан Р Стоуэр организовал и провел «Олимпийские игры», программа которых включала соревнования по бегу, метанию молота, борьбе, а также игру, в чем-то напоминавшую гандбол, и некоторые другие состязания [5]. Через двадцать лет, в 1644-м, по требованию радикальных пуритан эти игры были шведскими властями запрещены, но через два десятилетия возродились и проводились на протяжении еще шестидесяти лет.
Англичанин Джилберт Вест (1703−1756 гг.) свою докторскую диссертацию посвятил изучению истории древнегреческих Олимпийских игр, призывал к их возрождению и довольно всесторонне развивал идеи олимпизма [4].
Во второй половине XVIII века шведский граф Фредерик Богислаус Шверин предложил план развития спорта в Швеции, которому должно было содействовать строительство во всех провинциях этой страны спортивных площадок и проведение на них соревнований и других спортивных мероприятий. При этом граф Шверин предполагал, что если такая система просуществует достаточно долго, то в каждой шведской провинции появится место общественного собрания для празднования с большим размахом Олимпийских игр [27].
Попытки возрождения спортивных соревнований в духе античных Олимпийских игр предпринимались в XVIII веке не только в Европе, но и в Северной Америке. К примеру, в США конгрессмен У Драйтон в 1779 году предложил провести спортивный праздник в честь Дня независимости, ссылаясь при этом на древнегреческие Олимпийские игры. А его противник
— конгрессмен Г. Лоуренс — в ответ на такие призывы утверждал, что «Олимпийские игры и другие глупости привели греков к упадку» [4].
Примерно в тот же период XVIII века в Канаде — в Монреале — проводились спортивные праздники, проходившие под названием «Олимпийский фестиваль»
В исторической литературе высказывается мнение и о том, что идею возобновления Олимпийский игр одним из первых высказал в 1793 году немецкий педагог Иоганн Кристоф Фридрих Гутс-Мутс — теоретик и практик в сфере физического воспитания, обративший внимание современников на проводившиеся в Древней Греции античные Олимпийские игры [5].
.В первой половине XIX века одним из очагов деятельности по внедрению двигательной активности и спорта в учебно-воспитательный процесс стала семинария Рондо во Франции, расположенная недалеко от Гренобля. Монахи, преподававшие в этой семинарии, считали спорт одним из действенных средств духовного и физического воспитания семинаристов. А в начале 1831/1832 учебного года в семинарии Рондо ученики класса философии, увлеченные изучением истории Древней Греции (в том числе и такого ее наследия, как античные Олимпийские игры), предложили директору этого учебно-религиозного заведения проводить (в последний день февраля каждого високосного года) игры, подобные древнегреческим, — и получили как согласие на это, так и поддержку в организации игр [6].
29 февраля 1832 года в Рондо состоялись первые такие игры, подготовку и проведение которых осуществляли сами ученики семинарии, создавшие для этого спортивное общество и избравшие ответственных лиц. А курировавшие эту деятельность преподаватели семинарии помогли ее учащимся разработать «Олимпийский закон», направленный на увековечивание олимпийских праздников и определявший условия организации игр в Рондо и их правила. К тому же небезынтересно, что проводимые в Рондо игры рассматривались их инициаторами и организаторами как мероприятие, способствующее возрождению культуры Древней Греции [5].
Первые игры в Рондо (1832 г.) состоялись под наименованием «Олимпийское шествие в память об играх, которые отмечались в Олимпии каждые четыре года», а вторые (1836 г.) и последующие — уже под названием «Олимпийские игры» [6].
В программу первых игр в Рондо входили различные соревнования, в том числе бег, стрельба из карабина, бег в мешках, командные игры с мячами и др. Причем власти Гренобля предоставили семинаристам территорию для проведения таких состязаний.
В дальнейшем программа игр в Рондо расширялась и совершенствовалась- в нее дополнительно были включены такие соревновательные дисциплины, как метание диска, прыжки с шестом, фехтование на саблях и некоторые другие виды состязаний.
Кроме спортивных соревнований, на играх в Рондо проводились среди семинаристов и конкурсы поэзии, в которых особое внимание уделялось прославлению Олимпийских игр. Также стоит отметить, что на играх в Рондо значительная роль отводилась ритуалам представления команд, участвующих в соревнованиях, и награждения их победителей олимпийскими медалями. В этих ритуалах организаторы игр стремились верность древнегреческим традициям
сочетать с различными современными нововведениями [5]. Характерно, что, несмотря на смену поколений и политические потрясения во Франции тех лет, в семинарии Рондо удалось сохранить энтузиазм учащихся, их преподавателей и руководителей этого учебного заведения, сберегать и развивать олимпийские традиции. О духе независимости и свободы, царившем в семинарии, красноречиво свидетельствуют, например, воспоминания одного из ее воспитанников
— Анри Руссе, который в своем труде «Олимпийские игры в Рондо (1832−1894)» описал их историю и развитие, подтверждая не только приверженность участников этих игр идеалам олимпизма, но и тесную связь игр в Рондо с политической и религиозной жизнью во Франции, и стремление учащихся и педагогов семинарии к созданию в ней атмосферы нравственности, свободы, творчества, самостоятельности и здорового соперничества [6].
.В Швеции учитель гимнастики и фехтования Густав Йохан Шартау основал в Хельсинборге (городе на юге этой страны) «Олимпийскую ассоциацию», сумел заинтересовать ее деятельностью многих известных людей того региона (в том числе владельцев газет) и высказал идею проведения Олимпийских игр, подобных древнегреческим, в Рамлёсе — курорте, расположенном неподалеку Хельсингборга. 28 июня 1834 г. Г. Й. Шартау в статье, опубликованной в одной из шведских газет, призывал: «Олимпийские игры за много веков канули в неизвестность, но мы надеемся, что в один из дней сильные сыны Скандинавские смогут провести игры в обновленный форме и принять в них участие» [5].
Игры в Рамлёсе были проведены дважды: в 1834 и 1836 годах. Программа этих игр включала конные соревнования, ряд легкоатлетических дисциплин (бег на короткие и длинные дистанции, прыжки в высоту, прыжки с шестом), борьбу, гимнастику (упражнения на координацию и равновесие) и скалолазание. Шартау, особо учитывая высокую популярность конных соревнований в том регионе южной Швеции, очень надеялся, что в них будут участвовать военные из находившихся там кавалеристских полков. Но, как отмечает А. Сван в своем вышедшем в свет в 1984 году труде «Олимпийские игры в Рамлёсе в 1834 и 1836 гг.» (27), офицеры не пожелали соревноваться с конюхами и кузнецами. Тем не менее, хотя количество участников состязаний на играх в Рамлёсе (большинство соревнований — не только в конном спорте — проводились на ипподроме) было невелико, но за ними наблюдали несколько тысяч зрителей, да и газеты проявили к этим играм большой интерес. Память о тех далеких событиях сохранилась и в наше время в Рамлёсе в некоторых «спортивных» названиях: «район Олимпиад», «улица гонок», «улица учителя фехтования» и т. д.
.В истории попыток возрождения в XIX веке античных Олимпийских игр в современных условиях весьма заметное место занимает Уильям Пенни Брукс
— уроженец Мач Венлока (городка в Великобритании — в графстве Шропшир в Уэльсе). Он родился в
32 012
ц
1809 году в семье врача, а медицинское образование получил, обучаясь в Англии (в Лондоне), Франции (в Париже) и Италии (в Падуе). В 1830 году УП. Брукс вернулся в Мач Венлок, где не только занялся врачебной практикой, приняв ее после смерти своего отца, но и завоевал популярность и авторитет в том городке и окрестных районах, принимая активное участие в разработке и реализации различных проектов — например, по строительству дороги и здания хлебной биржи, введению в Мач Венлоке газового освещения, созданию классов по изучению музыки и спортивных секций [25].
Уильям Пенни Брукс в 1841 году основал Венлок-ское сельскохозяйственное общество чтения. В его структуре в 1850-м был образован спортивный класс, который затем выделился в самостоятельное Олимпийское общество Венлока. К созданию этого общества Брукс подошел, имея к тому времени конкретные планы, базировавшиеся на его устоявшихся четких взглядах.
Игры в Мач Венлоке, население которого составляло около трех тысяч человек, планировались как ежегодные, а впервые они были проведены под руководством УП. Брукса 22 октября 1850-го — и включали соревнования в таких видах спорта, как футбол и крикет, легкоатлетические дисциплины — бег на различные дистанции, прыжки в высоту и прыжки в длину, а также метание колец, толкание камня и другие состязания. В программе этих игр соревнования, организованные по древнегреческим образцам, соседствовали с грубыми народными играми и спортом той патриархальной простоты, которые были характерны для «веселой Англии» в ее викторианскую эпоху [5].
Программа игр, проводившихся в Мач Венлоке, неоднократно обновлялась. Она стала включать, например, и такие классические (по образцам Древней Греции) виды соревнований, как метание копья и пентатлон (пятиборье), и различные народные состязания, в том числе такие экзотические, как бег с тачками (при этом у соревнующихся были завязаны глаза), рыцарские турниры на лошадях (всадники были одеты в средневековые костюмы) и даже поросячьи бега. Однако в дальнейшем программа этих Игр стала все более приближаться к той, которая была характерна для античных Олимпийских игр в Древней Греции,
— и в Мач Венлоке, помимо спортивных соревнований, стали проводиться и поэтические конкурсы. К тому же организаторы Венлокских олимпийских игр позаимствовали ряд ритуалов и церемоний из истории античных Олимпийских игр: победителей соревнований в Мач Венлоке увенчали лавровыми венками, а также награждали медалями [15].
Венлокские игры, организуемые и руководимые Уильямом Пенни Бруксом, достигли наивысшей популярности в 60-е — 70-е годы XIX века: в них участвовали спортсмены не только из Мач Венлока и его окрестностей, но и из разных мест, изрядно отдаленных от графства Шропшир, а за соревнованиями игр наблюдали по четыре-пять тысяч зрителей.
В своей деятельности, направленной на возрожде-
ние Олимпийских игр, УП. Брукс не ограничивался самим Мач Венлоком, графством Шропшир и даже пределами Англии, а интересовался и развитием спорта в других странах, особенно — в Греции [5]. В частности, в 1859 году Олимпийское общество Венлока выделило денежные средства, предназначавшиеся для награждения победителей «Панэллинской Олимпиады» — игр в столице Греции Афинах, периодически проходивших там при поддержке Евангелиса Цаппаса (подробнее эти игры будут освещены в этой статье несколько ниже. — Авт.). Наряду с тем, Уильям Пенни Брукс, пропагандировавший идеи возрождения Олимпийских игр, установил переписку с греческими энтузиастами спортивного и олимпийского движения, в том числе и с поверенным в делах Греции в Лондоне Д. Геннадиусом, неоднократно обсуждая с ним различные вопросы, связанные с идеей возрождения в Греции Олимпийских игр, причем именно как международного мероприятия.
О том, как греческие сторонники этого возрождения позитивно воспринимали активную и целеустремленную деятельность УП. Брукса в данной сфере, может свидетельствовать, к примеру, цитата из одного из адресованных ему писем Д. Геннадиуса, написанного в 1883 году: «Как грек я чувствую себя в долгу перед Вами за ваши усилия по претворению в жизнь возрождения Олимпийских игр» [25]. Столь же тепло отзывалась о деятельности УП. Брукса и тогдашняя греческая пресса. Так, в одном из номеров газеты «Клио» (в июне 1881 года) сообщалось, что «доктор Брукс, восторженный поклонник эллинской культуры, призывает к организации Международного олимпийского фестиваля в Афинах» [5].
В Великобритании Ливерпульское олимпийское общество провело в 1862 году в этом английском городе первый Олимпийский фестиваль, который затем проходил в Ливерпуле еще несколько раз [26].
А в 1865 году была создана Национальная олимпийская ассоциация Англии, проведшая в 1866-м первые Олимпийские игры (Олимпийский фестиваль) в Лондоне, а затем вторые — в Бирмингеме (1867 г.) и третьи — в Веллингтоне (1868 г.). В те годы Уильям Пенни Брукс сделал немало, чтобы идеи, которые были положены им в основу Венлокских олимпийских игр, реализовывались в Великобритании в общенациональном масштабе. И это в значительной мере удалось воплотить в жизнь, а в программу первого Олимпийского фестиваля в Лондоне (1866 г.) входили соревнования по бегу, плаванию, гимнастике, крикету и ряду других видов спорта. Брукс, выступая при вручении призов победителям этих игр, особое внимание уделил в своей речи тому, насколько национальная мощь зависит от развития спорта и физического воспитания населения [6]. Примечательно, что когда после шестилетнего перерыва, прошедшего в Англии вслед за третьими Олимпийскими играми (состоявшимися в 1868 году), организовывались четвертые (в 1874-м), то местом для их проведения был избран Мач Венлок.
В 1877 году в той же стране состоялись пятые игры (в Шрусбери), а в 1883-м (в Хедли Шропшире)
— шестые, ставшие последними, проведенными Национальной олимпийской ассоциацией Англии.
В 1873 году в Морпете (Англия) состоялись первые Морпетские олимпийские игры, которые в дальнейшем проходили довольно регулярно и перестали проводиться только в 1958 году.
Хотя интенсивное развитие различных видов спорта в Великобритании во второй половине XIX века, в купе с созданием в этой стране многочисленных спортклубов и проведением всевозможных турниров, привело к некоторому снижению популярности Вен-локских олимпийских игр и к уменьшению количества их участников, но, тем не менее, эти игры оставались значимым событием для жителей Мач Венлока и соседних с ним территорий [5]. Следует отметить и то, что УП. Брукс популяризировал Венлокские олимпийские игры как составную часть национальной английской системы физического воспитания, нацеленной на формирование здоровой нации.
В 1890 году почетным гостем Венлокских игр был барон Пьер де Кубертен, посетивший мероприятие по приглашению основателя этих игр Уильяма Пенни Брукса. Свои впечатления Кубертен изложил в опубликованной в газете «Ле Ревю Атлантик» восторженной по тональности статье «Олимпийские игры в Мач Венлоке: страница в истории спорта». О том, какое значение придал увиденному в Мач Венлоке П. де Кубертен (вообще-то, как известно, не очень стремившийся подчеркивать роль других людей в возрождении Олимпийских игр, представляя эту идею, в основном, как свою собственную), наглядно свидетельствует цитата из упомянутой его статьи: «. тот факт, что Олимпийские игры, которые современная Греция до сих пор не в состоянии возродить, выжили в наше время, — заслуга не греков, а доктора УП. Брукса. Именно ему мы обязаны их историческому открытию 40 лет назад, и именно он в свои 82 года, но все еще искрометный и неистовый, продолжает организовывать и вдохновлять их. Все это окутано вуалью поэзии и ароматом античности» [11, 25].
Такая высокая оценка деятельности Брукса во многом объяснялась не только фактом регулярного проведения Венлокских олимпийских игр, но и тем, что их идеология, заложенная учредителем этих игр, совпадала со взглядами самого Кубертена на проблемы возрождения Олимпийских игр. И характерно, что Кубертен в своей дальнейшей деятельности использовал опыт организованных Бруксом Венлокских игр, а также обратился к нему за поддержкой в период подготовки к учредительному Олимпийскому конгрессу в Париже (в 1894 году). Приведем здесь цитату из ответного письма У П. Брукса П. де Кубертену: «Это была моя столь долго взлелеиваемая идея относительно того, чтобы сделать Грецию центром, но планы вашего Конгресса охватить все страны действительно превосходны. Однако это следует выполнить без малейшего промедления, так как, опираясь на свой опыт, я могу утверждать, что достигнутый успех следует закреплять быстрыми решительными действиями на волне энтузиазма. Хотел бы я быть моложе
и сильнее, чтобы быть свидетелем энтузиазма этого Конгресса, слушать проникновенные выступления в защиту его устремлений» [25].
К сожалению, преклонный возраст и состояние здоровья не позволили УП. Бруксу принять участие в парижском учредительном Олимпийском конгрессе 1894 года, а в конце 1895-го он скончался.
В 1950 году были проведены торжества в связи со 100-летним юбилеем первых Венлокских олимпийских игр. В 1977-м возобновилась деятельность Олимпийского общества Венлока, в свое время основанного Бруксом, а в наше время координирующего деятельность спортклубов спортивных секций, проводящего соревнования по различным видам спорта и организующего фестивали искусств (в которых участвуют поэты, музыканты и писатели).
Дэвид Янг, американский историк, изучавший деятельность и роль различных людей в возрождении Олимпийских игр, в своем изданном в 1987 году исследовании, озаглавленном «Начала современных Олимпийских игр: новая версия», утверждал, что идея их возрождения по древнегреческому образцу и проведения таких Игр в Афинах раз в четыре года как крупного международного мероприятия принадлежит не Кубертену, а англичанину Бруксу, высказавшему эту идею осенью 1880 года и предпринявшему меры для ее реализации [28].
А в 1994 году, когда отмечался 100-летний юбилей официального возрождения Олимпийских игр (учредительного конгресса-1894 в Париже), тогдашний президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч возложил венок на могилу Уильяма Пенни Брукса и при этом, обращаясь к представителям прессы из разных стран, освещавшим упомянутые события, сказал: «Я пришел отдать дань восхищения и уважения доктору Бруксу, который был подлинным основателем современных Олимпийских игр» [5].
. Истории последней четверти XIX века известны еще несколько осуществленных в разных странах Европы и Северной Америки попыток проведения мероприятий под названием «Олимпийские игры», основанных на древнегреческом культурном наследии. К примеру, в 1880 году в Паличе (тогда этот город находился на территории Австро-Венгерской империи) состоялись Олимпийские игры, проводившиеся там затем еще несколько раз — вплоть до 1914 года, когда началась Первая мировая война.
Аналогичной направленности мероприятия проводились и в баварской столице — Мюнхене, где программа спортивных соревнований включала легкоатлетические дисциплины (бег и метания), конные скачки, а также различные народные забавы и игры.
А в США — в Сан-Франциско — в 1893 году состоялись соревнования, проходившие под названием «Возрожденные греко-римские игры».
. Особо стоит остановиться на тех попытках возрождения Олимпийских игр, которые в XIX веке предпринимались в Греции — стране, являющейся родиной античных Олимпийских игр.
32 012
ц
Усиление интереса к истории древнегреческих Олимпийских игр и связанные с этим идеи их возрождения в современных условиях не обошли стороной общество Греции, территории которой, завоеванные турками, входили в Османскую империю.
В этой связи уместно упомянуть, что в вышедшем в свет в Афинах в 1997 году двухтомном фундаментальном историческом труде «Greek Athletics», который был создан коллективом греческих специалистов и издан Министерством культуры и Генеральным секретариатом спорта этой страны, показано, что ни во времена Византийской империи, ни тогда, когда Греция находилась под властью Османской империи, не угасал интерес греков к такой части их истории и культуры, как античные Олимпийские игры [19].
Но, хотя в XVI, XVII веках и в значительной части XVIII века в различных местностях, населенных греками, спортивные соревнования, в чем-то подобные древнегреческим атлетическим состязаниям, проводились, но они были локальными и не назывались Олимпийскими играми [5].
А когда в конце XVIII века, в 1797 году, пала Венецианская республика, население ряда греческих островов в Ионическом море оказалось под влиянием событий Французской революции. В частности, на острове Кефалония был сформирован институт греческих якобинцев, одной из инициатив которых стала идея возрождения Олимпийских игр, проводимых в честь античных богов. И такие игры проводились там в 1807—1814 годах и назывались «Grix Olympiasiques». А в 1829-м игры, подобные Олимпийским, состоялись в Мегаре — в военном лагере, а в программу тех соревнований входили бег, прыжки и стрельба [18].
Идеи возрождения Олимпийских игр заметно активизировались после греческой революции (1821 год) и последующего обретения Грецией независимости с провозглашением самостоятельного государства (1832 год). Так, греческий журналист Пананотис Сутсос в 1833—1842 годы не раз поднимал перед правительством Греции вопрос о том, чтобы объявить 25 марта праздничным днем и днем проведения Олимпийских игр. В тот же период в этой стране проводились и соревнования, подобные Олимпийским играм, в том числе в Афинах — в 1835 г. и в Пиргосе — в 1838 г. [5, 19].
Но проведение в Греции масштабных игр общенационального характера с помощью правительства стало возможным лишь тогда, когда к этому подключился богатый греческий землевладелец Евангелис Цаппас. который, хотя и жил в то время в Румынии, но был патриотом Греции. Цаппас направил письмо греческому королю Оттону I, предложив ему возродить Олимпийские игры, являющиеся важной частью национальной истории и культуры. А когда король Оттон I отнесся к такой идее скептически, Евангелис Цаппас создал -на собственные финансовые средства — фонд для проведения возрождаемых Олимпийских игр и построил для этих целей в Афинах большой спортивный зал.
В конце концов благодаря меценатской поддержке со стороны Цаппаса и его усилиям в 1859 году в гре-
ческой столице состоялись первые игры, названные Панэллинской Олимпиадой [21]. В программу этих игр, победителей которых увенчивал оливковыми венками и награждал денежными призами король Оттон I, входили бег на один стадий и на два стадия (длины дистанций, принятые на древнегреческих Олимпийских играх), прыжки, метание диска, метание копья (на дальность и в цель), конные соревнования, борьба, лазание по канату, командные состязания по перетягиванию каната. В этих играх участвовали не только спортсмены, проживавшие на территории самой Греции, но и греки, жившие на Кипре, в Египте и в Малой Азии.
Успешное проведение первой Панэллинской Олимпиады побудило Евангелиса Цаппаса к появлению новой идеи — сделать эти игры регулярными и международными, что должно было бы содействовать единению народов различных европейских стран.
Такие игры предполагалось провести в 1863 году, однако они не состоялись из-за кончины короля Греции Оттона I. А в 1865-м умер Цаппас. Но его идеи не погибли — и учрежденные им игры проходили и после смерти их основателя — несколько раз (в 1870, 1875, 1877 и 1889 годах). В программу этих игр, помимо уже упоминавшихся дисциплин, были включены также соревнования в прыжках с шестом, прыжках в высоту с разбега, тройном прыжке, лазании по шесту, метанию камней, подниманию тяжестей (двумя руками и одной рукой), гимнастическим упражнениям на параллельных брусьях и другие состязания [21].
Греческие специалисты [19, 22] и в наше время считают, что далеко не в полной мере оценено влияние, оказанное на возрождение олимпизма и Олимпийских игр такими видными греческими деятелями, как Евангелис Цаппас, Пананотис Сутсос, Димитриос Викелас, Иоанис Фокианос.
. Завершающим этапом на долгом пятивековом пути олимпийского возрождения стала активная и плодотворная многогранная деятельность французского просветителя, историка, литератора, педагога, социолога, гуманиста Пьера де Кубертена [2, 3] и его единомышленников, сторонников и соратников -французов Жюля Симона и Анри Мартина Дидона, американца Уильяма Слоэна, россиянина Алексея Бутовского, чеха Иржи Гута-Ярковского, шведа Виктора Балька и других [20, 23, 24].
Поскольку «кубертеновский» период подготовки к возрождению Олимпийских игр и практическая реализация намеченных Пьером де Кубертеном планов достаточно подробно описаны в специальной исторической литературе, мы отметим здесь только основные события — вехи на этом этапе.
Как отмечал сам Пьер де Кубертен [1, 13], кампания, направленная на возрождение Олимпийских игр, началась 30 августа 1887 года, когда была опубликована его статья, обращавшая внимание французов на необходимость более разносторонней физической подготовки и сообщавшая о создании Лиги физического воспитания.
В 1888 году вышла в свет книга Кубертена «Воспитание в Англии», а в 1889-м — еще один его труд
«Английское воспитание во Франции». В этих книгах их автор делился своими замыслами [5].
Основные же принципы, лежащие в основе идеи возрождения Олимпийских игр и олимпийского движения, были изложены Кубертеном1 июля 1888 года на заседании созданного в Министерстве образования Франции комитета по внедрению физических упражнений. А после того, как в 1889 году Кубертен побывал на руинах античной Олимпии, где когда-то проводились древнегреческие Олимпийские игры, его стремление к их возрождению еще более усилилось [1, 13].
Кубертен был убежден в том, что Олимпийские игры в современных условиях должны проводиться как масштабные мероприятия международного характера, а потому он стремился привлечь к решению этой глобальной задачи видных общественных и спортивных деятелей из различных стран разных континентов, для чего в 1889—1890 годах вел переписку с такими людьми, совершил визиты в Великобританию и США, а кроме того, в 1890-м провел во французской столице международный конгресс соответствующей направленности.
Пьера де Кубертена избрали генеральным секретарем созданного Союза спортивных обществ Франции. А на ассамблее этой организации, проходившей в Париже в 1892 году, в ходе дискуссии о спорте Кубертен сделал доклад «Физические упражнения в современном мире», в котором впервые публично прозвучало предложение возродить Олимпийские игры в современных условиях.
Для практической реализации этих идей Кубертен предложил созвать в 1894 году в Париже международный конгресс, на котором предполагалось подготовить проведение Олимпийских игр и определить понятие любительства в спорте [4, 5].
За несколько месяцев до этого учредительного конгресса, в январе 1894 года, Кубертен разослал в разные страны различным адресатам циркулярное письмо, в котором, в частности, подчеркивал: «Прежде всего, нам необходимо сохранить в спорте принципы благородства и рыцарства, царившие в нем прежде, с тем, чтобы он продолжал играть важную роль в воспитании людей нашего времени, как это было в Древней Греции. Несовершенство человеческой природы всегда стремилось превратить олимпийского спортсмена в оплачиваемого гладиатора. Однако эти два подхода несовместимы. Нам следует выбирать. Реформа необходима, и нам следует обсудить ее, прежде чем принять. Существуют компромиссы и противоречия в любительских правилах, которые предстоит рассмотреть этому конгрессу. И последний вопрос повестки дня: просьба санкционировать, если не реализовать, хотя бы подготовку международного соглашения по возрождению Олимпийских игр в современных условиях, чтобы каждые четыре года представители спорта всего мира собирались вместе и чтобы дух международной вежливости был достигнут благодаря рыцарским и мирным поединкам» [16].
После уже упоминавшейся ассамблеи Союза
спортивных обществ Франции (1892 г.) Пьер де Ку-бертен твердо убедился в том, что развивать олимпийский спорт необходимо в международном, а не национальном масштабе [23].
Кубертен активно развернул деятельность, направленную на вовлечение в работу предстоявшего учредительного конгресса как можно большего количества различных спортивных организаций. В приглашениях на этот конгресс Кубертен писал: «Возрождение Олимпийских игр на принципах и условиях, которые соответствовали бы запросам современного общества, сделает возможной встречу представителей всех народов мира каждые четыре года. Мы надеемся, что эти миролюбивые и благородные состязания будут лучшим выражением духа интернационализма» [12].
Кубертен в своей деятельности по возрождению Олимпийских игр в современных условиях во многом заимствовал то, что было почерпнуто им из истории древнегреческих Олимпийских игр, их организации и проведения. К этим традиционным элементам он добавил те, которые, как считал Кубертен, нужны были для того, чтобы удовлетворить надежды современного человечества, — и, прежде всего, придать этим Играм интернациональный характер, включить в их программу возможно большее количество видов спорта и утвердить принцип добровольного участия в Игр спортсменов-любителей [10].
Этот представительный форум — «Конгресс возрождения Олимпийских игр» — открылся 16 июня 1894 года в Париже — в большом зале университета Сорбонны в присутствии двух тысяч человек. В работе конгресса приняли участие 79 делегатов от 49 спортивных организаций 12 стран [13].
На конгрессе был сформирован Международный олимпийский комитет и принята Олимпийская хартия, в соответствии с которой на МОК возлагалось обеспечение регулярного проведения Олимпийских игр, забота о том, чтобы они были достойными их славной истории и высоких идеалов, поощрение роста числа организаций, способствующих проведению
Литература:
1. Кубертен П. де. Олимпийские мемуары /Пьер де Кубертен. — К.: Олимпийская литература, 1997. — 180 с.
2. Платонов В. Н., Гуськов С. И. Олимпийский спорт: в 2 кн. — Кн.1.
— К.: Олимпийская литература, 1994. — 494 с.
3. Платонов В. М. П'єр де Кубертен / В. М. Платонов //Президенти Міжнародного олімпійського комітету: Життя і діяльність. — К.: Олімпійська література, 2000. — С. 21−56.
4. Платонов В. Н. Возрождение Олимпийских игр / В. Н. Платонов // Энциклопедия олимпийского спорта: в 5 т. / под общ. ред. В. Н. Платонова. — Т. 1. — К.: Олимпийская литература, 2002. — С. 6476.
5. Платонов В. Н., Булатова М. М., Бубка С. Н. и др. Олимпийский спорт: в 2 т. / под общ. ред. В. Н. Платонова. — Т. 1. — К.: Олимпийская литература, 2009. — С. 176−255.
6. Arvin-Berod A. Los enfants L’Olympic (1796−1896) / A. Arvin -Berod. — Paris: Les editions du cerf, 1996. — P. 19−130.
7. Bearman C.J. The Ending of the Cotswold Games / C.J. Bearman // Trans. Bristol & amp- Gloucestershire Archaeol. Soc., 1996. C. XIV. — P. 131−141.
8. Burns F. Robert Dover’s Cotswold Olympic Games: The Use of term «Olympic» / F. Burns //Olympic Review. — April, 1985. — P. 230−236.
9. Burns F. Robert Dover’s Olympic Games / F. Burns. — Chipping Campden, England: Clouds Hill Printers, 2000. — 35 p.
32 012
Ц
соревнований спортсменов-любителей, руководство любительским спортивным движением и содействие укреплению дружбы между спортсменами.
Пьер де Кубертен подготовил и предложил делегатам учредительного конгресса состав членов Международного олимпийского комитета. При этом Кубертен, дабы подчеркнуть значимость интернационального характера этой организации, на первое место в ее названии не случайно поставил слово «международный», а уже вслед за ним — «олимпийский» [14].
В первый состав Международного олимпийского комитета, сформированный на учредительном конгрессе 1894 года, вошли 15 человек: Димитриос Ви-келас (Греция), избранный президентом МОК- Пьер де Кубертен, которого избрали генеральным секретарем МОК- Эрнест Калло (Франция), Алексей Бутовский (Россия), Виктор Бальк (Швеция), Уильям Слоэн (США), Иржи Гут (Богемия — Австро-Венгрия), Ференц Кемени (Венгрия — Австро-Венгрия), Чарльз Херберт (Великобритания), Артур Эмпхилл (Великобритания), Хосе Бенхамин Субиадур (Аргентина), Фердинандо Луккези Палли (Италия), Риккардо Ан-дриа Карафа (Италия), Максим де Бузи (Бельгия), Леонард Кафф (Новая Зеландия) (5).
Наряду со всем этим, главным решением учредительного конгресса-1894 стало принятое на нем постановление о возрождении Олимпийских игр. Было утверждено место проведения Игр I Олимпиады 1896 года — столица Греции Афины — и определена программа этих Игр. Также делегаты конгресса приняли решение о том, что Игры II Олимпиады пройдут в 1900 году в Париже, а каждые последующие Игры — с четырехлетним интервалом в разных городах мира.
Так триумфально были возрождены и Олимпийские игры, и олимпийская идея, которая, как говорил Пьер де Кубертен на заключительном заседании учредительного конгресса 23 июня 1894 года, «подобно лучу всемогущего солнца, пронзила мглу веков, чтобы озарить преддверие XX века радостью и надеждой».
References:
1. Kuberten P. de. Olimpijskie memuary [Olympic memoirs], Kiev, Olympic Literature, 1997, 180 p.
2. Platonov V.N., Gus’kov S.I. Olimpijskij sport [Olympic sport], Kiev, Olympic Literature, 1994, — 494 p.
3. Platonov V.M. P’ier de Kuberten [Pier de Kuberten], Kiev, Olympic Literature, 2000, pp. 21−56.
4. Platonov V.N. Vozrozhdenie Olimpijskikh igr [Rebirth of Olympic games], Kiev, Olympic Literature, 2002, T.1., pp. 64−76.
5. Platonov V.N., Bulatova M.M., Bubka S.N. Olimpijskij sport [Olympic sport], Kiev, Olympic Literature, 2009, T.1., pp. 176−255.
6. Arvin-Berod A. Olympic games for children, Paris, 1996, pp. 19−130.
7. Bearman C.J. The Ending of the Cotswold Games, Trans. Bristol & amp- Gloucestershire Archaeol. Soc., 1996, vol. 14, pp. 131−141.
8. Burns F. Robert Dover’s Cotswold Olympic Games: The Use of term «Olympic», Olympic Review, April, 1985, pp. 230−236.
9. Burns F. Robert Dover’s Olympic Games, Chipping Campden, England, Clouds Hill Printers, 2000, 35 p.
10. Coubertin P de. Restoration of Olympic games [Revue de Paris], 1894, 15 June, pp. 170−184.
11. Coubertin P. Olympic games in Munch Wenlock [Les Jeux Olympiques a Much Wenlock], Athletic review, 1890, vol. 12, pp. 705−713.
10. Coubertin P. de. Le retablissement des Jeux Olympiques/ P. de Coubertin // Revue de Paris. — 1894. — 15 juin. — P. 170−184.
11. Coubertin P. Les Jeux Olympiques a Much Wenlock / P. Coubertin // Revue Athletique. — 1890. — N12. — P. 705−713.
12. Coubertin P. de. Olympism: Selected Writings / P. de Coubertin- ed. N. Muller. — Lausanne: IOK, 2000. — 8б4 p.
13. Coubertin P. Memorias Olympicas / P. Coubertin. — Lausanne: Comite Olimpico International, 1979. — 142 p.
14. Coubertin P. Speech before the Parnassus Society / P. Coubertin. -Athens, 1894.
15. Furbank M., Cromatry H., McDonald G. William Penny Brookes and the Olympic Connection / M. Furbank, H. Cromatry, G. McDonald. — Wenlock, Shropshire: Allsorts Colour Print, 199б. — 15 p.
16. Gorissen H. 100 Jahre Olympische Spiele der Newzeit / H. Gorissen // Verlag fur Sports und Kultur. — 1990. — S. 14−17.
17. Graham P. The modern Olympics / P. Graham, H. Ueberhorst. -N. -Y.: Leisure Press, 197б. — 254 p.
18. Gray W. Devotion to worm? German-American loyalty on the issue of participation in the 193б Olympic Games / W. Gray, R. Barney // Journ. Sport History. — 1990. — Vol. 17, N.2. — P. 214−231.
19. Greek Athletics // Historical review. — Athens: Ministry of Culture- General Secretariat for Sports, 1997. — 532 p.
20. Hoffmane S. La carriere du Pere Didon, Dominicaain (1840−1900) /
S. Hoffmane // These de Doctorat d’etaiesletteres presentee devant l’universite de Paris IV. — Sorbonne, 1985. — Vol. I, II.
21. Joachim K. The Olympian Games at Athens in the Year 1877 / K. Jachin // J. Olympic History (formerly Citius, Altius, Fortius). -1997. — Vol. 5, N.3. — P. 2б-34.
22. Kardasis V. The Olympic Games in Athens, 189б-190б / Vassilis Kardasis. — Alimos, Greece: Ephhesus Publishing, 200б. — 292 p.
23. Lucas J. Baron Pierre de Coubertin and the formative years of the modern International Olympic movement 188З-189б / J. Lucas // Ann. Arbour. Mich. — 1987. — 222 p.
24. MacAllon J. This great symbol: Pierre de Coubertin and the origins of the modern Olympic games / J. MacAllon. — Chicago: University Press, 1984. — 359 p.
25. Mullins S. William Penny Brookes and the Wenlock Games / S. Mullins.
— Birmingham: Birmingham Olympic Association. — 1992. — 3б p.
26. Ruhl J.K. Olympic Games in 19th century England with special consideration of the Liverpool Olympics / J.K. Ruhl, A. Keuser // Contemporary Studies in the National Olympic Games Movement / Roland Naul (Ed.). — Frankfurt / Main, 1997. — P. 55−91.
27. Svahn A. The Olympic Games at Ramlosa in 1934 and 193б / A. Svahn // Olympic Review. — 1984. — October. — N. 204. — P. 752 758.
28. Young D.C. The Origins of the Modern Olympics: A New Version / D.C. Young // Intern. J. History of Sport. — London. December 1987.
— Vol. 4. N3. — P. 271−300.
Информация об авторе: Бубка Сергей Назарович
vkashuba@list. ru Национальный университет физического воспитания и спорта Украины Ул. Физкультуры 1, г. Киев-150, 01б80, Украина. Рекомендовано к печати: Кашуба В. А., д.н. ФВиС, проф.
Поступила в редакцию 06. 12. 2011 г.
12. Coubertin P. de., N. Muller. Olympism: Selected Writings, Lausanne, IOK, 2000, 864 p.
13. Coubertin P Memorias Olympicas, Lausanne, Comite Olimpico International, 1979, 142 p.
14. Coubertin P. Speech before the Parnassus Society, Athens, 1894.
15. Furbank M., Cromatry H., McDonald G. William Penny Brookes and the Olympic Connection, Wenlock, Shropshire, Allsorts Colour Print, 1996, 15 p.
16. Gorissen H. 100 Years of Olympic Games [100 Jahre Olympische Spiele der Newzeit], Culture and sport Publ., 1990, pp. 14−17.
17. Graham P, Ueberhorst H. The modern Olympics, N. -Y., Leisure Press, 1976, 254 p.
18. Gray W., Barney R. Devotion to worm? German-American loyalty on the issue of participation in the 1936 Olympic Games, Journal Sport History, 1990, vol. 17(2), pp. 214−231.
19. Greek Athletics, Historical review, Athens, Ministry of Culture, General Secretariat for Sports, 1997, 532 p.
20. Hoffmane S. A Career of father Didon, Dominican (1840−1900), PhD thesis presented at the University of Paris IV [These de Doctorat d’etaiesletteres presentee devant l’universite de Paris IV], Sorbonne, 1985, vol. I, II.
21. Joachim K. The Olympian Games at Athens in the Year 1877, Olympic History (formerly Citius, Altius, Fortius), 1997, vol. 5(3), pp. 26−34.
22. Kardasis V. The Olympic Games in Athens, 1896−1906, Alimos, Greece, Ephhesus Publishing, 2006, 292 p.
23. Lucas J. Baron Pierre de Coubertin and the formative years of the modern International Olympic movement 1883−1896, Ann. Arbour. Mich., Michigan, 1987, 222 p.
24. MacAllon J. This great symbol: Pierre de Coubertin and the origins of the modern Olympic games, Chicago, University Press, 1984, 359 p.
25. Mullins S. William Penny Brookes and the Wenlock Games, Birmingham, Birmingham Olympic Association, 1992, 36 p.
26. Ruhl J.K., Roland Naul. Olympic Games in 19 th century England with special consideration of the Liverpool Olympics, Contemporary Studies in the National Olympic Games Movement, Frankfurt, 1997, pp. 55−91.
27. Svahn A. The Olympic Games at Ramlosa in 1934 and 1936, Olympic Review, 1984, October, vol. 204, pp. 752−758.
28. Young D.C. The Origins of the Modern Olympics: A New Version, Intern. J. History of Sport, London, December 1987, vol. 4(3), pp. 271−300.
Information about the author: Bubka S.N. vkashuba@list. ru
National University of Physical Education and Sport of Ukraine Physical Education str. 1, Kiev-150, 1 680, Ukraine.
Came to edition 06. 12. 2011.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой