Работа Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР: значение, результаты и проблемы историографии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


УДК 930: 332. 1:55 (470. 13) & quot-1933/1935"-
РАБОТА ПЕЧОРСКОЙ БРИГАДЫ ПОЛЯРНОЙ КОМИССИИ АН СССР: ЗНАЧЕНИЕ, РЕЗУЛЬТАТЫ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИОГРАФИИ
А. А. Иевлев
Институт геологии Коми Н Ц УрО РАН, Сыктывкар museum@geo. komisc. ru
На основе опубликованных и архивных материалов описана работа Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР под руководством А. П. Карпинского в Коми автономной области в 1933 г., показано значение результатов работ бригады для дальнейшего изучения и развития Печорского края. Впервые рассматривается вопрос о различии в подходах к решению транспортной проблемы Печорского края среди членов бригады. Обсуждаются вопросы историографии деятельности Печорской бригады.
Ключевые слова: АН СССР, Печорская бригада, Республика Коми, ГУЛАГ, А. П. Карпинский, А. А. Чернов.
ON THE WORK OF PECHORA BRIGADE OF POLAR COMMISSION OF THE USSR ACADEMY OF SCIENCES: IMPORTANCE, RESULTS AND PROBLEMS OF HISTORIOGRAPHY
A. A. Ievlev
Institute of Geology Komi SC UB RAS, Syktyvkar
On the base of published and archival materials the work of the Pechora brigade of Polar commission of the USSR Academy of Sciences under the leadership of A.P. Karpinskiy in Komi Autonomous Region in 1933 is described, the importance of results of this work for further exploration and development of the Pechora region is underlined. For the first time the difference in approaches to the solution of transport question of Pechora region among the members of this brigade is examined. The problems of historiography of the Pechora brigade activiti are discussed.
Keywords: USSR Academy of Sciences, Pechora brigade, Komi Republic, GULAG, A. P. Karpinsky, A. A. Chernov.
К 80-летию визита президента АН СССР А. П. Карпинского в Коми автономную область
История визита в Коми автономную область в 1933 г. группы ученых, получившей название Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР и возглавляемой президентом АН СССР академиком А. П. Карпинским, описывалась неоднократно многими исследователями [1, 7, 10, 11, 22, 23, 26], подчеркивавшими знаменательную роль этой экспедиции как в судьбе академической науки Коми края, так и в решении практических вопросов изучения и освоения его природных богатств. Однако это событие и сегодня, спустя 80 лет, заслуживает более пристального исследования с целью выяснения не только генерального направления проведенных тогда работ, но и обсуждения существовавших проблем и различных точек зрения членов
Печорской бригады на решение важных задач дальнейшего экономического развития Коми края.
Предыстория организации Печорской бригады
К 1933 г. в общих чертах сложилось понимание роли Печорского края как нового крупного народнохозяйственного региона СССР. Сразу же после обнаружения Г. А. Черновым на р. Воркуте в 1930 г. высококачественных коксующихся углей был организован ряд совещаний у заместителя председателя Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) В. И. Межлаука с участием А. А. Чернова по проблеме промышленного освоения углей Печорского бассейна, на которых была поставлена задача приступить к их немедленной добыче [12].
20 апреля 1931 г. ВСНХ принял постановление «О развитии топливной базы в Северном крае», в котором предусматривалось заложить 1 шахту в районе р. Воркуты, 2- 3 шахты в районе р. Адзьвы и в 1931 г. добыть 7 тыс. т угля. Кроме того, в районе р. Нечи предполагалось заложить пробные угольные разрезы и добыть в 1931 г. 2 тыс. т угля. Разведочные и добычные работы были возложены на Ухтинскую экспедицию ОГПУ. 24 апреля 1931 г. бюро Северного краевого комитета ВКП (б) приняло постановление «О форсировании разведочных работ и промышленной эксплуатации Печорских углей и нефти». 9 мая 1931 г. приказом начальника Ухтинской экспедиции ОГПУ Я. М. Мороза была создана угольная комиссия, утвердившая план добычи 9 тыс. т
угля в 1931 г. и разработавшая мероприятия по переброске в районы рек Адзьвы, Нечи и Воркуты необходимой рабочей и тягловой силы, строительных материалов. Бюро Коми обкома ВКП (б) и президиум облисполкома в мае-июне 1931 г. приняли соответствующие постановления по осуществлению директив центральных органов власти. 6 августа 1931 г. на правом берегу р. Воркуты была заложена первая угольная штольня. В 1931 г. Ухтинской экспедицией ОГПУ было добыто 9 884 т угля, что составило 108.9% к плановому заданию [24].
27 марта 1932 г. было принято постановление Совета труда и обороны (СТО) № 286 «О развитии каменноугольной промышленности в районе бассейна р. Печоры», признавшее наличие значительных запасов каменного угля в Печорском бассейне и определившее практические мероприятия по их промышленному освоению. 16 ноября 1932 г. постановлением СТО № 1423/423сс был создан Ухто-Печорский трест, которому было поручено вести:
— разведку и эксплуатацию имеющих промышленное значение ископаемых Печорского бассейна и все связанные с этим подсобные работы-
— строительство железнодорожных и грунтовых дорог-
— строительство жилищ и культурно-бытовых учреждений-
— улучшение водных путей сообщения в районах работы треста с возведением необходимых причальных и складских сооружений-
— строительство ремонтных заводов для обеспечения имеющихся и строящихся рудников, нефтепромыслов и речного судостроения-
— организацию речного судостроения-
— колонизацию районов работ треста-
— развитие сельского хозяйства, промысловой охоты и рыболовства в колонизируемых районах [16].
Таким образом, освоение природных богатств Печорского края вступило в промышленную стадию. Однако широкомасштабное и ускоренное освоение ресурсов региона выявило важную проблему, которую необходимо было решить тоже ударными темпами.
26−28 января 1933 г. на заседании сектора природных ископаемых
Госплана СССР, в котором участвовали А. А. Чернов, Т. А. Добролюбова, В. А. Варсанофьева и другие специалисты, были заслушаны доклады геологов Н. Н. Тихоновича и Н. А. Кулика о результатах геолого-разведочных работ Ухто-Печорского треста в 1929—1932 гг. Было констатировано: «Имеются значительные достижения в деле выявления полезных ископаемых ресурсов Печорского края, в результате коих край приобретает значительное народнохозяйственное значение» [18, с. 83]. Однако для решения вопросов практического освоения и использования выявленных минеральных богатств региона необходимо было решить транспортную проблему Печорского края. Заседание отметило: «Все идеи овладения Печорой сводились, главным образом, к ряду суррогатных решений, на проектирование которых и на строительство затрачено немало миллионов», но это «были паллиативы, затемнявшие общую перспективу к освоению Печорского края» [18, с. 94]. По мнению Госплана, в регионе к тому времени «обозначились три пункта, развитие которых на ближайшие годы потребует транспортных средств, могущих в течение года перевезти не менее 500 тысяч тонн угля и 100 тысяч тонн нефти» [18, с. 94]. Этими пунктами были Воркута и Пай-Хой (коксующиеся угли и полиметаллические руды), Ухта (нефть и асфальтиты) и Щугер (каменные угли). Необходимо было определиться со строительством конкретных транспортных путей, позволивших бы наиболее рационально освоить выявленные месторождения в этих пунктах.
Состав и задачи Печорской бригады
Временные и постоянные комиссии («комиссия» в переводе с латинского означает «поручение») появились в Академии наук в конце XIX в. как способ организации коллективов ученых для выполнения определенных функций или проведения специальных мероприятий [20]. Полярная комиссия возникла в 1914 г. как ответ на насущные потребности России: «Если мысль о создании такой постоянной Полярной комиссии давно уже носилась в воздухе, то толчком к осуществлению ее явились последние открытия русских моряков в Северном Ледовитом океане,
вызвавшие желание исследовать эти земли. Таким образом, не из академических соображений, а из потребностей практической жизни возник вопрос о создании комиссии, которая, находясь на нейтральной почве и пользуясь доверием правительства и общества, объединяла бы труды отдельных лиц и обществ на поприще полярных исследований… Почин этого дела изошел из среды Академии» [2, с. 41]. Среди первоочередных задач Полярной комиссии была следующая: «В области геологии значительный интерес представит изучение полезных ископаемых, особенно каменного угля» [2, с. 42].
Вопрос о направлении специальной академической бригады в бассейн р. Печоры и на острова Ледовитого океана первоначально был поставлен Ленинградским облпла-ном. При этом задача виделась достаточно «узко»: ознакомиться с ресурсами района, «рассматривая их главным образом с точки зрения обеспечения топливной и сырьевой базы Ленинградской промышленности» [11, с. 63]. Однако по инициативе ученого секретаря Полярной комиссии АН СССР А. И. Толмачева была разработана более широкая программа работ по обследованию Печорского бассейна как находящегося в процессе становления нового народнохозяйственного комплекса. Конечной целью бригады стало составление комплексного плана развития Печорского края в ближайшие годы и на перспективу. Курировало работу Печорской бригады Главное управление лагерей (ГУЛАГ) ОГПУ, предоставившее безвозмездно транспорт, продовольствие и часть снаряжения. Секретарем бригады был назначен главный инженер Ухто-Печорского треста Ю. К. Максимович [7, 11].
В состав Печорской бригады вошли члены Полярной комиссии: С. В. Керцелли (область профессиональных интересов — оленеводство, животноводство), А. Н. Шенников (геоботаника), М. Б. Едемский (геология), П. М. Горшков (геофизика), В. А. Смирнов (химия), В. И. Баранов (вопросы изучения радия), В. Н. Васильев (горное дело), А. А. Шишков (энергетика), Е. А. Тучинская (краеведение), Н. А. Толмачев (воды и газы) и Ф. С. Сметанин (экономика). Кроме того, в бригаде работали

П. И. Толмачев, Н. Г. Рослов и И. В. Бирюков (Северный крайплан), Н. Г. Соловьянов (трест «Апатит»), А. И. Бабушкин (Комиоблплан), Р. А. Эглит (ГУЛАГ), а также Группа Севера Института экономики Коммунистической Академии во главе с С. В. Славиным. Руководителем бригады был назначен секретарь Полярной комиссии А. И. Толмачев. На первом этапе в работе бригады принял участие президент АН СССР А. П. Карпинский, считавший необходимым установить личные контакты с руководителями Северного края и Коми автономной области. Кроме того, в состав бригады были включены академик А. Е. Ферсман, профессор А. А. Чернов и директор Всесоюзного Арктического института Р. И. Самойлович, которые по разным причинам не смогли принять участие в поездке [7, 23].
Приезду ученых предшествовало письмо академика А. П. Карпинско-
го, направленное в адрес Коми обл-плана 7 апреля 1933 г., в котором он определял задачу бригады как «ознакомление с ведущимися в Печорском крае научно-исследовательскими и разведочными работами и практическими мероприятиями по освоению природных ресурсов страны с целью намечения рациональных путей дальнейшего развития научных работ, изучения перспектив экономического развития Печорского края как своеобразного народно-хозяйственного комплекса в пределах Северного края» [9, с. 3].
К визиту бригады АН СССР Коми облплан подготовил брошюру «К проблеме Печорского промышленного комбината», в которой изложил свое видение проблемы развития научных исследований в Коми области: «Не было генерального плана комплексного изучения края с твердой целевой установкой. Частая случайность экспедиций, неизбежное дуб-
лирование работ. Не было систематизации исследовательского материала, исследовательские материалы оставались достоянием одного учреждения. Не было координирующего центра, собирающего результаты работ, намечающего дальнейшие перспективы исследовательской работы, получился разнобой, самотек в работе. Координирующим центром по изучению Печорского края должна явиться Академия наук СССР» [9, с. 6]. В решении задачи изучения природных ресурсов, по мнению властей Коми, должны быть тесно увязаны вопросы науки и практики: «Надо не только найти эти богатства, но надо их добыть и рационально суметь использовать» [9, с. 7]. В брошюре была четко сформулирована первоочередная задача, которая, с точки зрения руководства Коми автономной области, должна быть решена Академией наук СССР: «Немедленно нужно приступить к созданию
Печорская бригада Полярной комиссии АН СССР в Сыктывкаре. 22 июня 1933 г. Первый ряд (слева направо): геолог М. Б. Едемский, Н. Г. Рослов (Северный крайплан), неизвестный, Н. Н. Тихонович, академик А. П. Карпинский, второй секретарь Коми обкома ВКП (б) Ф. И. Булышев, ученый секретарь Полярной комиссии АН СССР А. И. Толмачев, сотрудник ГУЛАГа Р. А. Эглит, сотрудник Кольской базы АН СССР Г. Н. Соловьянов, геофизик П. М. Горшков. Второй ряд (слева направо): неизвестный, биолог С. В. Керцелли, химик В. А. Смирнов, химик П. И. Толмачев, заместитель директора СОПСа СССР В. Н. Васильев, сотрудник Энергетического института АН СССР А. Н. Шишов, неизвестные [23]
местных кадров, привлечению извне, концентрации их вокруг единого научно-исследовательского центра по изучению Печорского края. Таковым центром должна быть постоянная комплексная база Академии наук СССР, которую необходимо создать на Печоре. Создание на Печоре научно-исследовательского центра — комплексной базы Академии наук СССР — является настоятельно необходимым, и вопрос об открытии базы в 1933 году необходимо Академии наук разрешить в положительном смысле» [9, с. 7].
Работа Печорской бригады
АН СССР в Северном крае
Бригада выехала 6 июня 1933 г. из Ленинграда в Архангельск, где прошло обсуждение перспектив развития научно-исследовательских работ в Северном крае. Затем на пароходе «Вождь» отправилась вверх по рр. Северной Двине и Вычегде. В районах Усть-Пинеги и Орлеца учеными были осмотрены месторождения известняков и гипсов, в районе Котласа — битуминозные сланцы, в Сольвычегодске — соляные источники, в районе Жешарта — Гамское железорудное месторождение. 19 июня бригада прибыла в Сыктывкар [23]. Во время пребывания в Сыктывкаре А. П. Карпинский высказал мысль о необходимости организации в Коми стационарных академических исследований [1]. Тем самым он поддержал предложение властей Коми автономной области, о котором говорилось выше.
Проведя в Сыктывкаре ряд совещаний, ученые бригады отправились в Усть-Вымь, откуда А. П. Карпинский и часть сопровождавших его лиц на пароходе «Вождь» вернулись в Архангельск. Оставшиеся ученые на автомашинах отправились в Ухту.
Ученые в течение шести дней знакомились с работами, ведущимися в Ухте Ухто-Печорским трестом. Была проведена научно-техническая конференция по вопросам развития Ухтинского района. Ученые рекомендовали ускорить геологическую разведку, в частности предложили широко применять геофизические методы, внесли рекомендации по научным исследованиям и обратили особое внимание на значение решения транспортной проблемы для освоения Печорского края. Одним из
главных результатов был вывод о том, что работами, проведенными трестом, окончательно и положительно разрешен вопрос о промышленном значении Ухтинского нефтеносного района [8].
Из пос. Чибью бригада выехала на лодках вниз по рр. Ухте и Ижме и 7 июля достигла с. Ижмы, где два дня знакомилась с сельским хозяйством района. 10 июля на пароходе «Пионер» бригада начала подниматься по рр. Печоре и Усе и 17 июля прибыла к устью р. Воркуты.
Бригада с 17 по 22 июля находилась в Воркуте, участвовала в митинге в честь закладки узкоколейной железной дороги Рудник-Уса, провела совещание по проблемам освоения месторождения угля. Затем, спустившись на пароходе «Пионер» вниз по р. Усе и поднявшись по р. Печоре, ученые побывали на угольных месторождениях Адзьвы, Щугера, посетили Усть-Вою и Каменку.
8 августа бригада прибыла в Усть-Усу, а 10 августа — в Усть-Цильму, где пробыла до 19 августа, знакомясь с деятельностью Усть-Цилемской сельскохозяйственной станции и обсуждая вопрос организации здесь опорного пункта Академии наук. Затем по р. Печоре бригада прибыла в Нарьян-Мар, откуда отправилась в Архангельск, где были подведены предварительные итоги всех работ бригады в Печорском крае [23].
Основные итоги работы Печорской бригады
Деятельность и практические рекомендации Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР свидетельствуют о комплексном подходе руководства СССР и АН СССР к решению задач промышленного освоения Европейского Северо-Востока: прорабатывались вопросы как разведки полезных ископаемых, так и колонизации региона. С этой целью изучались не только геологическое строение и ресурсы северных территорий, но и их почвенные и климатические характеристики, возможности организации сельского хозяйства и животноводства. Исследования академической экспедиции носили ярко выраженный прикладной характер [8].
В 1933 г. член Печорской бригады М. Б. Едемский подготовил пер-
вую крупную сводную работу по геологии и полезным ископаемым Северного края. Она была первоначально представлена в Госплан СССР, а в 1934 г. вышла отдельным изданием. М. Б. Едемский, основываясь на результатах исследований А. А. Чернова, Т. А. Добролюбовой и Е. Д. Сошкиной, указал на промышленные запасы нефти и угля в Печорском крае и необходимость их дальнейшей разведки и добычи [5].
7 октября 1933 г. президиум АН СССР принял решение о включении Печорского бассейна в число основных районов исследовательской деятельности Академии наук [6].
15 декабря 1933 г. согласно постановлению президиума АН СССР в Архангельске было создано Бюро по изучению Северного края Полярной комиссии АН СССР, в состав совета которого вошли А. И. Толмачев (председатель), И. А. Перфильев, А. А. Чернов, Н. М. Книпович, А. П. Шенников, В. А. Горохов, Н. А. Кулик [17]. Образование данного академического учреждения и стало прямым результатом работы Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР летом 1933 г. Правда, задачи при его создании определялись сравнительно узко: «учрежденное первоначально для проведения преимущественно научно-совещательной работы и организации обработки научных материалов» [14, с. 5]. Однако уже вскоре стала понятна необходимость постановки новых исследований собственными силами. В 1934 г. в штате бюро было четыре человека, в том числе три научных сотрудника- в 1935 г. — соответственно 11 и 9 [14].
По итогам работы Печорской бригады президиумом АН СССР в феврале 1935 г. была принята рабочая гипотеза народно-хозяйственного освоения Печорского края, в которой предусматривалась и организация в крае комплексной научно-исследовательской станции АН СССР. В гипотезе обосновывалась возможность добычи угля в Печорском угольном бассейне от 900 тыс. т угля в 1937 г. до 2 млн т в 1942 г. Основу рабочей гипотезы составило решение транспортной проблемы Печорского края [1, 23].
В 1935 г. по инициативе президента АН СССР академика А. П. Карпинского началась подготовка
пятитомного труда «Проблемы Печорского края». К 1941 г. были подготовлены два тома, но начавшаяся война помешала их публикации [21].
Проблемы историографии деятельности Печорской бригады
В историографии Печорской бригады есть проблемы, которые нуждаются в дополнительном обсуждении.
Во-первых, в докладной записке представителя Коми области при президиуме ВЦИК А. А. Айбабина, направленной в Коми облисполком и облплан, указано, что в заседаниях президиума АН СССР 10−11 февраля 1935 г., где о бсуждалась рабочая гипо -теза народно-хозяйственного освоения Печорского края, приняли участие специалисты Госпланов СССР и РСФСР, наркоматов, ГУЛАГа, Гип-роводтранса, а также председатель Коми облисполкома И. Г. Коюшев, председатель Ненецкого окрисполко-ма И. П. Выучейский и представители Северного края [4]. Таким образом, оценивалась перспектива развития Печорского края в увязке с дальнейшим освоением всего Европейского Северо-Востока СССР, а не только Коми автономной области. Кроме того, присутствие среди членов Печорской бригады представителя треста «Апатит» с Кольского полуострова свидетельствует о том, что проблемы освоения природных богатств Печоры были актуальны для всего Европейского Севера СССР. Известно, например, что 26 февраля 1935 г. бюро НИС Наркомтяжстроя СССР на специальном расширенном заседании рассматривало вопросы добычи и производства сфена, ниобия, тантала и сернокислого глинозема в Хибинах одновременно с проблемой печорских углей [13]. А управляющий трес -том «Апатит» В. И. Кондриков, выступая на Первой Полярной конференции в Хибиногорске 11 апреля 1932 г., заявил, что высококачественные печорские угли являются решением топливной проблемы в задаче освоения апатитонефелиновых и сернистых руд Кольского полуострова [15].
Во-вторых, в упомянутой выше докладной записке отмечено, что президиумом АН СССР были проведены предварительные переговоры с председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым о приеме делегации АН СССР в правительстве в кон-
це февраля — начале марта 1935 г. «для постановки вопросов о форсировании исследовательских работ и транспортного строительства», причем к этому приему «должны быть подготовлены докладная записка с материалами совещания и проект постановления Совнаркома», и эти проекты постановления и записки 14 февраля 1935 г. были рассмотрены президиумом АН СССР [4]. Однако в настоящее время историкам ничего не известно о каком-либо постановлении Совнаркома СССР по результатам рассмотрения рабочей гипотезы народно-хозяйственного освоения Печорского края в правительстве. Такое рассмотрение обязательно должно было бы иметь следствием постановление правительства, содержавшее в себе поручения различным советским и партийным органам в центре и на местах, наркоматам и ведомствам с конкретными сроками исполнения этих поручений, а также обязательно были бы отчеты исполнителей поручений. Возможны два объяснения отсутствия таких документов: 1) встреча в Совнаркоме СССР и соответствующее обсуждение рабочей гипотезы по каким-то причинам не состоялись- 2) не было необходимости давать поручения, так как полновластным хозяином, распорядителем и исполнителем работ в Печорском крае был Ухто-Печорский трест, который к тому времени уже получил исчерпывающие рекомендации и заключения ученых бригады во время ее работы в Печорском крае и на многочисленных совещаниях, встречах и заседаниях в Воркуте, Ухте, Сыктывкаре, Архангельске и др.
В-третьих, среди членов Печорской бригады и представителей краевых властей были другие точки зрения на решение главной, транспортной проблемы Печорского края. В рабочей гипотезе, предложенной АН СССР, предлагались следующие мероприятия:
— регулирование р. Усы и расширение Печорского порта, а также техническая экспертиза Адакской плотины на р. Усе-
— строительство дороги Пинюг — Сыктывкар с продолжением на Ухту-
— окончательное разрешение вопроса о дороге Воркута — Юшар-
— осуществление технико-экономической экспертизы Камо-Печо-ро-Вычегодского соединения [4].
Интересно, что Печорская бригада не посещала объекты строительства железных дорог Пинюг — Сыктывкар и Воркута — Юшар, а, напротив, присутствовала на закладке узкоколейки от воркутинского Рудника до р. Усы.
Однако в 1935 г. вышла в свет книга А. А. Чернова [25], в которой он, опираясь на мнение Северного край-плана, высказал критическое отношение к такому решению транспортной проблемы: «. мы видим в развитии водного транспорта Печоры только частичное разрешение всей проблемы. Железнодорожный путь Воркута- Юшар является также только частичным разрешением всей проблемы, кардинальным же решением ее являются основные магистрали: широтного направления к западу на Архангельск, диагонального к юго-западу на Москву и меридионального вдоль Урала, как по его западной, так и восточной стороне. Уже много лет мы являемся убежденными сторонниками диагонального направления» [25, с. 54]. Известно, что изыскания на трассе Воркута- Юшар (Хабарово) были проведены в 1932—1934 гг. и показали, что ледовая обстановка в Баренцевом море неблагоприятно скажется на дальнейшей морской транспортировке воркутинского угля, поэтому строительство дороги было признано нецелесообразным [24]. Железная дорога Пинюг — Сыктывкар строилась с перерывами в период 1929—1933 гг. и стала одной из первых «мертвых» дорог в СССР [19]. А «диагональное направление» Воркута-Москва получило в конце концов свое успешное рождение благодаря принятому 9 мая 1940 г. постановлению ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О строительстве СевероПечорской железнодорожной магистрали и развитии добычи воркуто -пе -чорских углей». Первый поезд на Воркуту прибыл 28 декабря 1941 г. [24].
Таким образом, к 1935 г. варианты строительства железнодорожных линий Сыктывкар-Пинюг и Воркута- Юшар были уже отработаны на практике, и их строительство было прекращено. Поэтому транспортное решение, предложенное в рабочей гипотезе народно-хозяйственного освоения Печорского края, к тому времени фактически устарело. Главными практическими итогами работы Печорской бригады были: созда-
ние Бюро по изучению Северного края Полярной комиссии АН СССР — предтечи организации в будущем Коми филиала АН СССР- подтверждение in situ правильности проводимых Ухто-Печорским трестом работ. Последнее было очень важным для ГУЛАГа, так как руководителями и главными исполнителями научно-исследовательских и добычных работ в Печорском крае были ученые и специалисты, осужденные как «враги народа». В подтверждение этого постулата можно привести пример из биографии главного геолога Ухто-Печорского треста Н. Н. Тихоновича, отбывавшего срок в п. Чибью. Когда им решался вопрос о закладке поисково-разведочной скважины, которая в октябре 1930 г. дала фонтан нефти на Чи-бьюском месторождении, он подготовил записку-обоснование на 56 листах и сделал 10 чертежей, которые были переданы руководством ГУЛАГа для экспертизы академику И. М. Губкину, давшему положительное заключение на решение высококвалифицированного, но осужденного специалиста [3].
Заключение
Таким образом, главными итогами широкомасштабных научно-исследовательских, консультационных и экспертных работ, проведенных Печорской бригадой Полярной комиссии АН СССР летом 1933 г. на территории Северного края, были создание стационарного академического учреждения в г. Архангельске и положительное заключение о ведении поисковых и добычных работ Ухто-Печорским трестом. Решение транспортной проблемы, предложенное в 1935 г. в рабочей гипотезе народно-хозяйственного освоения Печорского края, к тому времени уже фактически устарело, и с ним не было согласно руководство Северного края.
Литература
1. Беляев В. В., Юшкин Н. П. Летопись Института геологии. Сыктывкар, 1998. 88 с.
2. Брейтфус Л. Л. Северные полярные экспедиции 1912 года и их поиски. Обзор деятельности экспедиций: старшего лейтенанта Седова, лейтенанта Брусилова, геолога Русанова и лейтенанта Шредер-Штран-
ца. Петроград: Типография Морского министерства в Главном Адмиралтействе, 1915. 44 с.
3. Гараевская И. А. Геолог Николай Николаевич Тихонович (1872- 1952). М.: Изд. центр РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, 2009. 56 с. (Серия «Выдающиеся ученые РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина». Вып. 69).
4. Государственное учреждение Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (ГУРК НАРК), Р-701, оп. 1, д. 113, лл. 185- 185 об.
5. Едемский М. Б. Геология и полезные ископаемые Северного края. Архангельск: Севкрайгиз, 1934. 120 с.
6. Историческая хроника. Республика Коми с древнейших времен / И. Л. Жеребцов, М. В. Таскаев, М. Б. Рогачев, Б. Р. Колегов. Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 2002. 344 с.
7. История Коми с древнейших времен до современности. Т. 2 / Под общ. ред. И. Л. Жеребцова, А. А. Попова, А. Ф. Сметанина. Сыктывкар: ООО «Анбур», 2011. 688 с.
8. История становления и развития нефтегазового комплекса Коми края (к истории освоения нефти Европейского Северо-Востока России) / Л. Г. Борозинец, Н. С. Зеликина, А. Н. Кустышев и др. Ухта: УГТУ, 2004. 168 с.
9. К проблеме Печорского промышленного комбината. Краткая характеристика современного состояния и путей развития Печорского края / Ред. А. А. Айбабин. Сыктывкар: Издание Коми Облплана, 1933. 32 с.
10. Коми научному центру Уральского отделения Российской академии наук 50 лет / Отв. ред. Н. И. Тимонин. Сыктывкар, 1994. 160 с.
11. Малкова Т. А. Научные исследования территории Республики Коми в первой половине ХХ века. Сыктывкар: Коми Н Ц УрО РАН, 2008. 180 с.
12. Материалы Второй конференции по изучению производительных сил Северного края. Том первый. Недра / Под общ. ред. М. Я. Розне-ра. Архангельск: Северное краевое изд-во, 1933. 128 с.
13. Оранжиреева А. М. Работа Академии наук СССР и социалистическое строительство на Кольском полуострове (1920−1935). Апатиты: Изд-во Кольского Н Ц РАН, 2008. 119 с.
14. Отчет о научно-исследовательских работах Северной базы Академии наук СССР за 1939 год. Архангельск: Изд-во «Правда Севера», 1941. 64 с.
15. Первая Полярная конференция по вопросам комплексного использования Хибинской апатито-нефелиновой породы (9−12 апреля 1932 года) / Отв. ред. В. П. Петров. Апатиты: Изд-во Кольского Н Ц РАН. 324 с.
16. Покаяние: Мартиролог. Т. 8. Ч. 1 / Сост. Е. А. Зеленская, М. Б. Рогачев. Сыктывкар, 2005. 912 с.
17. Поморская энциклопедия. Т. II. Природа Архангельского Севера / Гл. ред. Н. М. Бызова. Архангельск: Поморский университет, 2007. 603 с.
18. Результаты геолого-разведочных работ в Ухто-Печорском районе и на о. Вайгач (1929−1932 г.). Чибью: Ухто-Печорский трест, 1934. 96 с.
19. Рогачев М. Б. УСЕВЛОН и история «Мертвой дороги» // Покаяние: Мартиролог. Т. 3. Сыктывкар, 2000. С. 345−373.
20. Рощевская Л. П., Коновалова Е. Н. Научные сообщества России. Исследования Северного Приуралья в XVII — начале ХХ в. Сыктывкар, 2012. 298 с.
21. Связь времен / Сост. И. Л. Жеребцов, М. И. Курочкин. Сыктывкар: «Покаяние», 2000. 864 с.
22. Так начинался Коми научный центр… (У истоков академической науки в Республике Коми) / Отв. ред. Н. И. Тимонин. Сыктывкар, 1996. 100 с.
23. ТимонинН., КалининЕ. Печорская бригада Академии наук / / Вестник Института геологии Коми Н Ц УрО РАН. 2001. № 2. С. 2−4.
24. Угольная сокровищница Севера: Сборник документов и материалов / Пред. ред. коллегии Н. П. За-шихин. Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1984. 312 с.
25. Чернов А. А. Полезные ископаемые Печорского края с Пай-Хоем, Вайгачом и Южным островом Новой Земли. Архангельск: Издание крайплана, 1935. 59 с.
26. Юшкин Н. П. Президент академии наук А. П. Карпинский и его академическая бригада в Сыктывкаре (к семидесятилетию знаменательного события) // Вестник Института геологии Коми Н Ц УрО РАН. 2003. № 6. С. 14.
Рецензент к. г. -м. н. Е. П. Калинин

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой