К вопросу о структуре и содержании лингвокультурологического компонента в современном словаре метафор (на примере словаря «Концептуальная метафора «природа-человек» в русской поэтической картине мира»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1
раздел ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
К ВОПРОСУ О СТРУКТУРЕ И СОДЕРЖАНИИ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА В СОВРЕМЕННОМ СЛОВАРЕ МЕТАФОР (НА ПРИМЕРЕ СЛОВАРЯ «КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МЕТАФОРА „ПРИРОДА — ЧЕЛОВЕК“ В РУССКОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ МИРА»)
© Э. Р. Хамитова
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Фрунзе, 32.
Тел.+ 7 (347) 229 9614.
E-mail: textil1@list. ru
Статья посвящена описанию структуры лингвокультурологического компонента процесса метафоропорождения и способах его репрезентации в словарях метафор. Практическое воплощение рассматриваемых идей представлено на примере словаря «Концептуальная метафора „природа — человек“ в русской поэтической картине мира (на материале творчества поэтов XIX—XX вв.еков)».
Ключевые слова: лингвокультурологический компонент метафор, словарь метад уровень, антропоморфная метафора, метафорическая модель, ключевые слова.
Так как на сегодняшний день известно большое количество различных словарей метафор, например [1−3], лингвокультурологических словарей, к числу которых относятся [4−6], и только один словарь, где метафоры описываются в лингвокультурологическом аспекте — словарные материалы У. Хао, Е. Е. Юркова [7], на их основании попытаемся охарактеризовать содержание лингвокультурологического компонента в лексикографическом описании метафор. Итак, к лингвокультурологическому аспекту мы относим следующие уровни описания метафорических корпусов: 1) лингвокогнитивный, 2) лингвоаксеологический, 3) собственно лингвокультурологический.
Как отмечают лингвокультурологи, «формой существования этнокультурного сознания служат языковые значения, конструируемые не столько предметной соотнесенностью знака, сколько его вхождением в культурно заданное семиотическое пространство, где каждый знак занимает определенное место, вступая в семантические оппозиции, отражающие общую структуру семиотической модели мира, структуру соответствующего этнокультурного сознания» [8, с. 5−6]. Лингвокогнитивный уровень исследования дает возможность описывать способы познания и концептуализации окружающего мира в данном социуме, представлять элементы этнокультурного сознания как модели в системном виде через посредство анализа языковых форм, в которых оно выражается.
Лингвокогнитивный уровень исследования метафор включает:
1) выявление метафорических парадигм как возможности «нормативного» соединения различных понятийных сфер и основы концептуализации явлений действительности в сознании носителей языка-
2) реконструкцию метафорической картины мира / её фрагментов и выявление наиболее значимых объектов для метафоризации в концептуаль-
ной картине мира — доминант в восприятии мира отдельной культурой-
3) осмысление метафоризирующей сферы как более понятной и близкой носителям языка, так как с её помощью производится концептуализация менее известного, при этом характеризуемая антро-пометричностью своих результатов.
Лингвоаксеологический аспект в центр внимания ставит систему (иерархию) ценностей, которая выступает в своей регулирующей функции в индивидуальном и коллективном сознании общества, так как «схема культурных ориентиров — важнейший элемент внутренней структуры личности, по которому значимое для жизнедеятельности индивида ограничивается от незначимого, несущественного» [8, с. 76]. При этом языковые знаки выступают одним из способов кодирования ценностно-смысловой модели восприятия мира культурной общности.
Лингвоаксеологический уровень подразумевает следующие аспекты исследования:
1) анализ базовых метафор, содержащих ценностные ориентиры данной культуры, например, холодно — плохо, свет — хорошо, тьма — плохо [7, с. 177, 181]-
2) исследование коннотативно-оценочного компонента частных случаев метафор: солнце -благовест: «Раздастся благовест всемирный / Победных солнечных лучей» (Тютчев).
Являясь лексическими единицами, в основе которых находятся концептуально значимые процессы, метафоры обладают высоким лингвокультурологическим потенциалом. Например, к одному из фактов относят тот, что «воплощение образа в знаке непрямой номинации… связано с лингвокреативным мышлением, поскольку метафоры способны порождать новые концепты в создаваемой картине мира» [8, с. 18], поэтому важно учитывать собственно лингвокультурологические факторы метафоры.
Собственно лингвокультурологический уровень исследования содержит несколько составляющих:
1) интерпретацию смысла метафор, выявление оттенков значения с точки зрения экстралингвис-тических факторов культуры, придающих метафорам статус артефактов культуры, например, зарождение и бытование (возможная эволюция значения) метафорической парадигмы-
2) создание лингвокультурологического комментария к метафорам и их тематическим блокам, содержащего общекультурную / энциклопедическую информацию, помогающую понять значимость метафоры в тот или иной период-
3) анализ лексического пласта (реже структурного, например, особенностей генетивных метафор русского языка), задействованного в метафорах и несущего в себе лингвокультурный компонент (прецедентные имена, устойчивые выражения, слова с фоновыми знаниями).
Ключевые категории — языковая личность и социокультурная среда, в которой продуцируется её интенция (текст), обусловливают дополнительный аспект изучения метафорических единиц в художественном дискурсе. По мысли Н. Ф. Алефиренко, «текст создается и воспринимается субъектами дискурса, без которых существует лишь „тело текста“, последовательная цепочка каких-то структур. Иными словами, „тело текста“, рассматриваемое без субъекта речи, не может служить источником внутренней энергетики. Таковым он становится лишь тогда, когда погружается в соответствующее этнокультурное пространство, центральной фигурой которого является человек, продуцирующий данный текст. Такой текст (текст, погруженный в культуру, или дискурс) действительно служит источником той энергии (образного напряжения, поэтической силы и интенсивности), в силовом поле которой порождаются знаки образной номинации» [8, с. 9]. Таким образом, выделятся самостоятельный лингвокультурологически ориентированный уровень исследования метафор в художественном дискурсе, который ориентирован на:
1) осмысление метафорических парадигм определенного автора в социокультурно обусловленном общем поэтическом контексте эпохи, выявление возможных взаимосвязей парадигм с другими проявлениями культуры-
2) исследование особенностей (индивидуальных и детерминированных культурой и временем) отдельной языковой личности в продуцировании метафор.
На наш взгляд, присутствие в современном словаре метафор хотя бы небольшого количества элементов лингвокультурологического плана является обязательным условием объективного отражения явления метафоры, так как они раскрывают антропометричную суть процесса метафорообразо-вания.
Созданный нами словарь «Концептуальная метафора „природа — человек“ в русской поэтической картине мира (на материале творчества поэтов XIX—XX вв.еков)» [9] выступает практической реализацией принципов лингвокультурологического описания явлений языка художественного дискурса.
Выявление концептуальных метафор, рассматриваемых в качестве механизмов сознания человека, определяет необходимость их описания как в лингвистической, так и в культурологической плоскости. Предложенные исследования концептуальных метафор (например, широко известная работа Лакоффа, Джонсона [10]) имеют в большинстве случаев теоретический характер, тогда как обширный практический материал, иллюстрирующий материальное языковое воплощение концептуальных метафор в конкретных этнокультурных пространствах, остается вне исследовательского поля зрения.
Именно лексикографическая систематизация языковых проявлений отдельных базовых метафор позволяет увидеть фрагмент общеязыковой метафорической системы и, соответственно, иметь представление об её устройстве в целом. Поэтому в словаре «Концептуальная метафора „природа -человек“ в русской поэтической картине мира (на материале творчества поэтов XIX—XX вв.еков)» мы приходим к описанию отдельно взятой метафорической модели в поэтической картине мира русского языка определенного периода. Объектом нашего внимания предстает концептуальная антропоморфная метафора как проявление духовной культуры общества в творчестве 19 поэтов XIX—XX вв.еков, репрезентированная в конкретных языковых и образных метафорических переносах.
Сущность метафорического переноса в худо -жественном дискурсе двояка: во-первых, метафора создается в рамках общеязыковых норм и полностью соответствует им, с точки зрения формы, и на смысловом уровне также соответствует метафорическим парадигмам, что обусловливает её адекватное восприятие членами языкового коллектива. Во-вторых, метафора обладает яркими чертами, отражающими индивидуальное сознание своего создателя — поэта или писателя. Этот факт становится решающим в определении подхода в словаре, синтезирующего два направления: с одной стороны, важно было объективно представить цельный фрагмент общеязыковой поэтической картины мира метафорической модели «природа — человек», с другой, не оставить без внимания особенности авторского продуцирования метафор данной модели.
Обращение к хронологическому принципу в словаре связано с необходимостью отразить развитие антропоморфной метафоры в диахронии и запечатлеть целостные синхронические фрагменты метафоры «природа — человек» в отдельный период и в определенной социокультурной среде, влияние которой на метафорическую картину мира неоспо-
284
раздел ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
римо. Поэтому в словаре прослеживается единая канва каждого периода: например, в поэзии
XIX века лексема «роза» часто выступала объектом метафоризации, а уже в текстах Серебряного века «роза» почти перестает осмысляться посредством антропоморфной метафоры. Влияние экстралин-гвистических хронологически обусловленных факторов на процессы метафоризации, запечатленные в словаре, огромно, метафорическая картина мира претерпевает объективные перемены, связанные с изменениями как материального характера (например, метафора Тарковского связана с реалией
XX века: «Кузнечик на лугу стрекочет / В своей защитной плащ-палатке»), так и мировоззренческого (у всех поэтов XX века недопустимое для XIX века вплетение приземленных образов в поэтический пласт, характеризующее общее ощущение человека XX века).
Представление значимого сегмента «природа -человек» метафорической картины мира в определенный период в словаре лингвокультурологического, т. е. интеграционного, типа содержит обширную информацию не только собственно лингвистического характера (лексические, морфологические, синтаксические аспекты метафорообразования), но и лингвокультурологические и культурные сведения. Яркий пример влияния социокультурной среды на образование метафор также связан с метафорой луны, в которой она осмысляется через образ серпа. Носителю языка наших дней привычно «объективное» сходство двух реалий, однако эта метафора практически не встречается у поэтов XIX века и очень востребована поэтами XX века, нельзя сказать, что в XIX веке сходство было незаметное, а в XX веке стало очевидным, значит, вопрос в концептуализации действительности, в развитии отдельных парадигм и «моде» на них. Это не единичные примеры, так как в теории метафоры отмечается особое лингвокультурное становление и развитие метафорических парадигм [7, с. 189].
Лингвокультурологическая суть метафор проявляется на всех уровнях метафорической картины мира языка, что находит свое отражение в лексикографическом описании метафорических переносов. Ощутимее всего представлены вкрапления культуры в метафоризируемых и метафоризирующих словах. Так, в метафорах исследуемой нами модели «природа — человек» широко репрезентируются культурные элементы на лексическом уровне, прежде всего, в словах, относящихся к определенным смысловым сферам и называющих уникальные явления российской культуры или воспринимаемые с учетом национальной специфики: 1) лексемы реалий русской жизни и жизни народов, населяющих Россию («царство» — А. В. Кольцов, «чалма», «невод» — И. А. Бунин и др.), 2) лексемы ритуалов, образа жизни («бить в колокола» — И. А. Бунин, «водить хоровод», «кочевье» — А. А. Тарковский, «плясать круговую» — Д. С. Самойлов), 3) лексемы
религиозной сферы («кадить», «кропить», «зажечь лампадку» — В. В. Набоков, «развернуть Коран», «риза» — И. А. Бунин), 4) лексемы эмоциональной сферы («тосковать» — В. А. Жуковский, «ликовать» -А. К. Толстой).
При этом лексемы как знаки определенных культурно значимых денотатов в концептуальной сфере выводят к ассоциативному уровню, полностью обусловленному культурными факторами данного этноса. Ассоциативный уровень возникает на этапе метафоропорождения, когда образ строится на основании не только «объективного сходства», но и на основании ассоциаций коллективного сознания, к которому принадлежит и отдельный автор, например, пчела ассоциируется с трудом, напряженной работой, возникают метафоры «трудолюбива пчелка златая», «пчелу-работницу напой.» (В. А. Жуковский). Также актуализация ассоциативного уровня происходит, согласно достижениям структурной лингвистики, на этапе восприятия образа реципиентом, в качестве примера можно привести глагол «кочевать», кроме своего значения «вести кочевой образ жизни, передвигаться с места на место», в сознании он ассоциируется с бесприютностью, временностью, наличием увиденного и услышанного знания у кочующих, пред-заданного пути- в метафорической картине мира с помощью этого глагола метафоризируются «передвигающиеся» явления (тучи, волны, звезды), при этом становится задействованным его ассоциативный уровень: «. рассказам волн кочующих внимая… «, «Чтоб путь на север заградить / Звездам, кочующим с востока? (М. Ю. Лермонтов), «редко, редко кочевая / Тучка бросит тень» (А. А. Фет).
На лингвокогнитивном уровне антропоморфная модель, подвергаемая лексикографированию, также отражает систему ценностей, взглядов, культуру русского народа. Например, в высокочастотной модели «природа — мать» отражается, с одной стороны, отношение русских к природе, воспринимающих Вселенную не в противопоставлении себе, а в осознании близкой родственной связи человека и природы, тем более в этой модели участвуют лексемы, называющие наиболее значимые для сознания российского человека денотаты: земля, Волга и т. п. С другой стороны, в метафоре «работают» коннотации лексемы концепта «мать», которые содержат в себе глубоко уважительное отношение народа к материнскому началу, распространяющееся посредством метафоры и на природу.
Лексикографическая систематизация метафор, кроме структуры ценностей этнокультурного сознания, эксплицирует аксеологический уровень личности их творца, т. е. индивидуально детерминированный. Например, в системе метафор модели «природа — человек» в творчестве М. Ю. Лермонтова имеются лексемы «гордый», «гордиться» («Три гордые пальмы высоко росли», «. догорает, / Краснея, гордое светило… «- «И лучший перл того
венца, / Которым свод небес порой / Гордится… «), у других поэтов они практически отсутствуют. Наряду со словами «гордый / гордиться» лексемы «одинокий», «бунтовать», «сражаться», «прихоть», «одиноко», которые связывают систему ценностей М. Ю. Лермонтова с романтизмом, провозглашающем независимость личности, противостоящей толпе.
В словаре «Концептуальная метафора «природа — человек» в русской поэтической картине мира» метафоры рассматриваются и в своих когнитивной и кумулятивной функциях. Метафорические переносы вербализуют концептуальные модели и концептуальную картину мира в целом. Если языковые метафоры фиксируют отдельные элементы, индивидуально-авторские метафоры в силу своей художественности способны запечатлеть целостные представления о мире, его устройстве. Так, религиозную картину мира фиксируют метафоры вроде луна — лампада, маяк: «Иль Бог ко сводам пригвоздил / Тебя, полночная лампада, / Маяк
спасительный. (М. Ю. Лермонтов) — небо — Коран: «Разверни же, Вечный, над пустыней / На вечерней тверди темно-синей / Книгу звезд небесных — наш Коран!» (И. А. Бунин). Картина мироздания, уходящая корнями в древние и философские представления, также вербализуется в метафорах мирозданье — колесница: «Живая колесница мирозданья / Открыто катится в святилище небес». (Тютчев) — природа — храм: «Природы храм отверст, певцы, пред вами!» (Тютчев) — полночь — покров: «Но вот полночь свинцовый свой покров / По сводам неба распустила. «(Лермонтов).
Выявление регулярных моделей концептуальной метафоры «природа — человек», по которым образуются конкретные метафорические переносы, — одна из задач словаря, позволяющая характеризовать каркас общеязыковой метафорической картины мира. Базисные модели присутствуют у всех поэтов, независимо от частотной метафорической плотности текстов, однако наполнение моделей, количественное соотношение метафор в разных моделях и в одной модели у каждого автора различно. Именно количественная и содержательная разница в заполненности моделей метафорами характеризует своеобразие языковой личности поэта, его особенности познания и концептуализации ми-
ра, хотя при этом отражается и общеязыковой пласт определенной эпохи и социума, обусловленные самим языком и полученные поэтом априори. Например, в метафорической картине мира С. Есенина распространенными являются метафорические модели ПРИРОДНЫЙ ОБЪЕКТ — АТРИБУТ ЧЕЛОВЕКА, БЫТОВАЯ, РИТУЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА, тогда как модели ПРИРОДНЫЙ ОБЪЕКТ — ВОСПРИЯТИЕ, МЕНТАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЭМОЦИИ представлены в малом количестве. Такое наблюдение позволяет сделать вывод не только об особом материальном, «вещном» восприятии и осмыслении природы, отказе от фокуса «чувствительности» С. Есениным, но и в целом о культурных доминантах русского бытия.
В заключение отметим, лексикографическое представление лингвокультурологического компонента метафор является перспективным направлением не только теории метафоры, но и лингвокуль-турологии, так как метафора обладает большим культурологическим потенциалом.
ЛИТЕРАТУРА
1. Павлович Н. В. Словарь поэтических образов. В 2-х т. М.: Эдиториал УРСС, 1999.Т. 1 -848 с. Т. 2 -896 с.
2. Дьяченко А. П. Метафоры и терминологически устойчивые выражения в медицине. Словарь-справочник. М.: Новое издание, 2003. -428 с.
3. Скляревская Г. Н. Метафора в системе языка. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. -166 с.
4. Русское культурное пространство: Лингвокультурологический словарь: Выпуск 1. / И. С. Брилева, Н. П. Вольская, Д. Б. Гудков, И. В. Захаренко, В. В. Красных. М.: Гнозис, 2004. -318 с.
5. Андреева И. В. Русская деревня — ХХ век: Культурологический словарь / И. В. Андреева, Н. В. Баско. М: Флинта, 2003. -304 с.
6. Кобякова Т. И. Концепты духовности в русской языковой картине мира. Лингвокультурологический словарь / Под редакцией профессора Л. Г. Саяховой. Уфа, 2004. -158 с.
7. У Хао, Юрков Е. Е. Мир русской природы в аспекте лин-гвокультурологии. Спб: Осипов, 2006. -206 с.
8. Алефиренко Н. Ф. Поэтическая энергия слова. Синергетика языка, сознания и культуры. М., 2002. -289 с.
9. Хамитова Э. Р. Концептуальная метафора «природа -человек» в русской поэтической картине мира (на материале творчества поэтов XIX—XX вв.еков) / Под редакцией проф. Л. Г. Саяховой. Уфа, 2008. -289 с.
10. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. М.: Едиториал УРСС, 2004. -256 с.
Поступила в редакцию 20. 01. 2008 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой