Фразеологические единицы английского, русского и немецкого языков с национально-культурным компонентом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2012. № 2(28)
УДК 81 '373
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ АНГЛИЙСКОГО, РУССКОГО И НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ С НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫМ КОМПОНЕНТОМ
© А. А. Залалдинова, Е.Ф. Арсентьева
В данной статье мы рассматриваем тему национально-культурной специфики во фразеологии, уровни проявления национально-культурной специфики в составе фразеологической единицы на примере русского, английского и немецкого языков, а также методы выявления национальнокультурной составляющей фразеологической единицы.
Ключевые слова: фразеология, фразеологическая единица, национально-культурный компонент, национально-культурная специфика.
Тема национально-культурной специфики является достаточно традиционной для исследований в области фразеологии. На протяжении многих лет в работах по фразеологии (в особенности, если они выполнялись в рамках традиционного языкознания) утверждалось, что фразеологические единицы (ФЕ) представляют собой национально-специфические единицы языка, аккумулирующие культурный потенциал народа.
В. Н. Телия сравнивает фразеологический состав языка с «зеркалом», в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание. «Система образов», закрепленных во фразеологическом составе языка, служит своего рода пищей для кумуляции миро-видения и так или иначе связана с материальной, социальной или духовной культурой данной языковой общности, а потому может свидетельствовать о ее культурно-национальном опыте и традициях [1: 215].
Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров называют ФЕ «коллективной памятью» носителей языка, «памятником культуры» и «зеркалом жизни нации» [2: 7].
Разные языковые сообщества, пользуясь разными инструментами концептообразования,
формируют различные картины мира, являющиеся, по сути, основанием национальных культур. Каждая нация имеет своеобразную действительность и определенную специфику языкового обозначения этой действительности. Этим можно объяснить и тот факт, что во многих языках имеются фразеологизмы, в составе которых мы находим понятия, связанные с сугубо специфическими реалиями жизни того или иного народа.
Мера проявления национальных особенностей зависит от того, насколько слово специфично для языковой картины того или иного народа. Лучше всего это можно понять, осуществляя
различные виды анализа фразеологического состава языков.
При контрастивном анализе фразеологических эквивалентов происходит выявление не общего, как при классическом сопоставительном методе, а различного, которое и составляет в большей степени национально-культурное своеобразие сопоставляемых языков.
Кроме этого, Е. Е. Чикина предлагает как наиболее продуктивные и распространенные, помимо контрастивного анализа, лингвострановедческий, лингвокультурологический и когнитивный подходы к исследованию национальной составляющей ФЕ [3].
В рамках лингвострановедческого подхода национально-культурное своеобразие фразеологизмов выражается в упоминании тех или иных экстралингвистических реалий, характерных для данной культуры и принадлежащих к фоновым знаниям носителей языка.
Целью лингвокультурологического подхода к изучению фразеологии является изучение соотношения фразеологизмов и знаков культуры, а также актуализация значений системы эталонов, стереотипов, символов для описания культурнонациональной специфики фразеологической системы [4: 8]. Однако, согласно Е. Е. Чикиной, для лингвокультурологического анализа необходимы когнитивные процедуры.
Когнитивный подход — это способ исследования менталитета нации. Национально-культурное своеобразие фразеологии в рамках этого подхода есть особенности функционирования языкового мышления, особенности образной картины мира [3].
Эти методы выявления национально-культурной специфики ФЕ представляют собой единое целое, и их совокупное применение может дать полную картину национально-культурных особенностей фразеологической системы языка.
Национально-культурная специфика — важная составляющая фразеологического фонда языка. Многие исследователи говорят о ФЕ, как о сокровищнице языка, его истории, культуры, традиций и обычаев. Но страноведческая ценность ФЕ варьируется, т. е. национально-культурный компонент проявляется во фразеологизмах с различной интенсивностью. Таким образом, необходимо провести классификацию ФЕ с национально-культурной составляющей в соответствии с мерой ее проявления.
Профессор Е. Ф. Арсентьева проводит классификацию ФЕ по трем уровням проявления национально-культурной специфики [5: 64 — 65]:
1. Национально-культурная специфика может проявляться в совокупном фразеологическом значении. Другими словами, это безэквивалент-ные или лакунарные ФЕ, которые существуют в любом языке. Концепты, передающие семантику данных ФЕ, присутствуют и в языковой картине мира другого народа. Образы, лежащие в основе таких фразеологизмов, понятны представителям языка рецептора. Перевод их осуществляется с помощью калькирования, лексического или дескриптивного способа перевода:
• an unknown quantity — неизвестная величина, «темная лошадка» [первоначально — математический термин (алгебра)] [6]-
• high and mighty — сильные мира сего [6]-
• jump the queue — пройти без очереди [6]-
• авансы поют романсы — прост. шутл. совсем нет денег- финансы поют романсы. = To be short of funds [7]-
• богом убитый — прост. ирон. придурковатый, глуповатый, тупой, несообразительный человек. = Silly, daft, slow-witted person [7]-
• бабушка надвое сказала — неизвестно еще, будет так или нет, удастся ли, осуществится ли. = That remains to be seen- that’s an open question [8]-
• Das ist ein Wetter zum Eierlegen — прекрасная, замечательная погода [9]-
• Das ist ein groBe Eiche — это очень большое дело [10]-
• Jemandes Weizen bluht — разг. чьи-либо дела идут хорошо, кому-либо везет [9].
2. Фразеологические единицы, имеющие в своем составе национально- культурный компонент, являются немногочисленными в обоих языках. Маркированность национальной специфики создается наличием специфических для данной языковой общности слов, которые входят в состав ФЕ. Это могут быть реалии, известные лишь носителям одной или нескольких наций, связанных культурной или религиозной общно-
стью. Также национально маркированными словами могут служить географические названия (топонимы, гидронимы), антропонимы, характерные для какой-то определенной страны:
• Gretna — Green marriage — брак между сбежавшими возлюбленными. Gretna — Green -название деревни, которая находилась на границе с Шотландией, где сбежавшие влюбленные могли обвенчаться без представления соответствующих документов. Таким образом, данный английский топоним, входящий в состав фразеологизма, является непосредственным носителем национально-культурной специфики этой ФЕ [6]-
• Billingsgate language — площадная брань- Billingsgate — название самого большого рыбного рынка в Лондоне [6]-
• to win one’s latchkey — стать взрослым, получить относительную свободу от родителей. Фразеологизм имеет помету «амер.» и является изначально американским. «Latchkey» — ключ от американского замка, т. е. ребенок, получивший этот ключ, может возвращаться домой в любое время, не спрашивая разрешения у родителей. Отсюда и другой фразеологизм: «latchkey child». Если переводить дословно, то получается «ребенок с ключом от квартиры», т. е. «ребенок, который предоставлен сам себе, так как его родители заняты на работе». Подразумевается, что ребенок возвращается в пустой дом, так как его родители работают [6]-
• гол как сокол — страшно беден, ничего не имеет. От сравнения со старинным стенобитным орудием «соколом», представляющим собой совершенно гладкую чугунную болванку, закрепленную на цепях [8]-
• бесструнная балалайка — неодобр. болтливый человек, пустомеля. Содержит название русского национального струнного инструмента
— балалайка [7]-
• лыка не вяжет — прост. так пьян, что не в состоянии связно говорить. Лыко — луб молодой липы, ивы и некоторых других деревьев, разделенный на слои узкие полоски [8]-
• Luneburg Heide — armer Bruder weide -Люнебургская пустошь — пастбище для бедных людей. На севере Германии (Нижняя Саксония) находится знаменитая Люнебургская пустошь, которая простирается от среднего течения р. Ве-зера до р. Эльбы. Это песчаная холмистая равнина с малопригодной для земледелия почвой моренного происхождения, а также заросшие вереском холмы и болотистые пространства [10]-
• Du muBt selbst auf den Brocken gehen, wenn du willst eine Hexe beschreiben — букв. если хочешь описать ведьму, ты должен подняться на
А.А. ЗАЛАЛДИНОВА, Е.Ф. АРСЕНТЬЕВА
Броккен. Ср. без труда не вытащишь и рыбку из пруда. Броккен — знаменитая вершина карстового массива Гарц, расположенного на уровне 500
— 650 метров над уровнем моря. По народному поверью, на горе Броккен собираются ведьмы и колдуны и устраивают шабаш в Вальпургиеву ночь (30 апреля). Гору Броккен называют иногда Блоксберг, как и многие иные горы в Германии, где по преданиям собираются на шабаш ведьмы. Этим объясняется распространенность выражений с данной лексической единицей-
• Geh zum Blocksberg — убирайся к черту-
• Jemand auf den Blocksberg wunschen — посылать кого-либо к черту-
• DaB du auf dem Blocksberg warest — чтоб тебя черт побрал! [10]
3. Национальная специфика фразеологизма может отражать историю народа, своеобразные традиции, обычаи, его характер, изначально заложенные в его прототипе:
• reach the wool-sack — стать лордом-канцлером. По старинному обычаю, связанному со значением шерсти как предмета экспорта, лорд — канцлер, председатель палаты лордов, восседает на подушке, набитой шерстью [6]-
• a Dutch bargain — сделка, выгодная лишь для одной стороны, неравноправная сделка. Употребление слова «Dutch» в выражениях с отрицательной окраской восходит к англоголландской конкуренции на море и войнам Англии и Голландии XVII в. [6]-
• «When Adam delved and Eve span who was then a gentleman?» — «Когда пахал Адам и пряла Ева, где родословное тогда стояло древо?». Это один из лозунгов крестьянской войны в Англии 1831 года. Он приписывается сподвижнику Уота Тайлера монаху Джону Болу. В современном языке иронически говорится человеку, который кичится своим происхождением [6]-
• бить баклуши — праздно проводить время, бездельничать. Первоначальное значение: разбивать, раскалывать осиновый чурбан на баклуши (чурки) для изготовления из них мелких щепных изделий (ложек, поварешек), т. е. делать очень несложное дело [7]-
• казанская сирота — человек, прикидывающийся несчастным, обиженным, беспомощным и т. п., чтобы разжалобить кого-либо. Раньше на Руси так называли татарских князей, которые старались после покорения Казанского царства русскими получить от русских царей всевозможные поблажки, жалуясь на свою горькую участь [8]-
• тертый калач — очень опытный человек, которого трудно провести, обмануть, бывалый
человек. Калач — блюдо русской кухни, хлебное изделие из пшеничной муки, выпеченное в форме замка с дужкой или с двумя согнутыми рожками. Переосмысление этого выражения связано с тем, что тертый калач выпекается из крутого калачного теста, которое долго мнут и трут- отсюда и пословица — «не терт, не мят, не будет калач» (в переносном смысле — «беды человека научают») [8]-
• Der blaue Montag — нерабочий день, выходной. История «голубого понедельника» начинается еще в средние века. Уже тогда ставился вопрос о продолжительности рабочего дня, о предоставлении подмастерьям лишнего выходного дня на неделе. Понедельник — традиционный день проведения цеховых собраний, в том числе и собраний подмастерьев. Голубой, так как в понедельник церковные алтари в Германии украшались голубыми покровами [10]-
• Wurst wider (gegеn) Wurst — услуга за услугу. Фразеологизм восходит к старинному обычаю дарить соседу по случаю праздника убоя свиньи кусок мяса или колбасы [9]-
• Den Teufel an die Wand malen — разг. пугать кого-либо всякими несчастьями, предполагать всякие ужасы. В основе выражения лежит старинное поверье, согласно которому демона можно вызвать, написав его имя или начертить специальные геометрические фигуры. Употребляется с XVI века [10].
Национально-культурный компонент является неотъемлемой составляющей фразеологического состава языка, которую можно выявить, осуществляя различные виды анализа (контрастивный, лингвострановедческий, лингвокультурологический, когнитивный). Национально-культурная специфика может проявляться в составе ФЕ в различной степени. В результате анализа практического материала русского, английского и немецкого языков нами были рассмотрены три уровня проявления национально-культурной специфики, что помогло сделать вывод о том, что фразеологические единицы в значительной мере отражают национально-культурную специфику языка.
1. Телия В. Н. Русская фразеология: семантические, прагматические и лингвокультурные аспекты. -М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. -285 с.
2. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. — М.: Рус. яз., 1983. — 262 с.
3. Чикина Е. Е. Выявление национально-культурной специфики фразеологизмов: современные подходы // Междунар. научно-практич. (электронный) журнал «INTER-CULTUR@L-NET», 2004. — № 3.
// иКЬ: http: //www. vfnglu. wladimir. ru/Rus/Net-
Mag/v3/v3_ar09. htm (дата обращения 24. 12. 2011).
4. Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / отв. ред. Б.А. Се-ребренников. — М.: Наука, 1988. — С. 8 — 69.
5. Арсентьева Е. Ф. Фразеология и фразеография в сопоставительном аспекте (на материале русского и английского языков). — Казань: Казан. гос. ун-т, 2006. — 172 с.
6. Кунин А. В. Англо-русский фразеологический словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1967. — 1264 с.
7. Арсентьева Е. Ф. Русско-английский фразеологический словарь. — Казань: Хэтер, 1999. — 318 с.
8. Лубенская С. И. Русско-английский фразеологический словарь. — М.: Языки русской культуры, 1997. — 1056 с.
9. Бинович Л. Э., Гришин Н. Н. Немецко-русский фразеологический словарь / под ред. д-ра Х. Ма-лигера-Клаппенбаха и К. Агрикола. — М.: Рус. яз., 1975. — 656 с.
10. Мальцева, Д. Г. Германия: страна и язык. Lan-deskunde durch die Sprache: Лингвострановедческий словарь. — М.: Астрель, 2001. — 413 с.
PHRASEOLOGICAL UNITS OF ENGLISH, RUSSIAN AND GERMAN LANGUAGES WITH NATIONAL-CULTURAL COMPONENT
A.A. Zalaldinova, E.F. Arsenteva
In the present article we consider the topic of national-cultural peculiarities of phraseology, levels of manifestation of national-cultural peculiarities within the phraseological unit by example of Russian, English and German languages, and methods of their detection.
Key words: Phraseology, phraseological unit, national-cultural component, national-cultural peculiarities.
Залалдинова Анита Айратовна — лаборант научно-образовательного центра по лингвистике им. И. А. Бодуэна де Куртенэ Казанского федерального университета.
E-mail: anitik19@gmail. com
Арсентьева Елена Фридриховна — профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой английской филологии Института филологии и искусств Казанского федерального университета.
E-mail: elena. arsentieva@ksu. ru
Поступила в редакцию 28. 03. 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой