К вопросу о становлении и перспективах развития исторической географии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
УДК 913. 1/913. 8
В. С. Дементьев
К ВОПРОСУ О СТАНОВЛЕНИИ И ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ
В настоящее время в отечественной науке наблюдается рост интереса к исследованиям в рамках междисциплинарного исследовательского поля — исторической географии. Во многом это связано с началом реализации проекта «Историческая география России», инициированного комиссией исторической географии Русского географического общества несколько лет назад. Историческая география, несмотря на свою богатую историю, носит явные черты молодой научной дисциплины с соответствующими научными проблемами. Проблемы современной исторической географии связаны с неразработанностью её теории, неопределённостью объекта и предмета исследований. Тем не менее, историческая география имеет достаточно сложную внутреннюю структуру, фактически повторяющую структуру всей географической науки.
В статье рассмотрены некоторые теоретические аспекты становления исторической географии, её развития за рубежом и в России, а также затронуты вопросы современного состояния науки и дальнейшие перспективы её развития. Сейчас историческая география чаще рассматривается как вспомогательная историческая дисциплина. С учётом всё большего внимания к исторической географии со стороны учёных-географов, и роста контактов между историками и географами, предполагается, что в ближайшей перспективе историческая география должна получить статус самостоятельного научного направления. Это направление науки может сыграть весомую роль в дальнейшем развитии исторических и географических дисциплин.
Ключевые слова: историческая география, научное направление, история, география, структура науки.
Введение
Историческая география зародилась как смежная наука на стыке географии и истории. Она в ходе своего развития традиционно была тесно связана с топонимикой, этнографией, аграрной историей и рядом других научных дисциплин [13]. Сразу нужно обратить внимание на разницу между исторической географией и историей географии. История географии или история географических знаний делает акцент на изучении истории географических открытий, экспедиций и путешествий, а также истории географической мысли и географических представлений людей в различные исторические эпохи.
До недавнего времени историческая география не рассматривалась как самостоятельное научное направление. Большинство работ по исторической географии долгое время носило исключительно вспомогательный характер. В них в основном рассматривались частные вопросы, причём в большей степени по средневековой истории России. Не зря в середине прошлого века историк В. К. Яцунский подметил,
что ещё до Первой мировой войны историческая география носила репутацию «науки с весьма неопределённым содержанием» [42, с. 8].
Историческая география в то время считалась специальной исторической дисциплиной, изучающей влияние географической среды на развитие человеческого общества. Сам В. К. Яцунский давал такое определение этой отрасли знания: историческая география изучает «конкретную созданную обществом географию населения и хозяйства, а также и преображенную людьми географию природы, в условиях которой эти люди прошлого жили» [41]. При этом если в истории делается акцент на времени, то в географии — на пространстве.
Через четверть века историк В. В. Самаркин добавил, что историческая география базируется на материалах, предоставленных разными направлениями науки, в первую очередь историей, а затем и другими дисциплинами [29]. Историческая география как научное направление всегда была тесно связана с исторической демографией, экономической историей, статистикой, исторической картографией, топонимикой, экономикой и другими науками.
Одной из главных проблем современной исторической географии является неразработанность её собственной теории, методологии и методов исследований. Эта проблема прослеживается во многих направлениях молодой науки и тормозит её развитие. Историческая география, которая, по сути, повторяет всю современную структуру географии, не получила развитие в равной степени по разным своим направлениям.
Сейчас в рамках исторической географии как самостоятельной области научного знания принято выделять следующие главные направления: физическую географию, экономическую географию, географию населения, политическую географию и географию культуры [14]. Таким образом, историческая география, рассматриваемая ныне как интегральное научное направление, представляет целый комплекс общественно-социальных и естественных наук, которые пользуются самыми разными методами исследования.
Состояние изученности проблемы
Вопросам становления и развития исторической географии посвящён ряд работ, написанных как историками, так и географами. Обстоятельное описание зарождения исторической географии и её научных школ в зарубежной и отечественной науке даётся в трудах В. В Самаркина [29], Ф. С. Корандея [20], В. Н. Стрелецкого [32- 34], И. Г. Коноваловой [18- 19]. Не менее основательный обзор работ отечественных специалистов по исторической географии представлен в публикациях таких авторов, как М. В. Зайцев [14], Н. А. Курсков [22], О. С. Петрова [27]. В данной статье делается акцент на современном состоянии и перспективах развития исторической географии, что, однако, не может быть рассмотрено без знания истории зарождения и становления этой области знания, как в отечественной, так и зарубежной науке.
Развитие исторической географии за рубежом
Хотя первые упоминания о подходах в исторической географии появились в античную эпоху, формирование её как науки отмечается лишь в позднем средневековье. Именно тогда появился интерес к античной географии мира. Интерес к прошлому поднялся на новую высоту в эпоху Великих географических открытий. Благодаря
этим обстоятельствам историческая география зародилась по сути как историческая география античного мира. Первые её шаги были сделаны итальянским гуманистом XV в. Флавио Бьондо, фламандским географом XVI в. А. Ортелием, профессором Лейденского университета в XVII в. Ф. Клювером [32]. Их работы включали сведения о политической географии и топографии прошлого (границы государств и расселения племён, определение мест сражений, установление связей между древними и ныне существующими поселениями, и т. д.).
Данный подход оставался доминирующим на протяжении XVIII и XIX вв. В исторической географии в этот период стали привлекаться материалы из смежных дисциплин: антропологии, топонимики, истории географических представлений и открытий. Тем не менее, в основе исторической географии оставалась политическая география, хотя и дополненная сведениями из географии населения и этнической географии. Наиболее известным примером трудом этого рода является получившая популярность в конце XIX в., переведённая на многие (в т. ч. и русский) языки книга Э. Фримана «Историческая география Европы», посвящённая, в первую очередь, изменениям государственных границ [29].
Аналогично происходило развитие исторической географии западноевропейского средневековья. Зародившись в XVI-XVИ вв. (Валуа, Д'-Анвиль и др.), она вначале была ограничена топографическими задачами, акцентируя внимание на внутренних и внешних границах государств, локализации политических событий. Затем, на протяжении XIX и особенно XX вв., её содержание стало постепенно расширяться. После работ К. Кречмера, Г. Дэрби, Ю. Белоха, Г. Итса и др. авторов эта дисциплина приобрела свой сегодняшний облик со всеми особенностями, присущими современной исторической географии. Сейчас из её разделов наиболее активно развиваются историческая демография и хозяйственная география (вопросы сельскохозяйственного районирования, географии цен и др.) [29].
Вместе с тем, широкое распространение в зарубежной науке до ХХ в. получило понимание исторической географии как научного направления, изучающего различные аспекты взаимоотношения природы и населения в прошлые исторические периоды. Это неудивительно, т. к. идеи единой географии являются господствующими во многих странах. При этом изучение взаимосвязи природы и населения, не противоречащие материалистической науке, зачастую опиралось на идеалистические построения.
В XIX—XX вв. крупнейшие представители этого направления (немецкий географ Ф. Ратцель и основоположник французской школы «географии человека» Видаль де ла Блаш) несколько по-иному подходили к рассмотрению предмета науки, однако географический детерминизм составлял главное ядро их взглядов. Поэтому, несмотря на внешнее отличие их взглядов от воззрений просветителей XVIII в., их объединяло главное — признание предопределяющей роли географического фактора в развитии общества. В выполненных в этих традициях исследованиях были поставлены в прямую зависимость от природных условий как внешняя политика государств, так и развитие народонаселения (например, в работах английского демографа Т. Мальтуса) [29].
Ф. Ратцель, ставший основоположником и лидером немецкой антропологии, дал толчок в развитии исторической географии в Германии. Основанная им школа занималась вопросами влияния природных факторов на историю формирования и развития разных народов. В его работах также описывалось распространение региональных и локальных комплексов культуры по земной поверхности. Роль истори-
ческого фактора в формировании культуры рассматривалась в неразрывной связи с ландшафтными особенностями территорий, освоенных конкретными народами [32].
Позднее, в XX в. историческая география пополнилась новым разделом — экономической географией. Хозяйственная проблематика, в т. ч. вопросы развития сельского хозяйства и промышленности, торговых связей, экономическое районирование, стали занимать всё большее место в трудах историко-географов. Более того, эти вопросы иногда стали выдвигаться на передний план, подчиняя себе остальные направления исторической географии. В качестве примера такого исследования можно назвать книгу английского исследователя К. Смита «Историческая география Западной Европы до 1800 года» [48].
Большое многообразие в зарубежной науке аспектов исследования взаимоотношения природы и общества привело к чрезвычайно широкому толкованию задач исторической географии. Так, к примеру, А. Кларк обозначил в качестве задачи этой науки «любое изучение географии прошлого, или географических изменений во времени … независимо от того, будет ли это изучением культуры или физических или биологических условий и каким бы оно ни было ограниченным по теме или по площади» [45]. Также в число задач исторической географии было включено изучение «изменившихся» ландшафтов.
Английский учёный С. Т. Смит выделял три направления в исторической географии Великобритании и США: 1) изучение истории изменения ландшафта под воздействием человека на природу- 2) историческая география как наука, реконструирующая географию прошлого- 3) исследование географических изменений во времени [47].
Американский историко-географ К. Зауер, глава Берклийской школы, определил в качестве ключевой задачи географии изучение взаимозависимости всех живых существ на Земле. При этом человек в этой взаимозависимости, согласно его представлению, играет ведущую роль [46].
Целый ряд зарубежных историко-географов занимался изучением исследованием проблемы формирования культурных ландшафтов. Кроме работ К. Зауэра к этому направлению исследований следует отнести труды Х. Дарби — создателя британской историко-генетической школы. Р. А. Френч, будучи учеником Х. Дарби, занимался изучением исторической географии Восточной Европы, в частности СССР [13].
В современной зарубежной исторической географии широко используются как материалы, так и методы других, в т. ч. неисторических наук. Например, значительный эффект при изучении исторической географии (как политической, так и географии населения и хозяйства) дают топонимические сведения. Значительно расширился круг вопросов, в решении которых принимают участие достижения в области сравнительного языкознания и других лингвистических наук [29].
Также можно говорить о постепенном формировании собственно историко-географических методов исследования. Так, в британской исторической географии ныне широко используется метод «кросс-секций» (по сути, метод временных срезов), ставящий задачу реконструкции «географии прошлого» [21]. Примером исследования, выполненного в рамках данного подхода, может послужить «Историческая география Англии до 1800 г.» (1936) [43]. Кроме того, вместе с традиционным статическим «горизонтальным подходом» стал использоваться «вертикальный подход», ориентированный на описание эволюции региона. Так, к примеру, в книге «Новая
историческая география Англии» (1973) [44] в дополнение к синхронным временным срезам, привязанным к определённым датам, вводятся социально-географические характеристики, данные в диахронии, между двумя соседними кросс-секциями.
Современную зарубежную историческую географию характеризуют и другие позитивные сдвиги. Так, следует отметить заметный рост интереса к этому научному направлению в последние десятилетия. Стали регулярно собираться международные конгрессы и симпозиумы, выходить многочисленные сборники и журналы, посвя-щённые как исторической географии в целом, так и отдельным её разделам. Появилось больше исторических атласов и карт, имеющих проблемно-исследовательский характер. Работы по исторической географии стали характеризоваться применением новейших исследовательских методов — аэрофотосъёмки, используемой для выявления следов исчезнувших систем землепользования- подводной археологии с целью воссоздания топографии затонувших поселений. Однако в современной зарубежной науке до сих пор отсутствует чёткое и общепринятое представление о предмете и содержании исторической географии. Каждый автор, работающий в рамках этого направления, по-своему трактует предмет своего исследования.
Развитие исторической географии в России
В отечественной науке предмет и задачи исторической географии были впервые определены В. Н. Татищевым. По его мнению, «география историческая, или политическая, описывает пределы и положения, имя, границы, народы, переселение, строения или селения, правление, силу, довольствие и недостатки. И оная разделяется на древнюю, среднюю и новую, или настоящую». По мнению разных исследователей, формирование исторической географии как полноценного научного направления приобрела все признаки в работах историков и географов в ХУШ в. Именно В. Н. Татищева многие учёные считают основоположником отечественной исторической географии [11].
В том же веке М. В. Ломоносов предпринял попытку определить основные историко-географические проблемы. Среди таких проблем значились: история перемещения народов на территории Европейской части России, этногенез славян и происхождение Древней Руси [22]. По своим взглядам М. В. Ломоносов был близок к В. Н. Татищеву. Например, в труде «О слоях Земли» учёный упоминал о связи историографии и географии современности [1]. Но в целом для историографии ХУШ в. было характерно в большей степени накопление фактического материала, который дал толчок для развития исторической географии в XIX в.
В первой половине XIX в. историки рассматривали географическое пространство как политическое, т. е. как территорию владения и царствования. Соответственно, география выступала в качестве инструмента, необходимого для изучения политической истории. Обычно отечественные историки давали географический обзор, с помощью которого можно было представить историю формирования сетки административно-территориального деления, направления военных походов и т. д. В это время развитие исторической географии шло в тесной связи с теоретическими аспектами истории и других вспомогательных исторических дисциплин. Например, в некоторых работах того времени прослеживаются связующие звенья исторической географии с этнонимикой, топонимикой и др. Такое взаимодействие наук можно увидеть в трудах Н. Я. Бичурина, А. Х. Востокова и др. [22].
В середине XIX в., а именно в 1851 г., вышел первый том «История России с древнейших времён» под авторством С. М. Соловьёва, в котором было дано описание географических особенностей «Русской государственной области». В этой работе на передний план вышло изучение такого важного исторического процесса, как славянская колонизация Восточно-Европейской равнины [29].
Во второй половине XIX в. была предпринята попытка формулировки предмета исторической географии. Стала в большей степени прослеживаться связь между исторической географией и археологией, этнографией, лингвистикой и др. В этот период было введено в научный оборот большое число новых источников. Это позволило обозначить новые пути и направления историко-географических исследований. Н. П. Барсовым был составлен первый специализированный словарь-источник, который содержал список географических названий Русской земли К^ГУ вв., которые были упомянуты в различных исторических документах [2]. Им были определены границы древнерусских племён, а затем областей и княжеств. В дальнейшем Н. П. Барсов занимался изучением развития упомянутых в летописях местностей. Именно благодаря разработкам задач по исторической географии Н. П. Барсовым осуществлялась деятельность научно-исторического сообщества, объединённого Археологическими съездами, которые проходили в России во второй половине XIX — начале XX вв. Археология на тот момент сыграла весомую роль в развитии исторической географии.
В этот период появляется целая серия исследований по исторической географии различных регионов Древней Руси, Московского государства и Российской империи. К ним относятся работы Г. И. Перетятковича и Д. И. Багалея. И. Н. Болтин одним из первых русских историков поставил вопрос о роли климата и других географических факторов в истории. Историко-географическая проблематика заняла существенное место в работах И. К. Кирилова, В. В. Крестинина, П. И. Рычкова, М. Д. Чулкова и др., в географических словарях, в сочинении о прошлом Севера и Сибири С. П. Кра-шенникова, И. И. Лепехина, Г. Ф. Миллера и др. [14].
На рубеже XIX—XX вв. весомый вклад в развитие исторической географии внёс В. О. Ключевский. Он в своих трудах проанализировал сведения западно-европейских путешественников XV—XVI вв. о географии, растительном и животном мире, почвах, климате, городах и населении Московского государства. Преемником
B. О. Ключевского стал М. К. Любавский, впоследствии возглавивший национальную школу исторической географии [32].
В то же время в высших учебных заведениях России были введены самостоятельные учебные курсы по исторической географии. Один из них читал С. М. Се-редонин в Санкт-Петербургском археологическом институте [14]. Как считал
C. М. Середонин, задачей исторической географии является изучение проблем взаимоотношения человека и природы в прошлые исторические периоды [31]. В частности, он занимался изучением распространения славянских племён и других народов на территории Восточно-Европейской равнины.
К началу XX в. появились фундаментальные историко-демографические исследования и начались разработки проблем изменения физико-географических ландшафтов исторического прошлого. Изучались проблемы преимущественно исто-рико-колонизационного, историко-политического, историко-демографического, топонимического и этнонимического плана [14].
После 1917 г. историческая география на два десятилетия была изъята из высшей школы. Лишь на рубеже 1930−1940-х гг. учёные вновь заговорили о необходимости возрождения данного предмета. В дальнейшем, во многом благодаря деятельности В. К. Яцунского, историческая география начала выходить на новый уровень своего развития. Фактически В. К. Яцунский стоял у истоков советской исторической географии. В 1941 г. в свет вышла его статья «Предмет и задачи исторической географии» [40]. В. К. Яцунским была сформулирована и предложена структура исторической географии. Им было выделено четыре элемента содержания исторической географии: 1) историческая физическая география- 2) историческая экономическая география или историческая география хозяйства- 3) историческая география населения- 4) историческая политическая география [41]. Эта структура нашла отражение во многих справочных и учебных изданиях.
В 1950—1970 гг. историческая география продолжила своё развитие благодаря таким учёным, как С. В. Бахрушин, Б. А. Рыбаков, А. А. Преображенский, М. В. Витов и др. Многие работы были посвящены истории Российского государства в различные периоды. В них были рассмотрены административно-территориальное деление государства, исторические области, природные условия, население, ремесло и промыслы, пути сообщения и др. Особый вклад внёс в описание каждого из районов страны М. Н. Тихомиров. Так как историческая география вновь стала изучаться в качестве вспомогательной дисциплины во многих вузах, вышли многочисленные работы, учебные пособия, монографии (А. А. Муравьёв, В. З. Дробижев, В. В. Самаркин и др.).
В начале 1980-х гг. вышла в свет книга В. С. Жекулина «Историческая география: предмет и методы» [13], где автор дал описание некоторых методов истори-ко-географических исследований. Им были рассмотрены такие методы, как анали-тико-синтетический и сравнительно-исторический, метод ретроспективного анализа, статистический и др. При этом В. С. Жекулин фактически создал одно из наиболее популярных ныне направлений исторической географии — историческое ландшафтове-дение (историческая география ландшафтов), опираясь на собственные исследования территории средневековой Новгородской земли по разным временным срезам [12].
С тех пор повышенное внимание в отечественной науке уделяется историческому ландшафтоведению, особенно в контексте изучения культурных ландшафтов. В этой связи следует выделить научные труды А. Г. Исаченко и Г. А. Исаченко. В 1998 г. вышла в свет книга Г. А. Исаченко «Окно в Европу», в которой были рассмотрены вопросы исторической географии Карельского перешейка, и в ней также была затронута тема формирования и преобразования культурных ландшафтов [17]. А. Г. Исаченко заметил в 2011 г., что историческое ландшафтоведение может стать опорой для интеграции результатов исследований, способствовать созданию на основе историко-географического синтеза исторической географии цивилизаций [15].
В этой связи можно отметить, что у физико-географов традиционно преобладали взгляды на историческую географию как на науку, изучающую изменение природной среды в антропогене, когда появляются человек и человеческое общество. В таком понимании историческая география, по сути, мало отличается от одного из разделов палеогеографии [32].
В настоящее время научная составляющая исторической географии испытывает явный недостаток специалистов, соответственно ощущается недостаток исследований в данном направлении. Особенно мало специалистов, занимающихся исследованиями в рамках исторической социально-экономической географии [36].
С конца XX в. в России произошёл всплеск интереса к культурной географии. Данное направление сложилось задолго до этого на Западе и в советский период фактически не развивалось в нашей стране. Историческая география и культурная география во многом имеют общую обширную сферу взаимных интересов и взаимопересечения исследовательского поля [34]. Не случайно, что историко-географиче-ская проблематика оказалась в фокусе приоритетного внимания многих российских культур-географов, таких как С. Я. Сущий и А. Г. Дружинин [35], А. Г. Манаков [23], М. В. Рагулина [28], В. Н. Стрелецкий [33] и др.
Перспективы развития исторической географии
Историческая география является пограничной наукой и до сих пор рассматривается большинством историков в качестве вспомогательной специальной дисциплины. В российских университетах нет кафедр исторической географии [19]. Собственно, это неудивительно, т. к. не принято создавать кафедры для изучения вспомогательных дисциплин.
Тем не менее, интерес к исторической географии нарастает быстрыми темпами. В Институте российской истории РАН в 2009 г. был создан центр исторической географии и исторической картографии. Также существует Научный совет РАН по исторической демографии и исторической географии [19]. Проблемы развития исто-рико-географической дисциплины во многом связаны с тем, что среди историков и географов нет общепринятого определения предмета исторической географии, что, безусловно, размывает границы дисциплины и не способствует консолидации профессиональных усилий на этом направлении.
В последние годы всё большее внимание уделяется изучению с позиции исторической географии нематериальных феноменов, таких, как представления о географическом пространстве у разных народов, формирование этнических и территориальных идентичностей. Вследствие этого были проблематизированы такие ключевые понятия географии, такие как «регион», «территория» и «граница». Данные объекты стали рассматриваться как социальные и ментальные конструкты, которые были вызваны в жизни вполне определёнными общественными и политическими причинами, очень часто лежащими за пределами самого региона. В историко-географиче-ских исследованиях всё шире вводятся в оборот и новые термины для обозначения пространственных реалий с весьма специфическими, пограничными социокультурными характеристиками, например, «контактная зона» [18]. Как самостоятельное направление всё чаще заявляет о себе историческая политическая география [37−39].
Современная историческая география всё чаще обращается к созданию собственной концепции районирования территории. Самостоятельной целью целого ряда исследований становится разработка принципов и методов историко-географи-ческого районирования на разных иерархических уровнях [5- 7- 16- 26]. Проводятся работы по историко-географической периодизации и апробации метода временных срезов не только в историческом ландшафтоведении, но и в исторической географии населения [25].
На данный момент в исторической географии представлен широкий круг рассматриваемых проблем. Они касаются пространственных аспектов развития человеческого общества и изучения исторических закономерностей в пространственном преломлении. К ним относятся проблемы влияния природной среды на простран-
ственное разнообразие исторических процессов, формирование и динамика территориальных различий в жизни общества, исторические изменения окружающей среды и роль в них антропогенного фактора, политические аспекты динамики географических границ, история коммуникаций и инфраструктуры, география населения и хозяйства, религии и т. д. Однако при разработке исследовательских проблем в исторической географии по-прежнему сохраняется разделение труда между историками и географами [18].
Можно подытожить вышесказанное и отметить несколько важнейших тенденций, характеризующих развитие мировой исторической географии в последние десятилетия. Во-первых, это разворот исторической географии в сторону комплексного, синтетического исследования пространственных и временных структур. Как ранее отмечалось, в исторической географии для этого используется метод временных срезов. Во-вторых, в последние годы в так называемой «новой» исторической географии, особенно в странах Запада, большое распространение получили постмодернистские мировоззренческие установки и подходы, отмечается смена исследовательских акцентов. Всё большее внимание в ней уделяется историко-географическому изучению нематериальных феноменов, в т. ч. представлений о географическом пространстве и среде обитания у разных территориальных общностей людей и в разные исторические периоды. В-третьих, важной особенностью развития исторической географии в последние десятилетия стала реконцептуализация понятия «регион». Современная регионалисти-ка имеет дело и с более сложными, многомерными трактовками региона [34].
В настоящий момент в отечественной науке подошло время практической реализации проекта по подготовке серии коллективных монографий «Историческая география России». Данное решение было принято на заседании Учёного совета РГО ещё в 1996 г. Проект был инициирован комиссией исторической географии Русского географического общества совместно с отделениями социальной и экономической географии, физической географии и комиссией горных стран РГО. На IV и V международных научных конференциях по исторической географии, проходивших в Санкт-Петербурге 25−28 апреля 2011 г. и 18−21 мая 2015 г., были рассмотрены вопросы о создании серии коллективных монографий, включающих 23 тома [3- 6]. Предполагается, что тома серии будут соответствовать выделенным в рамках проекта историко-географическим областям России [5- 7- 8]. Кроме того, предпринят опыт историко-географического районирования на мезоуровне (т. е. уровне историко-гео-графических провинций) [9- 10- 30] и микроуровне (уровне историко-географиче-ских округов и подокругов) [24- 26].
Актуальность исследований в рамках проекта «Историческая география России» заключается в междисциплинарном изучении взаимодействия социума и природной среды на региональном уровне. В связи с этим появляется необходимость параллельного изучения ландшафтов, производственно-территориальных систем и динамики геоэкологических ситуаций на уровне регионов страны. Благодаря этому рассматривается анализ взаимосвязей в системе «природа — население — хозяйство» за историческое время, в результате которого определяются тенденции и перспективы развития ландшафтов, населения и природно-хозяйственных систем [4].
Заключение
Историческая география на протяжении нескольких веков рассматривалась как вспомогательная историческая дисциплина, и пока она так и не смогла оформиться как самостоятельная область научного знания. В настоящее время историческая география, несмотря на свою богатую историю, носит явные черты молодой научной дисциплины с соответствующими научными проблемами. Проблемы современной исторической географии связаны с неразработанностью её теории, неопределённостью объекта и предмета исследований. Тем не менее, историческая география имеет достаточно сложную внутреннюю структуру, фактически повторяющую структуру всей географической науки.
Как и в любой науке, в исторической географии применяются различные методы исследований. «Стыковое» положение направления отражается в разнообразии его методов. Это и методы, традиционно используемые в истории, географии и других науках, а также методы исследования, разработанные собственно в исторической географии. В данный момент специалистов в этой исследовательской сфере достаточно мало, что, без сомнения, тормозит её развитие и превращение исторической географии в самостоятельное научное направление.
В последние годы многие учёные, в т. ч. географы и историки, прилагают большие усилия в развитии исторической географии. Подтверждением этого является как частое проведение в последнее время различных конференций и форумов по исторической географии, так и заметный рост числа публикаций по данной тематике. В настоящее время историки и географы пока ещё продолжают спор о месте исторической географии в системе наук. Но в перспективе историческая география должна получить статус самостоятельного научного направления, которое может сыграть весомую роль в дальнейшем развитии исторических и географических дисциплин. Соединяя время, человека и пространство, историческая география даёт историкам и географам возможность раздвинуть горизонты своих исследований, обогатить арсенал методов и подходов.
Литература
1. Аверьянов К. А. О предмете исторической географии // Проблема исторической географии и демографии России. Вып.1. М., 2007.
2. Барсов Н. П. Очерки русской исторической географии. География начальной летописи. Варшава, 1873.
3. Вампилова Л. Б. О проекте подготовки научной серии коллективных монографий «Историческая география России» // Глобальные и региональные проблемы исторической географии: Материалы IV Международной науч. конф. по исторической географии. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, ВВМ, 2011. С. 91−95.
4. Вампилова Л. Б. Историческая география на рубеже веков: итоги и перспективы // География и природные ресурсы. 2012. № 1. С. 164−165.
5. Вампилова Л. Б. Историко-географическое районирование для подготовки серии монографий «Историческая география России» // Сборник статей Международного научного конгресса, посвя-щённого 100-летию со дня рождения Л. Н. Гумилёва. 2013. С. 425−428.
6. Вампилова Л. Б. Концептуальные основы серии коллективных монографий «Историческая география России» // Историческая география России: ретроспектива и современность комплексных региональных исследований (100-летие завершения издания томов серии «Россия. Полное географическое описание нашего отечества»): Материалы V Международ. конф. по исторической географии (Санкт-Петербург, 18−21 мая 2015 г.). Ч. II. СПб.: ЛГУ им А. С. Пушкина, 2015. С. 380−382.
7. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Природные и культурные признаки историко-географического районирования России // Известия Российской академии наук. Серия географическая, 2012. № 6. С. 7−16.
8. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Опыт историко-географического районирования территории России // Известия Русского географического общества, 2013. Т. 145, № 2. С. 25−36.
9. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Районирование Северо-Запада в рамках проекта «Историческая география России» // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Естественные науки, 2014. № 3. С. 15−24.
10. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Опыт историко-географического районирования Северо-Запада Европейской России // География и природные ресурсы, 2015, № 1. С. 167−174.
11. Глебова А. Б., Диркин Д. А., Чистяков К. В. Пространственно-временные особенности освоения ландшафтов горного Алтая. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2013. 140 с.
12. Жекулин В. С. Историческая география ландшафтов. Новгород: Изд-во пед. ин-та, 1972. 228 с.
13. Жекулин В. С. Историческая география. Предмет и методы. Л.: Наука, 1982. 224 с.
14. Зайцев М. В. Историческая география России: Учебное пособие для студентов Саратовского университета: Издательство Саратовского университета, 2006. 204 с.
15. Исаченко А. Г. Историческое ландшафтоведение ленинградско-петербургской школы Л. С. Берга: от истории ландшафтов к исторической географии цивилизаций // Глобальные и региональные проблемы исторической географии: Материалы IV Международной науч. конф. по исторической географии. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, ВВМ, 2011. С. 17−23.
16. Исаченко А. Г. Принципы историко-географического районирования (на примере Северо-Запада Европейской России) // Известия РГО, 2013. Т. 145, вып. 1. С. 3−20.
17. Исаченко Г. А. «Окно в Европу»: история и ландшафты. СПб.: Изд-во С. -Петербург. ун-та. 1998. 476 с.
18. Коновалова И. Г. Историческая география в исследовательском поле исторической науки // Историческая география: пространство человека vs человек в пространстве: Материалы XXIII междунар. науч. конф. Москва, 27−29 янв. 2011 г. / Редкол.: М. Ф. Румянцева (отв. ред.) и др. М.: РГГУ, 2011. С. 22−31.
19. Коновалова И. Г. Историческая география как поле для междисциплинарности: теория и практика // Вопросы географии. Сб. 136: Историческая география / Отв. ред. В. М. Котляков, В. Н. Стрелецкий. М.: Издательский дом «Кодекс», 2013. С. 15−28.
20. Корандей Ф. С. Введение в историческую географию: Учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета. 2008. 124 с.
21. Корандей Ф. С. Метод «кросс-секций» в британской традиции исторической географии // Глобальные и региональные проблемы исторической географии: Материалы IV Международной науч. конф. по исторической географии. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, ВВМ, 2011. С. 119−121.
22. КурсковН. А. Историческая география России. Самара: СамГУ, Россия. 2006. 298 с.
23. Манаков А. Г. Геокультурное пространство северо-запада Русской равнины: динамика, структура, иерархия. Псков: Центр «Возрождение» при содействии ОЦНТ, 2002.
24. Манаков А. Г. Методика историко-географического районирования староосвоенных территорий на микроуровне (на примере Псковской области) // Псковский регионологический журнал. № 19. Псков: Псковский государственный университет, 2014. С. 83−96.
25. Манаков А. Г. Использование метода временных срезов в исторической географии населения // Региональные исследования, 2015. № 1 (47). С. 126−136.
26. Манаков А. Г. Этапы работы по историко-географическому районированию на микроуровне // Историческая география России: ретроспектива и современность комплексных региональных исследований: Материалы V Международной конференции по исторической географии (Санкт-Петербург, 18−25 мая 2015 г.). Ч. 1. СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2015. С. 49−53.
27. Петрова О. С. Историческая география России как учебная дисциплина в XIX — начале ХХ вв. // Genesis: исторические исследования. 2013. № 1. С. 30−49.
28. РагулинаМ. В. Культурная география: теория, методы, региональный синтез. Иркутск: Изд-во ин-та географии СО РАН, 2004.
29. Самаркин В. В. Историческая география Западной Европы в средние века. М., 1976. 248 с.
30. Середовских Б. А., Булатов В. И. Подходы к историко-географическому районированию Севера Западной Сибири // Вестник Тюменского государственного университета, 2013. № 4. С. 30−40.
31. Середонин С. М. Историческая география. Лекции. Петроград: Типография главного управления уделов, 1916. 245 с.
32. Стрелецкий В. Н. Историческая география и регионалистика: пути и перспективы взаимодействия // Псковский регионологический журнал. 2007. № 5. С. 3−13.
33. Стрелецкий В. Н. Культурный регионализм в Германии и России. Дисс. на соиск. уч. степ. докт. геогр. наук. М.: Ин-т географии РАН, 2012.
34. Стрелецкий В. Н. Эволюция научных парадигм в мировой исторической географии: от классических школ к современным исследовательским направлениям // Вопросы географии. Сб. 136: Историческая география / Отв. ред. В. М. Котляков, В. Н. Стрелецкий. М.: Издательский дом «Кодекс», 2013. С. 29−48.
35. Сущий С. Я., Дружинин А. Г. Очерки по географии русской культуры. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 1994.
36. Тугуз Ф. В. Историко-географическое изучение расселения (на примере территории Адыгеи) // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 4: Естественно-математические и технические науки. 2014. № 3 (142). С. 148−157.
37. Шведов В. Г. Историческая политическая география. Обзор становления, теоретические основы, практика. Владивосток: Дальнаука, 2006. 259 с.
38. Шведов В. Г. Историческая политико-географическая структура территории и её функциональные элементы // Региональные исследования. 2007. № 4 (14). С. 3−12.
39. Шведов В. Г. Предмет и методы исторической политической географии — отечественный опыт осмысления // // Вопросы географии. Сб. 136: Историческая география / Отв. ред. В. М. Котляков, В. Н. Стрелецкий. М.: Издательский дом «Кодекс», 2013. С. 99−112.
40. Яцунский В. К. Предмет и задачи исторической географии // Историк-марксист. 1941. № 5 (93).
41. Яцунский В. К. Историческая география как научная дисциплина // Вопросы географии. Сб. 20. 1950. С. 13−41.
42. Яцунский В. К. Историческая география: история её возникновения и развития в XIV—XVIII вв.еках. М., 1955. 333 с.
43. An Historical Geography of England before AD 1800 / Ed. By H. C. Darby. Cambridge, 1936.
44. A New Historical Geography of England / Ed. By H. C. Darby. Cambridge, 1973.
45. Clark A. H. Historical geography // American geography: Inventory and prospect / P. E. James, C. F. Jones, eds. Syracuse, N. Y.: Syracuse University Press, 1954. P. 70−105.
46. Sauer C. Foreword to historical geography // Annals or the Association of American Geographers. 1941. Vol. 31. P. 1−24.
47. Smith C. T. Historical Geography: current trends and prospects // Frontiers in geographical teaching / R. J. Chorley, P. Hagget, eds. L.: Methuen, 1965. P. 118−143.
48. Smith C. T. An Historical Geography of Western Europe before 1800. L., 1967.
Об авторе
Дементьев Виталий Сергеевич — аспирант кафедры географии, Псковский государственный университет, Россия.
E-mail: dementjew. vitaly2011@yandex. ru
V. Dementiev
ABOUT FORMATION AND PROSPECTS OF DEVELOPMENT OF HISTORICAL GEOGRAPHY
Currently there is a growing interest in historical geography studies. It is mainly caused by the project& quot-Historical Geography of Russia& quot- which was initiated by the Russian Geographical Society a few years ago. Despite its long history, Historical Geography has obvious features of a young scientific discipline with relevant scientific issues. Problems of modern historical geography are related to gaps in its theory, debates about the object and
subject of the research. However, historical geography has a complex internal structure, which can be compared even to the structure of general geographical science.
The article considers some theoretical aspects of historical geography formation, its development abroad and in Russia, as well as deals with the current state of science and prospects of its development. Now the historical geography is seen as an auxiliary historical discipline. Nowadays scientists give increasing attention to historical geography, also there is growth in collaboration between historians and geographers. Thus, historical geography should get the status of an independent scientific branch in the short term. This branch of science can play a significant role in the further development of historical and geographical sciences.
Key words: historical geography, scientific direction, history, geography, structure of science.
About the author
Vitaliy Dementiev, PhD student, Department of Geography, Pskov State University, Russia.
E-mail: dementjew. vitaly2011@yandex. ru
Статья поступила в редакцию 28. 05. 2015 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой