К вопросу о традиции строительства «По образцу» в российской провинции XVIII века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 725. 94 КАПТИКОВ А. Ю.
К вопросу о традиции строительства «по образцу» в российской провинции XVIII века
В статье рассматривается проблема продолжения практики нового строительства по образцу уже существующих зданий и в условиях российской провинции XVIII века. В качестве примера взяты Урал (Воскресенская церковь в Соликамске и группа подобных ей памятников), а также Захарьевско-Елизаветинская церковь в Тобольске, вызвавшая многочисленные подражания на всем сибирском торговом пути.
Ключевые слова: образец, храмы, Урал, Сибирь, объемно-планировочная композиция, декоративное убранство.
KAPTIKOVA. Y.
ON THE TRADITION OF BUILDING «MODELED"IN THE PROVINCES XVIII CENTURY
The problem continuing the practice of a new building on the model of existing buildings and in the Russian provinces tion XVIII century considered. In an example with Ural (Church of the Resurrection in Solikamsk like her and a group of monuments), and Zakhar’evskii-Elizabeth church in Tobolsk, which caused numerous imitations throughout the Siberian trade route.
Keywords: model, the temples, the Urals, Siberia, space-planning composition, decoration, practice of a new building.
Каптиков
Анри
Юрьевич
кандидат
искусствоведения, профессор УралГАХА, ведущий научный сотрудник института
«УралНИИпроект РААСН» e-mail: henri2@com. ru
Широко распространенная в архитектуре Средневековья практика сооружения нового здания на основе уже существующего, указанного заказчиками, весьма характерна и для Древней Руси. Достаточно назвать Успенский собор Московского Кремля (1475−1479), служивший главным прототипом соборных храмов по XVII столетие включительно.
С Петровской эпохи, когда столичное зодчество начинает следовать западноевропейским стилям, в Петербурге и Москве строительство «по образцу» встречается лишь как исключение1. Между тем в провинции, где во многом придерживались древнерусских архитектурных традиций, данный обычай находил постоянное продолжение. В первую очередь это касается таких удаленных от центра регионов, как Урал и Сибирь. Представители купечества, составлявшие большинство храмоздателей, совершая деловые поездки, знакомились с новинками
1 Исследователи (И. Э. Грабарь и др.) указывают на сходство архитектуры колокольни собора Петропавловской крепости в Петербурге, точнее, ее шпиля, с Меншиковой башней в Москве, но это скорее преемственность. Правда, достоверно известно, что Никольский Морской собор в Петербурге (арх. С. И. Чевакинский) был «начат постройкой по плану и образцу Астраханского собора» [3, 213], т. е. Успенского собора в Астрахани. Однако сходство между ними весьма отдаленное, проявляющееся сколько-нибудь отчетливо лишь в пятикупольных завершениях.
каменного зодчества у соседей и требовали от зодчего их воспроизведения в своих городах и селах.
Из того, что выстроено на родине уральского каменного зодчества в 1719—1737 гг., в административном центре Пермской провинции — Соликамске, заказчикам из разных мест Прикамья особенно «приглянулась» Воскресенская церковь. Остановимся подробно на ее истории и архитектуре. В 1714 г. «зачата строиться у Соли Камской… церковь во имя Рождества Христова с приделом Воскресения Христова каменная» [12, 568]2. Последовавшее буквально в том же году запрещение Петром I каменного строительства по всей России, кроме Петербурга, не помешало возвести и через семь лет освятить теплый придел. Уже в 1733 г. упоминается и о колокольне, тогда как холодная церковь «как требующая больших издержек и притом не особенно нужная при непродолжительном соликамском лете, очевидно, предполагаема была строиться. исподтиха, смотря по обстоятельствам. Этому, конечно, много способствовал и страшный пожар Соликамска 1743 г., который уничтожил на ней главу и крышу, растопил ее колокола.» [12, 571]. Тем самым выясняется, что и основной храм, по крайней мере, вчерне, был готов к моменту пожара. Но,
2 В ходе сооружения здания основной храм и придел поме-
нялись названиями.
как отмечает историк, «по бедности прихожан» отстроен лишь к 1752 г., когда и состоялось его освящение [7, 48].
К сожалению, утраченные в XX в. завершения храма и придела, а также колокольня до сих пор не восстановлены, хотя их значение в силуэте центра Соликамска было чрезвычайно велико (Иллюстрация 1).
Воскресенская церковь, сооруженная на подклете, имеет сложную асимметричную композицию объемов (Иллюстрации 2, 3). К храмовому четверику с одночастной круглой апсидой с запада примыкали трапезная и притвор с выступом на южную сторону, наделенным сбоку крыльцом. Над притвором возвышалась колокольня. Активно выделялся северный придел, обладающий собственным, тоже округлым алтарем и маленькой трапезной. В нем можно отметить и сдвиг окон, слева объединенных в пару.
Четверик, посередине завершения стен которого были выведены «полуглавия», венчался двухъярусным малым восьмериком с главкой, а над углами имелись четыре малые главки на квадратных постаментах и двух убывающих восьмигранных барабанах. Все это придавало увенчанию храма подчеркнутую ярусность и вертикальную устремленность. Ярусным являлось и построение колокольни: три восьмигранника на четырехгранном основании. Что касается придела, то он имел кровлю на четыре ската с главкой.
Фасады основного объема обработаны по углам лопатками, а промежуточных членений нет. Под карнизом шел пояс из кронштейнов, напоминающих «городчатые», но с более плавными очертаниями.
Наличники придела отличаются сочностью исполнения, будучи скомпонованы из ордерного (с «коринфскими» капителями) типа колонок на консолях, дополненных «секирами» антаблемента и двух волют. В то же время обрамление окон храма и трапезной — плоскостное. Тут наличники сделаны либо с лучковым выступом, либо «ушастые». Восьмерики колокольни на стыках охвачены лопатками, чего, при всей простоте данного мотива, достаточно для усиления ее пластичности.
Подклет, круглая форма апсид и особенно придел в виде особого маленького одноглавого храмика навеяны более ранними памятниками Соликамска — Троицким собором (1684−1697) и Богоявленской церковью (1687−1695). Крыльцо находит параллель в еще одной церкви го-
рода — Архангельской (после 17 121 725). А композиция верха восходит к известной Смоленской церкви в Гордеевке близ Нижнего Новгорода (1694), сооруженной Строгановыми. Колокольня родственна начатой в 1730 г. в строгановском Усолье соборной своей восьмигранностью и обработкой столпа. Вместе с тем в стилистике памятника сложившаяся местная и всегда важная для Прикамья строгановская традиции вступают во взаимодействие с новыми тенденциями. Замена фигурных аттиков четверика «полуглавиями», тип наличников храма и трапезной, распространенный в раннем Петербурге, говорят о воздействии петровского зодчества.
Воскресенская церковь, в свою очередь, повлияла на современную ей архитектуру Прикамья3. Еще когда существовал только придел, он, возможно, породил похожие обрамления окон второго этажа церкви Иоанна Предтечи в пригороде Соликамска — Красном Селе (заложена в 1721 г.). Гораздо важнее скорое возникновение повторяющих «образец» своими завершениями нескольких храмов. У Воскресенского собора в Черды-ни (1750−1754 гг.- Иллюстрация 4)4 те же угловые лопатки, «полуглавия» и увенчание четверика. Тем не менее внесены определенные коррективы. Апсида сделана уже пятигранной, как почти всегда на Урале в это время, «полуглавия» крупнее и как бы втиснуты между постаментов угловых глав. Сами постаменты приобрели ку-бичность, а барабаны — всего лишь одноярусные.
Построенная в 1755—1761 гг. на средства тамошнего купца И. М. Хлебникова и с самого начала имевшая южный придел при трапезной Успенская церковь в Кунгуре
3 При этом не следует забывать о не существующей сейчас Богоявленской церкви в НижнеЧусовских Городках (1742 г. ?) — селе, издревле считавшемся «строгановским гнездом». Ее завершение было аналогичным и, не исключено, разработанным несколько ранее, нежели в Соликамске.
4 В октябре 1753 г. местные купцы Александр Валуев и Лев Красильников сообщали епископу Вятскому и Великопермскому Антонию, что «строившеяся в городе Чердыни вместо обветшалой деревянной вновь каменная соборная во имя Воскресенья Христова церковь ныне совершена до готова» и просили разрешения освятить. Однако архиерей отказал, ссылаясь на то, что церковь всеми «подлежащими к благолепию… потребностями еще неудовольствован-на и оградою… не огорожена» (Государственный архив Кировской обл. Ф. 237. Оп. 76. Д. 148. Л. 1−2 об.). Западная часть с трапезной, приделами и колокольней возведены заново в 19 061 911 гг. по проекту гражданского инженера И. К. Бахирева [8, 113]. Любопытно, что ярусные формы колокольни следуют уральским колокольням XVIII столетия.
(Иллюстрация 5), апсида которой частично закрывает стену четверика (это только с севера, присутствует и в Воскресенском храме), кажется по сравнению с прототипом несколько грубоватой. Выразительна здесь, правда, алтарная кровля «епанчей», а наличники, опять-таки плоские, сводясь к простой рамке на той же апсиде, у верхних окон четверика увенчались излюбленными в уральских постройках с рубежа ХУП-ХУШ вв. встречными завитками со вставкой.
В двух других прикамских памятниках заметно изменился сам пропорциональный строй «образца». В Николаевской церкви с. Верхние Муллы близ Перми (1762)5 храмовый восьмерик, считая барабан главы, был трехъярусным, как и угловые слагаемые завершения. А в Ильинской церкви одноименного строгановского села (1775 г.- сохранилась только трапезная) венчающие части при замене на углах четырехгранных постаментов восьмигранными почти превышали довольно низкий четверик храма. Кроме того, тут четверик имел подразделение карнизом на уровне трапезной, свойственное тогда вятским церквям. Большие расхождения с «образцом» наблюдаются и в убранстве (угловые верхние колонки, надоконные «бровки» и др.).
Рассмотренные выше объекты сосредоточены не на столь уж обширной по российским меркам территории, ограничиваясь Прикамьем6. Гораздо интереснее распространение архитектурно-родственных храмов на такой длиннейшей коммуникации, как сибирский торговый путь. Вполне понятно, что «зачинателем» должна была явиться тогдашняя столица Сибири — Тобольск.
В 1759—1776 гг. мастером А. П. Го-родничевым в Тобольске возводится церковь Захарии и Елизаветы, возможно, самая барочная из всех храмов города (Иллюстрация 6). Это двухэтажное здание с продольно-осевой схемой. Основной объем представляет собой четверик с пятигранным снаружи алтарем. Трапезная на обоих этажах расширена приделами со скругленными апсидами. Западнее возвышалась двухъярусная восьмериковая колокольня на квадратном основании, скрытом, однако,
5 Колокольня относилась к переходным формам от барокко к классицизму. А сама церковь была «возобновлена» в 1857 г. [12, 505]. Ныне памятник не существует.
6 Церковь Спаса на Болоте в Вологде (1762 г. -
не сохранилась) представляется всего лишь параллелью, ибо угловые главы были в ней возведены на восьмериках, немногим уступавшим по величине центральному.
Иллюстрация 1. Центр Соликамска. Фото Иллюстрация 2. Воскресенская цер-
начала XX в. [11]
ковь в Соликамске. Вид с юго-запада. Фото П. П. Покрышкина. 1917 г.
Иллюстрация 3. Воскресенская церковь в Соликамске. Вид с северо-востока. Фото начала XX в. (из коллекции В. А. Матвеева)
пристройкой, сделанной опять-таки в два этажа и, как и приделы, усложняющей объемную композицию.
Храм завершен куполом, по низу которого расположены фигурные щипцы. Их диагонально дополняют четыре причудливых, напоминающих мотив вытянутых волют, постамента глав, устроенные на срезанных углах четверика. Как щипцы, так и эти постаменты прорезаны люкарнами: первые — «четырехлепестковыми», вторые — круглыми7. В верхней части купола устроен низкий глухой восьмерик, что делает купол двухъярусным. Он увенчан главкой на вытянутом барабане. Образованное таким образом пятиглавие дополнено
7 Апсида тоже имеет подкарнизные круглые проемы в дополнение к обычным окнам.
алтарной главкой на приплюснутом куполке. Барабаны глав восьмигранные, с примкнутыми к ним волютами. Вместе с щипцами четверика, «полу-главиями» приделов второго этажа и алтаря эти волюты создают обилие криволинейных форм, удивительную остроту силуэта, усиливавшуюся шпилем колокольни8.
Первый этаж храма и трапезной членят пилястры, над чьими капителями выведены оригинальные кронштейны, поддерживающие междуэтажный пояс. В обработке второго этажа также применены пилястры,
8 Трудно согласиться с утверждением, буд-
то у этого памятника «пластичные формы… напоминают западноукраинские образцы», и тем паче с тем, что многие черты «корреспондируют храм более других со Знаменским собором в Тюмени» [9, 71].
однако раскрепованные и не везде совпадающие с нижними. Если в первом этаже наличники, будучи сами по себе всего лишь прямоугольными рамками, дополнены подобиями «бровок», то во втором им придаются сандрики с «лучковым» изгибом, замковые камни, а в верхнем ряду — и «фартуки». А в декор западной пристройки введены картуши, отдельные либо объединенные с наличниками9.
Церковь Захарии и Елизаветы стала этапным произведением уже сформировавшегося к тому времени в Сибири самобытного варианта барочного стиля. Ее эволюционное значение состоит не столько в замене преобладавшего до этого у местных
9 Исследования показали, что наличники окон первоначально имели терракотовую окраску, выделяясь на фоне белых стен [10, 48].
Иллюстрация 4. Воскресенский собор Иллюстрация 5. Успенская церковь в Кун-в Чердыни. Храмовая часть. Фото гуре. Фото А. Ю. Каптикова. 1983 г.
А. Ю. Каптикова
Иллюстрация 6. Церковь Захарии и Елизаветы в Тобольске. Фото В. И. Симиненко.
2000-е гг. [10]
храмов восьмерикового завершения пятиглавием10, сколько во введении древнерусских мотивов убранства, почерпнутых из лепных и штукатурных украшений столичного барокко.
Как бы то ни было, только этот храм вызвал по всей Сибири и по дороге туда такое количество подражаний. Сибиряки, по-видимому, впервые взяли его за образец для Преображенской церкви в Енисейске (Иллюстрация 7). Когда та была начата в 1747 г., задумывалось еще нечто другое. Насколько можно судить по фотографии сохранившегося ныне лишь частично памятника, его первый этаж с пристройкой на северной стороне трапезной, круглым алтарем, массивная шатровая колокольня могли быть навеяны Успенским собором Далматова монастыря на Урале (1707−1720), откуда в Енисейск посылался мастер Иа-кинф Стафиев. Однако, когда дошло до строительства второго этажа (который освящен лишь в 1802 г.), возобладал тобольский прототип. Правда, и верхняя апсида была сделана круглой, а колокольня так и осталась над папертью, выступая по оси. Но храмовое завершение отличается от церкви Захарии и Елизаветы разве что меньшим вертикализмом. Соответственно, очертания диагональных фронтончиков с люкарнами стали плавными, раздавшимися в ширину11. Различия с прототипом состоят не только в нюансах завершения, но и в декоре (отсутствие пилястр
10 Несколько ранее в том же Тобольске им увенчалась Крестовоздвиженская церковь.
11 К тому же они в Преображенской церкви стояли не на срезах углов четверика, а именно над его углами.
и промежуточных членении четверика, заключение верхних оконных проемов в своего рода волнистые картуши, перекликавшееся с мотивами убранства северорусского города Тотьмы).
Вероятно, в конце 1770-х гг. был начат Сретенский собор в Ялуторовске (теперь утрачен- Иллюстрация 8). Имея удлинение продольной оси пристройкой с запада, он походил на церковь Захарии и Елизаветы еще и приподнятым на куполе восьмериком, диагональным расположением четырех главок. Барабаны их были, однако, не на фронтон-чиках, а на своем же расширенном основании, украшенном миниатюрным подобием такого фронтончика со вписанным в него кругом, т. е. все это являлось сугубо декоративным. В остальном расхождения с тобольским памятником были еще значительнее (трапезная всего лишь на два окна, «полуглавия», а не щипцы храмового четверика, квадратная форма колокольни). Особо следует отметить фасадные колонки вместо пилястр и древнерусского же характера наличники со встречными завитками — как уже говорилось, популярными на соседнем Урале, — либо без завершения, но с чем-то вроде «валикового» антаблемента, рас-крепованного по краям фигурными столбиками (Иллюстрация 9). И, наконец — наличие у верхнего храма окна-портала с балконом, отсутствующего в Захарьевско-Елизаве-тинской, но встречающегося в других тобольских церквях.
Значительно позднее, уже на рубеже XVШ-XIX вв., формы Заха-рьевско-Елизаветинского храма ис-
пользовали в Томске при сооружении Вознесенской церкви (1789−1807 гг.- Иллюстрация 10)12. Здесь объемное построение «образца», кроме приделов при трапезной, воспроизведено очень близко, включая пристройку западнее колокольни и саму колокольню. Более того, совпадают щипцы этой пристройки (правда, сильнее «наплывающие» на нижнюю часть колокольни), «полуглавия» алтаря, средней оси трапезной и заключенные в них круглые окна. Вместе с тем томский памятник обладает апсидой несколько иных, округлых очертаний, лишенной куполка, зато украшенной по бокам картушами. На храмовом куполе нет восьмерика — постамента центральной главы, диагональные фронтончики стали заостренными. Еще заметнее разница с прототипом в фасадных членениях. Внизу пилястры расположены только по краям объемов, раскрывая внутреннюю структуру этажа. Зато во втором этаже проходит горизонтальная тяга на уровне трапезной, пересекающая выведенные посередине стены четверика две пилястры. Между завершениями последних столь же неожиданно разорван карниз. Все наличники превратились в плоские «обводы» арочных проемов окон, дополненные в первом ряду легкими трехлопастными завершениями, во втором — оторванными от обрамлений сандриками с изгибом посередине. Эти сандрики еще и «прикреплены» к средним пилястрам.
Несохранившаяся Успенская церковь в г. Тара (начало XIX в. ?) в смы-
12 Встречается и иная ее датировка — 17 951 820 гг.
Иллюстрация 7. Преображенская церковь в Енисейске. Фото начала XX в. [1]
Иллюстрация 8. Сретенский собор в Ялуторовске. Южный фасад. Фото начала XX в.
Иллюстрация 9. Сретенский собор в Ялуторовске. Южный фасад. Фрагмент. Фото начала XX в.
сле композиции в целом и фасадов (с отчетливо выраженной трехчаст-ностью построения, одноэтажная, хотя четверик имел три ряда окон, рустованные углы, подкарнизный фриз, содержавший триглифы), казалось, не имела ничего общего с тобольской. Но, хотя ее завершением был своего рода аттик, отделенный карнизом, расположение на нем пяти глав, включая угловые на диагональных фронтончиках, достаточно родственно храму Захарии и Елизаветы.
В ряде других сибирских храмов влияние последней сказалось опосредованно, главным образом, на вен-
Иллюстрация 10. Воскресенская церковь в Томске. Фото А. Ю. Каптикова
чающих частях. Так, Знаменская (1769−1801) и Спасская (1794−1819) церкви в Тюмени существенно расширили и довели до сильнейшей динамики щипцы основного четверика. На месте знакомых нам диагональных фронтончиков встали главки, у Знаменской церкви дополненные еще четырьмя, расположенными над средней частью щипцов, кстати, тоже не открытыми вовнутрь.
Тем временем в Зауралье, где всегда вступали во взаимодействие мотивы уральского и сибирского зодчества, появился и вовсе замечательный девятиглавый вариант Захарьевско-Елизаветинской церкви.
Он объединил традиционное для Урала «крещатое» пятиглавие с постановкой угловых глав на диагоналях фронтончиков. В Покровской церкви города Туринска (1769−1773) очень вытянутые щипцы основного объема приобрели одно над другим два окна, а восьмерик на куполе — круглые проемы каждой грани. Возведенная на нем центральная глава завершалась шпилем, дополняясь главками на угловых диагоналях и над щипцами. Этот утраченный ныне памятник наверняка послужил прототипом существующей и сейчас Спасо-Преоб-раженской церкви в Нижне-Синя-чихинском заводе около Алапаевска (1794−1823 гг.- Иллюстрации 11, 12). Последняя (включая позднюю паперть) имеет очень четкое продольно-осевое построение без приделов. Конструкция свода верхнего этажа с осевыми и диагональными распалубками позволила сделать все девять глав световыми.
Храм Захарии и Елизаветы заинтересовал и заказчиков на далекой, но связанной давним путем с Сибирью Вятке. В 1776 г. (год освящения прототипа) купцы из Слободского Алексей и Лука Анфилатовы начали в селе Шестаково Благовещенскую церковь13 (Иллюстрации 13, 14), от которой уцелел только нижний этаж. Как это могло быть и в Сибири, воспроизводилось преимущественно завершение (хотя и при упрощенном абрисе купола). Сами объемы вы-
13 По данным архивариуса Вятской духовной консистории В. Шабалина, она в 1780 г. «была уже построена» (Государственный архив Кировской обл. Ф. 1404. Оп. 1. Д. 5. Л. 478).
Иллюстрация 11. Спасо-Преображенская церковь в с. Нижняя Синячиха. Фото А. Ю. Кап- Иллюстрация 12. Спасо-Преображенская тикова. 2000-е гг. церковь в с. Нижняя Синячиха. Верх. Фото
А. Ю. Каптикова. 2000-е гг.
Иллюстрация 13. Благовещенская церковь в с. Шестаково. Южный фасад. Фото конца XIX в. [2]
Иллюстрация 14. Благовещенская церковь в с. Шестаково. Вид с северо-запада. Фото конца XIX в. [2]
полнены компактнее, продольные стены храмового объема, трапезной (на два только окна) и паперти с возведенной над ней восьмигранной колокольней образовывали прямые линии. Тонкие промежуточные пилястры четверика, хотя и с «перехватом», были протянуты во всю его высоту, а место междуэтажного карниза заняли затейливые картуши. Все это роднит декор фасадов не с Тобольском, а с Тотьмой.
Заключение
Привлеченные нами две «цепочки» памятников дают основание для следующих утверждений:
1 Древнерусская практика строительства «по образцу» находила продолжение в российской провинции и в послепетровскую эпоху, просуществовав там для церковных зданий до конца XVIII в. включительно.
2 Как и раньше, буквального копирования «образца» не было. Воспроизводились в общих чертах, объемно-планировочная композиция и, главным образом, завершение. Всякий раз вносились изменения, порой довольно существенные — в первую очередь, что касалось фасадных членений и украшений. Тем самым создавались, конечно, зависимые от прототипа, при этом обладающие определенной степенью индивидуальности произве-
дения. Встречаются и объекты с косвенным влиянием «образца».
3 Следование «образцу» не имело ничего общего с распространившейся в России еще со времен Петра I казенной регламентацией строительства и насаждением свыше типовых проектов, будучи основано на свободном выборе заказчика и представляя собой самобытное творчество народных мастеров.
Список использованной литературы
1 Градостроительство Сибири / под общ. ред. В. И. Царева. СПб., 2011.
2 Известия Императорской археологической комиссии. СПб., 1913. Вып. 48.
3 История русского искусства / под ред. И. Э. Грабаря и др. М., 1960. Т. 5.
4 Каптиков А. Ю. Урал и региональные школы зодчества Вятки и Тобольска второй половины XVIII в. // Из истории художественной культуры Урала. Свердловск, 1985.
5 Козлова-Афанасьева Е. М. Архитектурное наследие Тюменской области. Тюмень, 2008.
6 Кочедамов В. И. Тобольск. Тюмень, 1963.
7 Луканин А. Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликамска. Пермь, 1882.
8 Памятники истории и культуры Пермской области. 2-е изд. Пермь, 1976.
9 Проскурякова Т. С. Черты своеобразия архитектуры Сибири XVIII в. // Архитектурное наследство. М., 1996. Вып. 40.
10 Симиненко В. И., Поздникин В. М., Каптиков А. Ю. Тобольское диво // Стройкомплекс Среднего Урала. 2005. № 11.
11 Слупский А. И. Архитектурные памятники Соликамска // Древности: труды Комиссии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологического общества. М., 1906. Т. 21, кн. 1.
12 Шишонко В. Н. Пермская летопись. Период 5-й. Пермь, 1889. Ч. 3.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой