Фрейм ' деятельность человека как соответствие/несоответствие реальности или действительности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Таким образом, культурные концепты, выявленные из текстов, представляют интерес не только в собственно лингвистическом плане (грамматическая структура, лексический состав, семантико-стилистическая характеристика и т. д.), но и в лингвокультурологическом, так как художественный текст является носителем национально-культурной информации того или иного народа. Культурные концепты совмещают в себе черты общеязыковой и индивидуально авторской концептуализации, сложны по структуре (включают в себя ряд подконцептов).
В акмуллинской картине мира культурные концепты совмещают в себе природу и внутренний мир лирического героя, его состояние души и культуру. Они получили отражение в башкирском национальном сознании, что, безусловно, является решающим в оценке адекватности стихотворений М. Акмуллы и их переводов.
Список литературы
1. Акмулла, М. Стихотворения / М. Акмулла — сост. А. Х. Вильданов. — Уфа, 2006. — 192с.
2. АПмулла, М. ШигырПар / М. АПмулла — теШ. Э. Х. Вилданов. — 0фе, 2006. -248 с.
3. Кобякова, Т. И. Концепты духовности в русской языковой картине мира: (Лингвокультурологический словарь) / Т. И. Кубрякова — под ред. проф.
Л. Г. Саяховой. — Уфа, 2004. — 158 с.
4. Кубрякова, Е. С. Краткий словарь когнитивных терминов / Е. С. Кубрякова. -М., 1996. — С. 93.
5. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка / Д. С. Лихачев // Русская словесность: антология / под ред. В. П. Нерознака. — М., 1997. — С. 281.
6. Попова, З. Д. Язык и национальная картина мира / З. Д. Попова, С. А. Стернин.
— Воронеж, 2002. — С. 3.
7. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. -М., 1997. — С. 76.
8. Тхорик, В. И. Лингвокультурология и межкультурная коммуникация: учеб. пособие / В. И. Тхорик, Н. Ю. Фанян. — М.: Гис, 2006. — 260 с.
9. Хроленко, А. Т. Основы лингвокультурологии: учеб. пособие / А. Т. Хроленко.
— М.: Флинта: Наука, 2005. — 184 с.
А. В. Свиридова
ФРЕЙМ 'ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА КАК СООТВЕТСТВИЕ/НЕСООТВЕТСТВИЕ РЕАЛЬНОСТИ ИЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ'
В статье предлагается анализ одного из фреймов, конституирующих наряду с другими структурами национально значимый концепт 'знание/познание Анализ осуществляется на материале фразеологических единиц русского языка всех семантико-грамматических классов с преобладанием процессуальных и адъективно-предикативных фразеологизмов в ядерной и приядерной зонах концепта.
Ключевые слова: фрейм, фразеологические единицы, концепт.
В связи с названием и содержанием фрейм-структуры необходимо пояснить понятия 'реальность' и 'действительность' в аспекте диалектической философ-
ской мысли: «Действительность — то, что реально существует и развивается, содержит свою собственную сущность и закономерность в самом себе, а также содержит результаты своего собственного действия и развития. Такой Д. является объективная реальность во всей ее конкретности. В этом смысле Д. отличается не только от всего кажущегося, вымышленного и фантастического, но и от всего логического (мысленного), хотя бы это последнее и было совершенно правильно, а также и от всего только возможного, вероятного, но не существующего» [15. С. 111].
«Реальность — бытие вещей в сопоставлении с небытием, а также с др. (возможными, вероятными и т. п.) формами бытия. В истории философии Р. отличали от действительности, т. е. Р. большей частью трактовалась как бытие ч. -л. существенного в данной вещи… «[15. С. 406].
Для материалистической диалектической философии эти два понятия идентичны, а слова-термины можно определить как синонимы-дублеты, взаимозаменяемые в высказываниях. В настоящей работе придется разделить оба термина и понятия, т. к. не все действительное является для человеческого сознания реальным, а также не все реальное для человеческого сознания есть действительность.
Фрейм-структура 'Деятельность человека как соответст-
вие/несоответствие реальности или действительности ' представлена двумя денотативными группами:
1. Соответствие/несоответствие действий и поступков человека действительности-
2. Соответствие/несоответствие продуктов сознания человека действительности.
Группу 1 вербализуют фразеологические единицы верить себе — не верить
себе, не шутить, приходить/прийти в голову — не приходить/прийти в голову, отдавать себе отчет — не отдавать себе отчета, ставить/поставить под сомнение — не ставить/поставить под сомнение, вызывать/вызвать сомнения — не вызывать/вызвать сомнения, оставлять сомнения — не оставлять сомнений, соответствовать действительности — не соответствовать действительности, иметь под собой почву — не иметь под собой почвы, не выдерживать (никакой) критики, иметь основания — не иметь оснований, не могло быть и речи.
1.1. …И здесь тоже проявляется особенность характера: по обычным нашим понятиям ей бы следовало противиться, если у ней решительный характер- но она и не думает о сопротивлении, потому что не имеет достаточных оснований для этого. (Н. Добролюбов).
1.2. Такое настроение было у секретаря райкома, и Малинин не имел оснований ему не верить. Это был человек, хорошо известный Малинину, обдумывающий свои слова и не склонный говорить лишнее (К. Симонов).
1.3. — Это безобразие! — кричал он [старичок].
— Здесь же нет оснований для юмора! Когда смешно? (В. Шукшин).
Фразеологическая единица иметь основания идентифицируется как 1) '(не) быть адекватным действительности' (см. пример 1. 1) — 2) '(не) являться объективным следствием действительности или реальности' (см. пример 1. 2) — 3) '(не) соответствовать какой-либо категории' (см. пример 1. 3). Для того, чтобы охарактеризовать предмет, действие, явление единицей (не) иметь основания (-ий), говорящий должен знать сущностные (или реальные) свойства объекта речи, определить действительное и уметь их соотнести.
Фразеологическая единица взаимодействует в контексте с абстрактными именами существительными, называющими действия, состояния, мыслительные
категории, — настроение, смешно, сопротивление, юмор, т. е. все то, что реально для человеческого сознания.
1.4. Против сорокавосьмилетней гражданки стражи порядка возбудили уголовное дело. А все потому, что, выпив лишнего, доченька угрожала родной матери убийством. Семидесятитрехлетняя гражданка поняла, что ее любимая кровиночка не шутит, и на всякий случай позвонила в милицию (Вечер. Челябинск, 2001).
Фразема не шутить обладает индивидуальным значением 'приводить в действие словесную угрозу или переводить речевую агрессию в агрессивное действие': речевая агрессия — это действительность общения между конкретными людьми или отношение говорящего к адресату, а речь, переходящая в действие, -реальность для последнего, бывшего субъекта речевой ситуации, ставшего объектом негативного действия. Ядерной семой для значения этой фразеологической единицы является 'соответствие действия ранее высказанной угрозе'.
1.5. Так писал Анатолий Борисович Мариенгоф, когда о выпуске подобной книги не могло быть не только речи — мысли! (А. Мариенгоф. Бессмертная трилогия. От издательства).
1.6. Конечно, ни о какой сосредоточенности, ни о каком покое для работы не могло быть и речи, пока я [автор] не узнаю, что с Анфисой (К. Паустовский).
1.7. О сражении против всех этих полков, снабженных к тому же артиллерией, не могло быть и речи. Королевские войска могли бы расстрелять его [Наполеона] и его солдат издали (Е. Тарле).
Фразеологическая единица не может (могло) быть и речи реализует значение 'отсутствовать в действительности в силу объективных обстоятельств' или 'не соответствовать действительности, поэтому не воплощаться'. Как бы то ни было, в обеих идентификациях присутствует сема 'не соответствовать действительности' и 'отсутствовать в реальности'. Реализация значения во всех трех примерах происходит в однотипных контекстах: либо, намекая на пресуппозитивные значения, не выраженные в предложении-высказывании вербально, структурно, автор сообщает о том, о чем не могло быть и речи, либо высказывания содержат конструкции, сообщающие о тех объективных условиях, которым не соответствует гипотетическое бытие предмета.
В примере 1.5 произошла частичная дефразеологизация ради усиления и централизации коннотативной семы, а также для акцентуализации пресуппозиции
— «не могло быть не только речи — мысли!».
Местоимения так и когда указывают на те фоновые, пресуппозитивные знания по истории и литературе, которые должны достаточно легко извлекаться из пассива памяти любого российского гражданина, окончившего общеобразовательную школу, и формировать интерпретационное поле прочитанного текста или микротекста.
Примеры 1.6 и 1.7 демонстрируют облигаторность сочетаемости фразеологической единицы не могло (может) быть (и) речи с конструкциями — структурой простого предложения и придаточного условного, — содержащими информацию о действительности, препятствующей появлению чего-либо: «.. Королевские войска могли бы расстрелять его [Наполеона] и его солдат издали», «…пока я [автор] не узнаю, что с Анфисой».
1.8. До сих пор практически вся информация о Баркашове держится в большом секрете. Хотя у следственной группы появились новые подробности в
расследуемом деле, однако в прессу попадают лишь отрывочные сведения, которые зачастую не соответствуют действительности (Труд, 1994).
Адъективное значение фраземы ложный уточняется и расширяется содержанием контекста, приобретая смысловой объем 'заведомо, умышленно ложный, ложный с целью сокрытия правды'. Концептуальное невозможно отразить или выразить только узуальной единицей или в границах семантики, принадлежащей системе, поэтому языковая единица, в частности, фразеологизм «притягивает» к собственной семантике смыслы, порожденные текстом.
1.9. Володька образумился, притих — и стал быстро раздаваться вширь. Теперь, поглядывая на Володю, умеренно полного, со вкусом носящего импортные вещи, истово стерегущего домашний комфорт, Татьяна себе не верила: да полно, было ли это на самом деле (И. Пруссакова).
Присутствие компонента — возвратного местоимения себе указывает на са-монаправленность действия: субъект есть объект. Фразема не верить себе имеет значение 'удивляться, поражаться каким-то явлениям действительности, противоречащим тем знаниям и представлениям о них, которые были для субъекта реальны до какого-то времени'.
В контексте 1.9 присутствует лексический и грамматические темпоральные маркеры — наречие теперь, соотношение видо-временных форм глаголов — СВ формы прош. вр. со значением результата как непременного условия того, что обозначено формами НСВ («образумился, притих — и стал раздаваться… «) — действительные причастия НСВ в форме наст. вр. («носящего… стерегущего. «) со значением процесса без предела, типичного поведения (заметим, что такое значение усилено категорией адъективности, присущей причастной форме глагола). А форма НСВ прош. вр. ФЕ имеет значение действия, начавшегося на определенной точке прошлого и не получившего до момента речи своего результата, разрешения или границы завершения. Последняя грамматическая основа (было /ли/) -сказуемое-глагол НСВ одновидовой — имеет значение давно прошедшего действия, оставившего результат в настоящем. Форма ли-вопроса усиливает это значение, более того, переводит было ли в отрицательное не было (ответ на ли-вопрос). Таким образом, то, что было, получает статус недействительного и нереального, а действие, обозначенное ФЕ не верить себе в форме НСВ прош. вр., — статус действительного, длящегося, не ограниченного пределом.
В содержательную структуру концепта 'знание/познание' обязательно включаются фрейм-структуры 'сравнение' и 'оценивание', которые находят свое относительное выражение системными единицами и дискурсными образованиями, чьи значения и смыслы так или иначе «материализуют» или фиксируют рациональное и эмоциональное в отношении человека к миру. Сравнению и оцениванию подвергаются явления действительности, находящиеся вне зависимости от человеческой жизнедеятельности, объекты — продукты последней — и реальности сознания (но не действительности). Отрицательно оцениваются такие знания и представления, которые намеренно ограничены какими-либо стереотипами сознания и не отражают действительности:
1. 10. — Определенная сволочь! — мычит Поджигатель. — Факт, что вредитель. — Ну, это надо доказать. Вы слишком нетерпимы. Это пахнет нигилизмом по отношению к людям… Вы готовы поливать всех серной кислотой… — Я пытался развить теорию любви к материалу. — Вот Толстой, смотрите, как это он о кирасирах: «Какие животные — а как красиво». Ваш подход к людям не выдерживает никакой критики. Вы ничего не напишите, кроме газетных статей,
Поджигатель! — … Ну и что же? Моя задача сигнализировать общественности, не больше. К черту эстетику! (Н. Зарудин).
1. 11. В «Аэрофлоте» с 1995 года наблюдается системный кризис, — подчеркнул В. Клещенков. — Если смотреть правде в глаза, то главная беда компании
— это низкие доходы. Коммерческая политика не выдерживает никакой критики (Рабочая сила СОЦПРОФ, 2001).
В контексте 1. 11 фразема демонстрирует значение 'крайне плохой (-ая), несостоятельный (-ая) или никудышный (-ая)', поддержанное сочетаемостями -лексико-семантической и лексико-синтаксической — со словосочетаниями системный кризис, беда компании и СПП с придаточным условия Если смотреть правде в глаза… В ближнем и дальнем окружении превалируют лексемы негативной коннотации — беда, кризис, низкий. Присутствие Ф Е смотреть правде в глаза в функции сказуемого в придаточной части СПП обусловливает и «негативное» содержание высказывания, оформленного главной частью СПП.
В контексте 1. 10 ФЕ не выдерживать критики конкретизирует, уточняет названное значение, получая дополнительные смысловые оттенки от содержания диалогических высказываний, представляющих собой литературный и мировоззренческий спор, выяснение истинности мнений, т. е. соответствия их действительности. В таких условиях ФЕ приобретает идентификацию 'быть ограниченным, однобоким, следовательно, ложным и, значит, крайне плохим и несостоятельным'.
1. 12. Прежде ей [княжне] не приходило и в голову, что он [полковник] может мечтать о руке ее- теперь это казалось в порядке вещей. (Н. Павлов).
1. 13. Но, в общем-то, Брусенков уже привык к тому, что главнокомандующий по военному делу знает много, такие подробности и факты, что в голову тебе не придет, будто их может кто-то знать и помнить (С. Залыгин).
1. 14. Ей [Тане] и в голову не придет: до чайку ли ему [Ладушкину] сейчас, после того, что он за ней заметил (А. Кривоносов).
1. 15. Иной раз такое случается, что заранее и в голову не придет. Думаешь черт знает что, а на самом деле — все просто (С. Смоляницкий).
Фразема (и) в голову не придет (пришло, приходило) обладает антонимическим значением значению ФЕ придет (те же видо-временные формы) в голову: 1. ' возникать, появляться в сознании кого-либо', 2. 'думаться, представляться, доходить до сознания кого-либо' [16. С. 350] - 'отсутствовать в сознании, в мыслительном процессе, не быть предметом мыслей'. Фразема обусловливает обязательную структуру СПП с двумя видами придаточных — определительным (1. 13, 1. 15) и изъяснительным (1. 12), реже структуру БСП с пояснительными смысловыми отношениями (1. 14). Обобщенное индивидуальное значение ФЕ диктует определенный тип контекста, в котором объект при фраземе выражен всегда достаточно объемным образованием, т. е. придаточными частями СПП, а также требует присутствия грамматического субъекта (при этом синтаксический субъект -это лицо, человек), который может быть выражен относительным местоимением что. Такой грамматический субъект в структуре предложения находит себе описание или пояснение. Во всех приведенных контекстах присутствуют темпоральные маркеры: прежде… теперь (1. 12), уже (1. 13), сейчас… после того (1. 14). В содержании предложений темпоральные наречия, наречные частицы, сочетания предлога с указательным местоимением, ФЕ иной раз со значением дискретности процесса служат своеобразной границей между сообщениями о тех условиях или ситуациях, которые провоцируют, обусловливают состояния сознания, мысли-
тельный процесс, называемые обоими фразеологизмами. Таким образом, структура, лексический, фразеологический состав предложений-высказываний в определенной степени детерминируются необходимостью вербализовать фрейм 'соответствие/несоответствие', естественно, включающий и параметры времени.
Фраземы группы 2 рассматриваемого фрейма в основе своей служат для характеристики образа мыслей, мировоззренческих, жизненных и т. п. позиций, мнений человека, а в предложениях данные фраземы сочетаются с неодушевленными абстрактными существительными в функциях подлежащего, дополнения:
2.1. Наши представления о жизни — их [друзей] и мои — о том, какою должна быть жизнь и как должны поступать люди, не имели ничего общего с жизнью реальной (М. Рощин).
2.2. К сожалению, все благие и высокомудрые мысли, высказанные на форуме, имеют один общий недостаток — то, что не имеют ничего общего с нынешней практикой российских властей и потому носят характер пожеланий, предложений и предположений (Сов. Россия, 1997).
2.3. Передо мной неизменно вставала картина майского народа на Марсовом поле — эта злая насмешка, этот преступный самообман и бутафория, ничего общего с войной не имевшая (А. Игнатьев).
Помимо обобщенного фразеологического значения 'полностью не соответствовать действительности', в приведенных контекстах проявляется достаточно сложный смысловой спектр. Во-первых, присутствует семантика резкой противопоставленности между объектом, реально существующим, и его выдуманным или искаженным отображением в сознании человека. Во-вторых, лексикосемантическая сочетаемость фраземы обусловливает появление факультативной для нее коннотативной семы 'не существует в данный момент, не будет существовать и не может существовать в принципе' (обратим внимание на сочетаемость: «какою должна быть»» (2. 1), «наши представления… с жизнью реальной» (2. 1), «…мысли … носят характер пожеланий, предложений, предположений» (2. 2), «преступный самообман, бутафория…» (2. 3). В-третьих, в семантическую структуру фразеологического значения входит сема резко негативной оценочности, которая выявляется и поддерживается лексической и синтаксической сочетаемостями. Так, например, в контексте 2.2 сема негативной оценочно-сти поддержана введением двух рядов однородных членов в начале и конце предложения: первый ряд определений, выраженных книжными, старославянского происхождения прилагательными благие, высокомудрые, и второй ряд однородных сказуемых, выраженных факультативными компонентами фразеологизма носят характер пожеланий, предложений, предположений, которые, конечно же, служат для передачи иронического отношения говорящего к приводимому факту. В контексте 2.3. то, что не имеет ничего общего с правдой жизни, оценивается крайне негативно такими словосочетаниями, как злая насмешка, преступный самообман, бутафория. Процесс ложного, неправильного отражения реальности вербализован ФЕ не иметь ничего общего, но обязательно оценивается, характеризуется посредством функционирования данной фраземы в речи.
2.4. Но он [Ушаков] успел приобрести некоторый опыт в гражданской войне у южных народов и знает, что война эта не имеет ничего общего с войной между регулярными армиями (М. Алданов).
2.5. Караси были диковинные и по вкусу, и по величине, но ловля эта имела характер чисто хозяйственный и с природой не имела ничего общего (М. Салтыков-Щедрин).
2.6. Да, эта отрасль геологии не имела ничего общего с романтикой брезентовых палаток, дальних странствий и опорных скважин (А. Рекемчук).
В данных контекстах единица реализует значение 'сильно различаться по свойствам, качествам, признакам'6 и не обладает семой негативной оценки обозначаемого действия. В контекстах 2. 1, 2. 2, 2.3 ФЕ не иметь ничего общего демонстрирует наличие признаковой семантики, а в примерах 2. 4, 2. 5, 2.6 констатируется факт различия между объективно существующими предметами, принадлежащими одной и той же сфере реальности, или смежным для человеческого сознания, ассоциативно близким областям, — гражданской войной и войной регулярных армий, хозяйством и природой, геологией и романтикой опорных скважин.
Оба значения с дополнительными коннотативными семами — 1) 'полностью не соответствовать реальной действительности', 2) 'сильно различаться по свойствам, качествам, признакам', — находятся в русле языковой и речевой реализации концепта 'знание/познание'.
2.7. … Заявление о том, будто бы путем генетического улучшения наших людей страна сможет выполнять пятилетку в 2,5 года, ничего не имеет общего с учением марксизма о личности и об обществе (Н. Дубинин).
2.8. Идея политехнизации средней школы и приобщения школьников к производительному труду ни у Маркса, ни у Ленина не имела ничего общего с идеей ранней профессионализации (Лит. газ. 1987).
2.9. Ничего общего с таким фарсом эта серьезнейшая философская пьеса, конечно, не имеет (Н. Охлопков).
В приведенных контекстах у ФЕ реализуется индивидуальное значение 'извращать какую-либо информацию, превратно интерпретировать какие-либо знания, теории, идеи и т. п.' Грамматическими субъектами и объектами при сказуемом, выраженном этой фраземой, являются существительные абстрактные, называющие «плоды ума», продукты творческого и научного мышления (см. примеры: учение марксизма, идея политехнизации, идея ранней профессионализации, фарс, философская пьеса).
Грамматические субъект и объект могут меняться местами при одном и том же сказуемом без изменения смысла (идеи) предложения-высказывания (см. 2. 9).
Ничего общего с таким фарсом эта серьезнейшая философская пьеса, конечно, не имеет (Н. Охлопков)
Ничего общего такой фарс с этой серьезнейшей философской пьесой, конечно, не имеет (Трансформация -А. С.).
Фразема 'не иметь ничего общего' в значении 'извращать какую-либо информацию' находится в границах семантического поля тех языковых/речевых средств, вербализующих один их фреймов концепта 'знание/познание'.
2. 10. В отличие от этого, народно-праздничные образы еды и питья не имеют ничего общего с неподвижным бытом и наличным довольством частного человека (М. Бахтин).
2. 11. Вот этим летаргическим состоянием человеческой души я и занимаюсь.
— Это близко к религии?
— Ничего общего. Вы читали «Сумму технологии».
— Нет.
— Там есть серьезные страницы. Лем упоминает приемы, которые применяются либо для изменения материальных состояний мозга., либо его функциональных состояний… (В. Конецкий).
Фразема не иметь ничего общего имеет значение ' не сравниваться, не быть сравнимым с чем-либо в силу нахождения объектов на совершенно разных уровнях бытия': народно-праздничные образы и быт частного человека (2. 10), религия и изменения состояний мозга (2. 11).
В рамках рассматриваемой денотативной группы находится ФЕ не мудрствуя лукаво, которая в публицистических контекстах может употребляться и для создания иронии:
2. 12. Сухумский городской комитет К П Грузии, не мудрствуя лукаво, истолковал это указание по-своему (Правда, 1972).
В контексте реализуется значение 'бездумно, не вникая в суть' + смысловая сема 'примитивно, и поэтому без соответствия действительности'.
2. 13. Здесь надо лишь, не мудрствуя лукаво и не насилуя ни своего, ни детского языкового чутья, налепить ярлыки на существующие у них категории, которые таким образом и будут приведены к сознанию (Л. Щерба).
Лексико-синтаксическая сочетаемость с императивом надо, ограничительной частицей лишь и словосочетанием не насилуя… языкового чутья обнаруживает значение 'не усложнять теоретическими частностями, подробностями'. Возможно предположить, что это идентификация контекстуальная, учитывая, что фразема функционирует в предложении, извлеченном из учебно-методического текста.
Анализ фразеологического материала демонстрирует невозможность функционирования вербализованного фрейма в чистой стереотипной форме. Фраземы аккумулируют в своей семантической структуре смысловые приращения, постепенно вступающие в отношения противоречия с узуальным значением, а также раздвигающие типизированные границы фразеосигнификата.
Список литературы
1. Алефиренко, Н. Ф. Вербализация концепта и смысловая синергетика языкового знака / Н. Ф. Алефиренко // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: материалы Междунар. симп. В 2 ч.- Волгоград, 2003. — Ч. 1. — С. 3−12.
2. Алефиренко, Н. Ф. Современные проблемы науки о языке: учеб. пособие / Н. Ф. Алефиренко. — М.: Флинта: Наука, 2005.- 416 с.
3. Алефиренко, Н. Ф. Проблемы фразеологического значения и смысла (в аспекте межуровневого взаимодействия) / Н. Ф. Алефиренко, Л. Г. Золотых. — Астрахань: Астрах. ун-т, 2004.- 296 с.
4. Виноградов, В. В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове) /
В. В. Виноградов. — М.: Учпедгиз, 1947. -784 с.
5. Демьянков, В. З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода / В. З. Демьянков // Вопр. языкознания. — 1994. — № 4. — С. 17−33.
6. Добрыднева, Е. А. Фразеологические средства и способы вербализации эмоциональных концептов в языке и речи / Е. А. Добрыднева // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: материалы Междунар. симп. В 2 ч. -Волгоград, 2003. — Ч. 1.- С. 97−108.
7. Почепцов, О. Г. Языковая ментальность: способ представления мира / О. Г. Почепцов // Вопр. языкознания. — 1990. — № 6 — С. 110−122.
8. Серебренников, Б. А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление / Б. А. Серебренников. — М.: Наука, 1988. — С. 70−85.
9. Серьо, П. Россия и Запад: языкознание в 20-е и 30-е годы ХХ века / П. Серьо // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. — 1996. — № 2 — С. 26−32.
10. Скрэгг, Г. Семантические сети как модели памяти / Г. Скрэгг // Зарубежная лингвистика 3. — М., 1999. — С. 259−303.
11. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. -Изд. 3-е, испр. и доп. — М.: Академ. проект, 2004.
12. Стернин, И. А. Национальная специфика мышления и проблема лакунарности / И. А. Стернин // Связи языковых единиц в системе и реализации. — Тамбов, 1998.
— С. 23−31.
13. Стернин, И. А. О понятии «менталитет» / И. А. Стернин // Язык и национальное сознание — Воронеж, 1998. — С. 24−26.
14. Фесенко, Т. А. Концептуальные системы в контексте проблем менталитета / Т. А. Фесенко // Филология и культура: материалы междунар. конф. — Тамбов, 1999. — С. 112−116.
15. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. — М.: Изд-во полит. лит., 1987.- 590 с.
16. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А. И. Молоткова. -М.: Рус. яз., 1968.- 543 с.
М. Ю. Семенова
ТИПЫ СВЕРХСЛАБОЙ АЛЛИТЕРАЦИИ В КАРЕЛО-ФИНСКИХКАЛЕВАЛЬСКИХРУНАХ
В статье представлена дефиниция типов сверхслабой аллитерации в текстах карело-финских калевальских рун. По своей интенсивности аллитерация бывает сверхсильной, сильной, слабой и сверхслабой. Детальное исследование созвучия гласных выявило три основных типа сверхслабой аллитерации, а именно: открытой, закрытой и зеркальной. В статье представлены подтипы каждого из остовных ее типов.
Ключевые слова: карело-финские калевальские руны, аллитерация.
Под карело-финскими калевльскими рунами подразумеваются стихи, написанные в размере четырехстопного хорея. Именно на этот стихотворный размер опирался Э. Леннрот, выводя в свет карело-финский эпос «Калевала». Этот же размер лежит в основе многих карело-финских народных плачей, пословиц, поговорок и других стихов.
К настоящему времени существует несколько точек зрения относительно дефиниции аллитерационного созвучия гласных в карело-финских рунах. Первым, кто посчитал возможным называть полноправной аллитерацией созвучие разных гласных в карело-финских народных рунах, был Я. Ютейни [6]. Собиратели и исследователи карельских и финских фольклорных текстов разделились на сторонников и противников теории созвучия разных, но в то же время подобных по каким-либо признакам гласных.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой